<<
>>

Влияние исторического наследия на особенности российско-туркменских отношений

Первое государственное образование туркменского народа, Туркменская ССР, было создано 27 октября 1924 г. в рамках проводимой советским руководством политики национально-территориального размежевания в Средней Азии.
Реальная власть в новой союзной республике принадлежала большевикам, прибывшим из России и по своей национальности являвшимся русскими, евреями, армянами и татарами; туркмен среди них практически не было1364. Мероприятия, реализуемые советской властью (ликвидация частной собственности, разрушение исторически представленных в Туркмении экономической системы и общественно-политического строя, искоренение национальных обычаев и традиций, антирелигиозная кампания, насильственная модернизация и русификация республики, коллективизация дехканских хозяйств, массовые репрессии) вызвали у местного населения активное сопротивление. В результате в Туркменистане дольше, чем в других союзных республиках (до конца 1930-х гг.), продолжалась гражданская война, принявшая форму бескомпромиссной борьбы басмаческого движения с большевизмом1365. Жертвами этой борьбы и сопровождавшего ее большевистского террора стали сотни тысяч жителей республики1366, многие из которых откочевали в Иран и Афганистан (даже в 1930-е гг. органам государственной безопасности СССР не удалось полностью перекрыть границу Туркмении с ее южными соседями)1367. В то же время, в Туркменистане началось активное развитие нефтедобывающей и текстильной промышленности, возросла численность рабочего класса1368, была создана развитая сеть учреждений народного образования и практически искоренена неграмотность1369. В годы Великой Отечественной войны жители Туркмении приняли активное участие в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Более 70 тыс. чел. получили боевые ордена и медали за проявленные отвагу и героизм, 25 чел. стали Героями Советского Союза1370. Республика поставляла на фронт хлопок, продовольствие, ткани, медикаменты.
Расположенные на ее территории Ашхабадский железнодорожный узел и порт Красноводск сыграли важную роль в обеспечении связей между европейской частью СССР и республиками Средней Азии (через них осуществлялись транзит грузов и пассажиров, эвакуируемых из западных регионов страны в глубинные районы Средней Азии и Западной Сибири, и транспортировка военных грузов и техники, отправляемых на фронт из азиатской части СССР). Туркменские женщины передали в государственные фонды СССР 7400 кг золота и драгоценностей; рабочие перечислили на нужды фронта 280 млн. руб.1371. В то же время, численность советских граждан, эвакуированных в Туркмению из захваченных фашистами районов, была существенно меньше, чем в других республиках Средней Азии. В послевоенные годы Туркменская ССР оставалась одной из наименее развитых республик с чрезвычайно низким уровнем дохода на душу населения. В ночь с 5 на 6 октября 1948 г. здесь произошло самое разрушительное за всю историю СССР землетрясение, разрушившее Ашхабад и унесшее жизни 176 тыс. чел. По требованию И. В. Сталина, информация о стихийном бедствии не получила широкого освещения в печати1372 1373, однако на восстановление туркменской столицы немедленно были мобилизованы силы всего Советского Союза. В Ашхабад были отправлены эшелоны с войсками, медицинскими работниками, продовольствием, строительными бригадами; в течение нескольких лет Туркмения получала из Москвы финансовую помощь, многократно превышавшую размер ее валового регионального про- 1374 дукта . При всемерной поддержке Союзного центра, в 1950-1960-е гг. Туркмении удалось модернизировать свою экономику: построить Каракумский канал, создать мощный нефтегазовый комплекс, резко увеличить производство хлопка. В 1967 г. из Туркменистана в Россию по трубопроводу «Средняя Азия — Центр» начали поступать первые объемы добываемого республикой природного газа1374. На этом фоне на промышленные предприятия Туркмении стали активнее привлекаться специалисты из России, Украины, Белоруссии и Армении, хотя их доля в этнической структуре ее населения по-прежнему оставалась низкой1.
В 1970-е — начале 1980-х гг. в Туркменистане усилились кризисные тенденции, однако здесь они были выражены слабее, чем в других республиках Средней Азии и Казахстане. Это было связано с тем, что туркменская экономика поставляла Союзному центру продукцию, имевшую стратегическое значение (нефть, природный газ и хлопок); следовательно, даже в условиях стагнации соответствующие отрасли народного хозяйства республики не испытывали существенных трудностей. Кроме того, на фоне традиционно низкого уровня жизни туркменского населения, его закрытости демократическим веяниям и повсеместного распространения в республике коррупции и непотизма, негативные перемены эпохи «застоя» оказались здесь не столь заметными. В результате к началу периода Перестройки за Туркменией прочно закрепилась репутация самой отсталой и консервативной союзной рес- публики1375 1376. Стремясь активизировать процесс экономических и политических преобразований в Туркменской ССР и сломить сопротивление местной правящей элиты, в декабре 1985 г. М. С. Горбачева санкционировал отставку с поста первого секретаря ЦК Компартии республики М. Г. Гапурова и избрание на данную должность С. А. Ниязова, прежде занимавшего пост председателя Совета Министров Туркменистана. В отличие от Казахстана, в Туркмении избрание нового руководителя не вызвало протестного движения среди местного населения, однако способствовало обострению межклановой борьбы. Следует отметить, что в годы советской власти трайбализм продолжал играть чрезвычайно важную роль в жизни Туркмении. Местное общество сохранило ярко выраженную родоплеменную структуру, при которой туркменский народ был разделен на несколько конфликтующих друг с другом кланов: текинцев, традиционно занимавших в республике привилегированное положение; противостоявших им йомудов и эрсаров; менее могущественные и не претендующие на реальную власть кланы сарыков, чавдуров, гекленов и салыров. В свою очередь, каждый клан распадался на несколько колен и родов1377. Если М. Г. Г апуров являлся этническим эрсаром, то С.
А. Ниязов принадлежал к числу текинцев, поэтому перемены в руководстве республики способствовали изменению сложившегося в Туркмении этнополитического баланса и консолидации власти в руках пред- ^ 1379 ставителеи текинского клана . Представляется, что при определении преемника М. Г. Гапурова М. С. Горбачев совершил политический просчет: С. А. Ниязов оказался не тем реформатором, которым его представлял себе Генеральный секретарь ЦК КПСС. В результате он изначально отказался проводить в Туркмении преобразования, нацеленные на либерализацию ее политической системы, и избрал в качестве приоритетов своей деятельности сохранение общественной стабильности и модернизацию экономики республики. Уже в июле 1988 г. Президиум Верховного Совета Туркменской ССР запретил проведение собраний, митингов и уличных шествий1378 1379; тем самым С. А. Ниязовым были созданы условия для того, чтобы, при любом варианте развития событий в Москве, в Туркмении не произошло существенных потрясений. Между тем, руководству республики не удалось полностью блокировать негативную информацию, поступавшую сюда из других районов СССР. В наибольшей степени это касалось сообщений о нарастании в стране межнациональной напряженности. В результате в Туркменистане также произошел подъем националистических настроений, вызвавший у С. А. Ниязова серьезные опасения по поводу возможности возникновения в этнически неоднородной республике межнациональных конфликтов. Справедливость подобных оценок продемонстрировали события мая 1989 г. 1 мая в Ашхабаде группа агрессивно настроенных молодых людей устроила массовые беспорядки, сопровождавшиеся погромами и насильственными действиями против проживавших в городе армян. В ходе данных выступлений разрушениям подверглись городской рынок, пункты общественного питания, объекты транспортной инфраструктуры. 9 мая аналогичные беспорядки произошли в г. Небит-Даге, где молодые люди разгромили более 20 принадлежавших армянам кооперативов и совершили нападение на сотрудников милиции1380.
В подобных обстоятельствах режим С. А. Ниязова стал препятствовать деятельности любых объединений, альтернативных Компартии Туркмении, ссылаясь на то, что они имеют националистическую направленность. Так, первое в республике оппозиционное движение — «Агзыбирлик» — было официально зарегистрировано лишь 1 сентября 1989 г. Оно выступало за повышение статуса туркменского языка, широкое изучение национальной истории и возвращение туркменского народа к своим корням. Не отличаясь особым радикализмом, оно не могло составить реальной конкуренции Коммунистической партии Туркменистана, но сразу же попало под давление властей, запретивших его деятельность по обвинению в разжигании межнациональной розни 15 января 1990 г.1381. Таким образом, в отличие от своих коллег из других среднеазиатских республик, С. А. Ниязов не стал завоевывать популярность путем эксплуатации антисоветских и антирусских настроений, представленных в туркменском обществе. Он практически не проявлял интереса к процессу реформирования СССР. На словах туркменский лидер не стремился к обособлению своей республики от Союзного центра и не настаивал на расширении ее полномочий; в то же время, он не выступал и за сохранение Союзного государства в какой-либо форме1382. Характер первых лет его руководства продемонстрировал, что Перестройка в Туркмении идет крайне медленно, а избранная им модель государственного строительства является противоположной курсу, проводимому М. С. Горбачевым. 22 августа 1990 г. Верховный Совет Туркменской ССР принял Декларацию о государственном суверенитете республики, провозгласившую ее «суверенным национальным государством», обеспечивающим «защиту и охрану национальной государственности туркменского народа». Примечательно, что речь в документе шла именно о туркменской нации; подобных этноцентричных формулировок не принималось Верховными Советами ни одной другой союзной республики. Декларация объявила верховенство законов Туркменской ССР над общесоюзным законодательством, поэтому на республику больше не должны были распространяться решения Москвы, противоречившие генеральной линии Компартии Туркмении.
Это было призвано поставить мощный заслон на пути демократизации республики в условиях распада советской системы. В декларации говорилось о необходимости создания собственной финансово-кредитной системы Туркменской ССР, образования туркменских национального и внешнеэкономического банков, установления республикой контроля над своей таможенной службой. Все это означало фактическое отделение Туркменистана от СССР, поскольку Ашхабад наделил себя полномочиями, не совместимыми с его дальнейшим пребыванием в составе Союза. При этом юридически Туркмения не заявляла о своем выходе из СССР и намеревалась строить дальнейшие отношения с Москвой на основе нового Союзного договора1383. Учитывая, какую роль в жизни Туркменистана на рубеже 1980-х — 1990-х гг. играло его руководство, становится очевидным, что Декларация о государственном суверенитете оказалась для него существенно более значимым документом, чем аналогичные декларации — для иных союзных республик. Уже на момент ее опубликования режим С. А. Ниязова, не вступая в конфликт с Союзным центром, де-факто установил контроль над всеми сферами жизни туркменского общества. При этом у Москвы не было ни возможности, ни желания вернуть внешне лояльный ей Ашхабад в свое политическое и правовое поле. 11 октября 1990 г. в Туркмении был учрежден пост президента, наделенного чрезвычайно широкими полномочиями1384. 27 октября в республике состоялись первые всенародные президентские выборы, на которых с результатом 98,3% голосов победил С. А. Ниязов1385. Он продолжил курс на фактическую суверенизацию республики при сохранении ею формальной зависимости от Центра. В отличие от лидеров других национальных окраин, С. А. Ниязов в своей программе экономических реформ сделал ставку исключительно на собственные силы Туркменистана, отказавшись от активных контактов с внешним миром1386. Он не стремился к приоритетному развитию отношений с Россией, хотя и не критиковал решения российских и союзных органов власти. 17 марта 1991 г. на территории Туркмении состоялся референдум о политическом будущем СССР. В нем приняло участие рекордное число избирателей (97,7%), из них 97,9% высказались за сохранение Советского Союза1387. Результаты голосования продемонстрировали абсолютное единодушие жителей Туркменистана и стали очередным свидетельством одобрения ими политики, проводимой национальным лидером. 23 апреля 1991 г. С. А. Ниязов поставил подпись под «Заявлением 9+1»1388, на чем его участие в процессе реформирования СССР и завершилось. События 19-21 августа 1991 г. стали для С. А. Ниязова неожиданными. В дни путча он не покидал пределов Туркмении, проводя регулярные совещания, содержание и результаты которых не придавались огласке. Ситуация в республике оставалась спокойной. С. А. Ниязов получил гарантии военных, что в Туркменистане не будет введено чрезвычайного положения. Он не сделал официального заявления с оценкой решений ГКЧП, создав у туркменского населения иллюзию того, что они вообще не относятся к его республике. Лишь вечером 21 августа президент подписал указ о недействительности распоряжений ГКЧП на территории Туркменистана1389. 26 октября 1991 г. в республике состоялся всенародный референдум, по итогам которого она была объявлена независимой1390. После этого национальная Коммунистическая партия приняла решение о самороспуске, и на ее основе была создана Демократическая партия Туркменистана, полностью подчиненная президенту1391. В отличие от большинства союзных республик, для Туркмении подписание Беловежских соглашений не имело принципиального значения. Фактически, к декабрю 1991 г. она уже вышла из состава союзных структур, сохранив с Москвой лишь финансовые связи. При этом обеспеченность страны углеводородами и наличие у ее руководства четкого плана экономических преобразований не создавали особой зависимости Туркменистана от России. Поэтому 12-13 декабря С. А. Ниязов инициировал проведение в Ашхабаде встречи руководителей республик Средней Азии и Казахстана, на которой выдвинул альтернативную присоединению к СНГ концепцию создания «среднеазиатской конфедерации», способной существовать автономно от Москвы. Данная инициатива не получила одобрения, и Ашхабад был вынужден согласиться на вступление в Содружество1392. Соответствующие документы1393 были подписаны С. А. Ниязовым 21 декабря 1991 г., хотя Туркменистан изначально отказался от активного участия в деятельности СНГ, взяв курс на самоизоляцию. Многосторонней интеграции на постсоветском пространстве он предпочел развитие двусторонних связей с Россией. * * * В отличие от отношений между Россией и иными государствами Центральной Азии, влияние исторического наследия на особенности российско-туркменского сотрудничества было выражено довольно слабо и в целом имело положительный характер. Это было обусловлено тем, что к моменту распада СССР в сознании большей части туркменского населения уже практически не оставалось болезненных воспоминаний, связанных с трагическими страницами национальной истории: завоеванием Туркменистана Царской Россией, разгромом басмаческого движения и сталинскими репрессиями. Последствия гражданской и Великой Отечественной войн оказались для Туркмении менее разрушительными, чем для иных республик Средней Азии и Казахстана. В то же время, достижения советской эпохи представлялись здесь весьма значительными: государством были взяты под контроль межнациональные и межклановые противоречия в республике; ускорился процесс формирования туркменской нации; развернулось масштабное строительство; были созданы новые отрасли экономики; существенно вырос уровень жизни населения; республика ступила на путь форсированной модернизации, затронувшей все аспекты ее развития. При этом Туркменистан стал одной из немногих национальных окраин СССР, где проявления кризиса советской системы оказались не столь заметными, а негативные последствия Перестройки и вовсе практически не наблюдались. К моменту обретения независимости Туркмения меньше всех центральноазиатских республик зависела от Союзного центра, поэтому не была особо заинтересована в сохранении СССР. Соответственно, реакция Ашхабада на роспуск Советского Союза оказалась более чем спокойной, и в его отношениях с Россией изначально не существовало принципиальных противоречий исторического характера. 6.2.
<< | >>
Источник: МЕЩЕРЯКОВ Константин Евгеньевич. ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В 1991-2012 ГГ. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме Влияние исторического наследия на особенности российско-туркменских отношений:

  1. Глава 5. Центральная Азия как региональная подсистема международных отношений
  2. Р.Г. Мурадов РУССКИЙ ГОРОД НА НЕРУССКОЙ ЗЕМЛЕ: ЕВРОПЕЙСКАЯ ПАРАДИГМА ДЛЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  3. Б. «АЗИАТСКИЙ СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА» I
  4. Наиболее геополитически уязвимые государства
  5. Современный этап развития историографии внешней политики Российской Федерации в Центральной Азии (с 2002 г.)
  6. Влияние исторического наследия на особенности российско-туркменских отношений
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. «Мягкая сила» ФРГ на постсоветском пространстве.
  9. Источники:Официальные и директивные материалы
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -