>>

ПОЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК НАУКА

В статье В. В. Бочарова «Политическая антропология» раскрываются общественно-политические и культурные предпосылки появления ПА в качестве самостоятельной области социально-культурной антропологии, определяются предмет, понятия и категории, методы исследования.

Характеризуются концептуально-методологические подходы, присущие ПА на различных этапах ее развития. Констатируется, в частности, расширение объекта исследования ПА в последнее время. Если первоначально он сводился к властным (потестарным) отношениям доиндустриального общества, то сейчас интересы данной дисциплины распространяются и на индустриальное (постиндустриальное) общество. В отличие от политологии или политической социологии ПА и здесь, с точки зрения автора, сохраняет привычный для себя объект исследования, а именно неполитические (потестарные) виды власти, характерные для различного рода социальных групп (семьи, субкультур, организаций), включая неформальные отношения в официальных политических структурах.

Изучая индустриальные (постиндустриальные) общества на системном уровне, ПА акцентирует свое внимание на их политической культуре (ПК), которая с необходимостью включает в себя слой традиционной политической культуры (ТПК), который формируется на ранних стадиях эволюции любого социума и удерживается им на всем протяжении своего исторического бытия. ТПК как бы составляет базис его ПК, функционируя в неформальном режиме. ТПК не только детерминирует характер властных (потестарных) отношений на низших уровнях общественной иерархии, но и определяет существующий в обществе политический режим, корректируя рациональную политическую культуру (РПК), имеющую официальный статус, в соответствии со своими внутренними приоритетами. В результате реальный политический режим в стране всегда отличается от официальной формы правления, закрепленной в политико-правовых документах (РПК).

В статье обосновывается продуктивность использования политико-антропологического подхода при исследовании российских реалий.

Эта мысль мотивирована наличием большого разрыва между народ ной культурой (ТПК) и ПК элит, характерным для государств, развивающихся в историческом процессе по «периферийному» алгоритму. Их политические элиты неизменно заимствуют западные политикокультурные модели, которые в конечном счете деформируются в соответствии с императивами собственной ТПК.

В статью включены фрагменты из работ отечественных антропологов JI. Е. Куббеля, О. С. Томановской, Н. Н. Крадина.

В «Новой политической антропологии» В. А. Тишков обращает внимание именно на потенциал ПА для изучения политических процессов в современном обществе. В этом смысле автор ближе к американской политико-антропологической традиции, которая изначально использовала методы и понятийно-категориальный аппарат политологии. При этом автор считает, что для ПА наибольший интерес представляют «дополнительные и параллельные политические структуры и их отношение к формальной власти». Действительно, именно при изучении неформальных (потестарных) отношений или в номинации автора «параллельных политических структур» наиболее востребован метод включенного (участвующего) наблюдения. Этот метод является определяющим для всей социально-культурной антропологии с момента ее становления и по настоящее время. По мнению Тишкова, современная ПА также исследует «политику этничности и этнических элит, проблемы лидерства и соперничества, особенно в ситуации быстрых институциональных перемен, насыщенных противоречиями и конфликтами».

В. А. Попов в своих тезисах «Политическая антропология и эт- нополитология: объекты и предметы изучения» пытается разделить сферы интересов политической антропологии и этнополитологии. Он считает, что этнополитология изучает прежде всего этнические (межэтнические) процессы (и национальную политику), тогда как политическая антропология ориентируется на этнополитические культуры и потестарно-политическую организацию, делая акцент — в отличие от политологии и политической истории —на механизмах функционирования и развития традиционных и посттрадиционных этнополитиче- ских организмов.

Т.

Б. Щепанская в статье «Этнография политики как проблема» размышляет над возможностями и ограничениями изучения современной политической сферы этнографическими методами. Она определяет круг тем и вопросов, типичных для антропологического ракурса рассмотрения политики, диапазон и характер используемых источников, а также трудности, возникающие в процессе ее этнографического изучения. Они, в частности, проявляются при исследовании высокостатусных групп. Автор обнаруживает феномен сопротивления политического дискурса антропологическому, останавливается на вопросах этики и организации этнографического исследования политических сообществ.

П. В. Романов во фрагментах из книги «Власть, управление и контроль в организациях: Антропологические исследования в современном обществе» знакомит читателя с активно развивающейся на Западе «антропологией организаций», которая ориентирована на использование этнографических методов при изучении современных промышленных предприятий. При этом исследование проблем власти и управления (менеджмента) занимает здесь центральное место. По его мнению, политический подход к менеджменту выступает в качестве иерархически организованной структуры, продуцирующей власть. Организация — это поле постоянной борьбы за обладание властью между доминантными коалициями в процессе конкуренции за сферы влияния. Автор считает менеджмент теми механизмами власти, благодаря которым она может быть осуществлена. Таким образом, «антропология организаций» в данной ипостаси выступает как по объекту, так и по методам исследования не чем иным, как политической антропологией. В. В. БОЧАРОВ

| >>
Источник: Бочаров В.В.. Антропология власти. Хрестоматия по политической антропологии: В 2 т./ Сост. и отв. ред. В.В.Бочаров. Т. 1. Власть в антропологическом дискурсе. — СПб.: Изд-во С.-Пе- терб. ун-та.. 2006

Еще по теме ПОЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК НАУКА:

  1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК НАУКА
  2. Антропология российской власти. Проблемы, гипотезы и перспективы ПА
  3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК ПРИКЛАДНАЯ НАУКА
  4. ПОЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ПРАКТИКА
  5. § 1. Предмет антропологии права
  6. § 3. Юридическая антропология в России
  7. § 5. Отношение юридической антропологии к другим наукам
  8. 1. ЧТО ТАКОЕ АНТРОПОЛОГИЯ?
  9. 2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
  10. Антропология и история
  11. 4. ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
  12. «Неомарксистская» интерпретация отношений идеологии и науки
  13. М.Ю. Мартынова АКАДЕМИК В.А. ТИШКОВ И РОССИЙСКАЯ ЭТНОЛОГИЯ: Об исследованиях Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук
  14. Глава I СОЗДАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
  15. 2. РАЗРАБОТКА ПОЛИТИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
  16. Глава II ОБЛАСТЬ ПОЛИТИЧЕСКОГО
  17. ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ПЕРСПЕКТИВЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
  18. ЕСТЕСТВЕННЫЕ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ
  19. § 3. Развитие политической науки после 1945 г
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -