<<
>>

СЛУЧАЙ ШЕСТОЙ: ВСЕ НУЖНО ЗАПИСЫВАТЬ — УРОК ИЕЗУИТОВ и КАЛЬВИНИСТОВ

Много лет спустя, в 1945 году, после того, как я в 1937 году переехал из Англии в США, для своего трехлетнего изучения я выбрал новую историю Европы, в частности, XV и XIV века. И там я узнал* что в то г период в Европе доминировали два института: орден иезуитов на католическом Юге и кальвинистская церковь на протестантском Севере.

Оба они приписывали свой успех применению одного и того же метода. Оба были основаны в 1536 году независимо друг от друга. Оба с самого начала применяли один метод обучения.

Всякий раз, когда священник-иезуит или пастор-кальвинист делает что-то важное, например принимает ключевое решение, он должен записать, какие результаты рассчитывает получить. Девять месяцев спустя он сравнивает реальные результаты с этими предположениями. Так можно очень быстро понять, что было сделано хорошо и каковы сильные стороны данного человека. Наконец, этот анализ показывает, что ему еще нужно изучить, какие привычки следует изменить, а к чему у него нет совершенно никаких способностей, что он не может хорошо выполнять. Я сам пользуюсь этим методом уже в течение пятидесяти лет. Так можно выяснить свои сильные стороны, а это самое важное, что человек способен узнать о самом себе. Такой анализ позволяет установить, какие умения необходимо совершенствовать и какие доработки требуются. Наконец, он поясняет, на что человек не способен и может даже не пытаться делать. Знать свои сильные стороны, знать, как их развивать, и представлять, на что ты не способен, - это главные требования к непрерывному обучению.

СЛУЧАЙ СЕДЬМОЙ: КАКУЮ ПАМЯТЬ О СЕБЕ ОСТАВИТЬ - УРОК ШУМПЕТЕРА

Расскажу еще один случай и на этом закончу с историей своего .тачного развития. На Рождество 1949 года-ятолько начал преподавать менеджмент в Университете Нью-Йорка - мой отец, которому тогда было семьдесят три года, приехал к нам из Калифорнии, куда переселился за несколько лет до того.

Сразу после Нового года, 3 января 1950 года, мы с ним отправились в гости к его старому приятелю, известному экономисту Йозефу Шумпетеру. В то время Шумпетеру было шестьдесят шесть» он был известен во всем мире, преподавал в Гарварде, и активно исполнял обязанности президента Американской экономической ассоциации.

В 1902 году мой отец, молодой госслужащий австрийского министерства финансов, тоже преподавал экономику в университете и познакомился с девятнадцатилетиим Шумпетером, самым талантливым из всех молодых студентов. Трудно себе представить двух более непохожих друг на друга людей: Шумпетер — яркий, высокомерный, резкий и тщеславный, а мой отец — тихий и чрезвычайно вежливый, скромный до самоуничижения. И все же они быстро подружились и сохранили дружбу на всю жизнь.

К 1949 году Шумпетер совершенно изменился. В шестьдесят шесть лет, дорабатывая последний год в Гарварде, он находился на пике славы. Два старика прекрасно провели время, вспоминая старые добрые деньки. Оба выросли и работали в Австрии и оба в конце концов оказались в Америке: Шумпетер в 1932 году, а мой отец — четыре года спустя. И вдруг в тот день отец с усмешкой просил: “Йозеф, ты до сих пор говоришь о том, какую память хочешь после себя оставить?” Шумпетер разразился громким смехом, и я тоже начал смеяться. Тогда многие говорили, что когда ему было около тридцати лет, он выпустил первую из двух своих великолепных книг по экономике, и заявил, будто хочет, чтобы его запомнили как величайшего в Европе любителя красивых женщин и лучшего в Европе наездника, ну, и еще, может быть, как величайшего экономиста в мире. Шумпетер сказал: “Да, этот вопрос по-прежнему важен для меня, но теперь я отвечаю на него иначе. Я хочу, чтобы меня запомнили как учителя, который превратил полдюжины блестящих студентов в первоклассных экономистов”.

Наверное, он заметил удивление моего отца, потому что продолжил: “Знаешь, Адольф, я уже в том возрасте, когда понимаю, что запомниться своими книгами и теориями — этого мало.

Ты ничего не стоишь, если не смог изменить жизнь людей”. Одна из причин, почему мой отец захотел тогда увидеться с Шумпетером, была в том, что все знали, что тот очень болен и долго не протянет. Шумпетер умер через пять дней после нашего визита.

Я никогда не забывал об этом разговоре. Из него я узнал три вещи. Во-первых, нужно спросить себя, чем ты хочешь запомниться людям. Во- вторых, ответ на этот вопрос с возрастом должен меняться. На него должны повлиять и старение человека, и изменения в мире. И в-третьих, единственное, чем стоит запомниться людям, — это тем, что благодаря тебе их жизнь изменилась. Я так долго все это рассказываю по одной простой причине. Все мои знакомые, кто сумел сохранить эффективность в течение многих лет, выучили те же сам ые уроки, что и я. Это касается и эффективных менеджеров, и ученых, и высших военных чинов, и первоклассных врачей, преподавателей и художников. Когда я работаю с человеком (как консультант я, конечно же, работаю с очень многими — в бизнесе, правительстве, университетах, больницах, оперных театрах, симфонических оркестрах, музеях и т.д.), то рано или поздно пытаюсь выяснить, чем он объясняет свой успех. И всякий раз мне обязательно рассказывают истории, во многом похожие на мою.

Поэтому мой ответ на вопрос “Как человек, особенно тот, который в своей работе пользуется знаниями, может сохранить эффективность?” звучит так: “Следуя нескольким очень простым правилам”.

Первое — установить цель или видение, подобные тем, которые мне подсказала опера Верди Фальстаф. Это значит, что с каждым годом ты становишься не старше, а мудрее.

Второе — я понял, что люди, сохраняющие эффективность, придерживаются мнения, которое высказал Фидий по отношению к своей работе: “Боги ВИДЯТ ее”. Эти люди не согласны работать посредственно, они уважают целостность работы, а значит, уважают самих себя.

Третья общая черта для всех таких людей: в течение всей жизни они непрерывно учатся. Возможно, они и не придерживаются метода, которым я пол ьзу юсь вот уже шестьдесят лет, т.е. не берутся за изучение нового предмета раз в три-четыре года. Они экспериментируют и не довольствуются повторением того, что делали вчера. Меньшее, что они требуют от самих себя — все делать лучше, чем было, а еще чаше - делать это по-другому.

Люди, которые всегда развиваются и внутренне растут, обязательно критически оценивают результаты своей работы. Я выяснил, что все чаще многие повторяют методы, придуманные иезуитами и кальвинистами еще в XVI веке. Они записывают результаты своих решений и поступков, а затем сравнивают их с ожиданиями. Таким образом можно быстро выяснить свои сильные стороны, а также понять, что нужно исправить, выучить, изменить. Наконец, они знают, к чему у них нет совсем никаких способностей, а значит, выполнение чего лучше поручить другим людям.

Каждый раз, обращаясь к кому-то из таких эффективных людей с просьбой объяснить причину своего успеха, я слышу, что давно покойный учитель или босс научил их при изменении работы, задания, должности всякий раз тщательно обдумывать, какие требования налагает эта новая работа, задание, должность. И среди этих требований обязательно найдется что-то новое, не похожее на то, что требовалось в предыдущем случае. В основе всех этих методов лежит самое важное: люди, особенно работники умственного труда, умеющие сохранить эффективность и неуклонно развиваться, сами отвечают за свое развитие и занятие надлежащего места в жизни.

Наверное, этот вывод будет самым неожиданным и самым сложным в применении. Современная организация, будь то бизнес-компания или правительственный орган, по-прежнему строится на предположении о том, что за карьерный рост человека и его персональное развитие отвечает именно организация. Самый лучший пример, который я знаю, — отдел кадров в типичной крупной японской компании или его прототип, а также система, принятая в традиционной армии. Не могу себе представить более ответственную группу людей, чем сотрудники обычного отдела кадров в Японии. Но и им тоже, я убежден, придется научиться меняться. Вместо того чтобы самим принимать решения, им нужно будет стать учителями, наставниками или советчиками.

Ответственность за развитие отдельного работника умственного труда и за его карьерный рост должен нести он сам, и в этом я твердо убежден. Сам человек должен спрашивать себя: “Какая работа мне сейчас нужна? Для выполнения какого задания у меня сейчас достаточно опыта? Какой опыт и навыки мне сейчас необходимо развивать?” Такое решение, естественно, человек не может принимать в од и почку. Сделать это нужно с учетом потребностей всей организации, а также на основе внешнего оценивания сильных сторон, навыков и эффективности работы этого человека.

Вывод

Ответственность за свое развитие челов екдолжен возложить на себя сам. Ответственность за карьерный рост работник должен нести самостоятельно. В противиом случае вряд ли работники умственного труда смогут оставаться эффективными, производительными и способными к росту на протяжении всей долгой трудовой жизни, на которую мы сегодня вправе рассчитывать.

<< | >>
Источник: Друкер Питер Ф.. Менеджмент.: Пер. с англ. — М.: ООО “И.Д. Вильямс". — 704 с.. 2010

Еще по теме СЛУЧАЙ ШЕСТОЙ: ВСЕ НУЖНО ЗАПИСЫВАТЬ — УРОК ИЕЗУИТОВ и КАЛЬВИНИСТОВ:

  1. СЛУЧАЙ ШЕСТОЙ: ВСЕ НУЖНО ЗАПИСЫВАТЬ — УРОК ИЕЗУИТОВ и КАЛЬВИНИСТОВ
  2. СЛУЧАЙ ШЕСТОЙ: ВСЕ НУЖНО ЗАПИСЫВАТЬ — УРОК ИЕЗУИТОВ и КАЛЬВИНИСТОВ