<<
>>

ЭКСПЕРТИЗА МАТЕРИАЛОВ НА ПРЕДМЕТ НАЛИЧИЯ ПРИЗНАКОВ, ПОПАДАЮЩИХ ПОД ОПРЕДЕЛЕНИЕ «ЭКСТРЕМИЗМ»4

Проблемы борьбы с экстремизмом на почве расовой, национальной и религиозной вражды и ненависти предполагают тесное взаимодействие государственных структур и общественных организаций.
Сама практика их выявления, оценки, профилактики, пресечения в современных условиях нова как для государственных, правовых структур, гак и для общественности. Даже за короткий промежуток существования новой России отношение к этому типу проблем (и/или преступлений) менялось как со стороны государства, так и со стороны общества. Особое внимание к ним в настоящее время можно объяснить, в частности, тем, что нарушение прав человека в этой области, кажущееся относительно незначительным, на самом деле является существенным (игналом того, что в социальной системе присутствует болезнь, кри- !ис, который может при определенных обстоятельствах стремительно развиться в общественную катастрофу. .

Одним из существенных механизмов применения законодательства является использование независимой гуманитарной экспертизы... Мы приведем некоторые примеры такого анализа с целью дальнейшей корректировки формы и вопросов, учитывая, что правозащитники, привлекавшиеся прокуратурой или выступавшие от имени общественных организаций уже много лет в качестве экспертов, не являются, как правило, юристами по образованию, а юристы не обязаны быть специалистами в историко-социологических, психолингвистических или религиоведческих областях.

Конституция РФ, Российское законодательство и международные акты, ратифицированные РФ, в целом дают достаточную законодательную основу для профилактики и пресечения экстремистской деятельности и преступлений на почве национальной, расовой, социальной и конфессиональной вражды и ненависти. Тем не менее, как показывает практика, правоприменительная практика в данной области пробуксовывает, а в ряде случаев положения законов даже применяются в отношении лиц, противостоящих экстремистской деятельности, или против лиц, защищающих права человека в области национальных и гражданских прав и свобод.

На это, по существу, указывают и Методические рекомендации Генеральной прокуратуры (1999 г.). В том же документе совершенно обоснованно обозначены основные признаки правонарушений на основании ненависти на национальной, расовой, конфессиональной и, можно добавить, социальной вражды и ненависти. Примечательной особенностью данного документа является то, что он в большей своей части посвящен специальным познаниям для определения квалификации преступлений закона в этом правовом поле.

Можно говорить о том, что законодательство РФ в отношении национальной, расовой, межконфесссиональной и социальной вражды и розни в некоторой степени даже может показаться избыточным, если учитывать Основной закон, УК РФ, Закон о СМИ, международные акты, ратифицированные Россией. Показателен в этом отношении и принятый относительно недавно Федеральный Закон о противодействии экстремистской деятельности. Закон важен тем, что закреп ляет в законодательстве понятие об экстремистской деятельности.

Статья 1 данного Закона обозначена как «Основные понятия», однако, строго говоря, в ней нет собственно определения того, что есть «экстремизм». Описание категории дается через перечень действий, признаваемых нашим законодательством противоправными, и эти действия (данный список) признаются Законодателем в качестве экстремистских. Экстремизм определяется по факту преступления (список), и сам факт преступления определяется как экстремистский, так как в этом списке присутствует. На основе предложенных Законодателем формулировок осуждаются неправовые действия по изменению существующего строя — захват и присвоение властных полномочий и прочие, терроризм, возбуждение межнациональной вражды и т. д. Законодатель вправе обозначить выверенный список как экстремистские действия, хотя все перечисленные противоправные действия уже определены в действующем законодательстве. Именно в этом смысле можно говорить об относительной избыточности закона, так как с точки зрения социального содержания данной юридической категории, а именно этого придерживаются, как правило, общественные организации, правоприменительные органы фактически могут быть перед дилеммой — квалифицировать преступление в уже существующих категориях (национальная ненависть, терроризм) или как экстремизм? Где грань, за которой радикальная деятельность, действия в соответствии с националистической, политической или религиозной концепцией превращаются в экстремистскую? Экстремистские материалы, как это обозначает Законодатель, — это только те, которые содержат прямой призыв к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывают, или оправдывают необходимость осуществления деятельности, обозначенной в перечне Закона.

Но, как правило, такие прямые призывы в материалах, пропагандирующих национальную исключительность или политический национализм, содержатся крайне редко.

В Законе отмечено, что за осуществление экстремистской деятельности субъекты права, т. е. физические и юридические лица, организации без статуса юридического лица, граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, несут уголовную, административную и гражданско-правовую ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке. Формы ответственности прописаны в соответствующих статьях законодательства. Тем самым ответственность за правонарушения, обозначенные в списке экстремистских действий, устанавливается не данным Законом, как обозначено в его Преамбуле, а иными и уже действующими законодательными актами. Скорее всего, правонарушение будет квалифицировано в соответствии с УК РФ не как «экстремизм», а как конкретное противоправное действие, как нарушение конкретного Закона, конкретной правовой нормы. Однако в целом сам факт появления данного Закона о противодействии экстремизму весьма важен. Он отражает озабоченность государства ростом экстремистских тенденций, и в этом смысле Закон усиливает действие уже существующего в этой области законодательства и одновременно имеет профилактическую направленность, дает государственным органам организационные основы профилактики и противодействия экстремистской деятельности, что должно стимулировать деятельность правоохранительных органов.

Тем не менее на основании анализа текстов и социального мониторинга на предмет выявления радикально-националистических тенденций следует обратить внимание на свойства, которые непременно лежат в основе мотивации экстремистской деятельности любого вида. Экстремизм (от латинского extremus—крайний)—это свойство мировоззренческой концепции (мотивации) и деятельности по ее воплощению в жизнь, которое можно обозначить как устранение оппонентов из социальной системы противоправными действиями органи- іаций или физических лиц в целях реализации собственной мировоз- іренческой модели. В зависимости от того, о какой сфере общественного бытия (экономика, политика, социальные отношения, общество и целом) или основании мировоззренческой модели (религия, национальность, раса) идет речь, можно говорить о соответствующем виде «экстремизма» (экономическом, политическом, национальном, религиозном и пр.). Экстремизм как противоправное вытеснение оппонентов из социальной среды является непременным качеством реформаторских моделей создания идеального общественного устройства (социальной среды), в которых предусматривается очищение социальной среды от социальных групп, индивидов, идей в качестве необходимого условия реализации концепции и признаваемых в данной концепции «по определению» враждебными и опасными для общества.

Вариант концепции создания идеальной социальной среды путем очистки от оппонентов лежит в основе мотивации действий, направленных на изменение социальной среды путем дискриминации, устрашения, подавления, подчинения, устранения из социальной среды или уничтожения оппонентов данной мировоззренческой концепции, т. е. лежит в основе мотивации действий, определяемых как «экстремистские действия». Как уже отмечалось, в зависимости от основания или характера концепции экстремизм может принимать форму расового, национального, конфессионального, политического и прочего экстремизма. Существенным признаком экстремистской концепции и ее противоправного применения является свойство, которое можно обозначить как «презумпция виновности, порочности», которое является следствием из основного свойства экстремизма как явления, обозначенного выше.

Экстремистские индивидуальные или коллективные действия в отношении тех, кто, согласно экстремистской концепции, является оппонентами и, соответственно, противниками «правильного» устройства социальной среды, выражаются в индивидуальном или массовом физическом и психологическом терроре, разжигании ненависти социальной, национальной, региональной, конфессиональной, политической и прочей в зависимости от конкретных условий. Ненависть, террор, дискриминация в отношении «враждебных» групп предполагают тотальное негативное отношение к врагу, определение группового врага при помощи особой характеристики, как правило культурной (индикатор принадлежности, который служит для экстремиста признаком принадлежности индивида или группы к врагам идеи и общества в его понимании). В этом смысле носители данного индикатора (реального или кажущегося таковым для самого экстремиста) являются «врагами по определению», на таких носителей распространяется презумпция враждебности, порочности, опасности для общества.

Экстремизм может быть выявлен как непременное условие реализации идей в радикальных реформаторских типах моделей преобразования общественного устройства (идеологий), специфической характеристикой которых является невозможность их реализации в рамках существующей правовой системы (правового поля) и тем самым без насилия над личностью: фашизм, большевизм, нацизм, политический национализм. Он стоит в качестве мотивации террористических акций. Экстремистский — крайний, за пределами признанного возможным, так как легальных (нормативных) способов реализации идеи, достижения обозначенной в мировоззренческой концепции цели не имеется. При легальном, правовом приходе к власти сторонников экстремистских концепций, как это произошло в нацистской Германии, очень скоро формируется и экстремистская правовая система, предполагающая искоренение всех альтернативных мировоззренческих концепций и вытеснение из социальной среды оппонентов или их дискриминацию.

В этой связи можно более определенно говорить и об экстремистской организации. Экстремистская организация — объединение людей, заявляющих о необходимости реализации экстремистской концепции социального устройства и осуществляющих экстремистские действия.

Определенные в Законе о противодействии экстремизму противоправные действия, будь то терроризм, насильственное изменение существующего строя или разжигание национальной вражды и розни, естественно, содержат вышеобозначенные свойства, и в этом смысле объединение их в единый куст противоправных действий вполне оправдан. Представление о таких свойствах экстремизма, как «пре- іумпция виновности», установка на вытеснение оппонентов из социальной среды важны при анализе текстов на предмет содержания статьи 282 УК РФ. Предложенное социальное понимание экстремизма как явления облегчает определение «сопутствующих» категорий. Так, например, коротко говоря, экстремистские материалы — информационные носители пропаганды экстремистской концепции и экстремистских действий.

Ключевым моментом в отношении действий, подпадающих под признаки преступлений, определяемых в законе о противодействии экстремизму, является то, что в этих действиях правонарушения совершаются против конкретных лиц и групп, но мотивированы они неудовлетворенностью в отношении существующего общественного устройства и стремлением к его изменению внеправовыми методами в соответствии с усвоенной мировоззренческой моделью. Индивид, личность (жертва) в данном случае является частью более широкой общности, общественной системы, и воздействием на индивида осуществляется попытка воздействовать на эту более широкую общность. Иными словами, конечным объектом политического экстремизма, как п объектом действий по разжиганию национальной вражды и розни, является не лично пострадавший, а более широкая общность: регион, государство, отдельная социальная система или подсистема. В этом качестве существенное отличие вариантов экстремистской деятельности от индивидуального или группового хулиганства и иных противоправных неэкстремистских действий. Жертва экстремистского преступления является не основным объектом преступника, а только символом более широкой группы, ее представителем. Она, как и преступник, выступает в данном контексте лишь как орудие, представитель некоторой реальной или мнимой группы. Отсутствие личностного осознания, притупленность личностной ответственности перед собой и жертвой позволяют смертнику осуществить свой акт и идти на любую жестокость по отношению к жертве. Можно сказать, между преступником п жертвой нет ничего личного, оба являются лишь символическими представителями противоборствующих сторон.

Надо отметить, что российское законодательство, как и международное, ориентировано преимущественно на охрану прав личности и обеспечение стабильности государственных структур. При этом часто игнорируется, выносится за скобки рассуждений, как трюизм, наличие основного объекта, во имя сохранения стабильности которого возникали и существуют правовые системы — структуры социальной, которая не сводима ни к государственной структуре, ни к свободе действий отдельной личности. Посмотрим в этом аспекте на статью 282 УК РФ.

Статья 282. Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды: действия, направленные на возбуждение националь ной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства, а равно пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, если эти деяния совершены публично или с использованием средств массовой информации.

Как дано в уже отмеченных ранее методических рекомендациях Генеральной прокуратуры РФ, «применительно к злоупотреблениям свободой слова и свободой массовой информации понятие направленности действий характеризует только смысл информации, ее содержание (например, призывы к еврейским погромам, антимусульманская агитация), которое потенциально может спровоцировать межнациональные или межконфессиональные конфликты, но не предусматривает фактическое наступление таких последствий».

Применительно к средствам массовой информации достаточно сложно говорить о том, предусматривают они или нет фактическое столкновение на межнациональной основе Здесь можно констатировать стремление определить некий умысел в публикации (информации) именно на разжигание конфликта Как правило, такой умысел найти практически невозможно Можно возбудить внимание к проблеме, к вариантам ее решения. Но, как говорят «Методические рекомендации», «возбуждающей в смысле ст. 282 УК РФ является такая информация, которая содержит отрицательную эмоциональную оценку и формирует негативную установку в отношении определенной этнической (национальной), расовой (антропологической), конфессиональной (религиозной) группы или отдельных лиц как членов этой группы, подстрекает к ограничению их прав или к насильственным действиям против них Подобная информация, как правило, порождает напряженность в обществе, нетерпимость к сосуществованию людей разных рас, национальностей и вероисповеданий, поскольку создает благоприятную почву для конфликтов».

Ключевой вопрос состоит в том, для чего людям нужно «разжигать» межнациональный и прочий конфликт? Какую цель они могут преследовать? Что может быть предметом столкновения интересов? Без чего конфликт не имеет почвы, основы? В принципе можно сказать, что это столкновение интересов (экономических, социальных, политических и пр.). Иными словами, речь идет о субъективной и объективной мотивациях и их аргументации. Как констатируется в «Методических рекомендациях» («Об использовании специальных познаний по делам и материалам о возбуждении национальной, расовой или религиозной вражды»), «данное преступление совершается с прямым умыслом Субъект осознает, что обнародует в печати, по радио или телевидению (а также в других формах) информацию, направленную на побуждение национальной, расовой или религиозной вражды, и желает ее обнародовать». На самом деле ни один субъект не осознает и не признает, что он обнародует информацию, «направленную на соб- пвенно возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды». Чаще всего вопрос ставится о сохранении своей национальной, конфессиональной, расовой и иной идентичности, самобытности, иск тючительности перед лицом неких враждебных сил В этой связи принципиальным становится вопрос о мотивации и умысле действий, относящихся к сфере нарушений прав в области национальных, религиозных, расовых, социальных прав личности и соответствующих I

рупп Несмотря на то, что квалификация умысла в соответствующих статьях Законов в настоящий момент отсутствует, тем не менее в подзаконных нормативных актах этот критерий присутствует. Дока- іательство прямого умысла в материалах на оскорбление национальной чести и достоинства, разжигание межнациональной вражды имеет крайне малую перспективу уже на том основании, что пропаганда негативного отношения к инонациональной (социальной, конфессиональной, расовой и пр.) группе не является основной целью В цепи «мотивация —планирование —акт —результат (цель)» пропаганда необходимости изменения общественного устройства является основой мировоззренческого обоснования, мотивации движения к цели путем конкретных противоправных действий. Основным объектом воздействия, по существу, является не индивид, не отдельная группа, а общественная система, отдельное общество в целом. Однако для привлечения сторонников и определения оппонентов необходимо определить конкретных противников радикальных перемен, т. е. обозначить чуждые, враждебные группы. В этом социальном контексте уже можно говорить о действиях, направленных на пропагандистское возбуждение противостояния общественных групп по национальному, социальному, религиозному или расовому признаку Можно предложить следующие, апробированные в комплексных и комиссионных экспертизах, формулировки.

Действиями, ведущими к возникновению или усилению враждебного противостояния групп населения, объединенных по национальным, расовым или религиозным признакам, должны быть признаны публичные высказывания, распространение аудио-, видео- и изобразительных материалов, письменных текстов или иные публичные действия, смысловая направленность которых заключается в вытеснении лица или группы лиц из общественной среды или отдельной общественной сферы на основании принадлежности или непринадлежности данного лица или группы лиц к определенной национальной, расовой или религиозной группе (т. е. по национальному, расовому или религиозному признаку), а также аналогичные публичные действия, смысловая направленность которых заключается в установлении в обществе в целом или в отдельной сфере общественной деятельности дискриминации граждан по национальному, расовому или религиозному признаку

Унижением, оскорблением национальной, расовой или религиозной чести и достоинства являются публичные высказывания, распространение аудио-, видео- и изобразительных материалов или иные публичные действия, смысловая направленность которых заключается в приписывании личности негативных и осуждаемых обществом свойств в качестве характерных, заведомо присущих кому-либо уже по самой причине принадлежности или непринадлежности лица или группы лиц к определенной национальной, расовой или религиозной группе Такие действия могут выражаться в провозглашении неравноценности для общества граждан на основании их национальной, расовой или религиозной принадлежности, оперировании исключительно негативным материалом относительно лиц данной группы, публичном порицании и осуждении ценностей, уважаемых представителями этой группы Все это характерные действия, ведущие к возбуждению национальной, расовой или религиозной вражды и розни, так как смысловая направленность их заключается в том, чтобы внушить заведомую неприязнь, недоброжелательное отношение к лицам данной группы (презумпцию виновности, опасности и порочности в отношении лиц данной группы)

Иными словами, смысп противоправных общественных действий в сфере межнациональных, межконфессиональных отношений заключается в введении «презумпции виновности» на основании расового, национального или иного признака личности в качестве определителя враждебности, порочности, опасности для общественного устройства или отдельной общественной группы Эта презумпция виновности лежит в основе мотивации как конкретных экстремистских акций, так и в любых политических националистических, расистских и иных экстремистских концепций (идеологем) переустройства общественного бытия

Особым вопросом, без которого невозможно объективное рассмот рение нарушений в сфере межнациональных отношений, является вопрос о социально-психологической экспертизе ситуаций и материалов (в понимании «Методических рекомендаций» Генеральной прокуратуры РФ) с признаками преступлений, предусмотренных статьей 282 УК РФ Эта тема требует наиболее пристального внимания в отношении организации независимой и профессиональной экспертизы ситуаций и аудио-, видеоматериалов и СМИ В настоящее время экспертный анализ практически целиком зависит от личного мнения или предпочтений дознавателей, следствия и судей Учитывая, что лица, исполняю щие данные функции, обладают всеми достоинствами и пороками, характерными для современного российского общества, и учитывая, что дола, связанные с идеологической мотивацией с признаками экстремизма и политического национализма и сепаратизма, требуют всегда профессиональных особых знаний, в настоящий момент крайне необходимо выработать положение о социально-гуманитарной экспертизе (экспертах) по делам соответствующего профиля Без этого процессуальные мероприятия, криминалистическая экспертиза в конечном итоге замыкается на квалификации действий вне сюжетов собственно жстремистской направленности (предательство, бандитизм, хулиган- <

і во, экономические преступления и пр.).

Вопрос о происхождении расистских интенций в массовом сознании может быть признан аксиоматическим, не требующим в каждом

о і дельном конкретном случае углубленного теоретического экскурса п исторических сопоставлений. Но факты проявления человеконена- инстнической идеологии должны рассматриваться как каждый раз обновляющиеся вокруг того главного сюжета, который порожден спецификой исторического момента на данной территории Эта специфика ответственна за те конкретные воплощения, которые приобретает <

гремление к изменению социальной ситуации в направлении благоприятствования для одних групп населения в ущерб другим группам (или слоям) населения

Усилия специалистов должны быть направлены на предельно конкретную диагностику тех проявлений, которые мы имеем в каждом конкретном случае Эксперты должны располагать знанием исследуемой территории во всем ее своеобразии, имея в виду максимальную конкретизацию (географическую, историческую, экономическую, демографическую, политическую) сегодняшней ситуации Подобного рода сведения можно получить только непосредственно на местах, располагая сетью наблюдателей, собирающих первичную информацию по правилам социологического исследования

Анализ ситуации не может быть ограничен описанием и анализом Работа экспертов в роли лекторов, регулярно выезжающих в провинциальные города, является работой в рамках социологического эксперимента, позволяющего вносить планируемое информационное «возмущение» в ситуацию с практической целью ее изменения

В качестве приложения приведем варианты экспертного анализа, проведенного в свое время по просьбе прокуратуры специалистами из Группы по правам национальных меньшинств Санкт-Петербургского Союза ученых

Один пример —по материалам публикации текстов в СМИ, второй — преимущественно по символике В материалах для экономии места дается только исследовательская часть, без необходимого вве дения, описания обстоятельств дела, характеристики представленных на экспертизу конкретных материалов.

Раздел «Определение категорий». По определениям, данным в ело варях русского языка Даля и Ушакова, слова «рознь» и «вражда» являются синонимами (т е их значения совпадают) «Вражда» опре деляется также как «неприязнь, несогласия, зложелательство» (словарь Даля), «неприязнь, взаимная ненависть, недоброжелательные отношения» (словарь Ушакова), «отношения и действия, проникнутые неприязнью, ненавистью» (словарь Ожегова) Слово «унизить» явля ется синонимом слова «оскорбить», которое, в свою очередь, определяется как «раздражить словом или делом, нападать на, судить неправо, кривосудом» (словарь Даля), «обидеть, причинить моральный ущерб» (словарь Ушакова).

<< | >>
Источник: Бочаров В.В.. Антропология власти. Хрестоматия по политической антропологии: В 2 т./ Сост. и отв. ред. В.В.Бочаров. Т. 1. Власть в антропологическом дискурсе. — СПб.: Изд-во С.-Пе- терб. ун-та.. 2006

Еще по теме ЭКСПЕРТИЗА МАТЕРИАЛОВ НА ПРЕДМЕТ НАЛИЧИЯ ПРИЗНАКОВ, ПОПАДАЮЩИХ ПОД ОПРЕДЕЛЕНИЕ «ЭКСТРЕМИЗМ»4:

  1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК ПРИКЛАДНАЯ НАУКА
  2. ЭКСПЕРТИЗА МАТЕРИАЛОВ НА ПРЕДМЕТ НАЛИЧИЯ ПРИЗНАКОВ, ПОПАДАЮЩИХ ПОД ОПРЕДЕЛЕНИЕ «ЭКСТРЕМИЗМ»4
  3. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПРЕДМЕТ И ОБЪЕКТ - КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  4. ДРАГОЦЕННЫЕ МАТЕРИАЛЫ КАК ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО ст.191 УК РФ
  5. УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ, ПРАВЯЩАЯ И «СМЫСЛОТВОРЯЩАЯ» ЭЛИТЫ
  6. § 4.2 Исследование фонограмм на предмет наличия/отсутствия на них признаков монтажа или изменений
  7. 8.3.  Предмет  и  объекткриминалистической  экспертизы
  8. §3. Перевод на другую временную работу
  9. 2.3. Особенности организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о закупках товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд на отдельных стадиях закупок
  10. Типичные нарушения законов о противодействии легализации преступных доходов
  11. 6.2. Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних: правовая оценка
  12. ПРОВЕРКА ИСПОЛНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  13. 6.2. Порядок возбуждения уголовного дела.
  14. б) Субзумпция (подведение) признаков состава под правовую норму
  15. § 2. ПРЕДМЕТ, ОБЪЕКТЫ И ЗАДАЧИ ТЕХНИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ДОКУМЕНТОВ
  16. § 2. МЕТОДИКА ТЕХНИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ПОДПИСИ
  17. § 4. Актуальные проблемы взаимодействия таможенных органов РФ с иными органами в рамках обеспечения защиты прав на объекты интеллектуальной собственности
  18. 2.3.1. Понятие и признаки государства, его определение. Сущность государства
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -