<<
>>

Хорошо обоснованная иллюзия

Таким образом, теория габитуса позволяет объяснить кажущуюся истину теории, которую она разоблачает. Если гипотеза, настолько же нереалистичная, как та, что фундирует теорию действия или рациональной антиципации, может показаться обоснованной фактами, то лишь потому, что агенты, в силу соответствия диспозиций позициям, в большинстве случаев формируют разумные ожидания, т.

е. согласующиеся с объективными шансами, и почти всегда контролируемые и подкрепляемые прямым действием коллективного контроля, например, того, что осуществляет семья. (Исключение составляют такие очевидные случаи, как сублролетарии, деклассированные элементы и перебежчики, впрочем, модель может объяснить и их.) Теория габитуса позволяет также понять, что даже столь фиктивная и натянутая теория, какой является «теория репрезентативного индивида», основанная на гипотезе, что суммарная совокупность выборов всех различных агентов одной категории, например, потребителей, несмотря на их крайнюю разнородность, ведет себя как стандартный выбор «репрезентативного индивида», стремящийся максимизировать свою полезность, или который можно считать таковым, — не опровергается полностью фактами. Так, Ален Кирман показывает, что эта фикция покоится на вынужденных и очень специфических гипотезах и ничто не позволяет нам утверждать, что индивидуальное стремление к максимизации дает в итоге коллективную максимизацию, и наоборот, тот факт, что коллектив представляет определенную степень рациональности, не означает, что индивиды будут действовать рационально. Затем он утверждает, что функцию глобального спроса можно обосновать не однородностью, а разнородностью агентов: поведение индивидуального спроса, очень разбросанного, может завершиться поведением

агрегированного спроса, очень унифицированным и стабилизированным.64 Эта гипотеза находит реалистическое основание в теории габитуса и в представлениях потребителей как совокупности разнородных агентов, имеющих разные диспозиции и интересы (так же как и условия существования), которые, однако, всякий раз оказываются приспособленными к условиям существования, предполагающим различные шансы, и в силу этого испытывают принуждения, вписанные в структуру поля, например, экономического поля в целом или, для руководителей предприятия, — структуру поля предприятия.

В поле экономики не остается места для «сумасбродств», а те, кто им предается, раньше или позже платят своим исчезновением цену своего пренебрежения правилами или закономерностями, присущими экономическому порядку.

Придавая эксплицитную и систематическую форму философии денег и действия, которую экономическая ортодоксия часто принимает неявным образом (в частности, потому, что, используя такие понятия, как предпочтение или рациональный выбор, она лишь рационализирует представления здравого смысла), приверженцы теории рационального действия (среди них много экономистов, как Гари Беккер) и методологического индивидуализма (как Д. Коулман, Д. Элстер и их французские эпигоны) выносят на всеобщее обозрение всю абсурдность типично схоластического воззрения на условия человеческого существования. Их узко интеллектуалистский (или интеллектуалоцентристский) ультрарационализм напрямую противоречит — уже самой своей чрезмерностью и своим безразличием к опыту — самым обоснованным результатам исторических исследований относительно человеческой практики. Если мы сочли необходимым показать, что многие достижения экономической науки, этого колосса на глиняных ногах, полностью совместимы с философией денег, действия, времени и социального мира, несмотря на то, что ее утверждения полностью отличаются от тех, что обычно производят и принимают большинство экономистов, то не затем, чтобы воздать хвалу философии, а лишь пытаясь объединить социальные науки, стремясь вернуть экономике ее научно-историческую истину.

Примечания Bourdieu Р. amp; а\. L’economie de la maison // Actes de la recherche en sciences sociales. 1990. № 81-82. P. 1-96. Представление о дифференциации французского поля экономической науки дает статья Фредерика Лебарона «Отрицание власти» (Lebaron F. La denegation du pouvoir // Actes de la recherche en sciences sociales. 1997. № 119.)

5 Bourdieu P.amp;Bouhedjia S., Gitry C. Un contrat sous contraint. Loc. cit. P. 34-51. Bourdieu P. amp; Bouhedjia S., Christirt R., Gitry C.

Un placement de рёге de famille. La maison individuelle, specificite du produit et logique du champ de production. Loc. cit. P. 6-33. Bourdieu P., Saint Martin М., de. Le sens de la propriete. La ge- n?se sociale des systemes de preference. Loc. cit. P. 52-54. Bourdieu P., Christin R. La construction du marchc Le champ administratif et la production de la «politique du logement». Loc. cit. P. 65-85. Bourdieu P. amp; Bouhedjia S., Christin R., Gitry C. Op. cit.

' Bourdieu P. Droit et passe-droit. Le champ des pouvoirs terri- toriaux et la mise en oeuvre des reglements. Loc. cit. P. 86-96. Возможно, мне стоит повторить здесь снова для неискушенного читателя вещи, о которых я уже писал ранее, что мой анализ может быть применен совершенно особым способом к исследованию предмета экономики.

1(1 North D. Market and other Allocations Systems / History: The Challenge of Karl Polanyi // Journal of European Economic History. 1977. № 6. P. 703-716. Можно припомнить два часто цитируемых случая нарушения этого закона молчания: Marshall. Principes of Economics. 1980 (особенно глава «О рынках»); Robinson J. Market // Encyclopaedia Britannica; Collected Economic Papers. Tirole J. The Theory of Industrial Organization. Cambridge: The MIT Press. 1988. P. 12. Friedman M. Capitalism and Freedom. Chicago: Chicago University Press, 1962. Stigler G. J. The Intellectual and the Marketplace. Cambridge: Harvard University Press, 1963. P. 143-158. Об экономических условиях доступа к экономическому расчету см., например: Bourdieu P. (avec Darbel A., Rivet J. P., Siebel С.). Travail et travailleurs en Algerie. P.: La Haye, Mouton,

1963 ; Bourdieu P. Algerie 60. Structures economiques et structures temporelles. P.: Ed. de Minuit, 1977. Условия культурного досту

па можно найти в описании постепенного возникновения market culture — стихийной социальной теории, описывающей социальные отношения «исключительно в терминах товара и обменов, тогда как они продолжают содержать гораздо больше» (Reddy W.

The Rise of Market Culture. The Textile Trades and French Society, 1750-1900. Cambridge: Cambridge University Press, 1984.) О двойной истине труда см.: Bourdieu P. Meditations pasca- liennes. Paris: Seuil, 1997. P. 241-244. Titinus R. M. The Gift Relationship. From Human Blood to Social Policy. New York: Pantheon, 1971. Некоторые сторонники теории рационального предвидения утверждают, что наилучшее использование имеющейся информации, с учетом специфики ставки, которую стремятся увеличить, достигается постепенно в процессе обучения методом проб и ошибок. Теория диспозиций (габитуса) позволяет обосновать существование разумного предвидения в отсутствии какого бы то ни было рационального расчета. В ожидании появления необходимой для исследования формализации, подчиняющейся указанным принципам, можно обратиться к анализу соответствий, чьи теоретические основания, по всей видимости, могут дать представление о полях. См., например: Bourdieu P., Saint Martin М., de. Le Patronat // Actes de la recherche en sciences sociales. 1978. № 20/21. P. 3-82, introduction. Экономическое поле состоит из совокупности субполей, соотносимых с тем, что обычно называют сектором или отраслью промышленности. Hamilton W. Н. Price and Price Policies. N.Y.: Mac-Graw Hill, 1938. Too! M. R. Contributions to an Institutional Theory of Price Determination // Hodgson G. М., Screpanti E. Rethinking Economics, Markets, Technology and Economic Evolution. European Association for Evolutionary Political Economy. 1991. P. 29-30. Финансовый, технический и торговый капиталы существуют одновременно в объективированной форме (оборудование, инструменты и т. п.) и в инкорпорированной форме (компетенция, ручные навыки и др.). У Веблена мы можем найти некоторого рода антиципацию различения двух состояний капитала, объективированного и инкорпорированного, когда он упрекает ортодоксальную теорию капитала в переоценке материально осязаемых активов и недооценке неосязаемых активов. (Web- len Th. The Instinct of Workmanship.
N. Y.: Augustus Kelley, 1964.) Minth B., Schwartz M. The Power Structure of American Business. Chicago: The University of Chicago Press, 1985.

KregelJ. A. Economic Methodology in the Face of uncertainty // Economic Journal. 1976. № 86. P. 209-225. Пренебрегая при этом «принципом стратифицированного детерминизма», выдвинутого П. Вайсом, который утверждает «детерминацию — determinacy — в целом — in the gross — несмотря на неопределенность — indeterminacy — просматриваемую в деталях— in the small» (Weiss P. A. The living system: determinism stratified //Koestler A., Smythies J. R. (eds.) Beyond Re- ductionism: New Perspectives in the Life Sciences. London: Hutchinson, 1969. P. 3-42.) Как показал P. Коаз, гипотеза нулевых затрат на транзакцию (zero transaction costs), которой неявно пользуется ортодоксальная теория, подразумевает обмен как одномоментные акты: «Another consequence of the assumption of zero transaction costs, not usually noticed, is that, when there are no costs of making transactions, it costs nothing to speed them up, so that eternity can be experienced in a split second». (Coase R. H. The Firm, the Market and the Law. Chicago: The University of Chicago Press, 1988. P. 15.) Заменить рынок на поле — значит вернуться к специфической социальной структуре (в полную противоположность антиисторическому понятию рынка), которая практически осуществляет координацию и агрегацию индивидуальных выборов. Tit ole J. Op. cit. P. 4.

H Классические работы А. Тверски и Д. Канемана пролили свет на совершаемые агентами недочеты и ошибки в сфере теории вероятностей и статистики (Tversky A., Kahneman D. Availability, A Heuristicfor Judging Frequency and Probability // Cognitive Psychology. 1973. № 2. P. 207-232; Sutherland S. Irrationality. The Ennemy Within. London: Constable, 1972). Интеллектуалист- ское допущение, поддерживающее эти исследования, может привести к неучету того факта, что логика диспозиций делает агентов способными дать практический ответ в ситуациях, когда трудно оценить будущие шансы и невозможно решить задачу в абстрактном виде.

(Bourdieu P. Le Sens pratique. Paris: Ed. de Minuit, 1980; см. также на русс, яз.: Бурдье П. Практический смысл. М.: Институт экспериментальной социологии; СПб.: Алетейя, 2000.)

л Strauss A. Continual Permutations of Action. — N. Y.: Aldine de Gruyter, 1993. Cm.: Granovetter M. Economic institutions as social constructions : A framework for analusis // Acta Sociologica. 1992. № 35. P- 3-11. В этой статье мы находим в измененном виде альтернативу «индивидуализму» и «холизму», свирепствующую в орто

доксальной экономике (и социологии), в форме заимствованной у Д. Ронга (Wrong D. The Oversocialized Conception of Man in Modern Sociology //American Sociological Review. 1961. № 26. P. 183-196.) оппозиции между undersocialized view, предполагающим, что агенты являются настолько «чувствительными к мнению других, что они автоматически подчиняются общепринятым нормам поведения» или что они настолько глубоко усвоили нормы и ограничения, что их уже не затрагивают актуальные отношения (именно так и, к сожалению, полностью ошибочно понимают иногда понятие «габитус»). Мы можем, следовательно, заключить, что в конце концов over и under сходятся во взгляде на агентов как на монады, закрытые для «влияний» concrete ongoing systems of social relations и social network. Таким образом, «ситуационизм» или методологический индивидуализм показывает всего лишь ложное преодоление альтернативы, ложной самой по себе, между индивидуализмом и холизмом. Triole J. Op. cit. P. 2-3. Немного дальше автор приводит показатели затрат и прибылей, связанных с различными категориями продукции (в частности, теоретическими и эмпирическими) на рынке экономической науки, что позволяет понять сравнительные судьбы «гарвардской традиции» и новой «теории промышленной организации», которую он отстаивает. «Until the 1970s, economic theorists (with a few exceptions) pretty munch ignored industrial organization, witch did not lend itself to elegant and general analysis the way the theory of competitive general equilibrium analysis did. Since then, a fair number of top theorists have become interested in industrial organisation». Mason E. S. Price and Production Policies of Large-scale Enterprise II The American Economic Review. 1939. XXIX. № 1. P. 61 - 74; 64. Mason E. S. Op. cit. P. 68. Обращаю внимание на постоянные переходы от языка структуры и структурного принуждения к языку сознания и преднамеренного выбора. Макс Вебер замечает, что товарообмен является исключительным примером самой инструментальной и самой рассчитанной из всех форм действия, это «архетип рационального действия», представляющий «мерзость для всей системы братской морали» (Weber М. Economie et societe. P.: Plon, 1971. P. 633). Теория менеджмента, специальная учебная «бизнес-лите- ратура» для бизнес-школ, выполняет функцию, очень похожую на функцию юридических текстов XVI и XVII веков, которые под видом описания государства участвовали в его становлении. Так, разработанная для менеджеров, актуальных или по

тенциальных, теория менеджмента постоянно колеблется между позитивным и нормативным и основывается на переоценке доли сознательно преследуемых стратегий относительно доли структурных ограничений и диспозиций руководителей. Kotler Ph. Marketing Management, Analysis, Planning, Implementation, and Control. Englewood Cliffs, Prentice Hall, 1988. P. 239.

3* Chandler A.D. La main visible des managers. Trad. F. Lander. P.: Economica, 1988. P. 70-72.

39 Несмотря на то что этот взгляд порой оспаривается, в последние годы, поскольку в периоды после кризиса иерархии постоянно меняются и слияния-передачи позволяют малым предприятиям покупать большие или действительно конкурировать с ними, мы тем не менее наблюдаем достаточно значительное постоянство списка 200 самых крупных предприятий в мире.

" Chandler A. D. Scale and Scope, The Dynamics of Industrial Capitalism. Cambridge: Harvard University Press, 1990. P. 589-599. Cappbell J., Linberg L. Property Rights and the Organization of Economic Action by the State // American Sociological Review. 1990. № 55. P. 634-647. Нейл Флигштейн показал, что нельзя понять изменения в управлении фирмами без тщательного анализа отношений с государством, которые складываются на предприятии в течение долгого времени, — и все это при самом благоприятном отношении к либеральной теории, в Соединенных Штатах, где государство оказывается решающим агентом структурирования промышленности и рынков. См.: Fligstein N. The Transformation of Corporate Control. Cambridge: Harvard University Press, 1990. Государство вовсе не является одним лишь механизмом координации спроса и предложения. Если роль государства очевидна в примере продажи домов, то другие институции и другие агенты тоже могут вмешиваться, как, например, сети по знакомству при продаже крэка (Bourgois Ph. Searching for Respect: Selling Crack in El Bario. Cambridge: Cambridge University Press, 1996), или «сообщества», формируемые завсегдатаями аукционов (Smith С. Auctions. — Berkeley: University of California Press, 1990), или агенты специально назначенные отвечать за связь предложения и спроса (как matchmaker в экономике кулачных боев) (Wacquant L. A Flesh Peddler at Work: Power, Pain, and Profit in the Prizefighting Economy // Theory and Society. 1997. № 27.) Для крупных французских предпринимателей можно установить достаточно тесное соответствие пространства предприятий и пространства их руководителей по критерию объема и структуры их капитала (см.: Bourdieu P., Saint Martin М., de. Le

patronat II Actes de la recherche en sciences sociales. 1978. № 20/21. P. 3-82.) В уже процитированной нами выше работе Н. Флигштей- на (Fligstein N. The Transformation of Corporate Control. Op. cit.) описывается, как управление фирмой постепенно переходит под давлением руководителей отделов от производства к маркетингу, а затем к финансам. См. также на эту тему: Fligstein N.. Markowitz L. The Finance Conception of the Corporation and the Cause of the Reorganization of Large American Corporations, 1979— 1988 II Wilson W. J. (ed.) Sociology and Social Policy. Beverly Hills: Sage, 1993; Fligstein N., Dauber K. Structural Change in Corporate Organization // Annual Review of Sociology. 1989. № 15. P. 73—96; The Intraorganizational Power Struggle: The Rise of Finance Presidents in Large Corporations // American Sociological Review. 1987. № 52. P. 44-58. Мы исследовали, как силовые отношения между обладателями разных видов компетенции связаны с разными видами образования (Национальная школа администрации, Высшая политехническая школа, Высшая школа коммерции), а тем самым — отношения между соответствующими им функциями администрирования, технологии, коммерции и конкуренцией или соперничеством, которые ставят их исполнителей в оппозицию друг другу внутри поля власти на предприятии. Можно видеть, как эти силовые отношения детерминируют принятие наиболее важных для предприятия решений. White Н. Where do markets come from? // American Journal of Sociology. 1981. №87. P. 517-547.

4gt; Ibid.

49 Bourdieu P. Meditations pascaliennes. Op. cit.

x Becker G. S. A Treatise on the Family. Cambridge: Harvard University Press, 1981. P. ix; Becker G. S. The Economic Approach to Human Behaviour. Chicago: The University of Chicago Press, 1976.

51 Pareto V. Manuel d’economie politique. Genfcve : Droz, 1964. P. 41. Можно заметить, что в отличие от методологического индивидуализма, для которого есть только одна альтернатива сознательного и волевого действия, удовлетворяющего определенным условиям эффективности и последовательности, и «социальной нормы», действенность которой также определяется выбором, — Парето признает, по крайней мере, существование другого принципа действия: обычай, традицию, привычку. Уже Веблен защищал идею, что экономический агент не является «мешком желаний» (a bundle of desires), но «согласованной структурой склонностей и привычек» (a coherent structure of

propensities and habits). (Veblen Th. Why is Economics not an Evolutionary Science? // The Quartetly Journal of Economics. July 1898. P 390.) Джеймс С. Дьюсенберри также отмечал, что основание решения о потреблении нужно искать не в рациональном планировании, а скорее в обучении и формировании привычек. Он установил, что потребление зависит от прошлых доходов в той же степени, что и от настоящих. (Duesenberry J. S. Income. Saving and the Theory of Consumer Behavior. Cambridge: Harvard University Press, 1949.) Mintz S. Sweetness and Power. The Sugar in Modern History. New York: Viking Penguin, 1985. Bourdieu P. La Distinction. Critique sociale du jugement de go- fit. Op. cit. -, Levine L. High Brow: The Emergence of Cultural Hierarchy in America. Cambridge: Harvard University Press, 1988. Анализ социальных и экономических детерминаций предрасположенности к покупке или к найму жилья, отход от антиисторического определения предпочтений вовсе не обрекают исследователя на релятивизм, который мог бы воспрепятствовать рациональному познанию вкусов, обычно оставляемых исследователями на простой и чистый социальный произвол (как это пытается утвердить старая формула «de gustibus non est disputadum», упоминаемая также и Гари Беккером). Напротив, это приводит нас к необходимости обнаружить эмпирически статистические связи, устанавливаемые между вкусами в разных областях практики и экономическими и социальными условиями их формирования, т. е. настоящей и прошлой позициями (траекториями) агентов в структуре распределения экономического капитала и культурного капитала (или, если угодно, состоянием в рассматриваемый момент и эволюцией во времени объема и структуры их капитала).

53 Трудности всякой попытки свободно переосмыслить основания экономики происходят оттого, что экономическая ортодоксия сегодня является несомненно самым сильным дискурсом в социальном мире, чему способствует, в частности, математическая формализация, придающая видимость строгости и нейтральности. Несмотря на то что экономическая теория далеко не едина и что можно в ней различить социологически доминантный core hard, организованный вокруг отдельного индивида и абстрактного рынка, дополнительные и корректирующие теории (теория игр, институциональная теория, эволюционистская теория) и антагонистические теории, она организуется в социальном плане согласно модели длинных цепей бытия (great chain J eing), столь дорогих Артуру Ловежуа, где с одного конца

помещаются чистые и возвышенные математики, приверженцы теории общего равновесия, а с другого конца — авторы малых моделей прикладной экономики. Причем первые служат залогом легитимности для вторых, тогда как вторые придают первым видимость влияния на реалии мира как он есть. Durkheim Е. Cours de sciences sociales // Durkheim E. La science sociale et l’action. Paris : PUF, 1970 (led. 1888). P. 85. Veblen Th. Why is Economics not an evolutionary Science ? // The Quarterly Journal of Economics. July 1898. P. 373-397. Критику подобной идеалистической претензии можно найти у А. Хиршмана: Hirschmcin A. Rival Interpretations of Market society: Civilizing, Destructive or Feeble? // Journal of Economic Literature. 1982. № 20 (4). P. 1463-1484. Stigler G. J., Becker G. S. De Gustibus non est disputandum // American Economic Rewiev. 1977. № 67. P. 76-90.

',0 Cm.: Tversky A., Kahneman D. Op. cit.

1,1 Можно взять в качестве примера результаты, полученные бихевиористами, в частности Гербертом Симоном, не разделяя, однако, их философии действия. Так, Г. Симон обращал внимание на величину неопределенности и неполноты знаний, которые влияют на процесс принятия решения, а также на ограниченные возможности человеческого мозга. Он отвергал общую гипотезу о максимизации, но пользовался понятием «bounded rationality»: агенты могут быть не способны собрать и переработать всю необходимую информацию для принятия общих решений о максимизации, но могут сделать рациональный выбор из ограниченного множества возможностей. Предприятия и потребители не максимизируют, а стремятся достичь приемлемого минимума (satisficing), принимая во внимание невозможность собрать и обработать всю необходимую информацию, чтобы достичь максимума. (Simon Н. Reason in Human Affairs. Stanford: Stanford University Press, 1984.) Намек на шутку в духе Мольера: «Почему опиум вызывает сон?.. Потому что у него снотворная способность». Выражение используется, чтобы высмеять сугубо словесное объяснение. — Прим. перев.

65 См. Bourdieu P. Algerie 60. Op. cit.

64 Kirman A. P. L’hypothese de l’individu «representatif»: une analyse critique// Problemes economiques. 1993. Vol. 2325. P. 5-14,

<< | >>
Источник: Бурдье  Пьер. Социальное пространство: поля и практики. 2005

Еще по теме Хорошо обоснованная иллюзия:

  1. 20.4. Феноменология процессов принятия управленческих решений
  2. 3.1.2. Значение и смысл в коммуникации
  3. Глава I Россия на перепутье европейской политики в эпоху 1812 года
  4. 3.1. ЭНЕРГЕТИКА
  5. 3.1.2. Значение и смысл в коммуникации
  6. ИЗУЧЕНИЕ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО УТОПИЧЕСКОГО СОЦИАЛИЗМА В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ (1917—1963)
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. О социогенезе свободы
  9. Права человека, или Левиафан
  10. Выводы
  11. Хорошо обоснованная иллюзия
  12. Трансцендентность институтов
  13. СОЦИАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО И СИМВОЛИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ
  14. МЕРТВЫЙ ХВАТАЕТ ЖИВОГО
  15. Глава I. Наука конкретного
  16. Интересы и потребности — регуляторы общественной жизни