<<
>>

С. В. КУЛЛЛНДА ДРЕВНЕЯВАНСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ РОДСТВА И СВОЙСТВА И ЕЕ ИСТОРИКО-ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ИМПЛИКАЦИИ

Анализ древних терминологий родства необходим для реконструкции соответствующих систем дописьменных обществ и для изучения социогенеза. Выявление типологически сходных обозначений степеней родства в неродственных языках служит доказательством универсальности соответствующего явления и побуждает искать его место в истории человеческого общества.

Древнеяванская (ДЯ) терминология родства и свойства, сохранившая многие архаичные черты, представляет несомненный интерес для исследователя.

Ее изучение тем более важно, что яванский — один из немногих австронезийских языков, обладающих давней письменной традицией, зафиксировавшей соответствующие термины на сравнительно ранней стадии, тогда как для большинства языков данной семьи надежные материалы нам доступны в лучшем случае с XIX в.

В ДЯ языке выделяется большая группа терминов родства и свойства, а также половозрастных категорий, оформленных префиксом га- (из праавстронезийского *Da-)22 rabi «супруга, жена»; гака «старший брат»; гакг «дед: старик»; гата «отец»; гапак «дитя (сын или дочь)» гага «дева: девица»; гагау «ребенок (мальчик или девочка); молодой человек или девушка; слуга»; ran или гауг «младший брат или сестра, супруга23; raumsit «родители; отец»; гепа (<га + гпа) «мать» [Zoetmul- der 1982, s.v.] Среди них выделяются слова, оформленные префиксом в весьма древнюю эпоху и потому в зафиксированный письменными памятниками период без него не употреблявшиеся (в отличие от прочих приведенных выше слов, которые часто употреблялись и без префикса: ranak — апак, rawwit — wwit, etc.), так что выделить в них префикс позволяют только данные сравнительно-исторического языкознания (хотя вполне возможно, что носители языка отдавали себе отчет в его наличии —ср. ниже, прим. 2). Это гата «отец», гепа /<га- гпа/ «мать», гагаг «дитя; юноша; девушка; слуга», гага «дева; девица», и, видимо, гака «старший брат»24.

Прочие ТР явно были оформлены префиксом позже, что представляет определенную параллель вторичному оформлению суффиксом -ter исконно не содержавших его ТР в некоторых ИЕ языках (о последнем феномене см. [Benveniste 1969: 255-257]. Это обстоятельство дает нам право уделить более пристальное внимание группе ДЯ терминов, не употреблявшихся без префикса га-, рассмотрев их отдельно

Начнем с ДЯ гата, восходящего к праавстронезийскому (ПАН) *Dama ПАН этимон, несомненно, является производным от «лепет- ного» слова *ата (ср. таг ата, тоба ата — «отец»), уже в ПАН эпоху снабженного префиксом *Da- (ср еирайя sama, гата, сова zama- ; порт-сэндвич гата-пд; сарикей dama), и все его реально засвидетельствованные рефлексы действительно переводятся на европейские языки словом «отец» или, реже, «дядя по отцу», хотя это и не отражает в ряде случаев истинного значения термина25. Но даже если отвлечься от последнего обстоятельства, то восстановить значение «отец» для праязыка мешает семантическое поле одного из рефлексов (надо заметить, рефлекса древнего, зафиксированного не в современном языке, а в ДЯ эпиграфике), а именно ДЯ гата, озна чавшего не только «отец» (как в сочетаниях типа «si tguh гата пі hibak — Си Тегух, отец /ребенка по имени/ Хибак» (надп. Kamalagt, 821 г. н. э., В, стк. 12), но и, без каких-либо дополнительных уточнений, «старейшина (общины)» (в сочетаниях типа «sama(ng)kana kemmitan гка гата —пусть все это охраняется старейшинами» (надп. Kasugihan, 907 г., Verso, стк 7). Более того, это слово в двух разных значениях могло употребляться по отношению к одному и тому же лицу в одной и той же фразе: «гата si рапса гата пг tvrtha — старейшина (гата) Си Панча, отец (гата) /ребенка по имени/ Тиртха» (надп. Kayumwun- дап, 824 г., В, стк. 43) Объяснить этот феномен я постараюсь чуть ниже.

Представляет интерес и ДЯ гака, образованное от ПАН *Daka, рефлексы которого также неоднозначны. Слово образовано от ПАН *ака или *ка26 (отдельно чаще употреблявшегося, видимо, в форме *кака.

с удвоением; ср., напр., совр яв кака-пд — «старший брат», а также примеры, приведенные в прим. 5) при помощи префикса *Da-, т. е по тому же принципу, что и рассмотренное выше *Dama. Примечательно, что, хотя рефлексы *Daka и имеют в качестве первого значение «старший брат», прочие значения явно указывают на иную, не генеалогическую, классификацию. Так, в мальгашском слово rahalahy (где raha < *Daka, lahy — «мужчина») означает «брат», а образованный от этого существительного глагол mirahalahy — 1) «быть братьями», 2) «быть одного возраста», 3) «быть из одной касты, одного колена», 4) «быть вместе» (о мужчинах). Кроме того, рефлекс данного этимона (гака) употребляется в средневековых яванских надписях в качестве титула правителей княжеств.

У ПАН *Dama имется женский дублет — * Damn (ср. ДЯ гепа из га + гпа, в надписях снабжаемое иногда и суффиксом -nta). Его ДЯ рефлекс постоянно упоминается в паре с гата. Так звались, очевидно, матери семейств, но среди них, в свою очередь, различались возрастные группы «старших матерей» (rainanta sang matuha — см., например, надп. Panggumulan I, 902 г. н.э., II, 17) и «младших (дословно «следующих») матерей (rainanta sang manuti (Там же, II, 18)). Я, вслед за X. Б. Саркаром [Sarkar 1971-72. 34], склонен считать, что под этими наименованиями имеются в виду матери семейств, чьи дети достигли определенного возраста (т. е., видимо, прошли обряд инициации), и матери, чьи дети еще малы В качестве типологической параллели можно привести соответствующие возрастные степени («лю- рика») у восточно-африканских кикуйю, где различаются «морика я вабаи», т. е возраст женщин, ставших матерями, и «морика я му- тпу миа» — возраст матерей, чьи сыновья прошли церемонию обрезания [Калиновская 1980. 75-76]. Что касается пары ДЯ гака, таковой можно считать ДЯ гага (из *DaDaRa — ср таг dala.ga27) - «девушка, девица».

Итак, существует ряд ПАН этимонов и их ДЯ рефлексов, обладающих одновременно чертами терминов родства и свойства и властноуправленческих терминов и обозначающих принадлежность к некоторым социальным группам, природу которых и предстоит выяснить.

Прежде чем перейти к истолкованию отмеченных фактов, хочу заметить, что рассматриваемые ПАН этимоны обнаруживают разительное, на мой взгляд, типологическое сходство с ИЕ социальными терминами, рефлексы которых не употребляются без суффикса -ter. Последним я посвятил несколько опубликованных (в том числе и в «Алгебре родства») работ [Кулланда 1998; Kullanda 2002] и должен извиниться перед читателями за то, что мне придется вновь обратиться к уже навязшей в зубах культурно-исторической интерпретации Учитывая, однако, что любая статья должна быть самодостаточной, а ее аргументация понятной и без чтения других работ автора, я считаю себя вправе повторить кое-какие свои (и чужие) положения.

Напомню, что, хотя «многие современные антропологи, видимо, все еще полагают вслед за Морганом, что терминологии родства суть “системы кровного родства и свойства” и что они рисуют генеалогическую картину общества»28, в этнологии на основании сведений о функционировании в различных обществах половозрастных группирований уже достаточно давно была сформулирована теория о том, что на ранней стадии социогенеза (к которой относится существование праавстроне- зийского и праиндоевропейского обществ) системы родства в современном понимании попросту не существовало, поскольку генеалогическое родство не играло существенной роли в системе социальных связей: важна была принадлежность к экзогамной группе, полу и поко лению29. Посмотрим, может ли эта гипотеза помочь в этимологизации изучаемых нами терминов.

Как мы убедились выше, ДЯ рефлекс ПАН *Dama не был лишь показателями генеалогического родства: значение принадлежности к некровнородственной общности, облеченной властью, было для носителей языка столь же очевидным. Это дает основания предполагать, что праязыковой этимон возник как обозначение принадлежности к возрастному группированию зрелых мужчин, не только достигших брачного возраста и соответственно наделенных правом и обязанностью иметь потомство (на это указывает первое из реально зафиксированных значений — «отец», но такое право явно имели и более молодые), но и достигших возраста, при котором возрастная группа их социальных детей проходила обряд инициации и входила в активный жизненный цикл.

В качестве типологической аналогии можно привести тот факт, что у кикуйю наиболее почетной возрастной степенью («морика») была степень «старейших» («морика я киама»), следовавшая непосредственно за степенью женатых мужчин. К степени старейших могли принадлежать только мужчины, чьи дети прошли церемонию обрезания [Калиновская 1980: 75]. Точно так же представители ПИЕ группирования отцов par excellence занимали главенствующее положение в обществе (на что указывают рефлексы со значением «сенатор(ы)» в ИЕ традиции — лат. patres — или «старейшина/ны» в австронезийской — ДЯ гата). Читателю может показаться странным, что властные функции, которые, по нашим представлениям, в тра- опционном обществе отправляют старейшины, присущи людям еще не старым, но это вполне соответствует реально засвидетельствованным фактам: так, Б. Франклин писал, что американский «индеец в молодые годы —охотник и воин. В зрелые годы —он муж совета», и, соответственно, в орде Оглала тетон-дакотов пожизненные вожди избирались из воинов, достигших 40-летнего возраста [Аверкиева 1974' 323]. Что же касается стариков, то они, скорее всего, как завершившие социально активный цикл жизни, объединялись в одну группу с неинициированными детьми и участия в управлении не принимали.

Гипотеза о том, что праязыковые этимоны были показателями принадлежности к некоторой группе, а не обозначениями личного статуса индивидуума, подтверждает и отмеченный выше факт употребления латинского слова в значении «сенатор», как правило, во множественном числе — patres, а также то обстоятельство, что австронезийский префикс *Da- был, видимо, показателем множественности (см. выше, прим. 2).

Значения «отец» (gemtor) и «старейшина» обособились, очевидно, только с формированием системы индивидуального генеалогического родства. Поскольку и в римском, и в ДЯ обществе эта система уже утвердилась, былое единство древних слов стало анахронизмом и каждая из культур пыталась различными способами преодолеть это неудобство. Так, в древнеяванском омонимии разошедшихся значений пытались избежать хотя бы на письме, записывая это слово в значении «старейшина» с долгим, а в значении «отец» — с кратким гласным в первом слоге [Stutterheim 1927: 193, прим.

43] (хотя, как в любом древнем языке, это правило соблюдалось далеко не всегда — ср. приведенные выше примеры, где слово в обоих значениях записано с кратким гласным). Произвольность такого расподобления демонстрирует, однако, то обстоятельство, что именно для значения «отец» возможно, вопреки ДЯ письменной традиции, доказать этимологическую долготу первого гласного, возникшего, как явствует из приведенной выше этимологии, из слияния двух кратких. Эволюция ПАН * Darn а. таким образом, аналогична развитию древнего миръ в дореформенном русском языке, где рефлексы ранее единого слова записывались как мьръ в значении siprjvr], но как мгръ в значении хостиос и в ДЯ, и в русском характерная для древних слов широта семантического поля в результате эволюции мышления начинала восприниматься как нежелательная омонимия, от которой письменная культура стремилась избавиться посредством произвольного изменения орфографии30. Любопытно, что в данном случае индоевропейская и австронезийская традиции демонстрируют несколько отличные пути формирования социальной терминологии. Рефлексы архетипа *Daka позволяют реконструировать его семантику как показателя принадлежности к возрастному группированию инициированных юношей, resp. воинов. Это предположение подкрепляется употреблением рефлекса данного этимона, слова гака, в яванских средневековых надписях в качестве княжеского титула31. На синхронном уровне двойственность значения — князь/старший брат — труднообъяснима (аргументы против предположения, что князья считались «старшими братьями» по отношению к старейшинам общин [Van Naerssen, Jongh 1977: 37], см. ниже). Вероятнее всего, имело место широко засвидетельствованное в различных культурных и языковых традициях семантическое развитие «юноша— воин — вождь». Интерес (и определенную загадку) представляет то обстоятельство, что ПАН *Daka, рефлексы которого могут иметь и значение возрастного группирования (ср. приведенные выше мальгашские рефлексы типа «быть одного возраста»), и термина родства, и потестарного термина, в пра- индоевропейском сответствуют два этимона: *тег-, не носящий оттенка термина родства, и *bhreter, от которого, насколько можно судить, не образуются потестарные термины. Таким образом, можно предположить, что ПАН термин *Daka, возникший как обозначение недостигших социальной зрелости юношей-воинов, в дальнейшем (возможно, благодаря повышению социальной роли обозначавшейся данным термином группы в связи с возвышением ее предводителя — военного вождя— ср. значение «князь») вытеснил обозначение смежной возрастной группы зрелых мужчин. В индоевропейском подобного не произошло, возможно, потому, что из двух терминов для обозначения смежных половозрастных групп (*тег- для юношей-воинов и *bhrater для полноправных, resp. женатых, мужчин) первый, *тег-, представлял собой старое ностратическое наследие, а второй, *bhrater, — собственно ИЕ «новообразование». Возможно, последний этимон появился в связи с упорядочением стихийно сложившейся социальной структуры и с самого начала имел жестко специализированное значение показателя принадлежности к половозрастному группированию, не принимавшему активного участия в регулировании общественной жизни (что было прерогативой более старшей группы). Это препятствовало, с одной стороны, его превращению в потестарный термин, а с другой — превращению его рефлексов в термины исключительно генеалогического родства (что, как уже было сказано выше, единодушно отмечали все исследователи, включая и тех, кто в своих построениях только на генеалогическое родство и ориентировался). Так или иначе, мы, повторюсь, видим здесь разные варианты формирования СТР и социальной терминологии.

Таким образом, вырисовывается деление всех полноправных, т. е. имеющих право на вступление в брак, мужчин на две группы: старших и младших, что вполне соответствует, например, зафиксированному у аборигенов Австралии делению на возрастные классы или группы «старших» и «младших» (примерно от 25 до 35 лет) мужчин, из которых последние являлись главными добытчиками пищи, тогда как старшие пользовались значительными привилегиями (в том числе правом на лучшую часть добычи младших) и контролировали общественную жизнь (см. [Артемова 1987: 84-100; Белков 1993]). У аизи (Кот- д’Ивуар) все мужские возрастные группы делились на «молодых» (пг- апргг) и «отцов деревни» (sozo chere пи) [Dugast 1985: 55] (любопытно отметить типологический параллелизм последнего термина и упомянутых выше латинского pater и древнеяванского гата).

С тех же позиций может быть объяснена и семантика праязыкового этимона, рефлексом которого является ДЯ гагаг (современное яванское lare, с диссимиляцией согласных и стяжением дифтонга).

Первоначально это слово могло быть обозначением юношей и девушек, не прошедших обряда инициации и потому терминологически не различавшихся по полу Значение «слуга» при такой трактовке также представляется естественным, поскольку в традиционных обществах юноши, не прошедшие инициации, обязаны были прислуживать старшим В то же время они уже считались воинами и принимали участие в военных действиях, о таком статусе ДЯ гагаг свидетельствует упо минание в эпиграфике wadiva rarai — «юных (гагаг) воинов»32

Что касается ожидаемых в обществе, стратифицированном в том числе и по половозрастному признаку, представлений о цикличности возраста и терминологического отождествления стариков и детей (resp предков и потомков), то в этом отношении представляет интерес стандартная в ДЯ надписях угроза нарушителю заклятия, гласящая, что он mati tanpa kawwitan Если руководствоваться словарным значением слова kawwitan (от wwot — «начало, первопричина и т п ), то получается, что нарушитель «умрет без предков» Из контекста, однако, скорее вытекает, что он умрет, не оставив потомства, и, следовательно, слово kawwitan было обозначением как предков, так и потомков33 Предшествовавшая древнеяванской система социальной терминологии описывает, таким образом, систему из четырех половозрастных категорий старшие мужчины, старшие женщины, юноши и девушки, а также неполноправные подростки, терминологически не различавшиеся по половому признаку Учитывая, что сходная картина вырисовывается при анализе индоевропейских ТР, это может быть аргументом в пользу гипотезы о том, что формированию систем классификационного и кровного родства предшествовала половозрастная стратификация общества

ЛИТЕРАТУРА

Аверкиева Ю П Индейцы Северной Америки От родового общества к клас совому М , 1974

Артемова О Ю Личность и социальные нормы в раннепервобытной общине М ,1987

Белков П Л Социальная стратификация и средства управления в доклассовом и предклассовом обществе j j Ранние формы социальной стратификации М , 1993 Грантовский 9 А Проблемы изучения общественного строя скифов // Вестник древней истории 1980 Л'“ 4

Калиновская К П Категория «возраст» в представлениях некоторых народов Восточной Африки j j Африканский этнографический сборник Вып XII Л , 1980 Кулланда С В Системы терминов родства и праязыковые реконструкции // Алгебра родства Вып 2 СПб , 1998

Кулланда С В Supra grammaticam (иденетика и вопросы языкознания) // A ь гебра родства Вып 7 СПб , 2001

Нефедкин і К Пажеский корпус при Александре Великом // ЕФЕЕІТІА Памяти Юрия Викторовича Андреева СПб , 2000

Семенов Ю И Завершение становления человеческого общества и возникновение первобытной родовой общины / / История первобытного общества эпоха первобытной родовой общины М , 1986

Benvemste Е Le vocabulaire des institutions mdo-europeennes T 1 2 Paris, 1969 Blust R Proto-Western Malayo-Polynesian Vocatives // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde ’s-Gravenhage 1979 TIN 135

Dugast S Pour une nouvelle interpretation des systemes de classes d’age des peuples lagunaires (Cote-d’Ivoire) // L’Ethnographie 1985 T 81 N1 Hocart .1 M Kinship Systems // Anthropos 1937 T 32

Jones 4 M В Early Tenth Century Java from the Inscriptions A Study of Economic, Social and Administrative Conditions Dordrecht, 1984

Kern H Klankverwissehng m de Maleisch-Polynesische talen // Verspreide Geschriften ’s-Gravenhage, 1887 [1917 (herdruk)] D 6

Kullanda S Indo-European «Kinship Terms» Revisited // Current Anthropologist 2002 Vol 43 N 1

Meillassoux С Les faux-nos de la parente ou Comment la nature lmite la culture //L’Ethnographie 1990 T 86 N1

Naerssen F H van, Jongh R С de The Economic and Administrative History of Early Indonesia Leiden Koln, 1977

Sarkar H В Corpus of the Inscriptions of Java (Corpus Inscriptionum Javamcarum) (up to 928 A D ) T 1-2 T 2 Calcutta, 1971 1972

Scheffler H W Kinship, Descent, and Alliance // Handbook of Social and Cultural Anthropology Chicago, 1973

Service E R Primitive Social Organization New York, 1971

Stutterheim W F Een belangrijke oorkonde uit de Kedoe j I Tijdschrift voor Indische Taal , Land- en Volkenkunde uitgegeven door het Koninklijk Bataviaasch Genootschap van Kunsten en Wetenschappen Batavia-Den Haag, 1927 T LXVII Stutterheim W F lets over raka en rakryan naar aanleidmg van Smdoks dynas- tieke positie // Tydschnft voor Indische Taal- Land- en Volkenkunde uitgegeven door het Koninklijk Bataviaasch Genootschap van Kunsten en Wetenschappen Batavia Den Haag, 1933 T LXXIII

Supomo S Indie Transformation The Sanskntization of Jawa and the Javaniza- tion of the Bherata // The Austronesians Historical and Comparative Perspectives Canberra, 1995

Zoetmulder P J With the collaboration of S О Robson Old Javanese-English Dictionary Parts I—II ’s-Gravenhage, 1982

<< | >>
Источник: Бочаров В.В.. Антропология власти. Хрестоматия по политической антропологии: В 2 т./ Сост. и отв. ред. В.В.Бочаров. Т. 1. Власть в антропологическом дискурсе. — СПб.: Изд-во С.-Пе- терб. ун-та.. 2006

Еще по теме С. В. КУЛЛЛНДА ДРЕВНЕЯВАНСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ РОДСТВА И СВОЙСТВА И ЕЕ ИСТОРИКО-ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ИМПЛИКАЦИИ:

  1. С. В. КУЛЛЛНДА ДРЕВНЕЯВАНСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ РОДСТВА И СВОЙСТВА И ЕЕ ИСТОРИКО-ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ИМПЛИКАЦИИ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -