<<
>>

МУНИЦИПАЛЬНЫЙ КРЕДИТ ДО РЕВОЛЮЦИИ

При скудости доходных источников, переобременении городов обязательными расходами и земской эксплуатации, делу удовлетворения потребностей городского населения мог бы оказать некоторую услугу широко и целесообразно организованный муниципальный кредит.

Однако и здесь муниципальная Россия занимала до революции последнее место среди цивилизованных государств. Довоенная задолженность городов Великобритании колебалась от 60 рублей (Дублин) до 350 рублей (Манчестер) на одного жителя, в Соединенных штатах на душу падало: в Нью-Йорке 284 рубля, в Чикаго 60 рублей, в Филадельфии 100 рублей, в Балтиморе 150 рублей и в более мелких городах около 50 рублей долга. Даже в Италии на одного жителя приходилось задолженности: 150 рублей в Риме, 100 рублей в Генуе и т.д.1 Между тем средняя задолженность городского жителя в России не превышала 20 рублей, что явно указывает на неразвитость городского кредита. В наиболее выгодных условиях находились крупные русские города, для которых были доступны облигационные займы, составлявшие главную базу нашего довоенного муниципального кредита. По официальным сведениям,2 до 1912 г. 64 городами было всего заключено 153 облигационных займа на сумму 413 262 679 рублей. Однако главная масса заемных средств падала на 18 крупнейших городов, на долю же

остальных 46 городов досталось только 28,9 млн рублей. При этом, благодаря неопытности городских самоуправлений в кредитном деле и отсутствию всякого руководства свыше, эти займы заключались, в громадном большинстве случаев, на весьма невыгодных условиях (высокий процент платежей по займу, реализация облигаций по низкому курсу, невыгодные условия погашения, размещение в слабых руках, чрезмерное комиссионное вознаграждение). В одних случаях города заключали слишком крупные займы и сразу на всю сумму, потребную для предприятий, вследствие чего банкиры предлагали низкие цены по их реализации, а вырученные деньги долгое время непроизводительно лежали в банках.

В других случаях займы оказывались слишком мелкими (менее 1 млн рублей), вследствие чего они не могли быть реализуемы за границей, а размещались в России на очень тяжелых условиях. При выпуске займов городские самоуправления не знакомили банкиров с земельными фондами, имевшимися в распоряжении городов, не учитывали условий денежного рынка, заключая займы в невыгодный момент, и вообще пренебрегали всей техникой эмиссионных операций.1 В конечном результате подобный кредит часто оказывался не полезным, а вредным фактором в городском хозяйстве.

Остальные виды муниципального кредита играли сравнительно второстепенную роль. Задолженность городов земельным банкам на 1 июля 1910 г. составила сумму в 23 676 116 рублей, причем самыми крупными должниками были города Николаев (3 071 583) и Екатерино- слав (1 434 165). Задолженность другим банкам равнялась 25 млн и в том числе городским, общественным банкам 15 103 913. Поражает ничтожная сумма долга казне, которая за сто лет, несмотря на многочисленные и настойчивые ходатайства, выдала городам ссуд на 10 399 373 рубля (главным образом на постройку казарм). С другой стороны, довольно значительной была задолженность городов у частных лиц (31 млн рублей). Подобного рода займы, принципиально недопустимые и заключаемые часто на ростовщических условиях (до 20%), свидетельствовали об острой и неудовлетворенной нужде в кредите тех мелких и отчасти средних городов, которые обращались к кабальному кредиту у частных лиц лишь вследствие невозможности кредитоваться в другом месте.

Единственной сколько-нибудь серьезной, но далеко не достаточной попыткой правительства организовать муниципальный кредит был закон 26 июня 1912 г., коим была образована Государственная касса городского и земского кредита. Средства кассы составили 10 млн рублей основного и млн оборотного капитала, выданного ей государством в ссуду (4% гос. рентой). Кроме того, касса имела право выпускать облигации в сумме не свыше десятикратной суммы основного капитала, т.е.

100 млн рублей. Из этих средств касса выдавала городам и земствам как долгосрочные ссуды от 10 и до 661/2 лет, так и краткосрочные ссуды на срок от 6 месяцев и до лет.

Ясно, что указанными ограниченными средствами острая нужда в кредите тысячи городских поселений не могла быть удовлетворена. Кроме того, циркулярным разъяснением об общих условиях выдачи ссуд кассою, правилами о выдаче краткосрочных ссуд (от 1 марта 1913 г.) и постановлением правления кассы выдача ссуд была обставлена довольно сложными бюрократическими формальностями. Большинство постановлений о займах требовало утверждения со стороны губернатора или министра внутренних дел. Краткосрочная ссуда каждому городу не должна была превышать 300 тысяч рублей, а долгосрочная - миллиона рублей. При испрошении займа требовались точное указание его назначения, источников погашения и уплаты процентов, причем города представляли сметы за несколько лет, отчеты об исполнении смет, списки долгов, сведения о состоянии капиталов и другие документы. Все эти данные рассматривались правлением кассы по существу. К 10 апреля 1913 г. 44 города возбудили ходатайство о долгосрочных и 23 города о краткосрочных ссудах, из коих в общей сложности удовлетворено было ходатайств. С объявлением войны выдача долгосрочных ссуд почти приостановилась, а краткосрочные ссудные операции достигли к 1916 г. 15 млн рублей. Шум, поднятый в свое время "милостивым вниманием правительства к нуждам городов", умолк. Гора родила мышь.

<< | >>
Источник: Велихов Л. А.. Основы городского хозяйства. 1996

Еще по теме МУНИЦИПАЛЬНЫЙ КРЕДИТ ДО РЕВОЛЮЦИИ:

  1. Кейнсианская революция в экономической теории.
  2. Глоссарий
  3. § 61. Директория. Закон 11 brumaire an VII
  4. 3. ОТ «СЛАВНОЙ РЕВОЛЮЦИИ»К СЕМИЛЕТНЕЙ ВОЙНЕ
  5. МУНИЦИПАЛЬНАЯ КОМПЕТЕНЦИЯ В РОССИИ ДО ОКТЯБРЯ
  6. МУНИЦИПАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ[546]
  7. МУНИЦИПАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ В СССР[552]
  8. МУНИЦИПАЛЬНО-ФИНАНСОВЫЕ ОРГАНЫ
  9. 5. МУНИЦИПАЛЬНЫЕ НАЛОГИ[580]
  10. ФОРМЫ МУНИЦИПАЛЬНОГО КРЕДИТА
  11. МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ДОХОДЫ