<<
>>

Оценка совокупного риска с помощью ставки дисконтирования

  Базовые оценки ставки дисконтирования как обобщающие характеристики рисков инвестирования в те или иные активы могут быть получены с помощью специальных методов, некоторые из которых будут рассмотрены далее.
Здесь же остановимся на проблеме, как следует определять ставку дисконтирования применительно к специфическим условиям в российской экономике. Проблема эта возникла не случайно. Зачастую ставка дисконтирования является средством манипулирования оценками стоимости бизнеса. В то же время не существует достаточно строгих правил обоснования ставки дисконтирования.

Учитывая нередко спекулятивный характер построения ставки дисконтирования, Е. Тарасевич выдвинул несколько неожиданное на первый взгляд предложение на этот счет. По его мнению, «при попытке массовой пересадки культивированной на Западе методики на почву экономики переходного периода (России. — В.Р.) вполне вероятна реакция отторжения. Причиной подобной реакции является фактическое несоответствие питательных информационных сред и традиционных методов хозяйствования. Именно поэтому при оценке рыночной стоимости в России тупиковой является ситуация обоснования расчетных характеристик рынка».[95] К числу таких характеристик он относит и «ставку дисконтирования». Чтобы выйти из «тупиковой ситуации», Е. Тарасевич полагает, что «целесообразно перейти на директивную регламентацию таких показателей (в т.ч. и ставки дисконтирования. — В.Р.), которые в силу объективных обстоятельств нельзя обосновывать рыночными данными».[96]

Такая аргументация не совсем понятна. Если ставку дисконтирования нельзя обосновать с помощью «рыночных данных», то как ее можно установить путем «директивной регламентации»? И разве Правительство, Министерство экономического развития и торговли и даже Государственная Дума Российской Федерации за неимением рыночных данных могут каким-то мистическим образом устанавливать ставки дисконтирования по отраслям, видам деятельности и регионам? На чем будут основываться такого рода решения? И какова цена подобных решений? Думаю, не очень высокая.

И все же в идее Е. Тарасевича есть, как говорят, рациональное зерно. Более того, весной 2000 г. я лично выступал с нечто подобным. Я и мой коллега написали председателю РФФИ В. Малину следующее письмо: «Предлагаем организовать в Российском фонде федерального имущества собственный мониторинг риска инвестирования в российский бизнес, точнее, в приобретение пакетов акций, принадлежащих государству».

Работая над оценкой рыночной стоимости пакетов акций, реализуемых РФФИ и оцениваемых независимыми оценщиками, мы пришли к выводу, что оценки рисков, а следовательно, определение ставки дисконтирования зачастую носят характер «импровизации» оценщика. Ставки дисконтирования по существу не являются обоснованными. Однако именно эти ставки занимают основное место в оценке бизнеса методом дисконтированных денежных потоков. По нашему мнению, РФФИ следовало бы организовать оценку рисков с помощью специализированных фондов, занимающихся исследованием общественного мнения. В этом же письме мы представили соображения технического характера и возможную оценку затрат на организацию первичного исследования. Мы утверждали, что в последующем издержки такого рода исследований могут быть существенно снижены (в случае, как мы писали, мониторинговых исследований по крайней мере один раз в месяц).

В. Малин так оценил нашу инициативу: «Согласен. Таких исследований должно быть несколько. Это позволит более объективно определять ставку дисконтирования». Узнав о такой резолюции на нашем письме, мы вступили в рабочие переговоры с руководителем Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Ю. Левадой (сейчас он возглавляет социологический центр, позиционирующийся под его именем, — «Левада-Центр»). Все было готово к тому, чтобы начать социологические исследования рисков приобретения приватизируемых пакетов акций, находившихся в федеральной собственности. Что касается оценщиков, то они, выполняя те или иные работы по заказу РФФИ, должны были уточнять общие оценки рисков применительно к условиям конкретных предприятий; они не должны были действовать по шаблону.

Им предстояло исходя из общих оценок рисков обосновать, что приемлемо, а что не приемлемо в их собственных оценочных расчетах. Иными словами, нужно было творчески подойти к оценкам рисков, полученным на основе социологических исследований, результаты которых могли предлагаться оценщикам в качестве своего рода справочного материала.

К сожалению, эта работа не получила продолжения. Я же по-прежнему считаю, что именно на основе социологических исследований можно сформировать такой справочный материал, и не оставляю надежды в будущем участвовать в проведении исследований такого рода.

Вернемся к рассматриваемому предложению Е. Тарасевича. Поддерживая его идею в целом, я не считаю, что здесь нужна «директивная регламентация». Оценки рисков, формируемые, скажем, в РФФИ или Министерстве экономического развития и торговли Российской Федерации, должны иметь рекомендательный характер. Важно, чтобы, выполняя оценочные работы, оценщики проявили свое отношение к этим рекомендациям.

Замечу, что идея Е. Тарасевича в ее директивной направленности все же независимо от ее автора была в определенной мере реализована. Речь идет о Федеральном законе «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации». Я имею в виду главу 25 «Налог на прибыль организаций».[97] В статье 269 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) «Особенности отнесения процентов по долговым обязательствам к расходам» в рамках этой главы сказано, что в некоторых случаях «предельная величина процентов, признаваемых расходом, принимается равной ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, увеличенной в 1,1 раза — при оформлении долгового обязательства в рублях и равной 15 % — по долговым обязательствам в иностранной валюте».[98]

Согласно методическим рекомендациям по применению главы 25 «Налог на прибыль организаций» части второй НК РФ, утвержденных приказом Министерства по налогам и сборам Российской Федерации от 26.02.2002 № БГ-3- 02/98, этот способ определения предельной величины процентов, принимаемых во внимание для целей налогообложения в 2002 г., рекомендуется при расчетах и по долговым обязательствам, выданным до 01.01.2002.

В «Разъяснениях к методическим рекомендациям»[99] (автор — Е. Шаронова) указывается, к примеру, что если кредит получен в середине мая 2000 г., а соответствующая ставка рефинансирования на тот период была в размере 33 % годовых, то увеличенная в 1,1 раза предельная величина процентов будет равна 36,3.[100]

Отмечу, что примерно так же может быть интерпретировано положение статьи 269 НК РФ о другом способе определения расходов, принимаемых к вычету при определении прибыли, по долговым обязательствам. Этот способ сводится к установлению среднего уровня процентов по заемным средствам, получаемым предприятием от нескольких заимодавцев. Правда, здесь необходимо, чтобы все заемные обязательства, разъясняет Е. Шаронова, «были получены на сопоставимых условиях», т.е., как мы понимаем, нужно, чтобы эти условия, прежде всего существенно не отклонялись от среднего уровня процентов в данном периоде. «Предельная величина процентов, принимаемых для целей налогообложения при указанном способе, ограничена величиной исчисленного среднего процента, увеличенного на 20 %».[101]

 

<< | >>
Источник: Рутгайзер В.М.. Оценка стоимости бизнеса. Учебное пособие. — М.: Маросейка,. - 448 с.. 2007

Еще по теме Оценка совокупного риска с помощью ставки дисконтирования:

  1. § 4. Управление финансовыми инвестициями
  2. 4.1. Инвестиционный анализ
  3. 8.2. Методические рекомендации Минэкономики и Министерства финансов России
  4. 4.2.2.2. Инвестиционные расчеты
  5. Общая характеристика
  6. Оценка совокупного риска с помощью ставки дисконтирования
  7. Финансовый риск
  8. Сложившаяся практика
  9. Техника расчетов по модели DCF для собственного капитала
  10. Доходный подход
  11. 8.2. Методические рекомендации Минэкономики и Министерства финансов России
  12. 4.2.2.2. Инвестиционные расчеты
  13. 4.1. Инвестиционный анализ
  14. Тема 8. ЦЕНА КАПИТАЛА
  15. Тема 3. Анализ финансовой отчетности
  16. Тема 8 Эффект операционного рычага
  17. Оценка методом чистой приведенной стоимости
  18. 3.2 Доходный подход