Задать вопрос юристу

§ 4. Воздействие зависимости США от внешнего мира на внешнеполитическое мышление правящих кругов

Рост зависимости США, чувство растущей уязвимости, накладывающееся на ослабление мировых позиций Соединенных Штатов, оказало значительное воздействие на мышление правящих кругов. Осознание ими этих новых реальностей, во многом беспрецедентных для американской истории, породило различные, в значительной мере конфликтующие между собой воззрения и концепции.

При формировании этих воззрений и концепций весьма велико значение субъективных факторов, в том числе факторов социально-психологического характера66.

Анализ концепций, появившихся непосредственно под влиянием качественно возросшей зависимости Соединенных Штатов от внешнего мира, дает основание говорить о том, что в начале — середине 70-х годов во внутренних дебатах в американских руководящих политических кругах по поводу новой роли Америки в мире доминировали два направления. Одно из них придерживалось различных вариаций концепции «взаимозависимости». Второе основывалось на возрожденных идеях «неоизоляционизма».

Формирование концепций «взаимозависимости» происходило под самым непосредственным воздействием государственного руководства США, в первую очередь под влиянием занимавшего пост государственного секретаря в администрациях Р. Никсона и Дж. Форда гарвардского профессора Г. Киссинджера. Он начал активно использовать понятие «взаимозависимость» в своих публичных выступлениях в непосредственной связи с нефтяным кризисом 1973—1974 годов, рельефно обнажившим новый уровень зависимости США и их главных союзников от импорта нефти из стран ОАПЕК, к тому времени заметно консолидировавших свои позиции в системе международных отношений67.

Непосредственно по заказу Г. Киссинджера группа ученых из Массачусетского технологического института иод руководством профессора Л. Блумфилда в 1974 году выпустила двухтомное исследование, получившее известное іь в политических и академических кругах США68. Авторы этою исследовании рассматривали «взаимозависимость» как явление и положительное, и отрицательное. По параметрам воздействия на международные отношения они в первую очередь различали «взаимозависимость» военно-политическую и политико-экономическую. Элементарным уровнем «взаимозависимости» Блумфилд и его коллеги считали общую зависимость человечества от земной атмосферы, морей и океанов, солнечной энергии и тому подобного. Однако эти вопросы они освещали лишь попутно, главное внимание было уделено военно-политическим аспектам взаимозависимости, где во главу угла ставились отношения СССР и США. Подчеркивалось, что наличие огромных запасов ядерного оружия, способность к уничтожению самой цивилизации в случае возникновения ядерной войны являются факторами высшего значения для всей проблемы «взаимозависимости». Отмечалось, что достижение договоренностей по ограничению стратегических вооружений, уменьшение в целом напряженности в советско-американских отношениях приведут к возрастанию роли политико-экономических отношений во «взаимозависимом» мире. Основная часть исследования и была посвящена этим вопросам. Авторы выделяли такие сферы усиливавшегося взаимодействия различных государств и неправительственных организаций на международной арене, как энергетика, заграничные инвестиции, обеспечение сырьевыми материалами, международная продовольственная проблема, международная торговля. Специально рассматривалась деятельность транснациональных корпораций, которые именовались «главными агентами взаимозависимости». Отдельный том данного исследования был посвящен проблеме энергетической «взаимозависимости» как вопросу, приобретающему роль центрального элемента во всей индустриальной экономике капиталистического мира.

Анализируя деятельность транснациональных корпораций, Блумфилд и его коллеги явно стремились представить их преимущественно в выгодном свете. В то же время они не смогли обойти молчанием тот факт, что резкий рост активности и удельного веса транснациональных корпораций в мировой экономике и политике несет и немало негативных моментов. Затушевывая классовую и эксплуататорскую сущность деятельности ТНК, данные исследователи обращали внимание лишь на то, что эти «агенты взаимозависимости», выступая в ряде случаев наравне с суверенными национальными государствами, деформируют и усложняют структуру современных международных отношении.

Подчеркивая опасный характер возросшей зависимости США от мировой экономики, Блумфилд и его группа призывали государственное руководство США придерживаться во внешнеэкономической политике «норм умеренности, сотрудничества и ослабления напряженности». По их мнению, ориентация США на получение односторонних преимуществ, на ведение «торговых войн» с Японией и Западной Европой, на конфронтацию со странами — экспортерами сырья грозит не только крупными потерями для американской экономики, но и создает угрозу процессу разрядки международной напряженности, может привести к усилению отрицательных сторон военно-политической «взаимозависимости». Вместе с тем группа Блумфилда решительно отвергла высказываемые некоторыми американскими авторами лсволибералыюго толка предложения о «массированном перераспределении» благосостояния от «богатых» к «бедным» странам для стабилизации отношений между США и другими ведущими капиталистическими странами, с одной стороны, и развивающимися странами— с другой. Группа Блумфилда конкретно рекомендовала провести такие меры, как некоторое сокращение форм политической «взаимозависимости», обладающих в наибольшей степени конфликтным потенциалом (включая сокращение зарубежного военного присутствия США и их «периферийных» обязательств в военно-политической области); осуществление прямого государственного контроля над всеми видами заграничных инвестиций американского бизнеса; заключение серии международных соглашений по торговле сырьем, фиксирующих его цены, объем и условия продаж; скорейшее расширение и углубление экономических, финансовых, политических и культурных связей между США и главными экспортерами нефти. В отношении развитых капиталистических стран группа Блумфилда призывала не только к расширению консультаций и предотвращению проведения Соединенными Штатами односторонних акций, но и к оказанию активной поддержки западноевропейским странам и Японии в отдельных районах мира — в тех сферах международных отношений, где усилившаяся взаимозависимость трех главных центров капи- талнстического мира могла бы обеспечить, пусть опосредованно, американские интересы.

Концепция «взаимозависимости» в начале — середине 70-х годов активно разрабатывалась специалистами и политическими деятелями, группирующимися вокруг нью- йоркского Совета по международным отношениям, Атлантического совета, «Трехсторонней комиссии». Многие из этих разработок перекликались с идеями группы Блумфилда. Известность получило, в частности, исследование, проведенное М. Кемпе69. По сравнению с Блумфилдом М. Кемпе в еще большей мере сделала упор на роль неправительственных организаций, а также различных, все более сложных и причудливых комбинаций союзов и коалиций государств и неправительственных организаций. В ее работе присутствовала явная апологетика транснациональных корпораций. Она противопоставляла их якобы полезную деятельность «националистическим силам» в международных отношениях, подразумевая под этим в первую очередь молодые развивающиеся государства Азии и Африки. Она попыталась доказать, что «национализм» этих государств в сочетании с «регионализмом» в различных районах мира представляет-де одну из основных угроз бескризисному развитию международных отношений. Такую трактовку соотношения «национализма» и «транснационализма» в современных международных отношениях справедливо можно рассматривать как стремление дискредитировать политику молодых развивающихся государств, защищающих свои коренные интересы перед лицом транснациональных монополий, разворачивающих в новых, все более изощренных формах свою неоколониалистскую экспансию.

Принижение значения государственного суверенитета в международных отношениях намеренно допускалось многими американскими сторонниками концепции «взаимозависимости» для обоснования попыток вмешательства во внутренние дела Советского Союза и других стран социалистического содружества. Особенно явно эта линия просматривалась в ряде разработок «трехсторонней комиссии» и Института международных изменений Колумбийского университета. Одновременно в этих разработках постулировалась необходимость для США и двух других їлавньїх центров капиталистического мира «втягивать» социалистические страны в «международную экономическую взаимозависимость», в «глобальное сообщество». Как справедливо отмечает А. В. Никифоров, понятия «глобальный», «мировой», «международный» использовались здесь применительно к капиталистической системе. «Втягивание» Советского Союза и других социалистических стран в такую международную «взаимозависимость» должно было сопровождаться, по замыслам авторов этих построений, отказом социалистического содружества от принципов пролетарского интернационализма, от поддержки национально-освободительного движения. В долгосрочной перспективе оно должно было бы привести, как надеялись буржуазные идеологи «взаимозависимости», к трансформации общественного строя социалистических стран в направлении буржуазно-либеральных моделей общественного устройства и политической системы70.

Разрабатывая рекомендации для внешнеполитического курса США, идеологи «взаимозависимости», как правило, делали упор на экономические и идеологические аспекты отношений между СССР и США, социалистическим содружеством и капиталистическим миром, принижая значение дальнейшего прогресса в области военно-политических отношений. Представляется, что отчасти под их влиянием такая важнейшая проблема, как ограничение и сокращение стратегических вооружений, не получила должной приоритетности у администрации Дж. Картера, в результате чего процесс переговоров по ОСВ-2 проходил с большими трудностями, чем можно было ожидать, учитывая все другие важнейшие факторы71.

Сторонники идей «неоизоляционизма» в своих разработках и рекомендациях делали упор на необходимость всемерного уменьшения зависимости США от внешнего мира. Ради этого они готовы были пойти на такую перестройку американских внешнеэкономических связей и промышленности, которая, хотя и была бы очень дорогостоящей, тем не менее позволила бы Соединенным Штатам отказаться от импорта многих видов сырья. Политологи Р. Такер и Э. Равенал, в частности, писали, что постепенный военный и экономический «уход» США из многих развивающихся стран не отразился бы существенно на американских интересах, поскольку основной объем их заграничных инвестиций и внешней торговли приходится на Западную Европу, Канаду и Японию, с которыми и связаны интересы «национальной безопасности» США. При этом обосновывались желательность и возможность перевода американской экономики на синтетическое топливо для замены импортируемой нефти, а также на те виды сырья, которые имеются в достатке в самих Соединенных Штатах или Канаде. Рекомендовалась также система мер, направленных на ограничение проникновения в США товаров и капиталовложений из других капиталистических стран7е.

Военно-политический аспект «неоизоляционизма» заключался не только в уменьшении или даже сведении на нет заграничного военного присутствия США, но и в сокращении военного бюджета и численности вооруженных сил в целом (особенно сухопутных сил общего назначения и корпуса морской пехоты). В этом плане идеи «нео- нзоляцпонистов» были привлекательны для многих сторонников сокращения военных расходов, перестройки системы «национальных приоритетов» США в пользу внутренних социальных и экономических программ73.

Отражая настроения многомиллионной массы американских предпринимателей, не имеющих выхода на внешние рынки, авторы концепции «неоизоляционизма» неоднократно высказывали негативные суждения по поводу деятельности ТНК. Их критика, однако, носила поверхностный характер.

Одна из разновидностей концепции «неоизоляционизма» была разработана политологами Ф. Карбером и У. Менгелем. Они подчеркивали необходимость уменьшения зависимости Соединенных Штатов от внешних источников сырья, от международной торговли, от заграничных инвестиций, но при этом они предлагали не снижать >ровень международной политической активности Соединенных Штатов (за исключением ряда военно-политических аспектов). Карбер и Менгель писали, что к середине 80-х годов, следуя рекомендуемым курсом, Соединенные Штаты могли бы упрочить свои международно-политиче- ские позиции за счет уменьшения абсолютного и относительного импорта сырья, а также полного отказа от роли мирового полицейского, от прямого использования военной силы в интересах ТНК. Как и Р. Такер и Э. Равенал, они считали важным сократить расходы на американские вооруженные силы. При этом, отмечали они, высвободившихся средств с избытком хватило бы на изыскание новых источников сырья, которые обеспечивали бы потребности американской промышленности7А.

События конца 70 —начала 80-х годов, однако, показали, что ни концепция «взаимозависимости», ни идеи «неоизоляционизма» не укоренились достаточно прочно в сознании большей части правящих кругов США. У захватившей инициативу после победы Р. Рейгана на выборах 1980 года политической группировки откровенно прояви лось стремление не к компромиссным решениям, а к лобовому грубому противоборству с этими тенденциями.

Во многом это произошло под воздействием изменений в расстановке политических сил внутри страны, лишь косвенно связанных с событиями на международной арене75. Концепции, которыми руководствуется администрация Рейгана и стоящие за ее спиной наиболее реакционные сегменты американской монополистической буржуазии США, разрабатывались в исследовательских центрах ар- хиконсервативного толка, еще в начале — середине 70-х годов находившихся на задворках американского буржуазного внешнеполитического мышления. Среди них можно выделить Фонд наследия, Гуверовский институт проблем войны, мира и революции, Институт по исследованиям проблем современности в Сан-Франциско, а также таких политологов, как Н. Подгорец, И. Кристол, Р. Пайпс, У. Ван- Клив, Э. Луттвак и др.76.

Концепции, разрабатываемые этими центрами и политологами, во многом перекликаются с примитивными антикоммунистическими и антисоветскими идеями, доминировавшими в американском внешнеполитическом мышлении в 50-е годы, в период «холодной войны»77. Нежелание осознавать ядерные реальности XX века толкает американских авторов данного толка на построение различных сценариев ядерной войны. В отличие от многих политологов других направлений, они отрицают вопреки очевидным фактам наличие каких-либо совпадающих или параллельных интересов у СССР и США в современном мире.

В качестве реакции на возросшую зависимость США от внешнего мира они пропагандируют не сокращение американского военного присутствия за рубежом, а его наращивание, не приведение военной мощи США в соответствие с их уменьшающимися экономическими возможностями, а ее увеличение. Апологеты такого курса заявляют, что фронтальное наращивание американских вооруженных сил в 80—90-е годы призвано как бы компенсировать убывающее экономическое могущество и возрастающую зависимость США от внешних источников сырья, от международной торговли и заграничных инвестиций78.

Они рекомендуют не компромиссы со странами — экспортерами сырья, а жесткое военно-силовое и финансовое давление на них на базе наращивания военной мощи, увеличения возможностей для проведения массированных военных акций в различных районах мира. Не экономическая и научно-техническая «помощь» и развитие «культур ных связей», а угроза в любой момент направить многотысячный «корпус быстрого развертывания», применить » широких масштабах любые виды оружия, вплоть до стратегических бомбардировщиков «Б-52» и нейтронных боезарядов,— вот что характерно для сегодняшней внешнеполитической теории и практики Вашингтона в отношениях с развивающимися странами. В торгово-экономической и научно-технической сферах взаимоотношений с СССР политологи данного направления делают ставку не на «втягивание» Советского Союза в те международные экономические отношения, которые выгодны Соединенным Штатам и другим капиталистическим странам, а на «экономическую войну», ликвидацию почти всех элементов торгово-экономического и научно-технического сотрудничества.

Понятие «взаимозависимость» теоретиками и политическими деятелями данного направления практически не употребляется даже применительно к отношениям в «треугольнике» США — Западная Европа — Япония. Они считают, что признание наличия «взаимозависимости» ограничило бы возможности восстановления лидирующей роли США в капиталистическом мире, позволило бы западноевропейцам и японцам более активно, с большим основанием требовать коррекции американского внешнеполитического курса в соответствии с их интересами. Не признавая никакой «взаимозависимости», рейгановскне идеологи п политические деятели в то же время настаивают на прямом вмешательстве во внутренние дела западноевропейских стран и Японии, равно как и других стран мира.

В отношении стран социалистического содружества их не удовлетворяет линия сторонников концепции «взаимозависимости» на стимулирование постепенной «трансформации» политической системы и общественного строя этих стран в желательном для господствующего класса США направлении. Будучи представителями правоконсерватнв- ной и ультраправой части политического спектра США, эти политологи предпочитают ей откровенно грубое вмешательство во внутренние дела стран социалистического содружества с попранием всех норм международного права и принципов отношений между капиталистическими и социалистическими странами, сложившихся в годы разрядки.

Несмотря на объективный характер процесса ослабления международных позиций США, возрастания их зависимости от окружающего мира, многие реальности нового международного положения Соединенных Штатов усваиваются различными слоями американского общества с большим трудом. Например, у значительной части правящего класса США весьма болезненно происходит признание стратегического паритета с СССР и возросшего авторитета Советского Союза в международных делах в целом. Американское общество с трудом адаптируется и к необходимости признания усилившейся энергетической зависимости США от внешнего мира. Как показывает анализ опросов общественного мнения, многие представители американского правящего класса и большая часть населения страны, например, только летом 1979 года, после очередной вспышки энергетического кризиса, начали осознавать глубину и серьезность этой проблемы. Причем у значительной части американского общества, отравляемого в течение многих десятилетий великодержавной, шовинистической пропагандой, это сопровождалось оживлением интервенционистских, воинственных настроений. Подобная реакция возникает и в отношении многих требований, предъявляемых развивающимися странами к Соединенным Штатам и их союзникам в соответствии с выдвинутой ими программой нового международного экономического порядка.

За счет своих доминирующих позиций в мировой капиталистической экономике, получения сверхприбылей от заграничных капиталовложений как в развивающихся, так и во многих развитых капиталистических странах, находившихся в первые послевоенные десятилетия на более низком экономическом уровне, американские монополисты долгие годы обладали дополнительными возможностями для «подкармливания» верхушки американского рабочего класса частью пресловутого «социального пирога», для осуществления определенных программ, призванных снизить, приглушить остроту классовых конфликтов в стране.

На рубеже 70—80-х годов эти дополнительные возможности монополистической верхушки США стали уходить в безвозвратное прошлое. И если даже экономические позиции Соединенных Штатов по отношению к их основным конкурентам не будут ослабевать в ближайшее десятилетне, происшедшие изменения настолько значительны, что их дальнейшая реализация в социально-экономической сфере будет способствовать нарастанию социальной напряженности в стране, росту классового самосознания американских трудящихся.

<< | >>
Источник: Кокошин А. А.. США в системе международных отношений 80-х годов: Гегемонизм во внешней политике Вашингтона. —М.: Междунар. отношения.— 304 с.. 1984

Еще по теме § 4. Воздействие зависимости США от внешнего мира на внешнеполитическое мышление правящих кругов:

  1. ГЛАВА IV Зависимость США от внешнего мира как качественно новый комплексный фактор их положения в современной системе международных отношений
  2. 1. «Атлантический» курс итальянских правящих кругов
  3. 1. Распад Британской империи и политика правящих кругов
  4. § 2. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ КРИМИНАЛЬНОСТИ ПРАВЯЩИХ КРУГОВ В СССР И В РОССИИ
  5. 5. Борьба американского народа против политики войны и агрессии. Противоречия в правящих кругах США
  6. ГЛАВА ПЕРВАЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ США В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ
  7. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ США: ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ
  8. Воздействие на мышление через символы
  9. 4. Агрессивные действия империализма США — источник международной напряженности. Борьба двух тенденций в американских правящих кругах
  10. 2.3.1. Зависимость управления персоналом от внешних факторов
  11. § 2. Сырьевая зависимость американского капитализма от внешних источников
  12. 2. Новые формы военной, экономической и политической зависимости Японии от США
  13. Борьба США против мусульманского мира
  14. II коммунизмом, сводящим все к «козням Москвы», они признавали необратимый характер социальных перемен в мире, но только для того, чтобы, используя весь арсенал средств и методов воздействия, направить их в нужное для США русло и тем самым поставить освободившиеся страны в зависимость от американского империализма. Наряду с усилением экономического проникновения для борьбы с национально-освободительным движением предлагалось широко применять специально подготовленные военные формирования, дип
  15. 3. Воздействие ленинской политики мира на рабочее и национально-освободительное движение
  16. 4. Разногласия в правящих кругах Западной Германии по вопросам внешней политики. Отставка Аденауэра. Политика правительства Эрхарда
  17. в. Внешние факторы, воздействующие на операционную стратегию
  18. Воздействие роли развивающихся стран на международные позиции США
  19. 7.1. Стойкость к внешним воздействиям и условная уязвимость
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -