<<
>>

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕРЕНИЯ СОВРЕМЕННОСТИ


В самом начале своей книги Гидденс специально оговаривается, что видит своеобразие своей теоретической стратегии в том, чтобы проанализировать современность через призму ее институциональных измерений.
Гидденс отмечает, что характерной особенностью подхода большинства социологических направлений к анализу институциональных измерений современности было стремление выделить какое-то одно из его измерений и объявить его главной детерминантой социальных изменений в современных обще

ствах. По этой причине он выражает несогласие с теми классиками социологии, которые пытались свести институциональные аспекты современности к какому-то одному измерению, будь то капитализм у Маркса, индустриализм у Дюркгейма или же западный рационализм у Вебера. По мнению Гидденса, подобные попытки несут на себе следы явного социологического редукционизма, а потому не способны дать адекватную концептуализацию институтов современности. В свою очередь, свою задачу Гидденс видит в том, чтобы дать многомерное изображение современности с социологической точки зрения. Для этого он прибегает к выделению основных институциональных измерений современности. Теоретическое преимущество этого подхода Гидденс усматривает в том, что он позволяет очертить такой образ современности, в рамках которого выявлялся бы автономный режим функционирования отдельных институциональных сфер жизни современного общества.
Согласно Гидденсу, современность определяется четырьмя институциональными комплексами. Первый институциональный комплекс составляет капитализм, характеризующийся существованием товарного производства, частной собственности на средства производства, а также наемного труда, то есть номинально свободных работников, лишенных собственных средств производства и вынужденных в силу этого продавать свою рабочую силу собственникам средств производства. Характерной моделью социальной дифференциации при капиталистической организации общества является дифференциация по классовому признаку, при которой социальное положение индивидов определяется прежде всего контролем над возможностями доступа к средствам производства, «Капиталистическое
зз

предприятие зависит в производстве от конкуренции на рынках, а цены являются сигналами для инвесторов, производителей и потребителей»[18].
Второй институциональный комплекс современности — это индустриализм, основанный на использовании неживых источников энергии и машинной технологии для массового производства товаров с целью их последующей реализации на рынке для извлечения прибыли. «Главной характеристикой индустриализма является использование неживых источников материальной энергии в производстве благ, связанное с центральной ролью машинной технологии в производственном процессе»[19]. Индустриализм предполагает регулируемую социальную организацию производства в целях координации человеческой деятельности, машин, потребления и выпуска сырья и готовых товаров. Индустриализм как институциональный комплекс свойственен не только массовому производству эпохи «промышленной революции», но и производству эпохи электронного машиностроения. Влияние индустриализма не ограничивается сферой производства, но затрагивает многие аспекты повседневной жизни, такие, как системы транспорта и коммуникации, а также семейную жизнь.

Капиталистическое общество является обществом прежде всего потому, что оно представляет собой национальное государство. По мнению Гидденса, административную систему' капиталистического государства, равно как и всех прочих современных государств, необходимо интерпретировать с помощью категории координированного контроля над определенной терри-

торией, имеющей четко выраженные границы. Существование высокоорганизованных национальных государств, осуществляющих координированный контроль над территорией в рамках своих национальных границ, — это одно из наиболее характерных явлений современности. Ни одно из досовременных государств никогда не достигало такого уровня административной координации, который присущ современным национальным государствам.
Достижение высокого уровня административной координации в современных национальных государствах обусловлено в первую очередь развитием практик надзора и контроля, существенно усилившихся по сравнению с практиками надзора в досовременных обществах. Ссылаясь на французского философа Мишеля Фуко, проанализировавшего в своих работах 1970-х годов практики надзора в рамках так называемого «дисциплинарного общества», Гидденс указывает, что существование развитого аппарата надзора составляет третье институциональное измерение современности наряду с капитализмом и индустриализмом. Такой аппарат возникает только в современных обществах. Как показывает Фуко в целом ряде своих работ, центральное место среди которых занимает книга «Надзирать и наказывать» (1975), на протяжении Нового времени в западном мире происходит не только экономическая рационализация, но также и рационализация политических технологий, технологий власти и технологий господства1. Самым круп-
Фуко М. Надзирать и наказывать: Рождение тюрьмы [1975].
М.: Ad Marginem, 1999.

ным и важным открытием политической технологии являются «дисциплины», то есть системы непрерывного и иерархизированного контроля над населением. Поэтому общества, неотъемлемой составляющей которых являются развитые системы надзора над наслением, Фуко называет «дисциплинарными обществами». Надзор относится к контролю за деятельностью подчиненного населения прежде всего в политической сфере. Он может осуществляться как в прямой (например, в школах, тюрьмах, на рабочих местах и т. д.), так и в косвенной форме. В последнем случае его основой является контроль над информацией.
Наконец, четвертое институциональное измерение модерна — это контроль над средствами насилия. Военная сила всегда занимала центральное место в досовременных цивилизациях. Однако в этих цивилизациях центра л ьная власть никогда не была в состоянии на протяжении сколько-нибудь продолжительного времени удерживать в своих руках монопольный контроль над средствами насилия; ее монополия периодически нарушалась вторжениями извне или локальными конфликтами. Кроме того, стабильность правления в традиционных обществах всегда зависела от прочности союзов центральных властей с местными феодалами и военоначальниками, которые в военном отношении представляли собой относительно самостоятельную силу. Устойчивая монополия на средства насилия в рамках территориально четко очерченных границ является отличительной чертой именно современных государств. Установление и продолжительное сохранение подобной монополии были бы невозможны без развития современной промышленной системы организации производства, которая обеспе
чивает как индустриальные методы ведения войны, так и массовое производство вооружений[20].
Подчеркивая, что в институциональном плане современность складывается из нескольких равноправных измерений, Гидденс в то же самое время отмечает, что эти институциональные измерения современности тесно связаны между собой. Капитализм предполагает отделение экономической сферы жизнедеятельности общества от политической в условиях господства рыночной ко- нуренции. В свою очередь, практики административного надзора имеют огромное значение для всех без исключения типов организации, связанных с развитием современных обществ. Особую роль они сыграли для возникновения современного национального государства, развитие которого было тесно сопряжено с развитием капитализма. Приобретение
и успешное сохранение монополии на средства насилия со стороны современного национального государства было не в последнюю очередь обусловлено разработкой светского уголовного права наряду с развитием аппаратов надзора и контроля над лицами, чье поведение признавалось «отклоняющимся» от общепринятых норм. Существует также непосредственная связь между военной силой и индустриализмом, одним из проявлений которой является феномен индустриализации войны. Не менее очевидный характер имеет связь между капитализмом и индустриализмом, которые в качестве институциональных измерений современности поддерживают друг друга1. Более того, несмотря на то,
1 Тесная связь между индустриализмом и капитализмом диктуется самой внутренней логикой капиталистического предпринимательства, ориентированного на максимизацию прибыли на основе рационального расчета капитала. По этой причине современный капитализм отчаянно нуждается в технологической базе массового производства. Как справедливо отмечал еще Йозеф Алоиз Шумпетер, «капиталистический механизм — это прежде всего механизм массового производства, что означает также и производство для масс. [...] У королевы Елизаветы были шелковые чулки. Капиталистическое развитие обычно состоит не в том, чтобы изготовить большое количество чулок для королевы, а в том, чтобы, затрачивая на их изготовление все меньше и меньше усилий, сделать их доступными для женщин-работ- ниц» (Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия [1942]. М.: Экономика, 1995. С. 109). «Этот процесс, — продолжает Шумпетер, — на первый взгляд ведет к хаосу, убыткам и безработице, однако он всякий раз порождает лавину потребительских благ, поток которых постоянно расширяется и углубляется, увеличивая тем самым реальные доходы потребителей. [...] Иными словами, капиталистический процесс не случайно, а в силу самого своего механизма все более поднимает уровень жизни масс. [...] Капиталистическое производство одну за другой решает все проблемы обеспечения масс различными товарами» (Там же. С. 110-111).

что такие базовые институциональные измерения современности, как капитализм, индустриализм, современное национальное государство и новые средства ведения войны, появляются первоначально на Западе, они постепенно распространяются по всему земному шару, кладя тем самым начало процессу глобализации.
<< | >>
Источник: Гидденс, Энтони. Последствия современности. 2011 {original}

Еще по теме ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕРЕНИЯ СОВРЕМЕННОСТИ:

  1. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕРЕНИЯ СОВРЕМЕННОСТИ
  2. Раздел VIII ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ПРАВА. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВА И ВЛАСТИ В ПОСТТОТАЛИТАРНОМ ОБЩЕСТВЕ
  3. 5. Измерения в маркетинговых исследованиях 5.1. Шкалы измерений и их использование
  4. Что это такое — измерение показателей и зачем нужны эти измерения?
  5. (3. Принципы теории институциональной эволюции.
  6. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ РАМКИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ
  7. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СРЕДА
  8. Каковы стратегические ответы на институциональные процессы?
  9. Институциональные методы экономической политики
  10. § 2. Институциональные аспекты федерализма