<<
>>

2.1. Субъекты обязательства возмездного оказания образовательных услуг

Из содержания норм главы 39 ГК РФ следует, что сторонами рассматриваемого обязательства выступают заказчик и исполнитель. В связи с этим заслуживает внимания юридический статус сторон обязательства возмездного оказания образовательных услуг. Одной из таких сторон выступает заказчик. Мы не можем согласиться с отождествлением заказчика и услугополучателя185, поскольку они могут не совпадать. Заказчиком образовательных услуг могут выступать: 1) услугополучатель (студент, слушатель), 2) родитель или иной законный представитель обучаемого, 3) юридическое лицо, оплатившее услуги по обучению гражданина, 4) публичные образования, осуществляющие заказ на подготовку специалистов в сфере высшего профессионального образования и иные лица, которые к получателю образовательных услуг отношения не имеют.
Услугополучателями образовательных услуг в сфере высшего профессионального образования являются только физические лица, имеющие среднее образование и выдержавшие требования вступительных испытаний, соответствующие законодательству Российской Федерации. В качестве услугополучателей выступают как несовершеннолетние граждане, так и лица, достигшие восемнадцатилетнего возраста. Несовершеннолетние услугополучатели совершают сделки, за исключением названных в п. 2 ст. 26 ГК РФ, с письменного согласия своих законных представителей – родителей, усыновителей или попечителей согласно п. 1 ст. 26 ГК РФ. Из п. 2 ст. 26 ГК РФ следует, что несовершеннолетний в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя: 1) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами... (распоряжаться своими стипендией и заработком. – прим. авт.)186 4) ...и иные сделки, предусмотренные п. 2 ст. 28 ГК РФ. В частности, несовершеннолетнему предусмотрена возможность самостоятельно совершать... 3) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определённой цели или для свободного распоряжения (п. 2 ст. 28 ГК РФ). Отмечается, что договор возмездного оказания образовательных услуг с несовершеннолетним невозможен без участия его родителей или лиц, их заменяющих, если он не докажет, что денежные средства являются его самостоятельным заработком187. Для разрешения данного вопроса, обратимся к нормам трудового законодательства Российской Федерации188. Согласно ст. 63 Трудового кодекса Российской Федерации заключение трудового договора допускается с лицами, достигшими возраста шестнадцати лет. В определённых случаях в соответствии с федеральным законом трудовой договор могут заключать лица, достигшие возраста пятнадцати лет, для выполнения легкого труда. Что касается несовершеннолетних осуждённых, содержащихся в местах лишения свободы, то условия и порядок оплаты их труда определяются в соответствии с уголовно-исполнительным и трудовым законодательством Российской Федерации189. В целях упорядочения учета рабочего времени Минюстом России утверждена Инструкция о порядке учета времени работы осуждённых в период отбывания наказания в виде лишения свободы, засчитываемого в общий трудовой стаж190. Следовательно, осуществляя трудовую деятельность, несовершеннолетний может самостоятельно распоряжаться полученным им заработком, а подтверждением дохода будет служить трудовой договор с указанием размера его оплаты труда. Соответственно он может самостоятельно выступать в договоре возмездного оказания образовательных услуг в сфере высшего профессионального образования в качестве заказчика.
Таким образом, для реализации принципа дозволения самостоятельного распоряжения своими доходами несовершеннолетними необходимо внести дополнения в положения п. 2 ст. 26 и п. 2 ст. 28 ГК РФ. П. 2 ст. 26 ГК РФ следует дополнить следующим образом: «Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя: 1) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами, документально подтверждающими их самостоятельное получение...», а п. 2 ст. 28 ГК РФ дополнить «...3) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определённой цели или для свободного распоряжения, и имеющими документальное подтверждение их самостоятельного распоряжения для указанной цели или без указания таковой». Следует предположить, что законодательное закрепление вышеизложенных дополнений в положения ст. 26 и 28 ГК будет служить дополнительным фактором защиты как гражданских прав несовершеннолетних участников сделки от неправомерного отказа в её заключении, и предупреждать такие ситуации, когда сделка может быть признана недействительной, так и предоставит дополнительные гарантии защищенности прав услугодателей в обязательстве возмездного оказания образовательных услуг. Специфическим получателем образовательных услуг являются лица, отбывающие уголовное наказание в виде лишения свободы. Как указывает В. А. Уткин, «...факт получения осуждёнными образования в период отбывания наказания имеет важное значение… влияет на изменение правового статуса данного лица, лишенного свободы...»191. Необходимо отметить, что в соответствии с положениями Конституции РФ, уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации осуждённые, несмотря на сохранение конституционно-правового положения российских граждан, подвергаются различным ограничениям прав и свобод. Данный аспект необходимо учитывать в контексте правоотношений в сфере оказания образовательных услуг осуждённым к лишению свободы. Как отмечает В. П. Грибанов, «…субъективные гражданские права и обязанности многочисленны и разнообразны. Важное значение приобретает вопрос о видах субъективных гражданских прав и обязанностей…»192. Следует отметить, что в гражданском законодательстве РФ упоминаются вещные, имущественные права (ст. 126 ГК РФ). «Иные» имущественные и личные неимущественные права названы в ст. 18, 128, 150 ГК РФ. Наряду с этим субъективные гражданские права классифицируются на вещные и обязательственные193. В ст. 128 и 150 ГК РФ не упоминается право на образование, однако мы ранее указывали на необходимость его закрепления в ст. 18 ГК РФ. Соответственно оно является неимущественным правом индивида – правом на обладание таким нематериальным благом, как образованность. Право на образование реализуется и в рамках абсолютных правоотношений и может быть отнесено к правам на «чужие» действия. Исходя из вышеизложенного следует признать существование образовательной правоспособности. Обращение к правовому положению осуждённых к лишению свободы позволяет сделать вывод об отличиях их правового положения по сравнению с правовым положением иных граждан. Специальное правовое положение осуждённых к лишению свободы характеризуется совокуп-ностью содержащихся в уголовно-исполнительном законодательстве юридических норм, закрепляющих права, свободы и обязанности данной категории лиц194. А. Я. Гришко отмечает, что права и обязанности осуждённых подразделяются на две группы: 1) права и обязанности, общие для всех граждан Российской Федерации; 2) права и обязанности специальные, то есть принадлежащие только осуждённым195.
Осуждённый к лишению свободы ограничивается и в таких нематериальных благах, как личная свобода, свобода передвижения, сфера частной жизни. Объем и уровень правоограничений носят временный характер, поскольку действуют в период отбывания осуждёнными наказания и могут устанавливаться только федеральным законом. При этом полного лишения правоспособности не происходит (за исключением применения смертной казни. – прим. авт.), но ограничивается способность иметь отдельные права196. В цивилистической доктрине вопрос правового положения осуждён-ного, а именно его правоспособности и дееспособности также не оставлен без внимания197. В частности, Г.Ф. Шершеневич отмечал: «…со времени объявления приговора осуждённый лишается своей прежней правоспособ-ности: он не только утратил все принадлежащие ему до того права, но и не может приобретать новых, насколько они основываются на прежних отношениях…. Как неправоспособный, он и недееспособен… С другой стороны, эти лица… не лишаются возможности вновь приобретать права… не лишены права… вступать в обязательства. Следовательно, эти лица приобретают новую правоспособность, не имеющую ничего общего с прежнею…»198. В соответствии с п. 1 ст. 17 ГК РФ, правоспособность гражданина определена как «…способность иметь гражданские права и нести обязанности…». Н.Г. Александров правоспособность определяет как «…своеобразное длящееся между лицом и государством отношение, обусловливающее возможность для лица при наличии фактических условий, предусмотренных юридической нормой, становиться участником право-отношения того или иного вида, то есть обладать теми или иными правомочиями и нести те или иные обязанности»199. В литературе признаётся, что правоспособность гражданина может иметь специальный характер200. Исходя из вышеизложенных позиций мы приходим к выводу о том, что правоспособность осуждённых к лишению свободы имеет специальный характер, с учётом определённых ограничений и изъятий, обусловленных специальным правовым статусом данных лиц, установленным нормами уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации. В какой мере специальный характер правоспособности осуждённых к лишению свободы распространяется на сферу правоотношений, связанных с образовательными услугами? Полагаем, что в некоторой степени образовательная правоспособность осуждённых умаляется. Так, например, лица, отбывающие пожизненное лишение свободы, вправе заниматься только самообразованием. Несовершеннолетние осуждённые и осуждённые, отбывающие наказание в колонии-поселении, имеют право только на заочное обучение в вузе (ст. 129, 141 УИК РФ). Косвенным ограничением образовательной правоспособности лиц, изолированных от общества, выступает организация и проведение ЕГЭ, поэтому, несмотря на провозглашенное в ст. 18 ГК РФ субъективное право «совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах», осуждённый, для которого невозможно успешно выдержать испытания ЕГЭ, не сможет участвовать в обязательстве по оказанию услуг высшего профессионального образования. Кроме того, осуждённые к лишению свободы лишены права получения поддержки со стороны государства посредством предоставления образовательных кредитов студентам вузов201, довольно распространенных в современной России202. Исходя из условий предоставления подобных образовательных кредитов следует обратить внимание на необходимость включения осуждённых к лишению свободы в отдельную категорию, которые смогут быть участником подобного договора, но с конкретизацией специальных условий его предоставления. Таким образом, специальную образовательную правоспособность осуждённых к лишению свободы допустимо рассматривать как особое юридическое качество, обусловленное способностью для осуждённых к лишению свободы с определёнными ограничениями и изъятиями, детерминируемыми правовым статусом данных лиц, иметь права и нести обязанности в сфере получения образования, независимо от его уровня, формы и вида. Данное обстоятельство позволяет включить в предлагаемую нами главу разрабатываемого федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», посвящённую регулированию образовательных отношений с осуждёнными, норму в следующей редакции: «Образовательная правоспособность осуждённых к наказанию в виде лишения свободы означает способность иметь права и нести обязанности в сфере получения образования, независимо от его уровня, формы и вида. Образовательная правоспособность личности осуждённого является неотъемлемой частью образовательной правоспособности гражданина, признаваемой и охраняемой в связи с отбыванием гражданином наказания в виде лишения свободы. Для различных категорий осуждённых к наказанию в виде лишения свободы устанавливаются специальные режимы реализации образовательной правоспособности, обусловленные характером ограничений прав в сфере получения образования». Заслуживает внимания также вопрос о легитимном признании специальной образовательной дееспособности осуждённых к лишению свободы. Несомненно, что она является составной частью общей дееспособ-ности граждан. В действующем законодательстве дееспособность гражданина определена как «…способность своими действиями приобре-тать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их…» (п. 1 ст. 21 ГК РФ). В цивилистической литературе отмечается, что дееспособность есть «…предоставляемая гражданину возможность реализации своей правоспособности собствен-ными действиями…»203. Очевидно, что в предлагаемую нами главу разрабатываемого федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», посвящённой осуждённым, следует включить положения о специальной образовательной дееспособности осуждённых к лишению свободы следующего содержания: «Образовательная дееспособность осуждённых к наказанию в виде лишения свободы означает способность осуждённого совершать действия, направленные на установление, изменение или прекращение обязательств, связанных с получением образования в условиях изоляции от общества». Специальная образовательная правоспособность и дееспособность осуждённых к лишению свободы должны приниматься во внимание при анализе субъектного состава обязательств в сфере образовательных услуг. Подобный учет позволяет обратить внимание на необходимость определённой корректировки правового регулирования отношений в области получения образования осуждёнными. Учитывая низкую платежеспособность большинства осуждённых, и постепенное сокращение бюджетного финансового обеспечения ряда специальностей в вузах, целесообразно предусмотреть государственные программы льготного кредитования образовательных услуг осуждённым либо стимулирование банковского сектора на предоставление кредитных ресурсов осуждённым на данные цели в виде безналичных средств, которые могли бы списываться с их лицевых счетов. Финансирование могло бы предоставляться через систему грантов, пожертвований, предоставления налоговых льгот на оплату обучения. Возможен также выпуск государственных облигаций на определённую сумму для поддержки программы предоставления льготного кредитования образования осуждённым204. Кроме того, выходом из сложившейся коллизионной ситуации могло бы стать создание в качестве заказчика образовательных услуг специального Фонда содействия получению образования осуждёнными, отбывающими наказание в местах лишения свободы. Идея создания Фонда была высказана в цивилистической литературе205 и касалась Фонда, действующего в сфере возмещения вреда, причиненного преступлением. Требует концептуальной разработки и практического решения проблема создания Фонда содействия получению образования осуждёнными, отбывающими наказание в местах лишения свободы (далее – Фонд). Полагаем, что это способствовало бы достижению и сохранению баланса частных и публичных интересов, связанных с трансляцией образовательных услуг и их преобразованием в нематериальное благо образованности осуждённых. В юридической литературе применительно к созданию Фонда возмещения вреда, причиненного преступлением, предлагается его организационно-правовая форма как государственная корпорация206. По-видимому, аналогичный вариант «государственной корпорации» вполне приемлем и для создания предлагаемого нами Фонда. Под государственной корпорацией понимается «не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданная для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций. Государственная корпорация создаётся на основании федерального закона» (п. 1 ст. 7.1 ФЗ «О некоммерческих организациях»). Создание Фонда содействия получению образования осуждёнными в организационно-правовой форме государственной корпорации обеспечит государству возможность занимать ключевое направление в отрасли образовательной деятельности, направленной на решение важной социальной задачи – обеспечение доступности высшего образования гражданам, находящимся в пенитенциарных учреждениях, в том числе путём обеспечения финансовой помощи, а также обеспечение восстановления прав и законных интересов услугодателя (образовательной организации) путём возмещения убытков, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения услугополучателем обязательств по оказанию образовательных услуг от имени несостоятель-ного должника (осуждённого), но за счёт Фонда, и одновременно позволит контролировать потоки денежных средств. С учетом предложенной организационно-правовой формы Фонду содействия получению образова-ния осуждёнными как государственной корпорации органами управления будут выступать наблюдательный совет фонда (высший орган управления), правление фонда и президент фонда. Органом внутреннего финансового контроля должна выступать ревизионная комиссия Фонда, а также в Фонде должен быть сформирован консультативный орган – научный совет. Имущество Фонда содействия получению образования осуждёнными, отбывающими наказание в виде лишения свободы, как государственной корпорации, может быть сформировано за счёт: 1) первоначального взноса Российской Федерации; 2) последующих взносов Российской Федерации; 3) доходов от размещения и (или) инвестирования временно свободных денежных средств Фонда; 4) средств федерального бюджета; 5) денежных средств и иного имущества, которые получены от удовлетворения прав требования Фонда; 6) пеней за несвоевременную и (или) неполную уплату соответствующей суммы должником регрессного обязательства; 7) пожертвований граждан и юридических лиц; 8) других доходов, не запрещенных законодательством Российской Федерации. Одним из вариантов источников формирования бюджета Фонда можно рассмотреть часть заработной платы осуждённых, отбывающих наказание в тюрьмах. Кроме того, в качестве источника формирования имущества Фонда могут выступать субсидии. Таким образом, в целях институционализации Фонда содействия получению образования осуждёнными, отбывающими наказание в местах лишения свободы в такой организационно-правовой форме как государственная корпорация, целесообразно разработать и легализовать Федеральный закон «О государственной корпорации «Фонд содействия получению образования осуждёнными, отбывающими наказание в местах лишения свободы»». Однако с учетом положений проекта изменений в ГК РФ (а именно ст. 118)207 Фонд содействия получению образования осуждёнными к лишению свободы мог бы быть создан в такой организационно-правовой форме, как «государственный фонд», при условии, что учредителем Фонда будет выступать Российская Федерация. Таким образом, введение в качестве учредителя данного Фонда государства позволит решить несколько задач Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: 1) совершенствование уголовно-исполнительной политики, направленной на социализацию осуждённых; 2) разработка форм проведения воспитательной работы, организации образовательного процесса и трудовой занятости осуждённых в новых условиях отбывания наказания. Специальная правоспособность такого Фонда должна определяться направленностью его деятельности на решение важной социальной задачи – обеспечение доступности высшего образования гражданам, находящимся в пенитенциарных учреждениях. Фондом разрабатываются специальные критерии финансирования оплаты образовательных услуг. К ним могут относиться: платежеспособность, материальное положение осуждённого; результаты прохождения вступительных испытаний в вуз; успешность получения среднего образования; участие осуждённого в общественной, культурной жизни исправительного учреждения; показатели социального характера. Представляется, что в разрабатываемом федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» следует предусмотреть организационно-правовой статус данного Фонда в отдельной правовой норме в следующей редакции: Статья «Фонд содействия получению образования осуждёнными, отбывающими наказание в местах лишения свободы» «1.  Фонд содействия получению образования осуждёнными признаётся унитарной некоммерческой организацией, учрежденной Российской Федерацией на основе имущественного взноса, в целях обеспечения доступности получения образования осуждёнными к лишению свободы. 2.  Для осуществления своей деятельности Фонд создаёт в субъектах Российской Федерации филиалы, уполномоченные осуществлять функции, которыми он наделен в соответствии с Уставом Фонда. 3.  Имущество Фонда формируется за счёт: 1) первоначального взноса Российской Федерации; 2) последующих взносов Российской Федерации; 3) доходов от размещения и (или) инвестирования временно свободных денежных средств фонда; 4) средств федерального бюджета; 5) денежных средств и иного имущества, которые получены от удовлетворения прав требования фонда; 6) пожертвований граждан и юридических лиц; 7) других доходов, не запрещенных законодательством Российской Федерации. Имущество, предоставленное Российской Федерацией Фонду, является его собственностью, распоряжение которым не в соответствии с целями, определёнными федеральным законодательством Российской Федерации и Уставом Фонда, не допускается. 4.  Фонд вправе заниматься предпринимательской деятельностью, создавая хозяйственные общества или участвуя в них, в соответствии со статьей 118 Гражданского Кодекса Российской Федерации для достижения целей, предусмотренных его Уставом. 5.  Высшим органом управления Фондом признаётся Попечительский совет, обладающий исключительными полномочиями: * на определение направлений деятельности Фонда в сфере содействия получению образования осуждёнными, принципов формирования и использования его имущества; * принятие решений о создании филиалов Фонда; * утверждение ежегодных публичных отчетов о результатах деятельности Фонда; * принятие решений о создании Фондом хозяйственных обществ и (или) об участии в них Фонда. 6.  Для непосредственного управления фондом Попечительский совет создаёт Правление Фонда. 7.  Основные направления деятельности Фонда заключаются: во взаимодействии с образовательными организациями, а также учреждениями ФСИН России относительно образования осуждённых; в исследовании состояния рынка образовательных услуг; в оказании финансовой помощи осуждённым по исполнению ими обязательства в связи с оплатой цены образовательных услуг в форме льготных займов, целевых субсидий и в иных формах, предусмотренных Уставом Фонда, основанной на принципах возвратности, срочности, платности; инициировании производства экспертизы качества образовательных услуг и их оценке; решении вопросов возмещения ущерба, причиненного неисполнением (ненадлежащим исполнением) осуждёнными обязательств по оказанию образовательных услуг; участии в государственных и иных проектах по совершенствованию механизма получения образования осуждёнными, а также в иных мероприятиях, определённых Уставом Фонда. 8. Порядок создания и ликвидации Фонда определяется Гражданским кодексом Российской Федерации». Таким образом, предлагаемый нами Фонд способен внести важный вклад в динамику обязательств по возмездному оказанию услуг в сфере высшего профессионального образования. Наряду с заказчиком, стороной обязательства возмездного оказания образовательных услуг является исполнитель. В Гражданском кодексе РФ юридический статус исполнителя обязательства возмездного оказания услуг не установлен. Л. В. Санникова предлагает определять его в качестве «услугодателя», как «лицо, обязанное оказать услугу»208. Данный подход вполне приемлем и к обязательству по оказанию услуг высшего профессионального образования. Если исходить из концептуального подхода, в соответствии с которым услугодатель выступает должником в обязательстве, а исполнитель как лицо, непосредственно оказывающее услугу, то услугодателем образовательных услуг выступает образовательная организация, а исполнителем следует обозначить профессорско-преподавательский состав. Таким образом, на доктринальном уровне оценки субъектного состава обязательства по оказанию услуг высшего профессионального образования формируется две парные категории – заказчик образовательных услуг – услугополучатель, услугодатель и исполнитель данных услуг. В настоящее время законодателем предъявляются требования к лицензированию образовательной деятельности высших учебных заведений и её государственной аккредитации. Очевидно, что данные требования обусловливаются возможностью причинения ущерба духовному состоянию, нравственному здоровью, интеллектуальной сфере личности209. Необходимым условием обретения вузом легального юридического статуса, является его государственная аккредитация. Её успешное прохождение подтверждается выдачей свидетельства о государственной аккредитации, предоставляющего вузу право выдавать выпускникам, успешно освоившим образовательную программу, дипломы государствен-ного образца210. Данные показатели влияют на качество выполнения главной функции вуза – оказание образовательных услуг. В литературе высказывается неоднозначное отношение к правовым последствиям аккредитации211. Полагаем, что процесс аккредитации вуза необходим, поскольку он является одним из правовых средств выявления и оценки качества образовательных услуг. В то же время важны гарантии объективности проведения аккредитации, ибо в условиях, когда политика государства направлена на сокращение численности государственных вузов212, аккредитация может стать инструментом давления на вузы и препятствием в осуществлении свободы конкуренции субъектов образовательной деятельности. Примером этого факта может служить прекращение оказания образовательных услуг педагогического института в г. Ленинск-Кузнецком Кемеровской области. Таким образом, стороной обязательства по возмездному оказанию образовательных услуг выступает образовательная организация, обладаю-щая статусом юридического лица, специальной образовательной правоспособностью, оказывающая образовательные услуги и имеющая для этого лицензию и свидетельство о государственной аккредитации. Что касается профессорско-преподавательского состава, то общим для него требованием выступает наличие высшего образования соответствующего профиля. Субсидиарное значение имеют ученые степени и звания, педагогический стаж в высшей школе, количество опубликованных научных работ (формальные показатели), а также степень признания того или иного вузовского преподавателя научной общественностью, профессиональное лекторское мастерство, коммуника-тивность (неформальные показатели). По-видимому, следует согласиться с суждением о том, что для заказчика услуги имеет значение, кто ему будет оказывать услугу. В одних случаях он заинтересован в услугодателе, а в других – в конкретном исполнителе услуги213. В частности, заказчик может быть заинтересован в образовательной организации в силу её репутации, престижности специальностей, авторитете у работодателей и т. п. В то же время его могут интересовать конкретные преподаватели, известные в профессиональной среде, ибо от личности преподавателя – исполнителя образовательной услуги также зависит многое. Мы обозначили, что услугодателем в обязательстве по оказанию образовательных услуг выступает учреждение, автономная некоммерческая организация; некоммерческое партнерство. Согласно ст. 120 проекта изменений в ГК РФ под учреждением признаётся унитарная некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера. В соответствии с п. 1 ст. 9 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании в Российской Федерации действуют такие виды образовательных учреждений высшего профессионального образования, как федеральный университет, университет, академия, институт. Государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования учреждаются Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации и муниципальными образованиями. Наряду с ними функционируют и негосударственные (частные) образовательные учреждения, а также учреждения общественных объединений и религиозных организаций, которые могут учреждаться физическими лицами, российскими и иностранными коммерческими и некоммерческими организациями (в том числе общественными объединениями и религиозными организациями), а также объединениями указанных юридических лиц (ассоциациями и союзами). Что касается негосударственных образовательных организаций, то для них, по мнению Т. В. Жуковой, более приемлема организационно-правовая форма автономной некоммерческой организации214. Согласно ч. 1 ст. 10 Закона о некоммерческих организациях «...автономной некоммерческой организацией признаётся не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами... в целях предоставления услуг в области образования… и иных услуг». Как отмечает А. И. Коваленко, «...большинство негосударственных образовательных организаций действует в форме негосударственных образовательных учреждений, значительно меньше автономных некоммерческих организаций и единицы некоммерческих партнерств...»215. По-видимому, учреждение – классическая организационно-правовая форма образовательных организаций в России. Однако единичность автономных некоммерческих организаций как субъекта оказания образовательных услуг объясняется не только этим. В соответствии с ч. 1 ст. 10 Закона о некоммерческих организациях учредители, утрачивая права собственности на имущество, переданное автономной некоммерческой организации, одновременно теряют рычаги влияния и контроля в отношении организации, становятся в равные условия с другими услугополучателями, поэтому многим учредителям создавать такую образовательную организацию невыгодно в социальном и экономическом плане. Однако сам факт легального закрепления возможности создавать образовательные структуры в форме автономной некоммерческой организации свидетельствует о диспозитивном подходе законодателя, не сводящего всех субъектов образовательных услуг только к учреждениям. Что касается высших учебных заведений, то, как замечает М. Н. Суровцова, «...специальные законы позволяют всем видам вузов в настоящее время иметь одну форму – учреждение...»216. Этот тезис подтверждается ст. 8 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании, в соответствии с которой «высшим учебным заведением является образовательное учреждение...». Однако мы согласны с М. Н. Суровцовой217 в том, что, определяя вуз как учреждение, законодатель ограничивает его в выборе организационно-правовых форм218. Анализ правового положения учреждения как субъекта обязательства возмездного оказания образовательных услуг связан с динамикой отечест-венного законодательства, регулирующего организационно-правовые формы участия в гражданских правоотношениях. В параграфе 1.2 монографии нами было отмечено, что правовое положение типов учреждения, а следовательно, и типов образовательного учреждения, подверглось изменениям в связи с принятием Федерального закона от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ. Остановимся более подробно на каждом из них. В соответствии с п. 1ст. 9.2 Закона о некоммерческих организациях бюджетным учреждением «…признаётся некоммерческая организация, созданная Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации или муниципальными образованием для выполнения работ, оказания услуг, в целях реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий… в сферах науки, образования…». Касаясь вопроса правоспособности бюджетных учреждений (бюджетных образовательных учреждений), следует отметить, что они: 1) своим рождением обязаны учредителю – Российской Федерации, субъекту Федерации или муниципальному образованию; 2) являются некоммерческими организациями, то есть не имеют в качестве основной цели деятельности извлечение прибыли; 3) обладают специальной гражданской правоспособностью (оказание услуг высшего профессионального образования требует лицензирования и государственной аккредитации); 4) обеспечивают реализацию публичности (государственных) интересов в сфере образования и науки; 5) осуществляют деятельность по оказанию образовательных услуг как сверх реализации соответствующих полномочий государственных органов или органов местного самоуправления, так и в пределах государственного задания, в случаях, установленных федеральным законом. Статья 120 ГК РФ дополнена абз. 6 п. 2 следующего содержания, определяющего имущественную ответственность данного учреждения: «Бюджетное учреждение отвечает по своим обязательствам всем находящимся у него на праве оперативного управления имуществом, как закрепленным за бюджетным учреждением собственником имущества, так и приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доход деятельности, за исключением особо ценного движимого имущества, закрепленного за бюджетным учреждением собственником этого имущества или приобретенного бюджетным учреждением за счет выделенных собственником имущества бюджетного учреждения средств, а также недвижимого имущества. Собственник имущества бюджетного учреждения не несёт ответственности по обязательствам бюджетного учреждения». Следует отметить, что п. 84 ст. 1 проекта федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также отдельные законодательные акты Российской Федерации» предусматривает отдельную статью 1201, в которой конкретизировано, что «бюджетное учреждение отвечает по своим обязательствам всем находящимся у него на праве оперативного управления имуществом, в том числе приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доход деятельности, за исключением особо ценного движимого имущества… за исключением недвижимого имущества независимо от того, за счет каких средств и по каким основаниям оно за бюджетным учреждением закреплено или им приобретено. При недостаточности такого имущества собственник имущества бюджетного учреждения несёт субсидиарную ответственность по обязательствам бюджетного учреждения». Таким образом, на сегодняшний день, в отличие от частного и казенного учреждения собственник имущества бюджетного учреждения не несёт субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения, что исключается в проекте изменений в ГК РФ. Бюджетное учреждение в отличие от автономного в большей степени подвержено имущественной ответственности – оно отвечает по своим обязательствам и имуществом, приобретенным от осуществления приносящей доход деятельности. Финансовое обеспечение происходит посредством субсидий: в соответствии с заданием учредителя; на содержание имущества; на иные цели. Кроме того, согласно п. 5 и абз. 4 п. 6 ст. 9.2 Закона о некоммерческих организациях финансовое обеспечение посредством денежных средств из бюджета: на исполнение публичных денежных обязательств перед физическими лицами; на осуществление мероприятий в соответствии с нормативно-правовыми актами. Крупные сделки можно совершить только с предварительного согласия органа, осуществляющего функции и полномочия учредителя бюджетного учреждения (ст. 9.2 Закона о некоммерческих организациях). Согласно абз. 2 п. 3 ст. 298 ГК РФ бюджетное образовательное учреждение вправе заниматься деятельностью, приносящей доходы и способствующей достижению целей образовательного процесса. Заслуживает внимания то обстоятельство, что «…доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение бюджетного учреждения». Иными словами, финансовое обеспечение бюджетных образовательных учреждений фактически двухканальное: источником финансирования выступает, с одной стороны, федеральный бюджет, бюджет субъекта Федерации или муниципального образования, с другой – деятельность, приносящая доходы, не противоречащая основным задачам оказания услуг в сфере высшего профессионального образования. Нетрудно заметить, что эта деятельность заключается в платных образовательных услугах, внедрении различных наукоемких инновационных технологий, интегрирующих достижения науки и образования, заключении и исполнении гражданско-правовых договоров подряда на выполнение научно-исследовательских работ по заказу государственных органов, органов местного самоуправления, фондов, российских и зарубежных грантодателей, осуществления судебных экспертиз и т. д. В п. 3 ст. 298 ГК РФ также определено, что «бюджетное учреждение без согласия собственника не вправе распоряжаться особо ценным движимым имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным бюджетным учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества, а также недвижимым имуществом. Остальным имуществом, находящимся у него на праве оперативного управления, бюджетное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно…». Таким образом, полученными в результате этой деятельности денежными средствами, имуществом образовательное бюджетное учреждение сможет распорядиться по своему усмотрению, направив их на научно-исследовательское и организационно-техническое обеспечение образовательного процесса. Данное обстоятельство весьма существенно, ибо финансовые возможности федеральных и муниципальных бюджетных образовательных учреждений в высокой степени различны. Кроме того, существующие диспропорции социально-экономического развития регионов России приводят к тому, что разница между муниципальными образованиями по показателям качества жизни населения порой превышает десятикратный уровень. Следовательно, в так называемых «депрессивных» регионах муниципальные учреждения высшего профессионального образования, по существу, обрекаются на бедственное существование. Подобная практика перекладывания ответственности за состояние высшего образования на муниципальные структуры отвечает определённым интересам, связанным со стремлением уменьшить количество образовательных учреждений, содержащихся за счет средств федерального бюджета, и объективно нарушает конституционные права граждан на получение высшего образования и делают его недоступным для значительной части населения в районах с низким уровнем социально-экономического благополучия. В этих условиях возможность заниматься приносящей доходы деятельностью и распоряжаться её «плодами» способна в известной мере повысить шансы на выживание муниципальным бюджетным образовательным учреждениям. Что касается казенных образовательных учреждений, то согласно абз. 39 ст.  6 Бюджетного кодекса РФ «казённое учреждение – государственное (муниципальное) учреждение, осуществляющее оказание государственных (муниципальных) услуг… в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти (государственных органов) или органов местного самоуправления, финансовое обеспечение деятельности которого осуществляется за счет средств соответствующего бюджета на основании бюджетной сметы». Казенное учреждение обладает также специальной гражданской правоспособностью, поскольку вправе осуществлять приносящую доходы деятельность, если это предусмотрено в учредительных документах (п. 4 ст. 298 ГК РФ). Кроме того, ст. 71.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях» предусматривает возможность изменения типа219 казённого учреждения в учреждение бюджетное. Следует отметить, что на основании п. 10 ст. 161 Бюджетного кодекса РФ «…доходы, полученные от приносящей доход деятельности федеральными казенными учреждениями, исполняющими наказание в виде лишения свободы… в полном объеме зачисляются в федеральный бюджет». Подобное нормативное установление вполне оправданно в целях предупреждения возможных финансовых злоупотреблений и эксплуатации осуждённых в интересах администрации пенитенциарных учреждений. Таким образом, в отличие от бюджетного учреждения казенное учреждение осуществляет выполнение государственных (муниципальных) услуг (например, услуг по исправительному воздействию на осуждённых, их последующей ресоциализации). Специальной целью их деятельности выступает обеспечение реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти, органов местного самоуправления. Финансовое обеспечение деятельности казенных учреждений осуществляется за счет средств федерального (муниципального) бюджета на основании бюджетной сметы. Следует отметить, что институт государственного задания, предусмотренный бюджетным законодательством России, означает проникновение публично-правовых начал в отношения по оказанию услуг высшего профессионального образования. Как отмечалось ранее в настоящем исследовании, образовательная услуга как благо предполагает существование публичного аспекта, отражающего заинтересованность общества и государства в образованности, детерминирующей духовное, социальное благополучие граждан. Что касается автономных учреждений, то данный тип государственных (муниципальных) учреждений нашёл своё отражение, помимо ГК РФ, в Федеральном законе от 3 ноября 2006 г. № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях». Данный Закон в ст. 2 закрепил определение автономного учреждения: «...некоммерческая организация, созданная Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием для выполнения работ, оказания услуг в целях осуществления предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти, полномочий органов местного самоуправления в сферах науки, образования...». Кроме того, в связи с изменениями в ч. 4 ст. 2 Федерального закона «Об автономных учреждениях» автономное учреждение отвечает по своим обязательствам имуществом, находящимся у него на праве оперативного управления, за исключением недвижимого имущества и особо ценного движимого имущества, закрепленных за ним учредителем или приобретенных автономным учреждением за счет средств, выделенных ему учредителем на приобретение этого имущества. Собственник имущества автономного учреждения не несёт ответственности по обязательствам данного учреждения220. Таким образом, автономное учреждение в отличие от бюджетного не несёт ответственности имуществом, приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доход деятельности. Обращение к п. 2 ст. 298 Гражданского кодекса РФ позволяет отметить, что «…автономное учреждение без согласия собственника не вправе распоряжаться недвижимым имуществом и особо ценным движимым имуществом, закрепленными за ним собственником или приобретенными автономным учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества. Остальным имуществом, находящимся у него на праве оперативного управления, автономное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно, если иное не установлено законом…». Отметим, что автономное учреждение сохраняет некоторую степень свободы в определении судьбы денежных средств, имущества (кроме недвижимого и особо ценного движимого ценных, остающегося в собственности учреждения), полученных в процессе оказания образовательных услуг, осуществления разрешенной приносящей доход деятельности, не противоречащей федеральному законодательству и учредительным документам автономного учреждения (а также имущества, полученного в качестве пожертвования от граждан или юридических лиц)221. Возникает вопрос о том, какая организационная форма является наиболее предпочтительной для реализации деятельности в сфере высшего профессионального образования? Полагаем, что нежелательной является форма казенного учреждения, ибо она основывается на чрезмерной централизации управления и, по существу, лишает образовательные учреждения какой-либо финансовой самостоятельности и возможности отыскания источников своего развития. На наш взгляд, наиболее применяемой является модель бюджетного учреждения. Она позволяет сохранить бюджетное финансирование образовательной деятельности в пределах государственного (муниципального) задания и сверх него в установленных законом случаях, а также финансирование на иные нужды; обладает определённой финансовой самостоятельностью; имеет упрощенные органы управления по сравнению с автономным учреждением; располагает возможностью оказывать платные образовательные услуги в сфере высшего профессионального образования в России. Учитывая специфику оказания образовательных услуг осуждённым, предусматривающую доминирование дистанционных образовательных технологий, следует обратить внимание на различные варианты совершенствования гражданско-правового регулирования статуса субъектов рассматриваемых обязательств. В качестве таковых могли бы выступать педагогические работники услугодателя – тьюторы (преподаватели-консультанты). Сам тьютор может быть определен как лицо, содействующее организации процесса обучения с использованием дистанционных образовательных технологий от имени услугодателя – организации высшего профессионального образования услугополучателю – осуждённому к лишению свободы. Представляется, что тьютор должен обладать общими требованиями к статусу тьютора как педагогического работника услугодателя в обязательстве возмездного оказания образовательных услуг осуждённым к лишению свободы: * наличие полной дееспособности; * высшее профессиональное образование; * владение методикой и технологией дистанционного обучения; * наличие трудовых или гражданско-правовых отношений тьютора с определённым вузом, так как тьютор являлся бы его педагогическим работником в том или ином исправительном учреждении; * наличие специальных правомочий от образовательной организации на осуществление данной деятельности. Полагаем, что в качестве такого субъекта обязательства оказания образовательных услуг в сфере высшего профессионального образования осуждённым, отбывающим наказание в местах лишения свободы, вполне могли бы выступать следующие категории: 1) профессорско-преподавательский состав вузов; 2) практические сотрудники ФСИН России, имеющие высшее профессиональное образование и определённый стаж работы непосредственно с осуждёнными, содержащимися в местах лишения свободы, и получившие дополнительную квалификацию; 3) лица, окончившие вуз ФСИН России и получившие компетенции в качестве тьютора в работе с осуждёнными к лишению свободы. Данные компетенции они могут получить путём изучения специальных дисциплин, предусмотренных Рабочим учебным планом в национально-региональном (вузовском) компоненте и направленных на углубленное усвоение методики и технологии дистанционного обучения. Иными словами, схематично деятельность такого тьютора можно представить как участие в трансляции образовательных услуг осуждённым, содержащимся в местах лишения свободы, от имени услугодателя – образовательного учреждения высшего профессионального образования по согласованию с администрацией соответствующих исправительных учреждений ФСИН России. Представляется оправданным, на наш взгляд, легитимизировать данную деятельность в отдельной главе разрабатываемого федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», изложив её определение в следующей редакции: «Деятельность тьютора (преподавателя-консультанта) представляет собой разновидность деятельности, приносящей доход, осуществляемой от имени организации высшего профессионального образования со средством трансляции (передачи) образовательных услуг на основе обучения с помощью дистанционных образовательных технологий лицам, находящимся в местах принудительной изоляции, в специализированных учреждениях воспитательного и лечебно-воспитательного профиля. Тьютором для целей настоящего закона признаётся гражданин Российской Федерации, обладающий полной дееспособностью, высшим профессиональным образованием, соответствующими знаниями в сфере дистанционных образовательных технологий оказания услуг высшего профессионального образования». Таким образом, исходя из требований Европейских пенитенциарных правил222, предъявляемых к сотрудникам пенитенциарных учреждений, и обозначенных нами обобщенных требований к статусу тьютора, полагаем, что в случае создания и успешной апробации института тьюторства в местах лишения свободы целесообразно открытие специализаций в вузах по подготовке профессиональных тьюторов, способных удовлетворять право осуждённых, содержащихся в исправительных учреждениях России, на получение образования. В процессе реформирования уголовно-исполнительной системы Российской Федерации необходимо также заимствовать положительный опыт европейских стран относительно функционирования тюрем, куда осуждённые направляются для отбывания наказания, исходя из их социальных потребностей в работе или обучении223. В связи с этим считаем, что порядок реализации деятельности тьюторов должен осуществляться инструкцией тьютора (преподавателя-консультанта) об оказании содействия в получении образования в сфере высшего профессионального образования осуждёнными к лишению свободы. Осуществление подобного предложения позволило бы более полно выразить идею публичных начал в обязательстве оказания образовательных услуг осуждённым в условиях их изоляции от общества.
<< | >>
Источник: С. Н. Бакунин, Е. С. Брылякова. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ В СФЕРЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ, ОКАЗЫВАЕМЫХ ОСУЖДЁННЫМ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ монография. 2012

Еще по теме 2.1. Субъекты обязательства возмездного оказания образовательных услуг:

  1. Лекция 16. Обязательства по оказанию услуг 16.1. Общая характеристика обязательств по оказанию услуг. 16.2. Договор возмездного оказания услуг. 16.3. Транспортные обязательства. 16.4. Договор транспортной экспедиции. 16.5. Договор хранения.
  2. 16.2. Договор возмездного оказания услуг
  3. 21.7. Договор возмездного оказания услуг
  4. Глава 21. ВОЗМЕЗДНОЕ ОКАЗАНИЕ УСЛУГ
  5. 2. ДЕЛА, СВЯЗАННЫЕ С ОКАЗАНИЕМ ПОТРЕБИТЕЛЯМ ВОЗМЕЗДНЫХ УСЛУГ
  6. 16.1. Общая характеристика обязательств по оказанию услуг
  7. РАЗДЕЛ V ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ОКАЗАНИЮ УСЛУГ
  8. Лекция 10. Общие положения об обязательствах 10.1. Понятие и виды обязательств. 10.2. Субъекты обязательств. 10.3. Исполнение обязательств. 10.4. Ответственность за нарушение обязательств. 10.5. Способы обеспечения исполнения обязательств. 10.6. Прекращение обязательств.
  9. Лекция 17. Обязательства по оказанию финансовых услуг 17.1. Договор займа. 17.2. Кредитный договор. 17.3. Договор финансирования под уступку денежного требования. 17.4. Договор страхования.
  10. § а. Положение о возмездности посреднических услуг Для посредника
  11. Антимонопольные требования к проведению торгов. Основы правового регулирования обеспечения конкуренции при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных заказчиков, а также субъектов естественных монополий
  12. 5.5. СТРАТЕГИЯ ОКАЗАНИЯ УСЛУГ
  13. 2.2. О договорной ответственности сторон в возмездных обязательствах.
  14. ДОГОВОР ОКАЗАНИЯ СТОМАТОЛОГИЧЕСКИХ УСЛУГ
  15. РАЗДЕЛ I ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ВОЗМЕЗДНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ ИМУЩЕСТВА
  16. 3.5.2. Взаимное оказание услуг
  17. РАЗДЕЛ II ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ПЕРЕДАЧЕ ИМУЩЕСТВА В ВОЗМЕЗДНОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -