<<
>>

Взаимодействие Москвы и Ташкента под воздействием фактора «внешней угрозы» (конец 1995 г. — конец 1998 г.)

В октябре 1995 г. международная обстановка в Центральной Азии резко обострилась, что было связано с выходом на политическую арену в Афганистане экстремистского движения «Талибан». Талибы начали стремительное продвижение на север страны, где, помимо этнических таджиков, проживала крупная узбекская диаспора, возглавляемая генералом А.
Р. Дустумом. Данный полевой командир пользовался негласной поддержкой И. А. Каримова1692, поэтому над Узбекистаном нависла угроза втягивания в военный конфликт с талибами, а также массового исхода на его территорию соотечественников из соседнего Афганистана. Очевидно, что подобное развитие событий имело бы для республики фатальные последствия. В данных условиях И. А. Каримов выступил с инициативой создания Центральноазиатского миротворческого батальона под эгидой ООН («Центразбата»), который в итоге был образован весной 1996 г. из воинских подразделений Узбекистана, Казахстана и Киргизии. Однако эффективность данной структуры оказалась предельно низкой: она проводила ежегодные учения с участием российских, американских и турецких экспертов, но так и не была использована на практике, и к 2000 г. Ташкент утратил к ней интерес1693. На этом фоне в январе 1996 г. МИД России возглавил Е. М. Примаков, отказавшийся от перекосов, свойственных дипломатии А. В. Козырева, и поставивший в качестве своей основной задачи развитие всестороннего взаимодействия со странами СНГ1694. В условиях, когда Узбекистан был по-прежнему неспособен самостоятельно обеспечивать свою безопасность и видел в России главного гаранта сохранения своей территориальной целостности, это создало благоприятные предпосылки для выхода российско-узбекских отношений на новый уровень. 22 февраля 1996 г. Е. М. Примаков отправился в Узбекистан для обсуждения ситуации в Афганистане с И. А. Каримовым и министром иностранных дел республики А. Х. Камиловым1695. Результаты проведенных сторонами переговоров не получили широкого освещения в прессе1696, однако поездка Е.
М. Примакова способствовала активизации военно-политического сотрудничества между Москвой и Ташкентом. 17 мая 1996 г., в преддверии президентских выборов в России, И. А. Каримов выступил на заседании Совета глав государств СНГ с инициативой принятия заявления в поддержку демократических преобразований, проводимых Б. Н. Ельциным1697. Очевидно, что данный шаг был высоко оценен Москвой, учитывая, какое значение Б. Н. Ельцин придавал предстоящему голосованию. 7 августа 1996 г. в Москву прибыл А. Х. Камилов, проведший с российской стороной переговоры по проблемам безопасности в Центральной Азии. По итогам проведенных консультаций он получил твердые гарантии готовности России защищать южные рубежи Содружества в случае возникновения подобной необходимо- сти1698. 27 сентября 1996 г., после захвата талибами Кабула1699, угроза эскалации афганского конфликта вышла на новый уровень. Лидерам стран СНГ были хорошо известны экстремистские взгляды вождей «Т алибана», неприязнь, которую они испытывали к нормам международного права, их стремление перекроить границы центральноазиатских республик и изменить существующий там государственный строй. В наиболее лаконичной форме подобные устремления выразил лидер движения мулла Омар, заявивший, что «захват Бухары и Самарканда не за горами»1700. Уже 4 октября 1996 г. по инициативе Москвы в Алма-Ате состоялась встреча В. С. Черномырдина с Н. А. Назарбаевым, А. А. Акаевым, Э. Ш. Рахмоновым и И. А. Каримовым, на которой были определены сценарии совместных действий России и стран Центральной Азии в случае совершения против них агрессии со стороны талибов. Примечательно, что особый интерес к данным переговорам проявили делегации России и Узбекистана1701. После этого Москва и Ташкент активизировали свое взаимодействие в рамках ДКБ, приступив к разработке совместных действий, направленных на устранение талибской угрозы. 24-25 февраля 1997 г. министры обороны России и стран Центральной Азии провели консультации в Ташкенте, на которых обсуждалась возможность оказания сторонами военной помощи генералу А.
Р. Дустуму1702. В мае 1997 г. талибы вышли на границы с Узбекистаном и Таджикистаном, и ситуация в Центральной Азии достигла наивысшей степени взрывоопасности. Российское руководство предупредило экстремистов, что «в случае нарушения границ стран Содружества будет незамедлительно приведен в действие механизм Договора о коллективной безопасности»1703. Танки талибов нацелили свои орудия на территорию Узбекистана; узбекско-афганская граница была приведена в состояние повышенной боеготовности; в Узбекистане была введена цензура на освещение событий в Афганистане1704. Летом 1997 г. положение несколько стабилизировалось: отряды антиталибской коалиции вернули под свой контроль северные провинции Афганистана, оттеснив талибов от южных рубежей СНГ1705. Тем не менее, Россия и Узбекистан продолжили активное взаимодействие в военно-политической сфере, и данная составляющая являлась в рассматриваемый период главным, если не единственным, элементом их отношений. Между тем, сотрудничество сторон в торгово-экономической и гуманитарной областях по-прежнему не получило должного развития. Россия и Узбекистан не реализовывали крупных совместных экономических проектов. Товарооборот между ними оставался довольно низким: с 1993 по 1997 гг. он вырос с 14121706 до 1895 млн. долл.1707, то есть всего на 34%. Межрегиональное сотрудничество сторон оставалось в зачаточном состоянии. При усилении в Узбекистане авторитарных тенденций, развитие партнерства между нашими странами в области культуры, образования, СМИ и юриспруденции неизменно блокировалось Ташкентом. Например, предложение Е. М. Примакова подписать двусторонние соглашения о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, о статусе граждан России в Узбекистане и граждан Узбекистана в России, о правовом положении собственных корреспондентов одной стороны на территории другой стороны было отвергнуто И. А. Каримовым1708. Как бы то ни было, но к 1998 г. российско-узбекские отношения достигли наивысшей точки развития за время президентства Б.
Н. Ельцина. Об этом свидетельствовал факт обмена лидерами двух стран государственными визитами, состоявшимися в мае и в октябре 1998 г. 5-7 мая 1998 г. государственный визит в Россию совершил И. А. Каримов. По итогам проведенных переговоров президенты сделали Совместное заявление, в котором отмечалось, что отношения между нашими странами поступательно развиваются в духе дружбы и доверия на основе ранее подписанных соглашений. Россия высоко оценила роль Узбекистана, а Ташкент подтвердил признание стратегических интересов Москвы в Центральной Азии, отметив, что ее участие в местных делах способствует поддержанию политического баланса, экономическому развитию, укреплению безопасности и стабильности в регионе. Первостепенное значение стороны впервые решили придавать расширению экономических связей друг с другом. Правительствам России и Узбекистана было поручено подготовить соглашение об углублении торгово-экономического сотрудничества сроком на десять лет с соответствующей программой действий. Стороны выразили заинтересованность в расширении взаимодействия между своими предприятиями машиностроения, авиационной и химической промышленности, агропромышленного комплекса. Президенты выступили за сохранение высоких темпов развития военно-технического сотрудничества между Россией и Узбекистаном. В области внешней политики Москва поддержала инициативу Ташкента о создании в Центральной Азии безъядерной зоны и зоны мира. Стороны подтвердили приверженность целям и принципам СНГ и отметили общую позицию по ситуации в Таджикистане. Отдельно главы государств выразили тревогу в связи с положением дел в Афганистане1709. Совместное заявление продемонстрировало наличие между Москвой и Ташкентом принципиального согласия по всем основным вопросам двустороннего взаимодействия. Оно стало первым программным документом в российско-узбекских отношениях после принятия Декларации о развитии и углублении всестороннего сотрудничества и отражало изменения, произошедшие в них с марта 1994 г. В частности, обращает на себя внимание увеличение интереса сторон к торгово-экономическому сотрудничеству и некоторое уменьшение — к диалогу в политической и военной сферах.
Одним из важнейших политических итогов государственного визита И. А. Каримова в Россию также стало предложение Б. Н. Ельцина о создании тройственного союза России, Узбекистана и Таджикистана для борьбы с проявлениями экстремизма и исламского фундаментализма. Данная инициатива была поддержана узбекским лидером1710 1711. Помимо принятия Совместного заявления, стороны зафиксировали свои договоренности по широкому кругу экономических вопросов, в том числе решили восстановить связи в области бурно развивающейся в Узбекистане авиационной про- 1712 мышленности . В гуманитарной сфере Москва и Ташкент заключили Соглашение об информационно-культурных центрах, согласно которому в Москве предполагалось учредить Информационный культурно-просветительский центр Узбекистана, а в Ташкенте — Российский центр науки и культуры. Их основными задачами определялись участие в реализации программ гуманитарного, культурного, научно-технического сотрудничества и ознакомление общественности государства пребывания с общими особенностями своей страны1712. Летом 1998 г. на узбекско-афганской границе произошло новое обострение, вызванное обстрелом контролируемых талибами территорий авиацией А. Р. Дустума, использовавшей, по словам М. Омара, узбекские аэродромы. Лидер «Талибана» пригрозил Узбекистану возмездием1713, и в начале августа талибы вновь вышли к южным рубежам СНГ1714. Российская сторона немедленно провела консультации с военными ведомствами стран Центральной Азии, после чего заявила о готовности «к отражению любой агрессии со стороны талибов»1715. 11-12 октября 1998 г. ответный государственный визит в Узбекистан совершил Б. Н. Ельцин. Данная поездка состоялась в разгар экономического кризиса в нашей стране и вопреки болезни российского лидера, из-за которой он потерял сознание во время торжественной встречи с И. А. Каримовым в аэропорту Ташкента1716. Как и в случае с Казахстаном, данный инцидент оказал сугубо негативное воздействие на характер российско-узбекского сотрудничества, вызвав у И.
А. Каримова глубокие сомнения в том, что Россия при необходимости сможет обеспечить защиту Узбекистана. По итогам проведенных переговоров Б. Н. Ельцин и И. А. Каримов сделали Совместное заявление в связи с положением в Афганистане, в котором призвали талибов и другие влиятельные афганские силы к установлению диалога. Всю ответственность за продолжение гражданской войны в стране они возложили на движение «Талибан»1717. Президенты России, Узбекистана и Таджикистана подписали Декларацию о всестороннем сотрудничестве, что означало завершение процесса формирования военно-политического союза трех государств1718. Важнейшим экономическим соглашением, подписанным Б. Н. Ельциным и И. А. Каримовым, стал Договор об углублении экономического сотрудничества на 1998-2007 гг. — самый полный программный документ в данной области, когда- либо заключенный нашими странами. В нем отмечалось, что Россия и Узбекистан будут поощрять образование финансово-промышленных групп, совместных предприятий, открывать торговые дома и представительства своих хозяйствующих субъектов на территории государства-партнера, что было направлено на привлечение в Узбекистан российских инвестиций. Основными областями кооперации стороны определили агропромышленный комплекс, авиастроение, космические исследования, транспорт и связь, транспортировку энергоносителей, то есть практически все отрасли узбекской экономики, представлявшие интерес для российского капи- тала1719. К договору прилагалась подробная программа, в которой перечислялись проблемы экономического взаимодействия России и Узбекистана и мероприятия, направленные на их разрешение. Приоритетными формами сотрудничества сторон определялись торговля и межрегиональное взаимодействие1720. Принятие данного договора свидетельствовало о переходе Москвы и Ташкента к долгосрочному и планируемому сотрудничеству, не столь зависимому от соображений внутренней и международной конъюнктуры, как это было в предыдущие годы. Государственный визит Б. Н. Ельцина в Ташкент ознаменовал собой завершение наивысшей стадии в развитии российско-узбекских отношений в 1990-е гг. К концу 1998 г. стало очевидно, что нападения талибов на южные республики Содружества, как и массового исхода в Центральную Азию афганских узбеков, не произойдет. С того времени, как талибы впервые заняли большинство северных провинций Афганистана, число беженцев оттуда практически не увеличилось. Талибы не совершали попыток прорыва границы Афганистана со странами СНГ, стремясь к установлению контроля лишь над своей территорией. В ноябре узбекское руководство пришло к выводу, что талибская угроза была сильно преувеличена, и решило выстраивать свои отношения с талибами по примеру соседней Туркмении; в результате между Ташкентом и Кабулом были налажены полуофициальные связи1721. Все вышесказанное позволило Узбекистану снизить степень своей зависимости от России и начать выдвижение ей новых требований, после чего их отношения стали стремительно ухудшаться. * * * В октябре 1995 г. — ноябре 1998 г. российско-узбекские отношения развивались под определяющим воздействием фактора «внешней угрозы», связанной с выходом на политическую арену в Афганистане радикального исламского движения «Талибан». В подобных обстоятельствах Узбекистан связал обеспечение своей безопасности главным образом с поддержкой России, резко активизировав с ней контакты в военно-политической сфере. К числу основных достижений сторон в рассматриваемый период следует отнести: - переход России к восприятию Узбекистана как равноправного партнера, осознание особой роли данной республики в центральноазиатских делах; - дальнейшее наращивание взаимодействия Москвы и Ташкента в политической и военной сферах, в области безопасности; - расширение нормативно-правовой базы двустороннего сотрудничества; - переход союзнического взаимодействия России и Узбекистана с декларативного на практический уровень; - сохранение стабильности на узбекско-афганской границе, недопущение совершения талибами агрессии против Узбекистана; - сравнительно успешное решение Узбекистаном «проблемы русскоязычного населения», прекращение выталкивания из республики русских специалистов; - дальнейшее усиление зависимости Узбекистана от России, приостановку диверсификации его внешней политики; - отказ Ташкента от антироссийской риторики, прекращение им антироссийской деятельности на уровне интеграционных процессов в Центральной Азии, переход Ташкента к восприятию Москвы как главного гаранта безопасности в изучаемом регионе; - активизацию Узбекистаном своего участия в работе интеграционных объединений на постсоветском пространстве, действующих под эгидой России; - сохранение сторонами прежнего уровня взаимодействия в торгово-экономической и гуманитарной сферах; - постепенное преодоление взаимной отчужденности между Б. Н. Ельциным и И. А. Каримовым. Однако даже в это время в российско-узбекских отношениях присутствовали серьезные проблемы, среди которых необходимо выделить: - резкое отставание темпов развития торгово-экономического и гуманитарного сотрудничества между Россией и Узбекистаном от динамики наращивания их взаимодействия в политической и военной сферах, в результате чего в двусторонних отношениях не сформировалось прочного фундамента и они приобрели конъюнктурный характер; - некий «перегрев» российско-узбекских отношений, вызванный тем, что в действительности Москва и Ташкент оказались не готовы взять ту высокую планку союзнического взаимодействия, которая была обозначена в их рамочных соглашениях; при этом, как и любой механизм, вследствие «перегрева» российско-узбекские отношения начали постепенно давать сбои; - серьезный просчет российской дипломатии в оценках поведения узбекской стороны: если Москва стала воспринимать Ташкент как своего безусловного союзника, ориентирующегося во внешней политике исключительно на развитие контактов с Россией, то для Узбекистана подобный союз представлялся вынужденным и временным явлением, причем он отнюдь не стремился возвращаться под опеку Москвы и видеть в ней «старшую сестру»; - неспособность России защитить Узбекистан от давления со стороны исламских экстремистов, ее нежелание вмешиваться во внутриполитические процессы в данной республике и способствовать дальнейшей консолидации авторитарного режима И. А. Каримова; - негативное воздействие на динамику двустороннего сотрудничества экономического кризиса в России 1998 г. и ухудшения состояния здоровья Б. Н. Ельцина. Поскольку главной причиной сближения Москвы и Ташкента в октябре 1995 г. — ноябре 1998 г. выступала угроза со стороны талибов, после некоторой стабилизации обстановки в Афганистане из российско-узбекских отношений исчез тот фактор, который мобилизовал их на активное развитие. В результате во взаимодействии сторон неминуемо должен был возникнуть кризис, что и произошло в конце 1998 г. 7.2.
<< | >>
Источник: МЕЩЕРЯКОВ Константин Евгеньевич. ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В 1991-2012 ГГ. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме Взаимодействие Москвы и Ташкента под воздействием фактора «внешней угрозы» (конец 1995 г. — конец 1998 г.):

  1. § 2. Представления о региональной структуре мира во внешнеполитической риторике В.В. Путина и Дж.У. Буша
  2. Современный этап развития историографии внешней политики Российской Федерации в Центральной Азии (с 2002 г.)
  3. Периодизация отношений Российской Федерации с государствами Центральной Азии
  4. Взаимодействие Москвы и Ташкента под воздействием фактора «внешней угрозы» (конец 1995 г. — конец 1998 г.)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -