<<
>>

ГЛАВА XIV ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИЕ ВОЕННЫЕ БЛОКИ — ОРУДИЕ АГРЕССИВНОЙ ПОЛИТИКИ

Во второй половине 50 — начале 60-х годов стал очевиден провал империалистической политики «с позиции силы». Советский Союз и другие социалистические государства, развернув активную борьбу за мир, сорвали попытки наиболее агрессивных империалистических кругов развязать новую мировую войну.

Исторические успехи миролюбивой внешней политики Советского Союза и других социалистических государств были одержаны в острой, напряженной борьбе с империалистическими силами.

Роль главных инструментов агрессивной политики империалистических держав играли военные блоки НАТО, СЕНТО, СЕАТО.

Как и раньше, система агрессивных военных блоков выполняла в этот период прежде всего функции главного военного механизма империалистического лагеря. В рамках этой системы продолжал расширяться, укрепляться и совершенствоваться гигантский аппарат войны. Гонка ядерных вооружений приобрела в эти годы невиданные темпы и масштабы, что, естественно, усиливало угрозу войны.

Наряду с этим военные блоки, особенно Североатлантический союз (НАТО), стали все больше использоваться империалистическими державами и как органы политической координации их деятельности, направленной против социалистических стран, мирового революционного и национально-освободительного движения. Это придало империалистическим военным блокам еще более опасный для народов характер.

Выполняя роль орудия агрессивной политики империалистических держав, обострения международной напряженности и подготовки войны, система империалистических военных блоков в то же время испытывала на себе мощное воздействие перемен, происходивших в мире во второй половине 50 — начале 60-х годов.

В новой международной обстановке, характеризующейся ростом мощи и авторитета Советского Союза и всего социалистического содружества, изменением стратегической обстановки в мире в результате создания в Советском Союзе межконтинентального ракетно-ядерного .оружия, крушением колониальной системы империализма, сдвигами в расстановке сил внутри империалистического лагеря и резким обострением межимпериалистических противоречий, оказались несостоятельными многие военно-политические и стратегические концепции и доктрины НАТО, СЕНТО, СЕАТО.

Внутри империалистических военных блоков усилилось действие центробежных сил, ослабло единство, углубились разногласия, особенно по вопросам ядерной политики. США, оставаясь наиболее мощной империалистической державой, утратили тем не менее свой безраздельный контроль над системой военных блоков.

С каждым годом агрессивная деятельность системы империалистических военных блоков становится все более опасной для всеобщего мира и вместе с тем все больше углубляется кризис этой системы. В середине 50-х годов западные державы — участницы НАТО начали новый тур гонки вооружений. США провели в 1956— 1957

гг. одну за другой несколько серий испытаний новых образцов ядерного оружия, которое поступило затем на оснащение их вооруженных сил. Англия в 1956 г. взорвала свои первые ядерные устройства. Подготовка к созданию собственного ядерного оружия началась во Франции. Западногерманские реваншисты и милитаристы развили активную деятельность, стремясь во что бы то ни стало получить доступ к оружию массового уничтожения.

В эти годы началось осуществление большого комплекса мероприятий по модернизации объединенных вооруженных сил НАТО в Европе в соответствии со стратегией и тактикой ядерной войны. Он включал в себя: пересмотр стратегических и тактических планов НАТО для европейского театра с учетом применения ядерного оружия, оснащение объединенных вооруженных сил НАТО в Европе тактическими средствами доставки ядерного оружия к цели (при сохранении самих ядерных зарядов и бомб под монопольным контролем США) и переобучение личного состава этих вооруженных сил в соответствии с требованиями ядерной войны.

'Модернизация объединенных вооруженных сил НАТО в Европе осуществлялась под руководством верховного главнокомандующего — американского генерала Норстэда

Важной вехой на пути к ядерному оснащению объединенных вооруженных сил НАТО явилось вступление 29 марта 1956 г.

в силу соглашения между правительством США и высшими военными властями НАТО о передаче им Соединенными Штатами информации по вопросам военного применения ядерной энергии. Использование ядерной энергии в военных целях легло в основу переработки оперативных планов НАТО для европейского театра военных действий и программ переобучения личного состава вооруженных сил НАТО. 7

мая 1956 г. президент США Эйзенхауэр в послании конгрессу объявил, что европейским союзникам США по НАТО будет передан ряд систем тактических средств доставки ядерного оружия тех типов, которые уже находились на вооружении американских вооруженных сил в Европе *.

Все это вело к ухудшению международной обстановки и было чревато серьезными последствиями как для всеобщего мира, так и для безопасности самих европейских стран НАТО. Советское правительство предупредило правительства соответствующих государств о тех последствиях, к которым может привести оснащение их вооруженных сил американским ракетно-ядерным оружием. «Нельзя не видеть...— говорилось в заявлении ТАСС от 24 января 1957 г.,—^ что этот шаг имеет целью отвести от США главный ответный удар в случае развязывания реакционными кругами США атомной войны и поставить, таким образом, под угрозу ответного атомного удара в первую очередь народы Англии, Франции, Западной Германии, Италии, Турции, Ирана, Японии и других стран».

Все заметнее в эти годы становится влияние в НАТО западно германских реваншистов. С 1957 г. в строй вступили первые дивизии бундесвера, оснащенные новейшей военной техникой. Все больше гитлеровских генералов и офицеров стали получать назначения на командные и штабные посты в НАТО — сначала на менее заметные, а затем и на посты первостепенной важности. В начале 1957 г. представитель ФРГ бывший гитлеровский генерал Шпейдель занял один из ключевых постов во всей системе военной иерархии НАТО — пост командующего сухопутными силами НАТО в Центральной Европе. Под начало нацистского военного преступника попали с этого времени наряду с дивизиями бундесвера американские, английские, французские, бельгийские, голландские дивизии. В органах НАТО представители ФРГ использовали свое растущее влияние для того, чтобы продвигать наиболее агрессивные и враждебные Советскому Союзу, всем социалистическим странам решения.

Модернизация вооруженных сил государств — членов НАТО в расчете на ядерную войну, расширение строительства «инфраструктурных» баз и других военных объектов, формирование новых дивизий требовало дальнейшего увеличения военных расходов. Только с 1955 по 1957 г. военные расходы государств— участников НАТО увеличились с 54,2 млрд. до 60,2 млрд. долл., т. е. на 6 млрд. долл., или на 11,2%, причем особенно значительно выросли военные расходы Франции, которая вела в эти годы колониальную войну в Алжире (на 41,5%), Западной Германии (на 21,4%), США (на 9,9%), а также Бельгии, Греции, Турции *.

В обстановке общего, усиления межимпериалистических противоречий с середины 50-х годов в связи со сдвигами в расстановке и соотношении сил между социалистической и капиталистической системами, а также внутри империалистического лагеря между членами НАТО усилились разногласия как по многочисленным конкретным вопросам деятельности этого блока, так и в целом по вопросам международной политики, особенно отношений с Советским Союзом.

В этих условиях правительства государств — членов НАТО стали выступать за использование механизма НАТО в качестве инструмента политической координации. Конечно, цели здесь преследовались различные: США рассчитывали с помощью такой политической координации навести «дисциплину» внутри блока, ПОЛНОСТЬЮ ПОДЧИНИТЬ СВОИМ интересам деятельность СВОИХ СОЮЗ: ииков на международной арене; Англия стремилась закрепиться путем политической координации на положении главного партнера США; Франция и Западная Германия надеялись получить больше возможностей влиять в своих собственных империалистических целях на определение общего курса НАТО по главным международным вопросам; остальные, более слабые члены НАТО старались добиться права хотя бы высказывать свое мнение на общеблоковом форуме.

В итоге обмена мнениями между членами НАТО конкретные предложения о «многосторонних политических консультациях» были приняты в декабре 1956 г. на очередной сессии совета НАТО и начали проводиться в жизнь с начала 1957 г.

В постоянном совете и других политических органах НАТО систематически рассматривались и согласовывались позиции западных держав на переговорах с Советским Союзом по разоружению, германскому мирному урегулированию, международной торговле и т. д. Предметом «многосторонних политических консультаций» в НАТО стали также вопросы отношении государств — участников этого блока со странами Азии, Африки и Латинской Америки, вопросы колониальной политики, проблемы отношений между самими членами НАТО.

Выработка в органах НАТО единой позиции по любому политическому вопросу осуществлялась неизменно под углом зрения главных — военных задач этого блока. Вследствие этого общая позиция членов НАТО по таким, например, вопросам, как разоружение или германское мирное урегулирование, оказывалась в результате такой координации нередко еще более жесткой и неконструктивной, чем позиции отдельных членов НАТО до проведения многосторонних политических консультаций по этим вопросам. Руководящие круги США получили в виде системы политической координации в НАТО дополнительный рычаг для подчинения своему диктату других членов НАТО. Все более активную роль в этой системе стало играть также правительство ФРГ, неизменно добивавшееся в ее рамках «выравнивания» позиций всех членов НАТО по германскому вопросу в соответствии с реваншистским курсом правительства Аденауэра.

В целом к концу 1957 г. руководящие круги империалистических держав, казалось, несколько укрепили свой главный блок — Североатлантический союз — как в военном, так и в политическом отношении.

Осенью 1957 г. произошли события, ярко продемонстрировавшие коренное изменение сил на мировой арене и показавшие, в частности, что в мире складывается совершенно новая стратегическая ситуация, опрокидывающая главные военнополитические концепции НАТО. 27 августа 1957 г. было опубликовано сообщение ТАСС об испытании в Советском Союзе сверхдальней межконтинентальной баллистической ракеты. 14 октября и 4 ноября 1957 г. в космос были успешно запущены первые советские искусственные спутники Земли.

Одно из важнейших последствий этих величественных достижений Советского Союза заключалось в том, что они впервые в истории ликвидировали стратегическую неуязвимость США, являвшуюся главной предпосылкой американской доктрины «массированного возмездия». Так американские стратеги называли свое намерение в подходящий для них момент нанести ядерный удар по жизненным центрам Советского Союза, если даже при возникновении военного конфликта советская сторона применит лишь обычные вооружения. Вслед за доктриной «массированного возмездия» ставилась под сомнение и стратегическая концепция «меча и щита», на основе которой строилась вся военная машина НАТО190. Теперь стратеги Пентагона и агрессивного Североатлантического блока не могли уже делать ставку на массированное применение американских стратегических ядерных сил («меч НАТО») против СССР, поскольку последний располагал возможностью нанести сокрушительный ответный ядерный удар как по союзникам США, так и по самим Соединенным Штатам Америки.

Фактический крах доктрины «массированного возмездия» и стратегической концепции «меча и щита» означал, что проведение агрессивной политики «холодной войны», вражды и провокаций против Советского Союза и других социалистических государств стало весьма опасным делом для самих государств НАТО. Это порождало кризис политики НАТО, усугублявшийся тем, что Советский Союз сразу же вслед за испытанием межконтинентальной баллистической ракеты и запуском первых спутников обратился к капиталистическим странам не с угрозами или ультимативными требованиями, а с новыми миролюбивыми предложениями об урегулировании нерешенных международных проблем, о принятии неотложных мер в области разоружения, прекращения ядерных испытаний, смягчения международной напряженности и о созыве для этих целей совещания представителей государств иа самом высоком уровне К

Ни ведущие державы НАТО, ни весь этот блок в целом не могли изменить в свою пользу соотношение сил на мировой арене и вернуть США стратегическую неуязвимость. Руководящие деятели НАТО, несомненно, отдавали себе отчет в необратимости происходивших процессов. Но они могли — и поспешили стать на этот путь — постараться приспособить НАТО к новым условиям, к новой расстановке мировых сил, с тем чтобы использовать ее и в дальнейшем в качестве орудия своей агрессивной политики.

Первая попытка держав НАТО в этом направлении была предпринята при встрече президента Эйзенхауэра и премьер-министра Макмиллана 23— 25 октября 1957 г. Тогда они достигли договоренности о размещении на территории Англии американских ракет среднего радиуса действия «Тор» и усилении обмена информацией между США и Англией по вопросам военного применения ядерной энергии. Были согласованы также предложения о военных мероприятиях по линии НАТО в целом, которые Эйзенхауэр и Макмиллан решили внести на предстоявшей сессии совета НАТО.

Сессия совета НАТО, состоявшаяся 16—19 декабря 1957 г. в Париже, впервые была проведена на уровне глав правительств. Она отклонила призыв Советского Союза провести совещание на высшем уровне для рассмотрения нерешенных международных проблем и выработала программу военной деятельности блока на ряд лет вперед 191. Было решено:

разместить на территории ряда европейских стран — членов НАТО американские стратегические ракеты среднего радиуса действия «Тор» и «Юпитер» с ядерными боеголовками;

расширить программы оснащения вооруженных сил европейских членов НАТО американскими системами тактических средств доставки ядерного оружия;

усилить интеграцию войск европейских членов НАТО и создать, в частности, единую систему противовоздушной обороны Западной Европы, выделив соответствующие людские и материальные ресурсы из национальных во- оружейных сил европейских членов НАТО и подчинив их непосредственно верховному главнокомандующему вооруженными силами НАТО в Европе;

организовать совместное, с участием нескольких членов НАТО, производство тактических средств доставки ядерного оружия и более современных типов обычных вооружений;

подчинить единому плану работу национальных военных научно-исследовательских учреждений.

В течение следующих нескольких месяцев военный комитет и верховное командование вооруженных сил НАТО в Европе выработали детальные предложения по каждому из этих пунктов, которые были утверждены на очередной сессии совета НАТО 5—7 мая 1958 г. в Копенгагене.

Утвержденный этой сессией план создания в Западной Европе системы американских ракетно-ядерных баз предусматривал размещение стратегических ракет среднего радиуса действия в Англии, во Франции, в Италии, в Греции и Турции, Одновременно имелось в виду разместить на территориях соответствующих стран склады американских ядерных боеголовок к этим ракетам.

На копенгагенской сессии был принят также план оснащения объединенных вооруженных сил НАТО в Европе тактическими средствами доставки ядерного оружия (так называемый план «МС-70»), который предусматривал формирование во всех европейских странах НАТО специальных ударных батальонов и дивизионов. На их вооружение должны были поступить американские управляемые снаряды и ракеты, ядерные боеголовки для которых предполагалось хранить на американских складах, расположенных в соответствующих европейских странах НАТО. Наибольшее количество ударных частей, оснащенных тактическими средствами доставки ядерного оружия, было намечено сформировать в составе западногерманского бундесвера, что приближало западногерманских реваншистов еще на один шаг к обладанию ядерным оружием.

Наряду с этим сессия совета НАТО приняла новую программу наращивания вооруженных сил НАТО в Европе, оснащенных обычными вооружениями. В соответствии с этой программой численность сухопутных сил НАТО на решающем направлении (в центральной зоне Европы) к 1961 —1962 гг. было решено довести до уровня 30 дивизий, укомплектованных по штатам военного времени и находящихся в состоянии полной боевой готовности ].

Решения декабрьской (1957 г.) и майской (1958 г.) сессий совета НАТО были направлены на значительное расширение ядерного потенциала НАТО в Европе, что придавало всей системе вооруженных сил НАТО откровенно наступательный и еще более агрессивный характер. Это способствовало дальнейшему обострению международной напряженности, увеличивало угрозу войны.

На протяжении всего 1958 г. Советское правительство в своих заявлениях, нотах и посланиях обращало внимание на опасность для дела мира и для самих членов НАТО принятых ими решений, подчеркивало, что создание в ряде европейских стран американских ракетно-ядерных баз неизбежно навлечет на эти страны сокрушительный ответный удар, если агрессоры развяжут войну против Советского Союза или других социалистических стран.

Совещание Политического консультативного комитета государств— участников Варшавского договора, состоявшееся в Москве 23—24 мая 1958 г., обратилось к странам Североатлантического союза с призывом отказаться от опасного курса, выработанного на декабрьской (1957 г.) сессии совета НАТО, и стать на путь урегулирования международных проблем, на путь сотрудничества в деле укрепления мира. В декларации от 24 мая 1958

г. государства — участники Варшавского договора предложили государствам — членам НАТО заключить пакт о ненападении и выдвинули на их рассмотрение проект такого пакта.

Однако руководители стран НАТО отклонили разумные миролюбивые предложения социалистических государств, продиктованные заботой о мире и безопасности народов, и взяли курс на дальнейшее усиление гонки вооружений.

В 1958—1960 гг. были предприняты шаги для воплощения в жизнь решений НАТО об усилении ядерных вооружений в Западной Европе. 22 февраля 1958 г. США и Англия подписали соглашение о размещении на английской территории 4 дивизионов американских ракет «Тор» (всего 60 ракет). Аналогичные соглашения США заключили с Италией и Турцией. В течение 1959—1961 гг. ракеты были завезены в соответствующие страны и установлены на стартовых позициях. Англия дала также согласие на создание в бухте Холя-Лох (Шотландия) базы американских ядерных подводных лодок с ракетами «Поларис».

Однако добиіься полного осуществления программы размещения в Западной Европе американски < стратегических ракет среднего радиуса действия правительству США и военному руководству НАТО не удалось, поскольку Франция и Греция не дали согласия на установку таких ракет на своих территориях. В запланированном НАТО стратегическом полукольце ракетно-ядерных баз в Европе оказалось, таким образом, два серьезных разрыва— на западе (Франция) и на юго-востоке (Греция).

Что касается плана «МС-70» по формированию в составе вооруженных сил европейских членов НАТО специальных ударных частей, оснащенных носителями ядерного оружия тактического назначения, то выполнение этого плана шло в 1958—1960 гг. в различных странах по-разному. Наибольшее усердие и активность проявляла в эгом отношении, разумеется, Западная Германия, которой и были предоставлены наиболее эффективные американские средства доставки, в частности сверхзвуковые самолеты-снаряды «Мейс» дальностью действия до 1000 миль.

В то же время некоторые страны НАТО, например Норвегия, согласились принять только нротивосамолетные ракеты, отказавшись от каких бы то ни было ракег для оснащения полевых войск. Они не дали согласия также и на размещение на своей территории американских складов ядерных боеголовок.

В 1960 г. завершилось выполнение очередного трехлетнего плана строительства объектов военной «инфраструктуры» на территории стран НАТО. К концу 1960 г. на европейском театре имелось уже 170 военных аэродромов НАТО, 26 500 миль линий дальней связи, 4000 миль военных нефтепроводов. 28 февралч 1961 г. постоянный совет НАТО утвердил очередную четырехлет- шою (на 1961—1964 гг.) программу «инфраструктуры» общей стоимостью G00 млн. долл.

Продолжали расти военные расходы стран НАТО. В целом они увеличились с 1957 по 1960 г. с 60,2 млрд. долл. до 62,1 млрд., причем все большая доля военных бюджетов тратилась теперь на создание ракетно-ядерных баз, на подготовку к ядерной войне. Особенно значительно (на 32,9%) выросли в эти годы военные расходы Западной Германии, где осуществляется обширная программа милитаризации

На рубеже 60-х годов стало ясно, что империалистические державы не смогли с помощью нового тура гонки ядерных вооружений, развернутой в соответствии с решениями декабрьской (1957 г.) сессии совета НАТО, преодолеть кризис стратегии и политики этого блока, выявившийся в связи с появлением у Советского Союза межконтинентального ракетно-ядерного оружия. Наоборот, этот кризис становился все глубже и глубже по мере того, как укреплялся ракетно-ядерный щит Советского государства.

После экспериментальных запусков первых советских межконтинентальных ракет для всех участников НАТО стало очевидным, что быстрое и неуклонное продвижение Советского Союза вперед в области разработки и создания ракетно-ядерных систем свело на нет ту главную политико-стратегическую основу, на которой зиждился Североатлантический союз с момента своего создания,— американскую «ядерную гарантию» европейским государствам НАТО. Европейские партнеры больше уже не могли рассчитывать на автоматическое введение в действие американского ядерного оружия, поскольку мировая ядерная война в целях поддержки того или иного члена НАТО была бы теперь равносильна для США ядерному самоубийству.

В этих условиях, когда американская «ядерная гарантия» теряла свою эффективность, руководящие круги европейских государств — членов НАТО стали предпринимать попытки создать новую стратегическую основу для своей политики.

Правительство Англии, ставшей еще в середине 50-х годов ядерной державой, приняло в 1959—1960 гг. новые меры к ускорению выполнения своих ядерных программ, не останавливаясь перед колоссальными расходами. При этом с английской стороны постоянно подчеркивалось, что создание собственных английских ядерных сил преследует цель укрепить особый союз между США и Англией внутри НАТО, а не обеспечить основу для проведения Англией независимой от США внешней политики.

На путь создания собственного ядерного оружия стали и империалистические круги Франции. Но при этом они ориентировались не на установление особо тесных отношений между Францией и США по вопросам ядерной политики, а на проведение внутри НАТО особого, независимого от США курса при опоре на европейских континентальных членов блока, прежде всего на Западную Германию. Эта линия французских правящих кругов была неразрывно связана с их общим курсом на повышение роли Франции в лагере западных держав.

Вслед за первыми испытаниями французской атомной бомбы в 1958 г. была выработана программа создания французских «ударных ядерных сил». Она предусматривала организацию во Франции серийного производства атомных, а затем и термоядерных бомб и боеголовок, создание сначала бомбардировочной авиации, оснащенной ядерными средствами, а затем и строитель ство собственных подводных лодок — ракетоносцев. Французская ядерная программа была рассчитана на 10—12 лет.

Опираясь .на первые результаты в создании собственного ядерного оружия, французское правительство уже осенью 1958 г. поставило перед правительствами США и Англии вопрос о перестройке всей системы НАТО с учетом того факта, что среди членов блока имелись теперь уже три ядерные державы. В своем послании президенту Эйзенхауэру и премьер-министру Макмиллану от 24 сентября 1958 г. генерал де Голль предложил установить в НАТО такой порядок, чтобы общая политика западных держав по всем главным военным, военно-политическим и международным вопросам определялась на равных началах тремя державами с «глобальной ответственностью»— США, Англией и Францией. При этом де Голль настаивал на том, чтобы Франция была признана в этом «триумвирате» представителем всех западноевропейских членов НАТО (кроме Англии), с которыми она выражала готовность проводить особые консультации для учета их точек зрения по тем или иным вопросам *.

К началу 1959 г. стало ясно, что предложения де Голля о перестройке НАТО не будут приняты. С этого времени французское правительство стало на путь сокращения обязательств Франции в рамках этого военного блока. 13 марта 1959 г. было объявлено о том, что Франция изымет из-под оперативного контроля НАТО свой средиземноморский флот. Одновременно французское правительство известило военные органы НАТО о намерении Франции отказаться от участия в единой западноевропейской системе ПВО, создававшейся в соответствии с решениями декабрьской (1957 г.) сессии совета НАТО, и не передавать в эту систему свою истребительную авиацию.

Французское правительство отказалось дать согласие на размещение на французской территории складов американских ядерных бомб к истребителям-бомбардировщикам ВВС США, дислоцированным на французских «инфраструктурных» аэродромах НАТО. Наконец, 8 июня 1959 г. французское правительство заявило, что Франция вообще не будет брать на себя каких- либо новых обязательств по военному сотрудничеству НАТО.

Стремление к проведению собственной ядерной политики стало более определенно проявляться и со стороны руководящих кругов Западной Германии. При этом западногерманские реваншисты отдавали себе, конечно, отчет в тех международных последствиях, к которым могла бы привести их попытка сразу же создать собственное ядерное оружие. Поэтому в отличие от Англии и Франции они сделали ставку на то, чтобы прежде всего проложить себе доступ к американскому ядерному оружию192.

Ядерные устремления европейских членов НАТО поставили руководящие круги США перед сложными проблемами. В условиях, когда Англия и Франция уже стали на путь создания собственного ядерного оружия, а Западная Германия угрожала последовать их примеру, если не будет допущена к американской атомной бомбе, США фактически теряли свои позиции в НАТО, а сам этот блок все больше становился ареной межимпериалистической борьбы.

Чтобы сохранить в НАТО американский контроль и влияние и в то же время удовлетворить аппетиты союзников, правительство США выдвинуло на сессии совета НАТО в декабре I960 г. предложение о превращении НАТО в «четвертую ядерную державу». Смысл этого предложения состоял в том, чтобы передать в совместную собственность и совместное распоряжение всех членов НАТО определенное количество американских баллистических ракет среднего радиуса действия с ядерными зарядами. Тем самым неядерные государства— члены НАТО, в том числе Западная Германия, получили бы доступ к ядерному оружию. Однако в связи с предстоявшей в январе 1961 г. сменой правительства в США американское предложение осталось в то время без последствий.

<< | >>
Источник: Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.). 1965 {original}

Еще по теме ГЛАВА XIV ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИЕ ВОЕННЫЕ БЛОКИ — ОРУДИЕ АГРЕССИВНОЙ ПОЛИТИКИ:

  1. 4. Вовлечение Пакистана, Таиланда и Филиппин в империалистические военные блоки
  2. 3. «Периферийные» военные блоки
  3. ГЛАВА XXI ИЗМЕНЕНИЕ РОЛИ И МЕСТА ФРГ В ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОМ ЛАГЕРЕ. ЗАПАДНОГЕРМАНСКИЙ МИЛИТАРИЗМ — НАИБОЛЕЕ АГРЕССИВНАЯ СИЛА В ЕВРОПЕ
  4. ГЛАВА XXIV ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА «ИНТЕГРАЦИИ» ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ
  5. ГЛАВА XXXI АПОЛОГЕТИКА ВОЙН И АГРЕССИВНОЙ ПОЛИТИКИ ИМПЕРИАЛИЗМА
  6. 1. Антикоммунизм — орудие реакционной идеологии и политики империализма
  7. ГЛАВА XIV ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ФРАНЦИИ
  8. ГЛАВА XXXII АГРЕССИВНАЯ ПОЛИТИКА ИМПЕРИАЛИЗМА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  9. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР — ПОЛИТИКА БОРЬБЫ ЗА МИР, ПРОТИВ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ АГРЕССИИ
  10. ГЛАВА XVII ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ НАРОДОВ АГРЕССИВНОЙ ПОЛИТИКЕ ИМПЕРИАЛИЗМА. ДВИЖЕНИЕ СТОРОННИКОВ МИРА
  11. 4. Противодействие агрессивных сил нормализации международной обстановки. США и расширение деятельности империалистических военных блоков. Американский «неоколониализм»
  12. ГЛАВА XXXII! БОРЬБА В ЗАЩИТУ РЕВОЛЮЦИОННОЙ КУБЫ ПРОТИВ АГРЕССИВНОЙ ПОЛИТИКИ США
  13. Буржуазная концепция прав человека и гражданина как орудие внешней политики империализма
  14. 4. Империалистическая политика в отношении Индонезии
  15. 1. Борьба СССР против агрессивной политики империализма, за смягчение международной напряженности
  16. КУРС ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ДЕРЖАВ НА УСИЛЕНИЕ НАПРЯЖЕННОСТИ В ЕВРОПЕ. МИРОЛЮБИВАЯ ПОЛИТИКА СССР И ДРУГИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ
  17. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ГЛАВНЫХ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ДЕРЖАВ НА ТРЕТЬЕМ ЭТАПЕ ОБЩЕГО КРИЗИСА КАПИТАЛИЗМА
  18. ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РАЗЖИГАНИЯ ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ. БОРЬБА СОВЕТСКОГО СОЮЗА И ДРУГИХ МИРОЛЮБИВЫХ СИЛ ЗА ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ НОВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  19. 2. Особенности развития мирового капиталистического хозяйства и экономическая политика главных империалистических стран
  20. ДВИЖЕНИЕ СТОРОННИКОВ МИРА — ФАКТОР ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ АГРЕССИИ И ВОЙНЫ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -