<<
>>

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННЫХ ГОРОДОВ

Этот третий шаг в последовательном исследовании научного явления (вслед за рассмотрением дефиниционной и методологической проблем) имеет особо важное значение в урбанистической теории в виду крайнего разнообразия видов и форм городов.

Ясно, что структура, функции и хозяйство такого города-гиганта, как напр., Лондон, мало напоминают несложный уклад и скромную жизнь какого-нибудь городка, населения которого хватило бы не более чем на один многоэтажный столичный дом. Все финансовые расчеты и все технические приемы, начиная от типов планирования, строительства, освещения, средств сообщения и кончая социальной политикой, самые проблемы, наконец, жилищного обеспечения, оздоровления и их постановка будут в корне меняться в зависимости от размеров и предназначения города.

Известно, что классификации не имеют в науке абсолютного значения. Это прагматический прием, облегчающий достижение господства над явлениями, но и только. Классификаций в природе нет; их создают сами исследователи, в зависимости от поставленной задачи. Нами уже указывалось, что город исследуется различными дисциплинами, вследствие чего и урбанистических классификаций в литературе встречается много. Одна из возможных классификаций городов в их историческом развитии (с нашей точки зрения, наилучшая) была проведена в IV и V главах. В настоящей главе требуется найти такую классификацию, которая оказалась бы самым рациональным средством для анализа социально-экономической природы современных городов и их хозяйства.

Единственной систематической работой, имеющей теоретический интерес в данной области, является до сих пор "Экономика переходного периода" Николая Бухарина, которая между прочим разрабатывает и вопрос о взаимоотношениях города и деревни в процессе общественной трансформации (стр. 73-87). К сожалению, однако, многие из соображений и выводов автора с 1920 г. (год издания труда) уже успели устареть.

Последняя задача нелегка, так как в молодых, еще неустановившихся дисциплинах, при некоординированности попыток различных исследователей и соответствующих практик разных стран, данный конкретный вопрос разрешается многообразно.

Единой общезначимой классификации еще не выработано, что приводит к целому ряду нежелательных последствий, особенно же к трудности сравнений статистических данных в муниципальной области, а также формулировки синтетических выводов, а в результате - вообще к трудности построения общезначимой урбанистической теории. При данных условиях остается привести существующие важнейшие системы классификаций городов и попытаться дать им оценку. Одно из необходимых разделений городов - на город юридический (номинальный или официальный) и экономический, т.е. город в научном смысле слова, - уже было нами сделано в первой главе.

Затем, с точки зрения социально-экономической и в частности с точки зрения городского хозяйства, весьма важным фактором, определяющим как социальный вес, так и систему хозяйства городов, является количество городского населения, тем более, что самым общим признаком города мы признали сгущение и сосредоточение граждан в одном месте. Поэтому сейчас первой нашей задачей будет найти целесообразную количественную классификацию, которая могла бы указать на характерные ступени в росте городов и разделить их на количественные группы с их характерным удельным весом и своеобразными хозяйственными потребностями. К сожалению, в этом отношении как административная, так и статистическая практика различных стран, за коими неизбежно следуют и урбанисты и ученые статистики соответствующей национальности, далеко не однородны. В Соединенных штатах, в которых, по законам большинства штатов, лишь поселение с 8 ООО и более душ считается городом, чаще всего учитываются в первой группе города от 8 до 20 тысяч населения, во второй - от 20 до 50, в третьей - от 50 до 100, в четвертой - от 100 до 500 и в пятой - свыше 500 тысяч населения. Впрочем, в некоторых штатах даже миниатюрные поселения от 250 и до 5 000 человек называются официально городами (cities). В Англии обыкновенно учитываются группы городов с населением в 3- 10 тысяч, 10-20, 20-50, 50-100, 100»-250 и свыше 250 тысяч жителей (иногда же вводится дополнительно группа в 250-600 т.

жителей). В Германии города с 2-5 тысячами жителей носят название Landstadte (города сельские), города от 5 до 20 тысяч жителей называются м е л к и м и, от 20 до 100 тысяч - средними и свыше 100 тысяч - большими (grosse Stadte). Однако известное статистическое издание "Jahrbuch deutscher Stadte" считает крупными городами населенные центры свыше 50 тысяч жителей, с чем согласен и Вернер Зомб^рт.1 Во Франции соответствующие группы имеют: 1) от 2 до 10 тысяч жителей, 2) 10-20 тысяч, 3) 20-100 тысяч и более 100 тысяч (Lev ass ей г). Некоторые ранние статистики

!Uht. соч., стр. 150.

(JI е г у а , П а с с и)[185] начинали от 3 ООО жителей, а современный французский закон признает городами лишь поселения в 5 тысяч жителей.

В дореволюционной России была принята с небольшими изменениями германская система, как ближе всего соответствующая административному признаку. Городами-селами признавались города менее 5 тысяч жителей (большинство безуездных и заштатных городов); малыми назывались города от 5 до 20 тысяч жителей (большинство уездных городов); средними -от 20 до 100 тысяч жителей (большинство губернских городов) ибольшими - свыше 100 тысяч населения. В СССР, соответственно закону, по которому всякое поселение не менее 1 000 жителей при определенном социальном составе (не более 25% земледельцев, согласно ст. 3 Общ. пол. о гор. и сел. пос.) является городом, приняты, при обработке данных переписей, следующие количественные группы: 1) от 1 000 до 10 тысяч жителей, 2) от 10 до 20 тысяч жителей, 3) от 20 до 50 тысяч, 4) от 50 до 100 тысяч и 5) свыше 100 тысяч жителей.

Солидный исследователь русских городов В. Семенов-Тян- Шанский предлагает по целому ряду соображений, нижеследующую

классификацию:[186] миллион жителей и свыше                            столичные города 100 000-1 млн жителей              крупные 40 000-100 тыс."                            большие 10 000-40 тыс."               средние 5 000-10 тыс."               малые 1000-5 тыс."                            городки юридические города, не имеющие экономи-              административные

ческого оправдания              пункты села с экономическими признаками городов              будущие города

Со своей стороны А.И.

Воейков[187] устанавливает общий минимум для настоящих городов земного шара в 20 тысяч человек.

Группировка В. Семенова-Тян-Шанского едва ли может быть признана удачной: 1) из европейских столиц только пять обладают миллионным населением, 2) норма в 40 000 произвольна и ни одной из европейских практик не соответствует, 3) разделение на "крупные" и "большие" города терминологически неожиданно и может внести путаницу, 4) предсказание о "будущих городах" лишено объективности.

Переходя к общей оценке всего приведенного материала, мы прежде всего усматриваем его огромную пестроту, некоординированность и, принимая во внимание поставленную нами цель, чрезмерную сложность. Построить особо нормы городского хозяйства для 5-8 групп городов, при недостаточной еще разработанности муниципальной проблемы в целом, едва ли возможно. Излишняя дифференциация может лишь затруднить ее разрешение. На практике мы встречаем в настоящее время только три

типа городского хозяйства, а именно: небольшие, средние и крупные города, и весь вопрос заключается в том, какие количественные нормы надлежит для них принять.

По-видимому, наиболее целесообразным путем в соответствующей ориентировке будет путь отыскания какой-то средней линии, которая, с одной стороны, не расходилась бы резко с господствующей научной и административной практикой, а с другой - соответствовала бы реальным городам в СССР и их хозяйству. Нет никакого сомнения в том, что норма в 1 ООО человек, принятая и притом чисто декларативно в нашем советском законе, слишком низка. Что такое русский "город" в тысячу жителей? Среднее количество жителей в одном городском жилом строении у нас колеблется между 5 (Шенкурск, Вельск, Сольвычегодск, Медынь, Суздаль, Чигирин, Ставрополь, Георгиевск, Майкоп, Кутаис, Нарым, Минусинск) и 52 (Ленинград); в среднем для небольшого города оно составляет 8 человек. При подавляющем большинстве деревянных строений в небольших русских городах, "город" в тысячу жителей заключал бы в себе около 125 деревянных домиков.

Обращаясь к годовому бюджету, мы отметим, что муниципальный расход на одного жителя небольшого города СССР в среднем составляет 4 рубля, понижаясь в отдельных случаях до 75 копеек. Следовательно, годовой бюджет города в тычячу жителей составлял бы в среднем 4 ООО рублей, т.е. не более потребительного бюджета одной зажиточной семьи, а в единичных случаях - 750 рублей. При таких условиях, о каком собственно городском, т.е. общественном, хозяйстве может итти речь?

Независимо от этих соображений, надо только удивляться той бедности социальной терминологии, по которой городом, с одной стороны, называется колоссальный конгломерат людей в 6 - 8 млн (Нью-Йорк, Лондон), а с другой - рабочий поселочек в I ООО жителей, и, напротив, легко понять, что "статья третья" Общего положения о городских и сельских поселениях осталась во многих случаях декларативной. Применив ее на деле, мы бы дол учили сотни городов в одном Донбассе или на Урале с их хозяйством, не выдвигающим ни одной типичной городской проблемы.

Теоретически правильнее всего было бы начинать счет городов с поселений в 10 ООО человек, но, имея в виду европейскую практику, также и современное положение вещей в СССР, мы условимся начинать учет городов и городского хозяйства с поселений в 5 тысяч жителей. Грань между небольшим и средним городом, конечно, всегда останется условной, но, базируясь на господствующей европейской практике, а также и на том факте, что коммунальное хозяйство русского города не свыше 20 тысяч жителей, обычно лишенного водопроводов,[188] канализации,[189] трам

ваев,[190] культурного освещения, боен и пожарного оборудования, до сих пор мало отличается от волостного хозяйства, мы примем указанную грань. Труднее установить границу между средним и крупным городом. Здесь, в виду практики Западной Европы, Америки и СССР, приходится колебаться между 50 и 100 тысячами. Одни из европейских специалистов (Зомбарт, Дамашке) склоняются к первой цифре, видя в ней естественную грань между средним и крупным городом, а другие (Георг Майр), напротив, предпочитают исходить из второй цифры.[191] Европейские и американские города с населением в 50 тысяч жителей действительно ведут крупное хозяйство, обладая миллионными бюджетами.

Не так обстоит дело в СССР. По последней переписи Вологда, Вятка и Архангельск имели (в круглых цифрах) по 53 тысячи населения и Кострома 59 тысяч; за тот же год эти города имели соответственно коммунальных доходов 585, 464, 394 и 649 тысяч рублей, при таких же приблизительно расходах. Едва ли можно оспаривать тот факт, что общественное хозяйство приведенного масштаба есть не крупное, а среднее хозяйство. Кроме того, если бы мы приняли за грань между средним и крупным городом цифру в 50 тысяч, то в числе средних городов оказались бы одни губернские центры, напр., Владимир, Калуга, Новгород, Псков, Рязань, а в числе крупных - другие губернские центры, напр., Архангельск, Вологда, Вятка, Кострома, Витебск, Смоленск, Курск, Орел, Ульяновск. Между тем хозяйства Владимира, Калуги (коммунальные доходы 881 тыс.), Пскова (642 тыс. руб.), Рязани (626 тыс. руб.) как раз крупнее, чем хозяйства Архангельска, Вологды, Вятки. Из губернских центров крупными городами с соответствующим хозяйством могут почитаться только такие торговопромышленные города с населением свыше ста тысяч, как Нижний Новгород, Астрахань, Самара, Саратов, Казань и др.

По всем изложенным соображениям, мы предлагаем следующую простую классификацию:

Небольшие (или мелкие) города.

Средние города

Крупные (или большие) города.

"Города" же ниже 5 000 населения даже с преобладающими торгово- промышленными занятиями мы будем называть юридическими городами, а города свыше миллиона населения, по установившейся терминологии, городами-гигантами, или мировыми городами. Всякое иное разрешение этого важного вопроса, определяющего одно из основных разграничений типов городского хозяйства,

было бы, по крайней мере для городов СССР, по нашему мнению, искусственным.

На ряду с количественной, т.е. социологической, классификацией естественно существует классификация городов с точки зрения их административной роли. Эта классификация является вопросом политического и административного юридического факта: она целиком и непосредственно вытекает из самой структуры государства, его законов и отчасти обычаев. Сколько существует государств, столько есть и классификаций их административных центров, доавных и второстепенных. Как правило, место резиденции главы государства, законодательных учреждений и центральных учреждений исполнительной власти носит название столицы государства.[192] Если государство разделено на составные части - более или менее автономные края, провинции, штаты, области, губернии, графства, департаменты, округа, районы и т.п., а также зависимые государства, колонии, - то в каждой из этих частей обычно существует свой главный город, т.е. административный центр, место резиденции начальника данной политической или административной единицы с подчиненными ему учреждениями.

Господствующая административно-политическая роль города иногда не совпадает с его социально-экономической ролью, и какой-либо крупный торгово-промышленный центр может быть и населеннее и экономически сильнее государственной столицы или главного города провинции. Так, Нью-Йорк во много раз более люден и экономически мощен, чем официальная столица Соединенных штатов Вашингтон; торговый и цивилизованный Шанхай в экономическом и культурном отношении сильнее чиновного Пекина; Москва в сфере внутренней торговли успешно конкурировала с дореволюционным Петербургом и носила название второй столицы; Барселона побивает в торгово- промышленном отношении Мадрид; Одесса, Лодзь, Ростов-на-Дону были до революции уездными городами, но почти во всех отношениях превосходили соответствующие губернские и областные центры.

Гораздо чаще, однако, административно-политическая и социально-экономическая роль города совпадает, во-первых, потому, что столицы создавались обычно из самых богатых и значительных городов данного административного района и, во-вторых, потому, что административно-политическое господство города само по себе усиливает его экономическую мощь, как это будет более подробно выяснено ниже. Действительно, экономическая политика государства, как правило, почти всегда благоприятствует государственной столице, а в провинциях - их главным городам, и, кроме того, административное господство привлекает в город, так сказать, механически много

численные штаты оплачиваемых государственных служащих, охрану и другие обслуживающие административную власть учреждения. Одним словом, та прибавочная ценность, которую государство присваивает внеэкономическим путем, посредством налогов, густо оседает в главных административных центрах. Наконец, в монархических государствах резиденция монарха привлекает в столицы землевладельческую аристократию, штаты придворных и специальных служащих, расходующих там свои средства.

В дореволюционной России различались по своему административному значению губернские и областные, уездные и окружные, безу ездные и заштатные города. Из губернских городов государственная столица, С.-Петербург, со своим особым муниципальным устройством стояла особняком. Степени административного и социально-количественного значения городов в большинстве случаев совпадали. Больших городов (свыше 100 тысяч жителей) насчитывалось 20, и из них 17 относились к губернским городам; средних городов было 175, из коих 65 принадлежали к губернским, 93 - к уездным и 17 - к безуездным и заштатным. Из всего числа малых городов (455) губернских было 6, уездных - 343 и безуездных - 106. Так называемые "города-села" (менее 5 ООО жителей) распределялись так: 173 из них принадлежали к уездным и 120 - к безуездным и заштатным городам. Из общего числа негородских поселений (171), имеющих свыше 10 тысяч жителей, 30 относились по численности к средним городам (!) и 141 - к разряду малых.[193]

Революция, политический раздел и новое законодательство, в связи с новым районированием, внесли в наш административно-урбанисти- ческий уклад серьезные изменения. Общее число официальных городов в СССР увеличилось с 949 (кроме Финляндии) до 2 241 (в РСФСР - 477),[194] считая в том числе и многие поселения городского типа (согласно ст. 3 Общ. пол. гор. и сел. пос.),[195] с общим количеством жителей в 21 882 тысячи (в РСФСР - 15 393 тыс.) по переписи 1923 г. С другой стороны, вследствие отпадения привислинских, прибалтийских и некоторых северо-западных губерний и Бессарабии, отошло к другим государственным образованиям до 184 городов (по другим данным - 120), не считая Финляндии, и в том числе такие крупные, как Варшава, Рига, Лодзь, Кишинев. В связи с новым политическим и административным делением СССР, административная роль многих городов оказалась сильно измененной: образовались новые столичные, краевые и областные города; многие города из уездных превратились в губернские и окружные и наоборот. В общую систему административной классификации городов также внесено значительное изменение: понятие безуездных и заштатных городов упразднено, и

взамен входит в употребление понятие районных городов. Реформа еще не получила своего завершения, и детальное рассмотрение как старого порядка, в административно-урбанистическом отношении, так и соответствующих преобразований выходит из рамок настоящего курса.

Самой важной, но вместе с тем наиболее сложной системой классификации, ввиду трудности найти объективный критерий разграничения, является классификация по назначению городов, или, точнее, по тем социально-экономическим функциям, которые города выполняют. Еще К. М а р к с указывал, что между населенными центрами существует своеобразное "разделение труда", и оно за последние десятилетия, вместе с развитием капиталистического города, проявилось еще более рельефно. Прежде всего необходимо различать две группы: города чисто экономические (хозяйственнопроизводительные) игорода особого предназначения (преимущественно потребительного типа). Первая группа, как это вытекает из самого определения экономического города, разделяется, в свою очередь, на: 1) города индустриальные, или промышленные, и города торговые. Так как в действительности чисто индустриальных и чисто торговых городов встречается немного, то между ними можно установить целую гамму переходных ступеней, причем та смешанная группа, в которой нельзя отметить резкого преобладания индустриальных или торговых занятий, будет заключать 3) торгово- промышленные города. Некоторые русские урбанисты в виду живучести у нас кустарничества и ремесла подразделяют промышленные центры еще на два подвида: фабричные и ремесленные города, но второй тип не представляется типичным для капиталистического города. В особую группу хозяйственно-производительных городов следует выделить только горнозаводские города. Эта группа несколько колеблет утверждение т. Рожкова (см. главу 1) о том, что городские жители занимаются ..торговлей или обрабатывающей промышленностью, ибо в названной группе господствуют занятия добывающей промышленностью. К горнозаводской группе принадлежат, напр., Иоганнесбург в Трансваале, Даусон-Сити в Клондайке, Вирджиния-Сити в Комстоке, Фри- мэнтль в Австралии, Кустер в Колорадо, а в СССР целый ряд городов Урала, Донбасса, Кавказа, Алтая. Нельзя не отметить, что горнозаводские города так же быстро расцветают после нахождения источников золота, серебра, алмазов, угля и т.п., как и хиреют после истощения этих источников в данном месте. Торговые города могут быть, в свою очередь подразделены на города внешней торговли (преимущественно - город а-п орты) и города внутренней торговли (преимущественно города-пристани и железнодорожные у з л ы).

Что касается второй основной группы, т.е. городов особого предназначения, то к таковым надлежит причислить: 1) город воен- н ы й, или крепость (Гибралтар, Кронштадт), 2) город исключительно административный (многие из наших губернских центров), 3) город учебно-воспитательный (Оксфорд,

Кэмбридж, Гейдельберг)[196] 4) го род санитарный, или курорт (Старая Русса, Славянск, Ялта, Пятигорск). Некоторые урбанисты присоединяют к перечисленным категориям еще "священный г о р о д", или город-храм (напр., Бенарес), но последняя категория, будучи довольно характерной для средневекового города[197] или для городов докапиталистических стран, как, напр., Индия, отнюдь не типична для современных капиталистических городов и заключает в себе лишь единичные исключения (Лурд). Равным образом в качестве иллюстрирующих разновидностей городов особого предназначения можно назвать "город-резиденцию", или дворцовый город (быв. Царское Село, Петергоф, Версаль) идипломатический город,[198] но все такие пережитки или исключения в сущности лишь загромождают классификацию, не принося ощутительной пользы для разработки темы.

Как уже указывалось, провести яркую и объективную грань между городами перечисленных основных категорий, классов и видов - едва ли выполнимая задача, так как, во-первых, соответствующие категории в разных странах неоднородны, и, во-вторых, часто один и тот же город по своим функциям будет входить одновременно в несколько групп. Напр., Ленинград до революции был одновременно и крупнейшим индустриальным городом, и портом, и речной пристанью, и железнодорожным узлом; он был в то же время и военной столицей, и решающим административным центром, и средоточием лучших учебно-воспитательных учреждений. Такую же роль в настоящее время начинает играть Москва - минус морской порт и плюс здоровое местоположение. Между тем провести нужные грани между городами различных типов, хотя бы приблизительно, весьма желательно, так как "доминанта”, т.е. преобладающая функция города, сказывается очень существенно на всем его хозяйстве.

В научной и журнальной литературе предлагалось на основании отвлеченно-теоретических соображений немало различных норм и масштабов для характеристики как хозяйственно-производительной группы городов вообще, так и отдельно чисто индустриального, чисто торгового и торгово-промышленного города, причем в большинстве случаев предлагался один и тот же шаблон для всех стран, а подчас и эпох. Ясно, однако, что вопрос должен быть рассматриваем на основе статистических наблюдений для каждой народнохозяйственной единицы, а тем более эпохи, отдельно. Тот населенный пункт, который будет учитываться как хозяйственно-производительный и промышленный в СССР, по сравнению его с массой других соседних городов, может быть признаваем в Соединенных штатах Северной Америки потребительным и т.д.

Прежде всего возникает вопрос: по какому критерию следует отличать хозяйственно-производительную, т.е. чисто экономическую, группу городов от потребительной группы? По-видимому, единственными объективными критериями здесь могут быть 1) годовой торгово-промыш- ленный оборот, падающий на жителя города, и 2) относительное количество горожан, занятых обрабатывающей промышленностью и торговлей в виде основной профессии, причем для более правильной характеристики желательно сочетать оба перечисленных критерия. Какие же нормы следует установить для наших торгово-промышленных центров, применяя эти критерии? В. С е м е н о в-Т я н-Ш а н с к и й, на основании учета торгово-промышленной жизни нескольких сотен населенных пунктов, предлагал для дореволюционной России нижеследующую таблицу:

Годовой торгово-промышленный обор от 800 руб. и свыше                            весьма "              500 до 800 руб                                          "              100" 500”                                          "              50 й 100"              ниже 50 руб                            весьма

Названный автор справедливо находит, что две последних катёгории не должны встречаться в истинных экономических городах, так как оборот ниже 100 руб. на жителя в год, т.е. ниже 8-9 руб. в месяц, явно уступает покупной способности средней домашней прислуги и рабочего, т.е. наиболее многочисленного класса городского населения.

Имея в виду, что промышленность и торговля в СССР еще не вполне достигли довоенного уровня, с одной стороны, и с другой - что реальная покупательная сила современного червонца так же, как и вообще мировой золотой валюты, значительно ниже, чем до войны, приходится указанную норму в 100 руб. торгово-промышленного оборота на городского жителя СССР повысить по крайней мере в полтора раза и еще значительно увеличить таковую для заграничных капиталистических стран, в зависимости от средней нормы торгово-промышленного оборота, падающего, по статистическим вычислениям, на городского жителя.1

Что же касается второго критерия, то установить его точно весьма затруднительно в виду недостаточности соответствующих статистических вычислений, но несомненно, что истинный экономический город в СССР должен заключать в себе по крайней мере 50% самодеятельного и трудоспособного населения, занятого в обрабатывающей промышленности, торговле и транспорте, вместе с зависящим от них лицами (включая прислугу)[199]. В виду национализации и кооперирования в СССР значительной части промышленности и торговли, государственные служащие и кооператоры в указанной области должны быть, конечно, включены в упомянутый состав. Вышеуказанный скромный процент для СССР принят нами вследствие того, что советский закон (ст. 3 Общ. пол. гор. и сел. пос.) допускает в экономическом городе 25% сельскохозяйственных занятий (остающиеся 75% падают на советских служащих в других областях, лиц свободной профессии, лиц, занятых домашним хозяйством, безработных и т.п.). Для городского населения Западной Европы и капиталистической Америки принятый нами процент должен быть значительно увеличен. Действительно, еще по переписи 1895 г. в Германии общее число городских жителей, занятых сельским хозяйством, садоводством, скотоводством, лесоводством и рыболовством как основным занятием, не превышало 1,4%.[200]

Переходя к характеристике чисто индустриального и чисто торгового города, мы должны также исходить из конкретных статистических данных для каждой страны. Объективными критериями и здесь могут служить 1) степень участия промышленности в общем торгово-промышленном обороте города и 2) относительное количество жителей города, занятых отдельно как в промышленности, так и в торговле и транспорте. Что касается первого критерия, то Семенов-Тян-Шанский предлагает нижеследующую таблицу:

40%              и свыше всего торгово-пром. оборота               сильно промыш-

              ленный город

25-40%              "              "              "                            промышленный

20-25%              "              "              "                            умеренно про-

              мышленный

менее 20%              "              "              "                            торговый (слабо

              промышленный)

Имея в виду, что и в настоящее время процент участия промышленности в общем торгово-промышленном обороте в типично индустриальных центрах (Петрозаводск, Волхов, Чудово, Вышний Волочок, Тула, Иваново-Вознесенск, Орехово-Зуево, Серпухов, Богородск, Шуя, Егорьевск, Сормово, Бараново, Раменское, Ижевский завод, Воткинский завод, Коротояк, Вольск, Нижний Ломов, Кыштым, Нижне-Салдинский завод, Сталин-город, Луганск, Горловка, Сулин, Шахты и др.) превышает цифру 40, мы будем признавать именно этот минимум для чисто индустриаль

ного города СССР. Указанная норма для заграничных капиталистических центров должна быть значительно повышена.

Что касается второго критерия, то, согласно переписи 1923 г., процент индустриальных рабочих в составе городского населения колебался у нас в среднем по отдельным провинциям между 20,6% и 29,9%, а в типично индустриальных пунктах превышал 50%, каковой процент и возможно принять как минимум для чисто индустриального центра СССР. В Германии типично промышленными городами Георг Майр[201] и Г. Вентиг[202] признают центры с 60 и более процентами самостоятельных промышленных рабочих: Дортмунд 64,3%, Эльбер- фельд 65,8%, Крефельд 67,2%, Хемниц 67%, Нюренберг и др.[203] В Соединенных штата* Америки типично индустриальные центры (Бостон, Буффало, Питсбург, Цинциннати и др.) включают еще высший процент самостоятельных рабочих, а потому и норму для чисто индустриального города принимают там в 65%.

Что касается типичного торгового города, то Георг Майр признает таковым город с 25% и выше самостоятельных торговцев и коммерсантов (с их семьями и служащими). Однако, имея в виду, что в Германии наиболее типичные торговые города (Гамбург, Штеттин, Франкфурт-на-Майне, Альтона, Бремен, Кенигсберг) имеют ныне свыше 35% лиц, занятых в торговле и товарообращении, следует признать эту цифру минимальной для германского чисто торгового города.

Наконец, в отношении городов хозяйственно-потребительной группы (крепостей, чисто административных пунктов, учебно-воспитательных центров, курортов, резиденций) в специальной литературе до сих пор не делалось никаких попыток их научной и экономической характеристики. Для таких городов характерен пассивный баланс и значительный процент лиц, занятых хотя бы и производительной в широком смысле этого слова, но не хозяйственной деятельностью. Строго говоря, города этой группы не должны быть признаваемы городами в научном смысле слова, т.е. экономическими, а лишь юридическими городами. Однако вопрос считается спорным, поскольку эти города объективно необходимы в общей производственной системе государств, поскольку в них густо оседает прибавочная стоимость и, наконец, поскольку их касаются типичнейшие проблемы городского хозяйства и благоустройства.

В заключение мы считаем необходимым привести классификацию современных городов, сделанную Вернером Зомбартом и пользующуюся большим распространением на Западе:[204] 1) индустриальный неполный город, город рабочих с резко выраженным активным балансом

средств существования, т.е. изготовляющий, в виде продуктов индустрии, значительно большую ценность, чем это требуется для содержания его жителей, - современный небольшой город средней руки; 2) индустриальный полный город, в пределах которого потребляется значительная часть добытой его предпринимателями прибыли; баланс средств существования не представляет поэтому заметных избытков ни в ту, ни в другую сторону, - современный большой город средней руки; к нему близко примыкает по своему характеру - 3) город торговли и средств сообщения, существование которого покоится главным образом на торговой прибыли в широком смысле слова, т.е. включая сюда доходы от транспорта, посредничества, складов и т.д.; 4) большой город, город индустрии, торговли и средств сообщения, главная крепость капитализма и в то же время город непроизводительного потребления: последняя черта становится для него все более и более определяющей, по мере того как он растет, благодаря своим функциям в качестве центра провинции, страны или империи, концентрирующего кредитные учреждения и вообще прибавочную ценность; баланс его становится все более и более пассивным; 5) чисто потребительный город с пассивным балансом и обыкновенно наиболее богатый город (резиденции, курорты).

То, что есть нового в этой классификации, едва ли может быть признано бесспорным: разделение индустриального города на неполный и полный - терминологически неудачно, и грань между ними точно не установлена; активным балансом отличаются не только небольшие, но часто и большие города,[205] и количественный признак сам по себе в вопросе о балансе далеко не всегда является решающим; в четвертой категории наблюдается смешение экономического и административного признаков. По-видимому, правильнее было бы назвать четвертый тип населенного центра городом торгового, промышленного и финансового капитала.

Резюмируя сказанное, вообще необходимо еще раз подчеркнуть, что систематизированной и научно обоснованной экономической классификаций современных городов еще не выработано, а намечаются лишь рациональные пути к ней. Со своей стороны мы попробуем наметить такую классификацию в двенадцатой главе.

<< | >>
Источник: Велихов Л. А.. Основы городского хозяйства. 1996

Еще по теме ГЛАВА ДЕВЯТАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННЫХ ГОРОДОВ:

  1. Международные организации, понятие и классификация
  2. источники
  3. Глава 7 Накануне Крещения: Ярополк Святославич и Оттон II (70-е годы X века)
  4. Глава 10 Святополк «Окаянный» или Ярослав «Мудрый»? Международный аспект борьбы Владимировичей за Киев (1015—1019 годы)
  5. Общественно-исторические тенденции
  6. источники
  7. А.А.Солонович. КРИТИКА МАТЕРИАЛИЗМА (2-й цикл лекций по философии)
  8. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПЕРЕГОВОРОВ, ВИЗИТОВ
  9. ГЛАВА ПЕРВАЯ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГОРОДА
  10. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННЫХ ГОРОДОВ
  11. Глава II ПРОБЛЕМА БЕЗДЕНЕЖНОГО ХОЗЯЙСТВА
  12. Глава II ДЕНЕЖНАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ И ДЕНЕЖНЫЙ СЧЕТ ДОМОНГОЛЬСКОЙ РУСИ
  13. 2. Форма правления
  14. Глава II. Логика тотемических классификаций
  15. § 13.4. Проблемы региональной гражданской службы
  16. Гендер и стратификация
  17. Тема 5. Форма государства