<<
>>

МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ДОХОДЫ

Статья 127 Гор. положения 1892 г. устанавливала для муниципалитетов следующие сборы: 1) оценочный с недвижимых имуществ, 2) с промысловых свидетельств, 3) с заведений трактирного промысла и пивных лавок, 4) с извозного и перевозного промыслов, 5) с лошадей, экипажей, велосипедов и собак.

Сверх того, согласно статье 135 того же Положения, в пользу городов поступали еще разного рода пошлинные сборы: актовый, адресный, за клеймение и употребление мер и весов, с аукционных продаж, за стоянку судов, за проход и проезд по городским сооружениям. Наконец, 19 городам (в том числе Ленинграду, Москве, Одессе, Ростову) было разрешено взимать больничный сбор (от 60 коп. до 2 рублей в год на человека), а канализованным городам - канализационный сбор с домовладельцев. Законом 2 марта 1910 г. городским самоуправлениям было разрешено ходатайствовать о введении в их пользу "попудного сбора с привозимых и вывозимых товаров”, который был до 1915 г. разрешен 107 городам. Однако этот сбор носил чисто целевой характер (на улучшение подъездных путей), требовал сложной разрешительной процедуры, и ставки его были невысоки (десятикратный размер поверстной тарифной ставки для каждого вида товаров).

Изложенная система поражает своей узостью и устарелостью. Ни одного из крупных источников дохода, которые в настоящее время рекомендуются теорией и обычно предоставляются заграничным городам, установлено не было: ни отчислений или надбавок к государственным налогам, ни подоходного или поимущественного налогов, ни специальных сборов или налога на прирост ценности, или даже налога на зрелища не существовало. Если добавить к этому, что сколько-нибудь развитой системы правительственных дотаций или субвенций, а равно достаточно широкой системы кредита для городов также проведено не было, необыкновенная ограниченность муниципальных доходных источников сделается очевидной. При этом нельзя не отметить, что некоторые из установленных сборов, как, напр., адресный, больничный, отличались подушным характером и, при незначительности их финансового результата, тяжело отзывались на несостоятельных слоях населения; попудный сбор, удорожая товары, способствовал дороговизне жизни, а канализационный сбор с домохозяев содействовал отрицательному отношению гласных-домовла- дельцев к канализации вообще.

Чтобы можно было судить о сравнительном значении каждого из доходных источников в хозяйстве дореволюционных городов и о темпе развития этих источников, мы приведем следующую таблицу, составленную Б.Б. Веселовским1 (в тысячах рублей):

календарь-справочник гор. деятеля за 1913 г.

Наименование доходов

1889 г.

1899 г.

1909 г.

% к бюджету

С недвижимых имуществ

9 585

14 740

26 960

14,9

С промысловых свидетельств

И 228

13 819

11456

6.31

С лошадей, экипажей и собак

275

481

1 042

0,6

Пошлин

2 155

1 755

1 497

0,8

От горимуществ и оброчн. статей

16 560

21 327

37 342

20,7

От горпредприятий

2 226

12 594

51 555

28,6

Пособия из казны

3 705

5 724

9 933

5,5

Прочие поступления (доходы от займов, спец. капит., возврат расходов)

8 291

20461

41 103

12,6

Итого

54 086

90 901

180 888

100

Из приведенной таблицы усматривается, что сбор с промысловых свидетельств играл сравнительно незначительную роль в городских бюджетах и вовсе не развивался. Совсем уже ничтожное значение имели мелкие сборы и пошлины.

Правительственные пособия хотя и развивались, но очень медленно и, будучи целевыми, имели влияние лишь на отдельные отрасли городского хозяйства. С 1907 г. почти исключительным видом правительственных субсидий городам сделались субвенции на народное образование, а именно, на введение всеобщего обучения, причем до 1915 г. правительство выдало таких пособий 293 городам (на постройку школ). Наиболее видное место и самое интенсивное развитие принадлежали трем источникам: оценочному сбору с недвижимых имуществ, доходам от городских имуществ и от муниципальных предприятий. Впрочем, последние два источника распределялись по городам крайне неравномерно. Так, около трети городов почти вовсе не имели доходного имущества, а доходы с городских предприятий играли заметную или даже господствующую роль лишь в больших городах: Ленинград и Москва в 1912 г. покрывали соответствующими доходами до 58% всего бюджета, Харьков - 45%, Екатеринослав - 41,4%, Одесса - 36,8%; но в городах с населением от 10 до 25 тысяч те же доходы составляли не более 9% городского бюджета, а в городах с населением от 5 и до 10 тысяч - около 5,7%.

Таким образом, оставался лишь один значительный и быстро развивающийся источник дохода, доступный для всех городов, а именно оценочный сбор с недвижимых имуществ. Однако целый ряд пунктов закона, ограничений и неблагоприятных условий компрометировали и этот основной вид муниципального обложения, оставляя города в совершенно безвыходном положении. Перечислим эти ограничения и неблагоприятные условия.

!В.Н. Т вердохлебов утверждает, что по этой графе города получали в 1912 г. только 4 млн, т.е. lV2% бюджета (см. Мести, фин., 1926 г., стр. 156).

Из оценочного сбора были изъяты самые ценные городские недвижимые имущества, а именно принадлежащие дворцовому ведомству, кабинету, уделам, казне, железным дорогам, военному и духовному ведомствам (ст. 128 Гор. пол.). Ленинград терял из-за этого около половины возможного оценочного сбора. Подобные изъятия, конечно, в корне неправильны, так как перечисленные имущества принадлежат наиболее платежеспособным юридическим лицам и безусловно пользуются всеми выгодами городского благоустройства. Однако многочисленные ходатайства горсамоуправлений и пожелания Гос. думы о привлечении к обложению названных имуществ оказывались тщетными. Оценочный сбор подпадал под действие так называемой "предельности обложения". Ставки данного сбора не могли превышать 10% доходности или 1% ценности недвижимых имуществ. В результате, к 1913 г. 529 городов уже достигли предельного размера ставок и дальше не могли развивать обложение. Данное ограничение, особенно же при домовладельческом составе городской думы, было также совершенно излишне и нерационально. Оценочный сбор с недвижимых имуществ не был, как в Англии или в Пруссии после реформы 1893 г., всецело и монопольно предоставлен городским самоуправлениям, что давало бы им возможность развивать и усовершенствовать этот сбор. Нет, наряду с последним существовал и конкурировал с ним государственный налог на тот же объект обложения, т.е. на те же городские недвижимые имущества. Но и этого мало. Городские недвижимые имущества облагались, сверх того, уездным и губернским земствами: таким образом на жилища в русских городах падал четверной налог, до крайности переобременяя их налоговым бременем, доходившим в иных случаях до 30% с доходности имуществ, т.е. до совершенно недопустимого предела. Так как реальные налоги, что выяснено финансовой наукой, легко перекладываются на чужие плечи, то все упомянутые налоги перелагались домовладельцами на квартиронанимателей, а этими последними - на угловых жильцов, и настоящим носителем упомянутых налогов являлся, в результате всего процесса переложения, городской рабочий. Действительно, по высоте квартирных и угловых цен русские города, не дававшие своим жителям и пятой доли тех благ, коими пользовались граждане на Западе, превосходили как английские, так и германские города. Наша жилищная теснота и вошедшая в быт ночевка рабочих на барках, в грязных, переполненных и вонючих ночлежках или просто на улицах были прямым результатом изложенного переобременения жилища однородными налогами.

Любопытно, что русское правительство не только не стремилось облегчить невыносимое положение, но законом 6 июня 1910 г. о государственном обложении городских недвижимых имуществ ударило еще раз по самому больному месту. Сущность сказанного закона заключалась в том, что старая раскладочная система взимания налога превращалась в окладную систему, основанную на индивидуальной доходности имуществ, определяемой через каждые 5 лет посредством оценки, которая производилась городскими по налогу с недвижимостей

присутствиями. Однако это усовершенствование, благодаря установлению чрезмерно высокой ставки налога (6%), увеличило в три раза суммы, ранее взимавшиеся с городской недвижимости в пользу казны, и разом пресекло все возможности дальнейшего развития городского оценочного сбора.1 Закон вызвал резкую оппозицию в Гос. думе, на съездах, на столбцах специальной печати, но все возражения оставались гласом вопиющего в пустыне.

4) Наконец, немаловажное влияние на развитие оценочного сбора оказывал и чисто домовладельческий состав городских дум. Даже при самых благоприятных условиях трудно было бы ожидать со стороны гласных-домовладельцев нормального обложения городской недвижимости. Около 50% городских самоуправлений не удосужились повысить оценочный сбор до предельной нормы вплоть до самой революции, а городские оценки имуществ, как правило, были чрезмерно низкими, а именно в два или три раза ниже действительной доходности или ценности этих имуществ. Сплошь да рядом случалось и так, что влиятельные гласные непосредственно воздействовали на оценочные комиссии, добиваясь особо привилегированной оценки их собственных домов и земель для обложения последних оценочным сбором.[626]

Такова была неприглядная налоговая действительность - первый кнут, которым жестоко стегали и правительство, и земства, и отцы города наши обездоленные города.

<< | >>
Источник: Велихов Л. А.. Основы городского хозяйства. 1996

Еще по теме МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ДОХОДЫ:

  1. МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ДОХОДЫ В СССР[632]
  2. Лекция 15. КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ. АДМИНИСТРАТИВНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА В СИСТЕМЕ МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ
  3. МУНИЦИПАЛЬНО-ПОДРЯДНАЯ И МУНИЦИПАЛЬНО-АРЕНДНАЯ СИСТЕМЫ[650]
  4. § 44. Договоры о содержании и непременном доходе. - Пожизненная рента. - Русские билеты непрерывного дохода. - Бодмерея и заем припасов на море
  5. Чистый доход государственного предприятия. Централизованный чистый доход государства.
  6. Переход с объекта "доходы" на объект "доходы минус расходы"
  7. 2.4. Специфика референдумов, проводимых по вопросам преобразования или изменения границ муниципальных образований и по вопросам определения структуры органов вновь создаваемых муниципальных образований
  8. Статья 208. Доходы от источников в Российской Федерации и доходы от источников за пределами Российской Федерации
  9. 8.4. Доходы местных бюджетов
  10. 35.5. Особенности муниципальных финансов
  11. 35.3. Межбюджетные отношения на муниципальном уровне