<<
>>

2. Создание объединенных вооруженных сил и системы военных баз НАТО в Европе

В обстановке международной напряженности, значительно усилившейся в результате американской интервенции в Корее, правящие круги США провели в НАТО решения о значительном укреплении агрессивного военного механизма этого блока.

Если в первое время после вступления в силу Североатлантического договора военные приготовления в рамках НАТО велись на основе отдельных армий каждой из стран- участниц, хотя и в соответствии с единой военной программой, то теперь впервые в истории в мирное время были созданы объединенные вооруженные силы НАТО в Европе. Такое решение было в принципе принято 5-й сессией совета НАТО (Нью-Йорк, 16—18 и 26 сентября 1950 г.) и в окончательной форме — 6-й сессией совета НАТО (Брюссель, 18—19 декабря 1950

г.).

Основные принципы организации объединенных вооруженных сил НАТО в Европе, разработанные в то время и оставшиеся в силе до сих пор, сводились к следующему:

США и Англия передают в объединенные вооруженные силы свои сухопутные и военно-воздушные силы, находящиеся на территории Западной Германии;

континентальные европейские государства — члены НАТО (в то время Франция, Италия, Бельгия, Голландия, Норвегия, Дания, Португалия, Люксембург) передают в объединенные вооруженные силы НАТО специально выделенные воинские контингенты, размер которых определяется военными программами НАТО;

верховный командующий объединенными вооруженными силами НАТО контролирует выделение участвующими странами установленных для них воинских контингентов, их оснащение и обучение, руководит объединенными маневрами и штабными учениями, ведает дислокацией выделенных в его. распоряжение войск и обеспечивает их постоянную боевую готовность;

верховный командующий в контакте с постоянной группой военного комитета вырабатывает также стратегические планы использования объединенных вооруженных сил, руководит оборудованием европейского театра военных действий, а в случае войны получает право оперативного руководства объединенными вооруженными силами НАТО.

Решение о создании объединенных вооруженных сил НАТО в Европе означало организацию в мирное время в Западной Европе сильного ударного кулака, находящегося в состоянии полной боевой готовности. Оно еще сильнее подчеркивало агрессивный характер Североатлантического блока. Официально объединенным вооруженным силам этого блока в Европе отводилась стратегическая роль «щита» (функции «меча» в военной доктрине «меча и щита», принятой еще в первый год существования НАТО, предназначались американской стратегической авиации, оснащенной атомными бомбами). Это означало, что в случае войны на объединенные вооруженные силы должна быть возложена задача ведения главным образом сухопутных операций на европейской части континента, при поддержке объединенной тактической авиации и военно-морских сил. Основная масса пушечного мяса — вот чем, по замыслу руководителей Североатлантического блока, должны были стать объединенные вооруженные силы НАТО стран Европы.

Создание объединенных вооруженных сил НАТО в Европе, с одной стороны, усиливало военную опасность и вело к обострению международной напряженности, а с другой, способствовало закреплению за Соединенными Штатами господствующих позиций внутри блока западных держав, а за Англией— ее роли главного партнера США.

США, а также Англия передавали в объединенные вооруженные силы НАТО лишь небольшую часть своих военных контингентов, которые в основном оставались под национальным командованием. В то же время континентальные европейские члены НАТО — Франция,

Италия, Бельгия и другие государства — не только передавали в объединенные вооруженные силы НАТО почти все свои войска, но и попадали под постоянный контроль верховного командующего объединенными силами НАТО в Европе фактически по всем основным вопросам военной политики.

Это еще более подчеркивалось распределением главных командных и штабных постов в объединенных вооруженных силах НАТО. Верховным командующим этими силами на брюссельской сессии совета НАТО был назначен американский генерал Д. Эйзенхауэр *. Его первым заместителем стал английский фельдмаршал Монтгомери, заместителем по авиации — английский маршал авиации Саундерс (вскоре его сменил американский генерал Норстэд), начальником объединенного штаба — американский генерал Грюн- тер, его первым заместителем — американский генерал Ван-Скайлер. Всего из 27 высших командных и штабных постов в объединенных вооруженных силах НАТО в Европе США захватили 9, а Англия — 7. Американские и английские офицеры заняли преобладающее положение также в средних и младших звеньях объединенного штаба вооруженных сил НАТО в Европе и почти во всех подчиненных ему штабах. В начале 1952 г. в рамках НАТО было создано также объединенное командование НАТО в Атлантике374. Верховным командующим стал американский адмирал Маккормик (вскоре его сменил другой американский адмирал — Райт), а его заместителем — английский вице-адмирал Стивенс.

К началу функционирования верховного командования объединенными вооруженными силами НАТО в Европе ядро этих сил составляли дивизии 7-й американской армии и английской Рейнской армии, размещенные главным образом в Западной Германии, а также в западных зонах Австрии, Западном Берлине и Триесте. Верховному командованию предстояло теперь добиться передачи ему всех прерогатив по комплектованию, оснащению и обучению военных контингентов, которые должны были предоставить континентальные европейские государства — члены НАТО.

Еще в январе — феврале 1951 г. генерал Эйзенхауэр объехал эти страны с целью выяснения перспектив формирования объединенных вооруженных сил. Однако он столкнулся с неутешительной для стратегов США картиной. Европейские члены НАТО, соглашаясь с американскими требованиями в отношении темпов развертывания гонки вооружений, на практике не могли преодолеть серьезнейшие экономические и отчасти внутриполитические трудности и старались поэтому оттягивать сроки выполнения военных программ.

Переговоры между верховным командованием объединенных вооруженных сил НАТО в Европе и правительствами европейских государств — членов этого блока о численности и сроках формирования их военных контингентов не дали нужных США результатов. На 7-й сессии совета НАТО, состоявшейся в Оттаве 15—20 сентября 1951 г., США оказали беспрецедентный нажим на своих партнеров. На сессии правительство США настойчиво проводило тезис, сформулированный в резолюции сената США от 3 апреля 1951 г., в соответствии с которым «основной вклад в дело создания сухопутных вооруженных сил под командованием генерала Эйзенхауэра должен быть внесен европейскими странами — участницами Североатлантического договора»375. Сломив сопротивление Данни, Норвегии и ряда других стран, не хотевших расширения обязательств по Североатлантическому договору, правительство США добилось принятия решения о приеме в члены НАТО Греции и Турции, которые, как рассчитывали США, должны были стать послушными поставщиками пушечного мяса для объединенных сил блока 376. «Именно Соединенные Штаты требовали включения в НАТО Греции и Турции»377, — отмечает в своей книге «Атлантический треугольник и холодная война» канадский специалист по международным отношениям Э. Мак Иннис.

На 9-й, лиссабонской сессии совета НАТО, состоявшейся 20—25 февраля 1952 г., была утверждена программа формирования объединенных вооруженных сил НАТО в Европе. В соответствии с «лиссабонской программой» сухопутные объединенные вооруженные силы НАТО в Европе должны были к концу 1952 г. насчитывать не менее 25 дивизий в полной боевой готовности и 25 резервных дивизий, а в 1953—1954 гг. эти силы надлежало довести до 100 дивизий (в том числе—14 французских, 12 итальянских, и т. д.). Что касается военно-воздушных сил НАТО в Европе, то было решено к концу 1952 г. увеличить их вдвое — с 2 тыс. до 4 тыс. самолетов. Соответственно было намечено увеличить и военно-морские силы НАТО в Европе.

«Лиссабонская программа» гонки вооружений возлагала на европейских членов НАТО огромное бремя, совершенно непосильное для их экономики. Немалые трудности представляли при этом и проблемы национального суверенитета. «Причина упадка НАТО, — жаловался позднее С. Сульцбергер, — заключается в отказе ее членов передать ей хотя бы минимальные права контроля над действиями ее членов, когда дело касается их национального суверенитета»378.

Отдавая себе отчет в неизбежных трудностях при выполнении программы, лидеры НАТО решили укрепить постоянный военный и политический механизм союза для усиления контроля над странами-участницами. С этой целью на лиссабонской сессии совета НАТО были приняты четыре важных организационных решения.

Во-первых, как говорилось в коммюнике об итогах сессии, были «расширены функции постоянной группы (военного комитета. — Авт.) и верховного командующего союзными войсками в Европе в отношении приоритета в поставках снаряжения и планирования в целях стратегической поддержки вооруженных сил». Это решение еще больше ограничивало суверенитет партнеров США по НАТО в вопросах военной политики и усиливало в НАТО военную централизацию. Во-вторых, взамен комитета заместителей создавался постоянный совет НАТО (с местопребыванием в Париже) в составе представителей стран-участниц. В-третьих, был учрежден пост генерального секретаря НАТО, наделявшегося широкими полномочиями. Генеральный секретарь НАТО стал фактически главным организатором разработки политического курса, стратегических планов, военных программ и планов их осуществления. Первым генеральным секретарем НАТО был назначен английский генерал лорд Исмэй, занимавший этот пост в 1952—1957 гг. В-четвертых, на базе постоянного аппарата комитета заместителей был создан международный секретариат НАТО — разветвленный чиновничий аппарат, подчиненный генеральному секретарю.

На весь этот громоздкий механизм возлагалась одна главная задача: любой ценой, любыми средствами добиться выполнения «лиссабонской программы» гонки вооружений.

Однако задача оказалась крайне трудной. Хотя правительства стран — участниц НАТО прилагали определенные усилия, чтобы выполнить в намеченные сроки «лиссабонскую программу», и, как уже отмечалось, значительно увеличили военные ассигнования, тем не менее на очередной (10-й) сессии совета НАТО (15—17 декабря 1952 г.) пришлось констатировать, что наметки «лиссабонской программы» на 1952 г. выполнены лишь частично. В создавшихся условиях совет, как говорилось в заключительном коммюнике, «признал необходимым уделить больше внимания увеличению эффективности вооруженных сил союзников и соединений, необходимых для их поддержки, нежели увеличению их численности, поскольку ресурсы не позволяют браться за выполнение обеих задач» *. По сути дела это решение совета означало частичный пересмотр «лиссабонской программы». Дальнейший ее пересмотр был осуществлен на 11-й сессии совета НАТО (состоявшейся в Париже 23—25 апреля 1953 г.), когда все, что осталось от «лиссабонской программы», было разделено на две «очереди» — краткосрочную и долгосрочную, причем значительно отодвигались первоначально установленные сроки завершения всей программы 379.

На той же сессии была достигнута договоренность о новой системе аме- риканской‘ военной помощи союзникам США по НАТО — так называемой системе «офф-шор», которая в дальнейшем стала преобладающей в НАТО. Суть ее сводилась к тому, что США стали предоставлять своим европейским партнерам по Североатлантическому блоку не вооружение, а денежные средства и оборудование для его производства в самих европейских странах, а затем уже оно передавалось Соединенными Штатами этим странам 380.

Всего, по официальным американским данным, с 1 июля 1951 г. по 30 нюня 1954 г. по линии заказов «офф-шор» европейским членам НАТО была предоставлена военная помощь в размере 3392 млн. долл., в том числе Франции— 1368 млн. долл., Англии — 942 млн., Италии—584 млн., Бельгии — 229 млн. долл. и т. д. Однако и помощь по линии «офф-шор» не смогла обеспечить своевременного и полного осуществления «лиссабонской программы» формирования объединенных вооруженных сил НАТО в Европе.

Это не означает, конечно, что военные приготовления Североатлантического блока осуществлялись в 1952—1953 гг. как бы замедленным темпом.

Широкие военные пригото&ления шли полным ходом, хотя и не столь интенсивно, как того хотели правящие круги США и НАТО. Об этих темпах говорят хотя бы следующие данные о росте общей численности вооруженных сил государств — членов НАТО: в 1950 г. они насчитывали 4—4,2 млн. солдат и офицеров, в 1951 г. — 5,8—5,9 млн., в 1952 г. — 6,5—6,6 млн., а в 1953 г.— 6,7—6,8 млн. солдат и офицеров.

Наращивание численности вооруженных сил НАТО, оснащаемых новейшим оружием, конечно, оказывало крайне отрицательное воздействие на всю международную обстановку. В том же направлении действовало развертывание сети военных баз НАТО. Их строительство велось, во-первых, на основе так называемых программ «инфраструктуры» и, во-вторых, на основе двусторонних соглашений между США и некоторыми их союзниками в Европе.

Первая программа «инфраструктуры» была разработана еще в 1950 г. в рамках Западного союза пяти государств — участников Брюссельского договора, однако ее полностью включили в дальнейшем в военные планы НАТО и осуществляли в рамках этого блока. Всего по четырем программам на «инфраструктуру» НАТО в Европе было выделено в 1950—1953 гг. 1304,8 млн. долл. Значительную долю этих расходов (40,9%) взяли на себя США, 5,1% пришлось на долю Канады, однако громадные суммы оказались вынужденными затратить на осуществление программ «инфраструктуры» также и европейские члены НАТО 381.

К 1954 г. на территории континентальных европейских членов НАТО были построены 125 военных аэродромов (помимо того, 40 аэродромов строилось и к 1954 г. еще не вступило в строй действующих), около 150 сооружений .и других объектов дальней связи (столько же находилось в процессе строительства), многочисленные радарные установки, учебно-тренировочные базы. Кроме того, началось осуществление проектов прокладки нефтепроводов общей протяженностью 6100 км и строительство складов горючего общей емкостью 1283 тыс. куб. м.

Сеть аэродромов и других военных сооружений, построенных в соответствии с программами «инфраструктуры» сразу же приобрела все признаки системы иностранных военных баз на чужих территориях. Поскольку большинство баз, особенно авиационных, предназначалось для использования в случае войны вооруженными силами США, то по сути дела они стали американскими военными базами. На некоторых из них (в Западной Германии, Франции, Турции, Италии) уже в мирное время были размещены американские войска, в частности соединения тактической авиации. Правительство США настойчиво добивалось размещения американских войск на «инфраструктурных» базах также и в других странах — членах НАТО. Со второй половины 1952 г. США заметно усилили нажим в этом направлении на правительства Дании и Норвегии (на территориях обеих Скандинавских стран были построены крупные «инфраструктурные» военно-воздушные базы). Однако массовые выступления трудящихся Норвегии и Дании против размещения американских войск и твердая позиция СССР, заявившего, что такие планы могут создать угрозу безопасности Советского Союза и других стран балтийского района со всеми вытекающими отсюда последствиями382, оказали должное воздействие на правительства Дании и Норвегии, и они отклонили американские притязания.

Не довольствуясь созданием в Западной Европе широкой сети военных баз НАТО, правительство США заключило в 1951—1953 гг. целую серию двусторонних соглашений о размещении на территориях европейских государств— членов НАТО американских военных баз. 27

апреля 1951 г. было подписано американо-датское соглашение о предоставлении США права строительства военных сооружений на территории Гренландии. В последующие годы там были построены крупные военно-воздушные базы, на которых размещены части стратегической авиации США. 7

мая 1951 г. США навязали Исландии соглашение, предоставлявшее США «право» размещать свои войска на военной базе Кефлавик, которая в дальнейшем была сильно модернизирована американцами и стала важнейшей промежуточной базой американской авиации на пути в Европу.

12 июля 1951 г. за спиной марокканского народа было подписано амери- кано-французское соглашение о строительстве пяти крупных военно-воздушных баз США на территории Марокко. В последующие годы там были размещены соединения американской стратегической авиации. 6

сентября 1951 г. было заключено американо-португальское соглашение

о предоставлении США права разместить авиацию на военных базах Азорских о-вов (эти базы были сооружены американцами в годы второй мировой войны, а в 1952—1954 гг. США их модернизировали).

12 октября 1953 г. США заключили соглашение с Грецией о строительстве на греческой территории военных баз для американской авиации и военно- морского флота.

Незадолго до этого, 26 сентября 1953 г., было заключено соглашение между США и франкистской Испанией, в соответствии с которым США обязались предоставить Испании военную помощь и переоснастить современным оружием испанскую армию, а франкистское правительство предоставило США право построить на испанской территории военно-воздушные и военно- морские базы, склады горючего и другие военные объекты.

В 1950—1953 гг. продолжалось расширение сети американских военно- воздушных баз в Англии, создаваемых на основе «джентльменского соглашения» 1947 г. К 1954 г. таких баз в Англии, по официальному заявлению английского правительства, было уже 19.

«Безопасность Соединенных Штатов неотделима от НАТО... — так обосновывал «концепцию» заморских баз Пентагона Т. Финлеттер. — Наша стратегическая авиация нуждается в базах, расположенных на территории стран — участниц НАТО» К

Создание в 1951—1953 гг. в Западной Европе разветвленной системы баз НАТО (фактически американских) и чисто американских военных баз явилось одним из главных факторов ухудшения обстановки в Европе и возрастания международной напряженности.

<< | >>
Источник: Иноземцев Н.Н.. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны / В ТРЕХ ТОМАХ / Москва. 1963

Еще по теме 2. Создание объединенных вооруженных сил и системы военных баз НАТО в Европе:

  1. IV. ПЕРЕГОВОРЫ О СОКРАЩЕНИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ И ВООРУЖЕНИЙ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЕ
  2. Объединение вооруженных сил востока России
  3. Влияние новой стратегии НАТО на архитектонику системы безопасности в Европе
  4. § 17. Конституционное регламентирование вопросов обороны и использования вооруженных сил в зарубежных государствах Европы
  5. Разоружение, сокращение вооруженных сил и вооружений
  6. Виды Вооруженных сил
  7. Генеральный штаб Вооруженных сил
  8. 3. Пятая республика и НАТО. Франко-американские отношения. Политика Франции в Европе
  9. 1. Конституционные нормы о статусе, формировании и использовании вооруженных сил
  10. Структура Вооруженных сил Верховное главнокомандование
  11. I.1. Действия японских ударных сил в оценках американских военных
  12. 2. Регламентация участия вооруженных сил в подавлении конфликтов гражданского характера
  13. 4. Противодействие агрессивных сил нормализации международной обстановки. США и расширение деятельности империалистических военных блоков. Американский «неоколониализм»
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки -