<<
>>

Понятие «контроля» и «контролирующего лица» КИК

Понятие «контроля» в законодательстве о КИК является ключевым, поскольку, как предполагает основная концепция КИК, только лицо, имеющее контроль над КИК и имеющее возможность определять судьбу доходов КИК, имеет возможность в силу этого использовать КИК для перераспределения и сокрытия прибыли с целью уклонения от налогообложения.
Таким образом, считается справедливым подвергать налогообложению прибыль КИК именно в руках «контролирующего лица»200. Понятие «контроля» на протяжении истории развития правил налогообложения КИК, как и другие элементы КИК, также подвергалось изменениям. В классической версии правил КИК, под контролем понимался, прежде всего, формальный юридический контроль резидента над иностранной компанией, то есть контроль, который лицо имело либо в силу участия в капитале КИК либо в силу принадлежности ему значительной доли акций КИК, дающих право голоса и определения «судьбы» дивидендов КИК (участие в «голосующих акциях» КИК)201 202. Например, по законодательству США контролирующим лицом признается американский акционер (американский гражданин или лицо без американского гражданства, но которое признается американским налоговым резидентом), л которому принадлежит 10% и более голосующих акций КИК . При этом по американским правилам для признания иностранной корпорации КИК американским акционерам в целом должно принадлежать 50% или более голосующих акций или капитала КИК203. Стоит отметить, что требование о наличии формального контроля, основанного на юридическом владении капиталом или голосующими акциями КИК, для признания резидента контролирующим лицом КИК сохраняется на сегодняшний день по законодательству о КИК практически всех государств204. Это объясняется, прежде всего, тем, что формально-юридический контроль над КИК является видом контроля, который проще всего установить и подтвердить - что упрощает для налоговых органов администрирование правил КИК205.
С другой стороны, со временем использование только основания наличия у лица формально-юридического контроля над иностранной компанией для признания этого лица «контролирующим» лицом КИК проявило свою неэффективность206 207. Так, налогоплательщики стали использовать схемы, при которых формальный контроль над КИК передавался иным лицам в группе, в то время как к бенефициару, фактически сохранявшему контроль над КИК, правила налогообложения КИК не применялись. С целью противодействовать уклонению от правил КИК в настоящее время в большинстве государств для признания иностранной компании «контролируемой» применяется не только требование о наличии у контролирующего лица прямого формального контроля над КИК. КИК может признаваться иностранная компания также в силу наличия у контролирующего лица косвенного контроля, «экономического» контроля (“economic control”), «фактического» контроля (“de facto control”) или контроля в соответствии со стандартами МСФО (“control based on IFRS -5 consolidation”) . В Отчете ОЭСР дается обобщенное понятие указанных видов контроля. Под «косвенным»208 контролем понимается разновидность юридического контроля, когда контролирующему лицу доля в КИК принадлежит не напрямую, а через участие в цепочке юридических лиц, и когда контролирующее лицо может влиять на решения КИК не напрямую, а посредством третьих лиц. При этом порядок «косвенного» участия может определяться в законодательстве государств по- разному. Например, наличие прямого или косвенного участия, обозначаемого «ownership», является основанием для признания лица контролирующим по законодательству США209. В соответствии с правилом «косвенного» участия (или правилами «look-through rules»), если доли (акции) в КИК принадлежат иностранным корпорации, партнерству, трасту или фонду, то контролирующими лицами такой КИК для целей Подчасти F Кодекса внутренних доходов США признаются соответственно американские акционеры, партнеры и бенефициары указанных иностранных корпорации, партнерства, траста и фонда210.
Размер участия американских акционеров в указанных обстоятельствах значения не имеет211 212. В РФ признание лица контролирующим также возможно на основании наличия у него как прямого юридического, так и косвенного контроля. По российскому законодательству контролирующим лицом КИК может признаваться: 1) физическое или юридическое лицо, доля участия которого в организации составляет более 25 процентов; 2) физическое или юридическое лицо, доля участия которого в организации (для физических лиц - совместно с супругами и несовершеннолетними детьми) составляет более 10 процентов, если доля участия всех лиц, признаваемых налоговыми резидентами Российской Федерации, в этой организации (для физических лиц - Л включая супругов и несовершеннолетних детей) составляет более 50 процентов» . Порядок определения наличия у лица прямого и косвенного контроля указан в пп. 2-3 ст. 105.2 НК РФ. Помимо США и РФ, наличие прямого и косвенного контроля для определения контролирующего лица КИК используется по законодательству Германии213, Франции214 и большинства государств. Помимо «юридического» контроля, разновидностями которого являются прямой и косвенный контроль, ОЭСР, обобщая законодательство различных государств о КИК, также указывает на использование некоторыми из них «экономического» контроля для определения КИК215. «Экономический» контроль является основанием признания лица контролирующим лицом КИК в случае, если лицу принадлежит право на участие в прибыли КИК, ее капитале и/или активах в определенных обстоятельствах, например, при банкротстве или ликвидации КИК216. Таким образом, даже в отсутствие принадлежности лицу контрольного пакета акций КИК, лицо может считаться контролирующим КИК, так как контролирует имущество, принадлежащее КИК, в силу чего может влиять на решения, принимаемые КИК217 218. Основание экономического контроля для признания лица контролирующим используется, например, в законодательстве о налогообложении КИК -5 Великобритании . Тем не менее, ОЭСР отмечает219, что экономический контроль, равно как юридический, является во многом «механическим» тестом, так как зависит от формальных признаков - наличия или отсутствия у лица формальных прав на прибыль и активы КИК, и таким образом, также не исключает возможность «обхода» со стороны налогоплательщиков.
С целью противодействовать возможному «обходу» со стороны налогоплательщиков правил об «экономическом» основании контроля, ОЭСР рекомендует использовать дополнительно для признания лица контролирующим основание фактического контроля. На основании критерия «фактического» контроля лицо может быть признано контролирующим, если это лицо осуществляет или может осуществлять определяющее влияние на деятельность КИК220. В зарубежном законодательстве используются различные критерии для признания наличия у лица возможности осуществлять «определяющее влияние» на деятельность КИК. Лицо может признаваться имеющим фактический контроль над КИК, если от него зависит принятие ключевых решений, определяющих основные направления деятельности КИК (top-level decisions); либо это лицо осуществляет руководство или влияние на текущие дела КИК (day-to-day activities); либо если между лицом и КИК существуют специальные договорные отношения (например, в силу договора на управление), которые позволяют этому лицу оказывать определяющее влияние на деятельность КИК221 222 223. Наконец, помимо юридического, экономического, фактического контроля, ОЭСР предлагает использовать для определения контролирующего лица КИК понятие контроля в соответствии с правилами международных стандартов 'у финансовой отчетности (МСФО) о консолидации и понятии контроля . В частности, предлагается признавать резидента контролирующим лицом КИК в случае, если при аудите его финансовой отчетности, финансовые данные КИК «консолидируются» вместе с финансовыми данными резидента. ОЭСР указывает, что данный критерий контроля, однако, скорее всего не привнесет чего-либо кардинально нового в порядок определения контролирующих лиц, поскольку правила МСФО для консолидации предусматривают во многом те же требования юридического и экономического контроля как основания для консолидации отчетности компаний - то есть наличие голосующих акций или возможности оказывать определяющее влияние на деятельность компании, чья отчетность 3 подлежит консолидации .
В зарубежной практике основания признания лица контролирующим в основном используются комбинированно224. Например, после реформы правил налогообложения КИК в Великобритании, лицо может быть признано лицом, контролирующим иностранную компанию, на основании трех критериев: 1) юридического и экономического контроля (outright legal and economic control) - когда у лица есть полномочия (в силу принадлежности ему большей части голосующих акций компании или его прав на основании учредительных документов компании) по определению ключевых решений и управлению делами компании и лицо имеет право на получение более половины дохода компании в случае его распределения как дивидендов или имущества при ликвидации компании225 226 227; 2) соблюдения «правила 40%» в отношении совместных предприятий - иностранная компания, которая является совместным предприятием английских и неанглийских налоговых резидентов, может признаваться КИК для целей английского налогового права, если английскому резиденту принадлежит 40%, а иностранцу не более 55% ; и 3) признание контроля на основании бухгалтерских 3 стандартов . Государства достаточно редко используют основание «фактического» контроля в качестве самостоятельного основания для признания лица контролирующим иностранную компанию, поскольку определение наличия у лица «фактического» контроля требует значительных усилий по администрированию, прежде всего, доступа налоговых органов к информации, которую они нередко могут получить только от иностранных компетентных органов (что до недавнего времени было затруднительным). Также применение основания «фактического контроля» требует субъективной оценки налоговых органов, что может вызывать сомнения в прозрачности и справедливости применения указанного критерия. ОЭСР также рекомендует для определения КИК и признания лица «контролирующим» использовать комбинированное основание контроля - которое включало бы как минимум применение оснований юридического и экономического контроля, либо юридического и фактического228.
При этом в Отчете ОЭСР указывается, что применение основания фактического контроля может усложнять администрирование правил КИК и не всегда является прозрачным, поэтому его стоит использовать в отдельно взятых случаях229 и только в качестве дополнительного критерия признания лица контролирующим, а не в качестве единственного самостоятельного критерия230. В ст. 25.13 НК РФ указывается, что контролирующим лицом организации может быть признано лицо, не отвечающее признакам, установленным пунктом 3 ст. 25.13 (т.е. не имеющее признаков формального юридического контроля над КИК), но «осуществляющее контроль над такой организацией в своих интересах или в интересах своего супруга и несовершеннолетних детей»231. Таким образом, российский законодатель для признания лица контролирующим лицом КИК использует как основание формально-юридического контроля (прямого и косвенного участия лица в компании), так и основание фактического контроля. При этом указанные основания в российском Законе используются не комбинированно, а альтернативно - лицо может признаваться контролирующим на основании фактического контроля независимо от юридической принадлежности ему долей/акций в КИК. «Осуществлением контроля» по российскому законодательству о КИК признается «оказание или возможность оказывать определяющее влияние на решения, принимаемые этой организацией в отношении распределения полученной организацией прибыли (дохода) после налогообложения в силу прямого или косвенного участия в такой организации, участия в договоре (соглашении), предметом которого является управление этой организацией, или иных особенностей отношений между лицом и это организацией и (или) иными лицами»232. Таким образом, российское законодательство содержит максимально широкое определение основания фактического контроля, учитывающее все критерии определения фактического контроля, предложенные в Отчете ОЭСР. При этом российское законодательство дополнительно по сравнению с рекомендациями ОЭСР расширяет понятие «фактического контроля», допуская признание наличия фактического контроля над КИК у лица в силу любых «иных особенностей отношений» между лицом и КИК. По мнению автора, такое расширение понятия «фактический контроль» является чрезмерным в свете рекомендаций ОЭСР использовать понятие «фактический контроль» в отдельно взятых случаях. Как указывает ОЭСР233, применение основания «фактического контроля» для признания лица контролирующим «во всех случаях» потребует чрезмерной субъективной оценки налоговых органов и может приводить к нарушению принципа определенности. По мнению автора, использование понятия «фактический контроль» в том виде, в котором указанное понятие на данный момент содержится в российском законодательстве, также допускает чрезмерную свободу усмотрения российских налоговых органов и будет нарушать принцип определенности. Было бы разумным, на наш взгляд, следуя рекомендациям ОЭСР, ограничить применение понятия «фактический контроль» более четкими критериями и отдельно взятыми случаями, исключающими его расширительное толкование. Помимо сказанного, использование основания «фактического контроля» в качестве самостоятельного критерия признания лица контролирующим не только противоречит рекомендациям ОЭСР, но и, наш взгляд, является некоторым недостатком российского законодательства о КИК. Так, в соответствии с пп.1 п. 3 ст. 25.13 НК РФ контролирующим лицом признается российский резидент, которому принадлежит более 25% акций (долей) КИК. При этом, указанный пакет участия не всегда является контролирующим. Закон не указывает, что в дополнение к формальному критерию участия в 25% +1 акций/долей, требуется наличие у лица фактического контроля и возможности влиять на принятие решений, определяющих судьбу доходов КИК, что является ключевым для концепции КИК. Таким образом, в силу отсутствия в российском Законе правил, дополняющих требование о наличии формального контроля в 25%+1 требованием о наличии у этого лица также фактического контроля над КИК, возникает ситуация, когда лицо обязано нести дополнительную налоговую нагрузку в отношении прибыли такой КИК, даже когда оно не имеет возможности контролировать денежные потоки и распределение прибыли КИК и, таким образом, с высокой вероятностью не имеет возможности «уклоняться» от российского налогообложения с помощью КИК. Подобное, на наш взгляд, нарушает ключевую цель законодательства о КИК как правил, направленных на противодействие уклонению от налогообложения, и подтверждает фискальную направленность российских правил КИК. Кроме того, в Законе не уточняется, как будет разрешаться ситуация, когда фактический и юридический контроль над иностранной компанией принадлежит двум разным российским резидентам. Указанная ситуация вполне возможна на практике. Например, 100% акций иностранной копании может принадлежать российскому юридическому лицу, в то время как формально управление компанией осуществляется фондом на основании договора, а на практике фонд управляет компанией по инструкциям от другого российского лица - например, бенефициара группы234. Возникает вопрос, должны ли указанные лица (лицо, формально имеющее 100% акций КИК, и лицо, фактически руководящее деятельностью КИК) одновременно признаваться контролирующими лицами в отношении одной и той же КИК и каждый уплачивать налог с прибыли этой КИК? Указанная неясность российского Закона может приводить к ситуациям двойного налогообложения - когда два российских резидента будут уплачивать российский налог с одной и той же прибыли КИК. При этом, НК РФ не раскрывает понятие двойного налогообложения и, как указывают ученые235, «по сути, не запрещает его»236 за исключением статей 232, 311, 386.1 НК, где говорится об устранении двойного налогообложения, возникающего в результате уплаты российскими резидентами налога в иностранном государстве. Таким образом, можно предположить, что указанная «недоработка» является в целом результатом системного подхода российского законодателя, когда принципу «однократности» налогообложения в РФ уделяется недостаточно внимания237 238 239. При этом ОЭСР называет условие об устранении двойного налогообложения основным условием применения правил налогообложения КИК . ОЭСР уточняет, что под двойным налогообложением имеются в виду любые формы двойного налогообложения, и примеры, приведенные в Отчете, не представляют собой Л закрытый перечень . Среди примеров двойного налогообложения, приведенных ОЭСР в Отчете, нет вида двойного налогообложения, о котором речь шла выше. Однако, на наш взгляд, сохранение российского законодательства о налогообложении КИК в текущем состоянии, которое допускает и не устраняет указанный вид двойного налогообложения, не соответствует рекомендации ОЭСР о том, что “правила налогообложения КИК должны быть сформулированы таким образом, чтобы обеспечивать, что в указанных и во всех других случаях устранялось двойное налогообложение”240. Для устранения указанных недостатков представляется разумным, во-первых, использовать основание фактического контроля для признания лица контролирующим не в качестве самостоятельного, а в качестве дополнительного критерия, во-вторых, прописать в российском налоговом законодательстве положения, позволяющие налогоплательщикам заявлять налог к возврату в том числе, если налог был уплачен с прибыли КИК и указанное привело к двойному налогообложению. Уровень контроля Для признания иностранной компании «контролируемой» важно, чтобы контроль налоговых резидентов над этой компанией составлял определенный существенный уровень. За небольшим исключением, например Дании, Португалии, Великобритании, большинство государств признают компанию КИК, если контроль резидентов составляет не менее 50% в капитале компании (или голосующих акциях)241 242 243, поскольку именно такой уровень контроля позволяет резидентам оказывать определяющее влияние на деятельность компании. По законодательству Дании для признания иностранной компании КИК датским резидентам должно принадлежать 25% и более в капитале этой компании либо 50% голосующих акций ; по законодательству Португалии - 25%, Великобритании - 25%244. ОЭСР также допускает некоторую гибкость в определении уровня контроля и указывает, что государства могут применять и более низкие пороги контроля, поскольку более низкие пороги контроля в «некоторых ситуациях также позволяют акционерам оказывать влияние» на решения КИК245. При этом, поскольку требование о принадлежности одному лицу минимального участия в иностранной компании в размере 50%+ или даже 25%+ можно обойти путем расщепления участия этого лица между несколькими лицами (как правило, миноритарные пакеты распределяются между аффилированными лицами, чтобы была в дальнейшем возможность действовать согласованно по принятию решений в отношении управления и распределения прибыли КИК), законодательство большинства стран о КИК содержит дополнительное условие о том, что контролирующими лицами могут также признаваться миноритарии в случае, если есть основания полагать, что они согласованно оказывают влияние на решения КИК. Как указывается в Отчете ОЭСР, для определения такого согласованного влияния миноритариев на КИК, в основном используются три подхода246. Самым распространенным является подход, согласно которому, резидент признается контролирующим даже при его несущественном участии в КИК, когда в целом нескольким резидентам совместно с этим указанным резидентом принадлежит 50% и более контроля над КИК. Указанный подход является наиболее формальным и сводится к простому суммированию долей участия в капитале и голосующих акциях КИК всех налоговых резидентов государства, применяющего правила КИК. Такой подход, используется в подавляющем большинстве государств с законодательством о налогообложении КИК. Например, по законодательству Португалии - для признания иностранной компании КИК, достаточно, чтобы одному португальскому резиденту (физическому лицу или компании) принадлежало не менее 25% этой компании247 248 249 250. При этом, однако, порог участия отдельно взятых лиц для признания их контролирующими может быть понижен с 50% и 25% до 10%, если общий размер их контроля в КИК составляет не менее 50%. Л По законодательству США американское лицо признается контролирующим л лицом КИК, если 10% и более голосующих акций (в американском законодательстве используется термин «voting power» - «голосующих полномочий») принадлежит этому лицу при условии, что более 50% голосующих полномочий или 4 капитала компании принадлежит в целом американским акционерам . В законодательстве ряда государств встречаются и более радикальные подходы. Например, по законодательству Канады, для признания иностранной компании КИК достаточно, чтобы 10% ее капитала принадлежало в целом канадским резидентам, в то время как для признания канадского резидента контролирующим лицом достаточно 1% участия в капитале КИК251. По законодательству Франции КИК признается иностранная компания (или некорпоративное образование), если 50% капитала, голосующих акций или финансовых прав принадлежит французским резидентам, при этом контролирующим лицом КИК может быть признан французский резидент, если ему принадлежит 5% такой КИК252 253 254. В Германии контролирующим лицом КИК может быть признан немецкий резидент, если ему принадлежит 1% акций КИК при условии, что в целом немецким резидентам в этой КИК принадлежит более 50% . Однако, указанное скорее является исключением, чем правилом, поскольку применяется в ситуации, когда основным доходом КИК является инвестиционный доход («financial investment income”), то есть пассивный доход - от владения и продажи валюты, ценных бумаг, прироста капитала и т.п. Немецкий законодатель полагает такой доход наиболее уязвимым с точки зрения возможностей вывода в офшоры и поэтому не применяет к КИК с 3 таким типом дохода правило о наличии существенного контроля . Указанный подход - снижение требования о наличии существенного контроля лиц над КИК для признания их контролирующими лицами - является во многом формальным и не учитывает ситуации, когда миноритарии КИК - резиденты страны, применяющей законодательство о КИК, - не являются связанными сторонами и, таким образом, существует вероятность, что они не действуют согласованно при принятии решений в отношении КИК. По этой причине указанный подход в меньшей степени рекомендован ОЭСР к применению255. ОЭСР рекомендует применять также иные концепции при признании миноритарных акционеров контролирующими лицами КИК. “Acting - in - concert” test предполагает возможность консолидации долей (голосующих акций) всех участников КИК в случае, если по результатам фактического анализа становится очевидным, что указанные лица действуют сообща с целью принятия решений, влияющих на деятельность КИК256. Консолидировано могут учитываться как доли резидентов, так и нерезидентов в случае, если последние действуют сообща с резидентами - участниками КИК. С одной стороны, ОЭСР указывает, что данный тест является предпочтительным для определения общего контроля над КИК, поскольку не является столь формальным как простое суммирование долей всех резидентов, участвующих в КИК, и, таким образом, в большей степени может способствовать противодействию уклонению от налогообложения и обходу правил КИК257 258 259 260. С другой стороны, ОЭСР признает, что, как и любое правило, требующее значительной оценки фактической информации и субъективной оценки налоговых органов, этот тест может быть достаточно трудоемким с точки зрения налогового администрирования и более затратным для бюджета . На практике этот тест применяется достаточно редко. “Related parties test”, в отличие от теста «acting-in-concert», учитывает не столько фактические доказательства того, что миноритарии действуют в отношении КИК согласованно, сколько юридический факт аффилированности лиц. Так, доли участия в КИК всех аффилированных лиц (как резидентов, так и нерезидентов) консолидируются с целью определения, насколько их совместное участие составляет Л более 50% . Если совместное участие аффилированных сторон составляет более 50%, то иностранная компания будет признана КИК. Какой бы тест из указанных не применялся, понятие «участие» и «владение» КИК по рекомендации ОЭСР должно включать в себя как прямое участие, так и 4 косвенное . Анализируя в свете сказанного российские правила, стоит отметить, что по НК РФ контролирующим лицом КИК признается: 1) физическое или юридическое лицо, доля участия которого в организации составляет более 25 процентов; 2) физическое или юридическое лицо, доля участия которого в организации (для физических лиц - совместно с супругами и несовершеннолетними детьми) составляет более 10 процентов, если доля участия всех лиц, признаваемых налоговыми резидентами Российской Федерации, в этой организации (для физических лиц - включая супругов и несовершеннолетних детей) составляет более 50 процентов261 262. При этом российское законодательство также использует аналог «конструктивного» контроля - поскольку позволяет для целей расчета участия в КИК учитывать участие лица совместно с супругами и несовершеннолетними детьми. Однако, понятие «конструктивного» контроля используется только применительно к физическим лицам. Российское законодательство не использует иные концепции («acting-in-concert» test, «related parties test»), рекомендуемые ОЭСР для применения к определению наличия у юридических лиц совместного контроля над КИК. Российское законодательство, тем не менее, в части установления требований к уровню контроля контролирующих лиц в целом не противоречит зарубежному опыту. Стоит, однако, рассмотреть более подробно положение Закона о признании лица «контролирующим» лицом КИК в случае принадлежности ему 10%+ участия в КИК. В частности, на практике у лица с пакетом только 10%+ участия не всегда есть возможность влиять на решения КИК, и даже, более того, такой миноритарный акционер не всегда может иметь доступ к финансовой отчетности КИК и, таким образом, его возможности по расчету облагаемой прибыли КИК и его налоговых обязанностей в этом отношении могут быть затруднены. Также миноритарным акционерам на практике не всегда доступна информация о долях участия и резидентстве иных миноритарных акционеров. Таким образом, возможности миноритарных акционеров затруднены в том числе в отношении определения, насколько участие российских резидентов в иностранной компании составляет более Л 50%, и должна ли такая иностранная организация признаваться КИК . С одной стороны, по мнению автора, такая критика обоснована, поскольку, действительно, при распространении правил КИК на лиц с пакетом участия в КИК менее контрольного, получается, что правила КИК распространяются в том числе на лиц, которые не имеют определяющего влияния на принятие решений КИК и, таким образом, ключевая цель правил КИК - противодействие уклонению от налогообложения через манипулирование решениями о распределении прибыли КИК - нарушается, и правила КИК начинают выполнять в основном фискальную функцию. С другой, стороны, повторимся, что такой подход - распространение правил КИК в том числе на миноритарных акционеров - существует в зарубежной практике - поэтому российские правила в этом отношении не являются экстраординарными. Тем не менее, по мнению автора, наиболее сбалансированным вариантом, который отражал бы цель правил КИК как направленных на противодействие уклонению и препятствовал обходу Закона о КИК через расщепление «контроля», был бы вариант «комплексного» подхода к определению контроля, рекомендуемый в Отчете ОЭСР. Так, наиболее справедливым представляется признание лица контролирующим, во-первых, когда ему единолично принадлежит контрольный пакет - более 50% в капитале компании или 50% голосующих акций, дающий ему право определять решения КИК; либо когда лицу принадлежит меньший контрольный пакет (25% +), но в силу того, что доли иных акционеров КИК размыты (не являются контрольными), это дает возможность лицу оказывать определяющее влияние на решения КИК; либо когда у лица незначительный пакет акций (10% +), но совместно с иными российскими резидентами, которые являются связанными с ним сторонами и аффилированными лицами, ему принадлежит более 50% в капитале или голосующих акциях КИК. На сегодняшний день российское законодательство не содержит подобных оговорок. Во-первых, признавая лицо с 25% участием в КИК контролирующим лицом, Закон о КИК не содержит дополнительного требования о том, что лицо признается контролирующим только, если 25% участия в капитале или голосующих акциях дают ему контрольный пакет. По мнению автора, подобное дополнение является важным. Во-вторых, представляется разумным и справедливым для признания миноритарных акционеров контролирующими лицами КИК дополнительно к условию о наличии у каждого из низ доли 10%+ и условию о принадлежности более 50% участия в этой КИК в целом российским резидентам, добавить обязательный критерий о наличии аффилированности акционеров, имеющих в совокупности 50% + участия в КИК, или условие о доказанности фактического принятия такими миноритариями согласованных решений в отношении распределения прибыли КИК. По сути указанное будет представлять собой аналог концепции ОЭСР «acting - in - concert». Помимо определения уровня и формы контроля, законодательство государств может отличаться в зависимости от того, какое лицо признается контролирующим лицом - физическое или юридическое лицо. В большинстве государств используется широкое понятие акционера (контролирующего лица) КИК, которое включает в себя физические и юридические лица, и, как например, в Австралии и Италии, прочие некорпоративные образования - партнерства, трасты и т.п.263. В других государствах, например, в Эстонии, правила о налогообложении КИК применяются только к акционерам - физическим лицам264. В Венгрии265, Бразилии266, напротив, правила КИК применяются только к акционерам - юридическим лицам.267 В РФ контролирующим лицом может быть признано только физическое или юридическое лицо - российские налоговые резиденты268 269. 2.3.
<< | >>
Источник: СТАРЖЕНЕЦКАЯ ЛЮБОВЬ НИКОЛАЕВНА. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ КОНТРОЛИРУЕМЫХ ИНОСТРАННЫХ КОМПАНИЙ: ОПЫТ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН И РОССИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. 2016

Еще по теме Понятие «контроля» и «контролирующего лица» КИК:

  1. Своеобразие российского политического дискурса. Советский и нацистский политический дискурс.
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Цели российских правил налогообложения КИК
  4. §2. Особенности правового регулирования налогообложения КИК
  5. Понятие «контроля» и «контролирующего лица» КИК
  6. Порядок определения и вменения прибыли КИК контролирующему лицу Понятие налогооблагаемого дохода КИК
  7. Правила налогообложения КИК и цели международных налоговых соглашений
  8. Общие вопросы соотношения правил о налогообложении КИК и международных обязательств государств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -