<<
>>

4. Общие законы наследственности

Общие законы наследственности в строгом смысле этого понятия – т.е. в смысле необходимо возобновляющихся явлений органического перенесения качеств и способностей от одного поколения к другому – еще не настолько точно исследованы, чтобы мы могли их формулировать по их причинным и числовым отношениям способом, имеющим всеобщее значение.

Если, посему, ниже будет обычно идти речь о законах, то под этим надо понимать только эмпирически установленный ряд явлений наследования, который часто возвращается, о котором мы однако не можем сказать, что он заключает в себе строго всеобщую действительность и для отдельного случая.

Важнейшая тенденция всякой наследственности заключается в ее сохраняющем действии, т.е. все свойства и способности, полученные организмами от своих предков, показывают стремление проявляться вновь таким же образом у потомков.

Как непрерывное унаследование означил, посему, Геккель явление, «когда у большинства животных и растительных видов каждое поколение в целом равно другому поколению, когда родители также подобны прародителям, как и детям». Занимающиеся разведением животных и растений выражают этот закон формулой: подобное создает подобное. Непрерывчатое унаследование сохраняет единство видов и родов, связанных друг с другом рождением. Млекопитающее порождает млекопитающее, птица – птицу, рыба – рыбу. Ту же непрерывность наследственных форм наблюдают у всех видов клеток, тканей и органов, которые составляют развитый организм, и которые, несмотря на все физиологические превращения, удерживают свой унаследованный тип в течение всей индивидуальной жизни. [20. J. Orchanski. Die Thatsachen und Gesetze der Vererbung. Archiw fur Physiologie. 1899. S. 214.] Всего постояннее унаследование видового типа, менее – разновидных признаков обыкновенных свойств, менее всего – высших специализированных душевных сил. Но и здесь иногда передаются неизмененными самые тонкие свойства характера.

Всего проще и яснее непрерывное унаследование у бесполо размножающихся животных, у инфузорий, губок и полипов, где новое поколение происходит почкованием или делением материнского организма. В половом размножении, у высших животных до человека, подобное унаследование имеет место, когда дитя походит во всех своих признаках то на мать, то на отца. Называют такое унаследование простым, односторонним, когда сын походит на отца, и простым скрещенным, когда сын походит на мать. И скотозаводчики знают ту наследственную энергию наследственности – individual-Potenz, которая заключается в том, что отдельные половые животные, преимущественно мужские индивидуумы, обладают поразительно сильным влиянием на относительно большое число своих потомков; что известные животные проводят также определенные свойства с значительной силой. Простое, одностороннее унаследование наблюдается при многих заболеваниях, как при гемофилии, которая почти всегда переходит по женской линии и только переносится на мужские индивидуумы; также при куриной слепоте, где в одном особо интересном случае наблюдалось в течение шести поколений унаследование ее только мужскими сочленами фамилий.

Прерывистое, либо скрытое, унаследование отличается тем, что новое поколение походит не на родителей, но на прародителей, как в своей организации, форме, так и в способе размножения. Эта форма наследственности выступает в двух формах: во-первых, как так называемая гетерогония (Generatioswechsel), затем в виде меняющегося поколениями выступания индивидуальных свойств. Прогрессивная гетерогония состоит в чередовании по крайней мере двух поколений, из которых одно размножается бесполо, посредством деления и почкования, другое – исключительно или преобладающе половым способом. У гидромедуз, например, первое поколение образует полипы, которые путем почкования снова порождают полипов либо медуз. Медузы, которые сформированы совершенно иначе, порождают посредством яйцевых и семянных клеток снова поколение полипов. В других случаях, как у скифо медуз, имеет место троекратная наследственная метаморфоза.

Регрессивная гетерогония отличается тем, что одно поколение происходит из неоплодотворенных яиц и часто совершенно отличается от другого поколения – которое происходит из оплодотворенных яиц – телесным строением и образом жизни. Его находят у некоторых раков, червей и в особенности у суставчатотелых, как бабочки и сетчатокрылые.

Вторая форма скрытого унаследования относится к наследственности индивидуальных признаков и наблюдалась уже с давних пор, именно в человеческих семьях. В этих случаях дети как телесными, так и душевными свойствами походят менее на своих родителей, нежели на одного из прародителей, то либо только телосложением или отдельными органами, – как формой головы, размерами ее или окраской волос и глаз, – то в отношении душевных свойств и дарований.

Близко родственно последней, возвращающейся к предкам форме, побочное – коллятеральное – унаследование. При исследовании родословного дерева семейств находят иногда, когда дети «не похожи на родителей», при ближайшем исследовании, что они похожи на одного из боковых родственников отцовской или материнской линии, так что оба указывают, таким образом, на одного общего, выше стоящего предка.

Под унаследованием на соответствующем (корреспондирующем) пункте тела понимают, по Дарвину и Геккелю, то явление, когда известные признаки вновь выступают в течение поколений на одних и тех же местах тела. Для физиологических свойств эта форма унаследования очень ясна. Но она нередко наблюдается и при болезненных изменениях, как: родимые пятна, опухоли, жировые отложения.

Унаследованием в соответствующие периоды жизни Дарвин называет тот случай, когда новый признак, выступающий у животного, пока оно молодо, – существует ли этот признак в течение всей жизни или только короткое время, – появляется в том же возрасте вновь у потомков и длится тот же период времени. Рост рогов у рогатого скота и у оленей, перемена волосяного покрова и перьев, наступление половой зрелости и климактериу-ма с их изменениями в величине и функциях различных органов тела – принадлежат к этой группе явлений унаследования.

Душевные расстройства, проистекающие из унаследованных предрасположений, наступают у детей часто в том же возрасте, как и у родителей их; также – преждевременная седина, помутнение хрусталика и другие болезненные изменения. Наблюдают также свойства характера и душевные способности в соответствующем возрасте, в том, когда они появились у родителей.

К этому случаю принадлежит, по Дарвину, правило появления известных признаков в соответствующих периодах года, причем признаки периодически появляются в различных частях года. Например, многочисленные птицы получают в течение высиживания яиц блестящие окраски и другие формы украшения. В северных странах животные получают зимой более светлую окраску волосного покрова. Период течки связан с наследственною периодичностью, и также у человека более сильное пробуждение полового влечения весной вероятно является древним наследственным достоянием его животного прошлого.

Сходство между состояниями эмбриологического развития индивидуума и филогенетического развития вида покоится на унаследовании – на той связи, которую Геккель назвал основным биогенетическим законом, уже после того, как Ф. Мюллер в 1864 г., в своем исследовании истории развития ракообразных животных, доказал сходство между историей зародыша и историей вида. Это сходное повторение основывается на раскрытии унаследованных энергий, которые в течение видовой истории были постепенно приобретены видом и потенциально накоплены в зародышевых клетках. Видовая сила – Erbkraft – наследственности производит то, что человек в своем развитии пробегает в крупных чертах весь ряд своих животных предков от простых клеток, клеточных шаров, червей, примитивных рыб, пресмыкающихся, млекопитающих, вверх до человекоподобных обезьян. Развитие есть само свойство, приобретенное путем унаследования, «ибо унаследование ведет нас к более раннему состоянию. Организм развивается таким же образом, как и организм, от которого он произошел, потому что он унаследовал от последнего вместе с материальным субстратом и функции развития» (Гегенбаур).

Однако сходство между видовой и зародышевой историей отнюдь не абсолютно, но выступают разные изменения и сглаживания, и именно вследствие борьбы за существование, которую, например, свободно живущим женщинам предстоит выдерживать, или через то, что уже зародыш и его первые стадии развития должны приспособляться к новым обстоятельствам.

Эти изменения явственно обнаруживаются еще в послеэм-бриональной жизни, ибо с рождением индивидуума обстоятельства, бывшие деятельными в течение эмбриональной жизни, отнюдь не достигают своего заключения. Имеют место изменения в росте, размерах, в соотношениях роста системы костей и во внутренностях. Сердце и легкие растут больше, чем печень и кишечные органы; нижние конечности – больше позвоночного столба. В послеэмбриональном развитии действуют однако не только унаследованные физиологические силы, но и внешние влияния, дыхание и питание, употребление и упражнение органов, которые доставляют развивающий толчок к полному сформированию организации.

Энергии, приобретенные смешением двуполых зародышевых тканей, проявляют себя многообразными путями еще в более поздний период жизни. «Накопление энергии развития, – пишет Э. Менерт, – следует в индивидуальном филогенезе предков. Освобождение энергии начинается с копуляцией зародышевых клеток и кончается со смертью индивидуума. Результатом является индивидуальная жизнь.» [21. Morphologische Arbeiten. 1897. S. 124.]

Последующее действие унаследованных энергий в жизни после рождения можно лучше всего наблюдать при смешении рас и ясно выраженных индивидуальных типов. Известно, например, что мулаты в старшем возрасте приближаются больше к негрскому типу. При смешении фамильных типов часто случается, что дитя в юности больше походит на одного из родителей, в старости – на другого. Эта перемена сходства выступает в особенности в периоды половой зрелости, беременности, в переходные возрасты и в глубокой старости – следовательно, в такое время когда организм находится в периоде интенсивных внутренних преобразований, так что каждый индивидуум может быть рассматриваем как комбинация двух индивидуальных сил, в каковой комбинации борьба между обоими типами тянется всю жизнь.

Многие несчастные смешения противоположных родительских свойств и иные внезапные изменения характера объяснимы этим путем физиологически.

Явление этой наследственной перемены типа – Typen-Wechsel, как я назвал бы это, – имеет свою причину в том, что новорожденный человек совсем не есть еще «готовый человек», но что двоякие образующие силы участвуют в совокупном процессе жизни и потому никогда не могут быть узнаны во всем своем значении в одном только определенном периоде жизни. Равновесие или перевес наследственных сил не решается еще оплодотворением. Только под влиянием внешних жизненных обстоятельств приводится все органическое наследие обоих родителей и их предков к полному развитию.

Наследственная перемена типа имеет место и во второстепенных половых признаках. Дарвин упоминает, что обыкновенная домашняя курица, когда она старится и становится хворой, обнаруживает петушиные волнистые хвостовые перья, гребень, шпоры, голос и даже страсть к борьбе. Обратное тому выступает также у кастрированных самцов. Также и у женщин после заключения периода деторождения выступают часто мужские черты – например, образование бороды или более мужественного характера. В юности мужские и женские формы до наступления половой зрелости выражены не резко, и кажется, что развитие всего организма в течение всей жизни более или менее обусловлено унаследованными стадиями развития зародышевых органов.

На основах биогенетического закона покоится и атавизм, или возвратное унаследование, заключающееся в том, что между организмами какого-либо вида выступают формы, указывающие на более раннюю, давно пройденную ступень родового развития. Рудиментарные органы, т.е. органы, задержанные в своем развитии и не исполняющие уже более никаких функций, находятся в человеческом организме в большом числе. Мозговая железа, мозговой придаток (Hypophysis), канал щитовидной железы, щитовидная железа, червеобразный придаток кишки и так далее суть зачахшие органы, которые у низших животных отправляют важную функцию, а иногда и у человека могут вернуться к большему размеру. Кроме этих нормально выступающих у всех индивидуумов рудиментарных органов, замечается иногда возврат назад, который наблюдается только у отдельных индивидуумов или семейств... – например, лишнее число мускулов, зубов, млечных желез, реберных хрящей, хвостовых позвонков, в особенности, – сильное развитие волос на местах тела, обыкновенно лишенных волос или только очень мало ими покрытых. Что касается множественности млечных желез, то Г. Шмидт на основании исследования двенадцати человеческих зародышей привел в известность, что на известной стадии эмбрионального развития человека регулярно присутствует предрасположение ко множественности млечных желез. [22. Morphologische Arbeiten. Bd. 7, S. 158.] Также рождение тройней должно быть понимаемо как физиологический возвратный шаг к пережитой форме размножения.

В противоположность возвратному унаследованию стоит унаследование прогрессивное, состоящее в том, что организм переносит на своих потомков выступающие у него новые индивидуальные свойства. Ламарк впервые признал эту тенденцию унаследования, создающую движение вперед. Он заметил, что бесконечно многообразное множество животных и растений, столь различных в своей организации и функциях, никогда не возникло бы, «если бы природа путем размножения не сделала наследственными все прогрессивные шаги развития в организации и каждое приобретенное усовершенствование». Всякое ли приобретенное или усовершенствование унаследуется – является очень спорным с тех пор, как Вейсман с успехом доказал неосновательность этого предположения. По Вейсману, только свойства, приобретенные зародышевой вариацией ткани, унаследуются, усиливаются отбором и путем кумулятивного унаследования могут образовать новую разновидность или вид.

Между явлениями унаследования особый интерес получают те, которые выступают при смешении двух различных индивидуальных или расовых типов. Вейсман видел в смешении двух типов, в амфимиксии, один из важнейших источников вариации, посредством которого естественный подбор выводит новые виды. Смешение может вести как к усилению, так и к ослаблению наследственных различий. Для видовых признаков Вейсман признает последнее, так как такие уклонения не могли бы держаться в виду больших масс нормально построенных индивидуумов. Внутри вида выравнение различий невозможно, так как в большом количестве индивидуумов невозможно скрещение всех со всеми. [23. Aufsatze uber Vererbung und verwandie biologische Fragen. 1892. S. 331-332.] Позже Вейсман справедливо ограничил значение амфимиксии и признал, что последняя не может создавать новые вариации, но может только комбинировать старые и новые. Амфимиксия в особенности тогда ведет к усилению определенных свойств, когда привступает направленный на эту роль половой подбор, и отличительные свойства закрепляются строгим внутривидовым скрещиванием – Inzucht.

Что касается степени и вида смешения, то детский организм может то держаться середины между свойствами родителей, то склоняться или совсем переходить на ту или другую сторону. К сожалению, не существует еще достаточной статистики унаследования, которая показала бы пределы игры смешений между двумя границами подобно тому, как уже многократно построена такая статистика относительно вариаций. Однако из сделанных по настоящее время наблюдений и опытов можно признать некоторые правила, которые указывают на закономерную необходимость числовых отношений. [24. Примером точной статистики унаследования могут служить исследования Вилькепса об унаследовании масти у лошадей. На 1000 спариваний одинаковых полнокровных лошадей в 856 случаях зарегистрировано унаследование той же масти. При скрещивании лошадей разной масти на 1000 лошадей 327 жеребят унаследовали масть отца, 508 – масть матери, 55 были иной масти. У одномастных лошадей чаще всего передается рыжая масть – в 976 случаях из 1000. При скрещивании разномастных лошадей преобладает бурая масть, а реже всего передается масть вороная: на 1000 спариваний от вороных жеребцов насчитывается 116 вороных жеребят, а от вороных кобыл -только 92. (Berliner tierarztliche Wochenschrift. 1898. S. 273).]

Смешение отцовских и материнских характерных особенностей может представлять ряд степеней, от односторонне-равного унаследования до полного органического слияния обоих родителей. В одной семье дети могут совершенно не походить друг на друга, так как одно дитя может совершенно походить на отца, а другое – всецело на мать или на одного из прародителей, или боковых родственников. Это несходство тем более бросается в глаза, чем несходнее родители, – например, когда один из родителей принадлежит к короткоголовым брюнетам, а другой – к длинноголовым блондинам европейских рас. То же самое находят также при смешении различных пород собак, когда в одном помете часть следует одной разновидности, часть – другой, как это показывал произведенный д-ром Плэннисом опыт. Последний искусственно оплодотворил болонку самку спермой самца – ньюфаундленда и получил двух щенят, из которых женский экземпляр развился вполне по большему – отцу, а щенок-самец походил на маленькую мать. [25. Kunstliche Befruchtung einer Hundin. Dissertation. Rostock. 1876.]

Скрещенное унаследование у птиц было определено врачам по нервным болезням Краком на курах и голубях. [26. L'heredite erosee d'apres l'experimentation. Semaine medicale, vol. XVI, p. 299.] Он спаривал двух голубей различных, но чистых пород и получил двенадцать потомков: среди них было восемь самцов без исключения материнской расы; остальные были самки и принадлежали к отцовской расе. Также и у кур различных рас получил он тот же самый результат, что самки принадлежали все вместе к отцовской породе, самцы все вместе – к материнской породе. У кроликов и морских свинок сохранение расовой чистоты в потомстве удается менее отчетливо.

Действительное физиологическое смешение наступает, когда имеет место цельное или частичное слияние отдельных органов, причем опять возможны многие случаи. Целые системы органов могут оставаться неизмененными, например, когда дитя наследует скелетную систему от отца, а нервную и пигментную систему – от матери. Всевозможные комбинации имеют здесь место, как показывают многочисленные наблюдения над ублюдками животных. Это же правило констатируется в отдельных органах. Всякий может унаследовать голову или плечевой пояс от одного из родителей, а остальные части скелета – от другого. Отчетливо это выступает на пигментной системе, когда дитя унаследует, например, темные глаза отца и светлые волосы матери, или когда лицевые кости происходят от матери, а черепные – от отца. Черепной свод даже может происходить от долихоцефального отца, основание черепа – от брахицефальной матери, так что обе части не гармонируют одна с другой. Отдельные части, например, черепные кости, могут при известных обстоятельствах соединиться друг с другом, так что появляется средний продукт между длинноголовым и короткоголовым. То же имеет место и по отношению к величине тела. Так, де-Лапуж наблюдал замечательное физиЪлогическое смешение пигментной системы. Черная самка кролика и белый кролик произвели пегих детенышей с большими чисто-черными и чисто-белыми пятнами. Эти породили между собой кроликов с большим числом меньших пятен. С каждым новым поколением пятна становились многочисленнее и мельче, пока животные сделались наконец покрытыми крапинками, и под конец показался однообразно-серый цвет. При исследовании же шерсти в лупу оказывалось, что она состояла частью из белых волос, частью из черных, затем из небольшого числа двухцветных и из очень небольшого числа равномерно-серых волос. [27. Les selections sociales. Paris. 1896. P. 53.]

Что смешение простирается даже до интрацеллюлярных явлений, наблюдал Де-Фриз. Последний скрестил красный вид боба с белым и получил ублюдка с бледно-красными цветами, который близко подходил к середине между обоими родительскими экземплярами. В клеточках цветочных листьев можно было проследить происходящее с отцовской стороны красящее вещество в вакуолях, получивших свои морфологические свойства от материнского растения. [28. Intracellulure Pangenesis. 1889. S. 177.]

Трудно доказать анатомически, что такие целлюлярные и интрацеллюлярные слияния происходят также в области нервной системы. Но психические обнаружения инстинкта и интеллектуальных способностей у ублюдков служат свидетельством в пользу подобного слияния их физиологического субстрата, отдельных ли частей мозга или мозговых клеток. Многообразные комбинации душевных способностей у детей, часто столь странное и дисгармоничное душевное расположение у ублюдков далеко отстоящих рас позволяют предполагать это и для человека. Дарвин сообщает интересные примеры наследственного слияния инстинктов у собак. Он пишет: «Как строго унаследуются одомашненные инстинкты, привычки и склонности, и как чудесно они иногда смешиваются, это отчетливо обнаруживается, когда скрещиваются между собой различные породы собак. Так, скрещивание с бульдогом оказывало в продолжение многих поколений влияние на дух и стойкость борзой собаки, и скрещивание с борзой собакой перенесло на целую семью овчарок склонность охотиться за зайцами. Эти одомашненные инстинкты, доказанные таким образом путем скрещивания, равняются естественным инстинктам, которые подобным же образом связываются друг с другом, так что в течение долгого времени сохраняются следы инстинктов обоих родителей».

Хорошо исследованные явления наследственности у ублюдков растений и животных имеют большую важность для понимания отношений наследственного смешения различных человеческих рас. Наиболее многочисленные наблюдения над ублюдочными продуктами в растительном царстве даны Ц. Фр. фон-Гертнером. В общем, надо сказать, что у растительных пород, образующихся вследствие помеси, ствол становится большею частью крепче родительского. Реже случается, что он становится чахлым или карликовым. Более сильным изменениям подвергаются листья, так как чаще всего отличительные свойства листьев родительского поколения так смешаны, что их можно тотчас узнать. Изменения происходят также с окраской, формой и величиной цветов и семян.

Гертнер делит ублюдков на смешанные – gemischte, перетасованные – gemengte и децидированные – dezidirte – типы, которые однако не во всех случаях могут быть точно отграничены, но переходят друг в друга в разнообразных комбинациях. «Смешанные типы» показывают среднее положение между родительскими типами, которое хотя не позволяет строго математического измерения, но все-таки может быть оценено достаточно точно. Здесь нет никакого решительного господства одного типа над другим, но действительное проникновение и смешение их, и поэтому получается средний продукт. «Перетасованный тип» заключается в том, что родительские свойства смешаны друг с другом механически в том отношении, что то та, то другая часть ублюдка приближается больше к материнской либо отцовской форме: например, часто рост и форма листьев, разветвление развились согласно одному виду, напротив, окраска, образование цветов и плодов – согласно другому виду. «Децидированный тип» есть такой, у которого сходство ублюдка с одним из родительских типов, либо отцовским, либо материнским, так решительно и преобладающе, что оно несомненно и тотчас бросается в глаза. Децидированные отцовские или материнские типы соответствуют закону односторонне-непрерывного унаследования.

Причину того, что выступают характерным для ублюдков каждого вида образом, то смешанные, то перетасованные, то децидированные типы, Гертнер видит в большем или меньшем расстоянии между обеими основными расами: «чем больше, – пишет он, – разница между видами, тем больше должно быть и изменение, которое при произведении помеси проявляется в ублюдке; и чем менее различие между обоими естественными видами, тем незначительнее и незаметнее будет и изменение, которое произойдет при соединении их в помеси». [29. C.Fr.von Garthner. Versuche und Beobachtungen uber die Bastarderzeugung im Pflanzenreich. 1849. S. 255.]

Эти правила, наблюдаемые у ублюдков растений, являются, кажется, вообще общими законами органической субстанции, ибо их наблюдают в равной мере при скрещивании животных и человеческих рас. На том же правиле основывается замеченный В.О. Фоком факт, что потомство ублюдков тем чаще дает полное возвращение к основной форме, чем ближе родство между собой этих основных форм. [30. Die Pflanzenmischlinge. 1891. S. 489.]

При смешении различных качеств расовых и фамильных типов некоторые из последних обнаруживают с некоторою правильностью определенные настойчивые проведения качеств в потомство, которые возобновляют в течение поколений с большою настойчивостью. У известных пород быков наблюдают, например, постоянную наследственную передачу определенных пигментных пятен, формы черепа и положения рогов. [31. Marks. Die allgemeinen Gesetze der Vererbung. Berliner tierarztliche Wochenschrift. 1896. S. 375.] В помесях зайца и кролика отец-заяц передает образование ушей и задних ног как наследственный удел, между тем как кроличиха-мать передает в остальном свою форму тела и мускульную массу. [32. E. Haeckel. Naturliche Schopfungsgeschichte. 1889. S. 151.] Лошадь-самец и ослица порождают, как продукт скрещивания, лошака; осел и кобыла – мула. Оба такие продукта помеси образуют прочные типы, и у обоих отец и мать передают потомству вполне определенные признаки. Согласно исследованиям Ц. Келлера, абиссинские мулы наследуют всегда телесные формы, и именно форму головы, от матери-кобылы, между тем как на коже замечается совершенно равномерное смешение. [33. Vererbungslehre und Tierzucht. 1895. S. 48.] Характерные качества детей-мулатов выражены существенно различно и определенно, смотря по тому, являются ли отец и мать европейцем и негритянкой, или негром и европеянкой. Так, Прунер-Бэй сообщает, что тип приближается больше к европейскому, когда отец – негр, а мать – белая женщина. [34. Aegyptens Naturgeschichte und Anthropologie. 1847. S. 71.] Сила наследственной передачи свойств зависит, таким образом, не только от «расовой энергии», но и от того обстоятельства, принадлежат ли отец или мать той или другой расе.

Что касается причин такой силы расовой энергии, то об этом предложены были различные мнения. Маркс – того мнения, что, соответственно более или менее прочному выражению типа и консолидированию наследственных свойств в родительских индивидуумах, они проявляются в большей или меньшей степени в потомстве. Очень малоизменчивая порода сохраняет, посему, при скрещивании в большей степени свои свойства, чем порода непостоянная и многократно смешанная. Раса же тем консолидированнее в своем типе, чем она древнее. H. Potonie полагает, напротив, что превращение одного органа в другой встречает тем больше внутренних препятствий, чем отдаленнее в ряду прошлых поколений лежит время, когда эти органы подверглись разделению труда, вследствие чего помеси двух рас складываются в своих внешних и внутренних свойствах больше по той расе, которая древнее. Только тогда возникает точная средняя форма между обоими родителями, когда виды исторически одинакового возраста. [35. Naturwiss. Wochenschrift. XIV. S. 278.]

Причина этого, быть может, лежит в том обстоятельстве, что наследственные качества стремятся объединиться в прочные единицы, устойчивые формы, и эту самостоятельность сохранить в процессе унаследования и вариации. Среди этих наследственных групп свойств встречаются такие, которые самостоятельно варьируют и в процессе смешения зародышевых клеток взаимно исключают друг друга. Между тем как другие изменяются только коррелятивно и склонны сливаться с другими. Например, кожная окраска человеческих рас очень легко подвергается слияниям и приводит к одному среднему состоянию. Если и являются пегие ублюдки, то они, наверное, очень редки, ибо большей частью это болезненные изменения. Друг друга исключающие группы свойств суть светлые и карие глаза, ибо дети таких родителей имеют большею частью либо голубые, либо карие глаза. Однако Ф. Гальтон заблуждается, полагая, что цвет глаз является всегда друг друга исключающей, устойчивой формой. При возобновляющемся и интенсивном скрещивании подвергается и он смешениям и глаза становятся серыми или зелеными, или крапинчатыми.

По О. Аммону, устойчивость отдельных признаков тем больше, чем ближе отношение, в котором стоят друг к дугу более развитые формы, – например, форма носа у германского типа связана теснее с формой лица, чем форма лица – с формой черепа, и последняя – со станом. [36. Die naturliche Auslese beim Menschen. 1893. S. 43.]

Очень вероятно, что устойчивые формы суть результат одновременно действующих сильных отбора и скрещивания в пределах вида – inzucht, и что их наследственная сила настойчивого проведения стоит в прямом отношении к периоду времени, в продолжение которого они были фиксированы этими силами в течение многочисленных поколений.

<< | >>
Источник: Людвиг Вольтман. Политическая антропология. Исследование о влиянии эволюционной теории на учение о политическом развитии народов / Оршанский Г.Г., перевод с немецкого. 1905

Еще по теме 4. Общие законы наследственности:

  1. ОБЩАЯ СХЕМА ЭВОЛЮЦИОННОГО АНАЛИЗА.
  2. 7.4. Право общей собственности
  3. 4.1. Об особенностях проявления и действия законов в экономике
  4. 3.2. Наследование земельных участков, находящихся в общей совместной собственности
  5. 4. Общие законы наследственности
  6. 4. Расовое вырождение вследствие наследственных болезней
  7. 4.2. Очередность призвания к наследованию наследников по закону
  8. Наследственные права
  9. § 47. Дарение по русскому закону. - Форма. - Ограничение права на дарение.
  10. § 15. Русский закон о раздельности имуществ между супругами. - Хозяйственное и юридическое значение приданого.
  11. § 30. Отличие опеки от попечительства. - Назначение опекуна и законные его качества. - Опекунская повинность. - Подчинение опекуна надзору.
  12. § 38. Когда открывается наследство по русскому закону. - Ограничения наследственного права. - Имущество, составляющее предмет наследования.
  13. § 43. Особые порядки наследства. - Наследование и раздел у крестьян по обычаю. - Закон наследования в прибалтийских губерниях
  14. § 44. Открытие наследства и приобретение оного. - Ответственность незаконного наследника перед законным. - Передача наследственного права. - Договоры о будущем наследстве
  15. § 54. Исполнители завещания. - Общие и отдельные отказы. - Законная мера отказа. - Вступление в силу отдельного отказа. - Отмена завещания.
  16. § 1. Понятие наследования и наследственного права
  17. § 2. Оформление и охрана наследственных прав
  18. 7. Раздел наследственного имущества.
  19. Введение. Наследственность и инстинкт
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -