<<
>>

Российско-узбекские отношения в середине 2003 г. — начале 2008 г.: выход на уровень стратегического партнерства и союзнического взаимодействия

В начале 2003 г. в отношениях между Россией и Узбекистаном обозначился новый рост. Он охватил все сферы их взаимодействия: политические и военные, экономические и гуманитарные связи.
Наиболее заметные успехи в это время были достигнуты в политической и военной областях двустороннего сотрудничества, прежде находившихся в состоянии кризиса. Одним из первых шагов на пути активизации диалога Москвы и Ташкента стал визит в Узбекистан главы Администрации Президента России А. С. Волошина, состоявшийся 30 января 2003 г. Официальная цель данной поездки заключалась в передаче И. А. Каримову, которому исполнилось 65 лет, поздравительного послания от В. В. Путина. Однако до сих пор подобная форма поздравлений практиковалась в международных отношениях крайне редко — обычно президенты ограничиваются телефонным звонком имениннику, если им не представляется возможности лично поздравить его. Накануне по Узбекистану распространились слухи о резком ухудшении состояния здоровья И. А. Каримова и произошел сброс компромата на президента в нескольких интернет-изданиях1783. Подобная ситуация стала связываться Ташкентом с начавшейся борьбой «наследников» И. А. Каримова за власть, причем инициатором «информационной войны» узбекское руководство посчитало российские спецслужбы. В Москве же возникли опасения по поводу возможной дестабилизации обстановки в Узбекистане, если вышеозначенные слухи окажутся верными. Таким образом, встреча А. С. Волошина с И. А. Каримовым в действительности была призвана развеять взаимные подозрения сторон, способные свернуть российско-узбекские отношения с курса на постепенную нормализацию. В марте 2003 г. неизвестные источники распространили информацию о смерти И. А. Каримова. Пресс-служба посольства Узбекистана в Москве категорически ее опровергла, но не смогла доказать обратное1784. Данные слухи резко обострили ситуацию в Узбекистане и вызвали новые опасения в России.
В сложившихся обстоятельствах российское руководство сочло подобную информацию делом рук борющихся за власть узбекских кланов, и МИД России сделал официальное заявление, в котором резко осудил указанные сообщения1785. Это вызвало у Узбекистана полное одобрение, и в мае 2003 г. он начал поставки в Россию природного газа1786. Таким образом, наши страны активизировали взаимодействие в энергетической сфере, что автоматически привело к росту товарооборота между ними. 30 мая 2003 г. И. А. Каримов, в числе прочих высоких гостей, принял участие в неформальном саммите СНГ, состоявшемся в Санкт-Петербурге в дни празднования 300-летия города1787. Он тепло поблагодарил российскую сторону «за великолепие и гостеприимство»1788. 18 июня 2003 г. В. В. Путин принял нового посла России в Узбекистане Ф. М. Мухаметшина. Президент справедливо отметил, что Узбекистан «играет особую роль не только в Средней Азии, а на всем пространстве СНГ и в мире». Подчеркнув, что «экономика... [является] важнейшим приоритетом в наших отношениях», он выразил пожелание, чтобы работа российского дипломата «была направлена на дальнейшее укрепление партнерства России и Узбекистана и в политическом плане»1789. 6 августа 2003 г. В. В. Путин отправился в Узбекистан с рабочим визитом, призванным придать двусторонним отношениям новый импульс. Открывая переговоры, он подчеркнул, что у сторон «накопилось много вопросов, которые надо обсу- дить»1790. В ходе встречи главы государств рассматривали преимущественно экономические сюжеты — проблемы сотрудничества в нефтегазовой сфере, текстильной промышленности, энергетике и водном хозяйстве1791. В политической сфере они обсудили ситуацию в Афганистане и Ираке1792, при этом И. А. Каримов подтвердил, что «Узбекистан всегда признавал роль и интересы России в Средней Азии» и выразил надежду, что «и Россия понимает роль Узбекистана в регионе»1793. Главным итогом встречи, по словам И. А. Каримова, стало понимание того, что «много ошибок мы допустили, находясь в состоянии некоторой эйфории.
Устоявшиеся связи, взаимовыгодные и для России, и для Узбекистана, надо восстановить»1794. В августе-сентябре 2003 г. министр иностранных дел Узбекистана С. С. Са- фаев сделал ряд заявлений о необходимости дальнейшего углубления российско-узбекского сотрудничества. В одном из своих интервью он отметил, что «двусторонние отношения набирают обороты»: если «и раньше никто ни в Т ашкенте, ни в Москве не приуменьшал значение стратегического партнерства» друг с другом, то после избрания президентом В. В. Путина российско-узбекские «отношения стали приобретать новый характер», поскольку лидеры двух стран «понимают друг друга с полуслова»1795. В январе 2004 г. началась подготовка ответного рабочего визита в Россию И. А. Каримова1796. Накануне данной поездки, 14 апреля 2004 г., ОАО «Газпром» и Национальная холдинговая компания «Узбекнефтегаз» подписали соглашение о разделе продукции по доразработке старейшего в Узбекистане газового месторождения «Шахпахты»1797. Таким образом, российский газовый монополист начал реализацию первого крупного совместного проекта с узбекской стороной. Визит И. А. Каримова в Москву состоялся 15-16 апреля 2004 г. В ходе проведенных переговоров главы России и Узбекистана обменялись мнениями по широкому кругу вопросов двустороннего сотрудничества и различным международным проблемам. По итогам встречи президенты договорились об углублении политического диалога между своими странами и расширении его нормативно-правовой базы1798. При этом И. А. Каримов подчеркнул, что хотя его поездка имела рабочий характер, ее результаты должны были «кардинально изменить ситуацию в наших отношениях»1799. Слова президента Узбекистана имели пророческий характер. 28 мая 2004 г. Российская Федерация подала заявку на повышение своего статуса в Организации «Центральноазиатское сотрудничество» (ОЦАС) с уровня государства-наблюдателя до уровня полноправного члена1800. Учитывая, что данное объединение по-прежнему воспринималось в мире как креатура Ташкента, решение России свидетельствовало о ее намерении расширить контакты с Узбекистаном по линии интеграционных объединений на постсоветском пространстве.
При этом вполне очевидно, что без поддержки Ташкента подобная инициатива вряд ли была бы возможной. 16 июня 2004 г. с очередным рабочим визитом в Узбекистан отправился В. В. Путин. По завершении его переговоров с И. А. Каримовым главами двух государств был подписан новый рамочный документ — Договор о стратегическом партнерстве между Россией и Узбекистаном. Он провозгласил намерение сторон укреплять стратегическое партнерство друг с другом, что означало выход их отношений на качественно новый, более высокий уровень. Стороны договорились координировать усилия, направленные на создание эффективной системы международной безопасности в Центральной Азии, и подтвердили готовность сотрудничать, а не соперничать в региональных делах. В документе было закреплено типичное для более ранних соглашений Москвы и Ташкента положение о том, что в случае возникновения ситуации, способной негативно отразиться на безопасности одной из сторон, будет приведен в действие механизм консультаций по ее скорейшему урегулированию. Соответствующий механизм уже неоднократно использовался при возникновении угроз безопасности Узбекистана (в связи с продвижением талибов к южным границам СНГ, баткенскими и янгиабад- скими событиями), и намерение сторон при необходимости вновь прибегнуть к нему говорило об их возвращении к активному взаимодействию в области безопасности. Приоритетными направлениями двустороннего военного сотрудничества договор провозгласил поставки в Узбекистан российской продукции военного назначения, поддержание в исправном состоянии и модернизацию имеющейся у него военной техники, подготовку в российских вузах офицеров для Вооруженных сил Узбекистана. Весьма важным для России представлялось положение о готовности сторон в необходимых случаях предоставить друг другу право использования военных объектов, находящихся на их территории. Одним из главных направлений российско-узбекских отношений в договоре вновь объявлялось торгово-экономическое сотрудничество. Важнейшими отраслями взаимодействия сторон были названы топливно-энергетический комплекс, в том числе мирное использование атомной энергии, авиастроение, транспорт и коммуникации, банковская сфера.
Договор обобщил и развил основные положения предыдущих экономических соглашений между Москвой и Ташкентом. В частности, изменился приоритет отраслей, в которых стороны намеревались углублять свое взаимодействие: на смену агропромышленному комплексу пришло сотрудничество в энергетической сфере, на момент подписания договора уже осуществляемое на практике. Что касается гуманитарного измерения двусторонних отношений, то оно должно было получить дальнейшее развитие, хотя и не объявлялось в договоре приоритетным1801. Подписание Договора о стратегическом партнерстве создало хороший фундамент для дальнейшего углубления сотрудничества между Россией и Узбекистаном. Оно продемонстрировало намерение сторон развивать диалог даже в условиях присутствия в Центральной Азии США. При этом позиция Ташкента, помимо экономических соображений, объяснялась тем, что осторожный режим И. А. Каримова, не уверенный в расположении к нему Вашингтона и не исключавший возможности дестабилизации положения в регионе, стремился поддерживать привилегированные отношения с Москвой — союзником, с которым Узбекистан связывали десятилетия общей истории и который демонстрировал ему исключительную лояльность на протяжении всего постсоветского периода. Россию же по-прежнему интересовала возможность развивать сотрудничество с Узбекистаном как ключевым государством жизненно важного для нее центральноазиатского региона, особенно в условиях расширения в нем американского присутствия. Соответственно, российское руководство всячески поощряло инициативы Ташкента по сближению с Москвой. Помимо Договора о стратегическом партнерстве, в ходе визита В. В. Путина в Ташкент стороны подписали беспрецедентный по своим масштабам и срокам контракт о совместной разработке узбекских газовых месторождений. Он предусматривал, что российская компания «Лукойл» и узбекская компания «Узбекнефтегаз» будут вести совместную разведку и добычу углеводородов по проекту «Кандым-Хау- зак-Шады» на юго-западе Узбекистана. Срок контракта был определен в 35 лет, и для его реализации стороны создали консорциум инвесторов, в котором 90% акций принадлежали «Лукойлу», а 10% — «Узбекнефтегазу».
Объем капитальных затрат, которые почти целиком должны были лечь на «Лукойл», определялся в 1 млрд. долл., максимальный объем добычи по проекту предусматривался на уровне 8,8 млрд. куб. м газа в год. Большую часть данного объема должны были закупать структуры «Газпрома»1802. Соответственно, российский капитал продолжил активное проникновение на узбекский энергетический рынок, что представляло для России несомненный интерес. После подписания с Россией Договора о стратегическом партнерстве, Узбекистан начал рассмотрение вопроса о возвращении в систему ДКБ, на базе которого 7 октября 2002 г. была создана Организация Договора о коллективной безопасности1803. Отношение Узбекистана к ОДКБ стало меняться в лучшую сторону: прекратилась критика организации в неэффективности, вырос интерес к ее деятельности. Тем не менее, Москва, весьма заинтересованная в скорейшем возвращении Ташкента в ОДКБ, не стала подталкивать узбекское руководство к принятию соответствующего решения. Существенные перемены произошли и в отношении Узбекистана к СНГ: начав новое сближение с Россией, он перестал игнорировать работу Содружества, утверждая, что ему не существует альтернативы1804. В июле 2004 г. заметно ухудшились узбекско-американские отношения. Г о- сдепартамент США заявил о намерении прекратить военную и сократить экономическую помощь Узбекистану в связи с отсутствием в данной стране прогресса в проведении демократических реформ. И хотя в соответствующем пресс-релизе говорилось, что Ташкент остается важным партнером Вашингтона в борьбе с международным терроризмом1805, Узбекистан сделал вывод о невозможности дальнейшего развития стратегического партнерства с США1806, стремясь еще более активизировать диалог с Россией. 18 октября 2004 г. В. В. Путин подписал Протокол о присоединении России к ОЦАС1807, после чего она стала полноправным членом данной структуры. 5 мая 2005 г. Узбекистан уведомил ГУУАМ о своем выходе из данной организации1808, что вызвало у России молчаливое одобрение. Серьезное влияние на дальнейшее развитие российско-узбекских отношений оказали события 12-16 мая 2005 г., когда в Андижане и его окрестностях произошли массовые беспорядки. Узбекское руководство было вынуждено ввести в город войска1809, в ходе столкновений с которыми, по официальным данным, погибло 169 демонстрантов1810, а, по словам узбекской оппозиции, — до 1500 чел.1811. События в Андижанской области получили неоднозначную оценку со стороны мирового сообщества. Так, США1812 и Великобритания1813 немедленно обвинили И. А. Каримова в чрезмерной жестокости при разгоне мирных демонстраций и потребовали проведения международного расследования произошедшего. Узбекская сторона настаивала на ограниченном количестве жертв и отрицала, что при подавлении бунта погибли мирные жители1814. В результате сотрудничество Ташкента с Лондоном и Вашингтоном оказалось парализовано, ставка Узбекистана на развитие привилегированных отношений с США не оправдалась. Более того, республика оказалась перед угрозой международной изоляции, а то и вмешательства западных держав в свои внутренние дела. И. А. Каримов заявил, что не допустит этого1815; стремясь выйти из дипломатического тупика, он обратился за поддержкой к России и Китаю — державам, сохранившим во время андижанских событий предельную лояльность его режиму. Первой страной, которую президент Узбекистана посетил после подавления беспорядков, стал Китай. В ходе визита стороны подписали Договор о партнерских отношениях дружбы и сотрудничества, ставший аналогом российско-узбекского Договора о стратегическом партнерстве1816. Однако уровень развития узбекско-китайских и узбекско-российских отношений в то время являлся несопоставимым, поэтому приоритетной задачей Ташкента оставалось дальнейшее углубление сотрудничества с Москвой, с которой он имел самые тесные и давние связи. Во время андижанских событий Россия последовательно поддерживала узбекское руководство. МИД России опубликовал заявление, в котором осудил «вылазку экстремистов в Узбекистане» и отметил, что «российская сторона в трудную минуту поддерживает руководство дружественного Узбекистана»1817. 9 июня 2005 г., совершая рабочий визит в Брюссель, министр обороны России С. Б. Иванов заявил, что Москва не поддержит призывы к международному расследованию андижанских событий1818. Однозначная позиция России в данном вопросе предопределила дальнейший характер российско-узбекских отношений: Ташкент вновь стал воспринимать Москву своим главным партнером. 28 июня 2005 г. И. А. Каримов отправился с рабочим визитом в Россию. Он официально проинформировал В. В. Путина об андижанских событиях, отметив, что российское руководство продемонстрировало беспристрастное отношение к данной проблеме и дало ей объективную оценку1819. В июле 2005 г. вблизи авиабазы Карши-Ханабад местными жителями было обнаружено подразделение Вооруженных сил России1820, после чего Узбекистан потребовал у США скорейшего освобождения данного объекта1821. В сентябре вблизи узбекско-афганской границы прошли совместные учения российских и узбекских военнослужащих, отрабатывавших методы проведения операций по уничтожению боевиков в горной местности1822. 26 сентября 2005 г. ОАО «Газпром» и Акционерная компания «Узтрансгаз» (дочерняя структура НХК «Узбекнефтегаз») подписали соглашение на 2006-2010 гг. о транспортировке туркменского природного газа через территорию Узбекистана с использованием газотранспортных систем «Средняя Азия — Центр» и «Бухара — Урал»1823. Узбекские газопроводы должны были соединиться с российской сетью, что способствовало сохранению российской монополии на экспорт центральноазиатского топлива. В результате партнерство в газоэнергетической сфере превратилось в главное направление долгосрочного экономического сотрудничества Москвы и Ташкента. 6 октября 2005 г. президенты России и Узбекистана приняли участие в работе Совета глав государств ОЦАС, на котором И. А. Каримов выступил с инициативой о слиянии данной структуры с ЕврАзЭС1824. Настоящее предложение было поддержано всеми участниками саммита, после чего Ташкент подал заявку на вступление в ЕврАзЭС1825. Еще одним важным итогом встречи В. В. Путина и И. А. Каримова стало предложение узбекского лидера о создании военно-политического союза Москвы и Ташкента1826. Вскоре Узбекистан заявил о намерении присоединиться к ОДКБ1827, что стало логическим завершением его курса на вхождение во все интеграционные объединения на постсоветском пространстве, действующие под эгидой России. 14 ноября 2005 г. И. А. Каримов совершил очередной визит в Москву, в ходе которого подписал с В. В. Путиным Договор о союзнических отношениях между Россией и Узбекистаном. В данном соглашении наши государства объявили себя военно-политическими союзниками, и, в случае совершения против одного из них акта агрессии, это должно было рассматриваться как агрессия против обеих сторон. Учитывая, что на тот момент Ташкент еще не восстановил своего членства в ОДКБ, это означало выход российско-узбекских отношений на качественно новую высоту. В целях обеспечения безопасности, поддержания мира и стабильности стороны договорились при необходимости предоставить друг другу право использования военных объектов, находящихся на их территории, а также углублять военно-техническое сотрудничество. Отдельные положения договора регулировали российско-узбекские экономические отношения. Основными направлениями взаимодействия сторон в данной области объявлялись развитие общего рынка товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проведение согласованной налоговой, валютно-финансовой, торговой и таможенной политики, поощрение и защита инвестиций. Приоритетными отраслями сотрудничества были названы научно-техническая, энергетическая, финансовая, инвестиционная, банковская, авиастроительная, коммуникационная области, ядерная энергетика и сфера информационных технологий. Таким образом, Договор о союзнических отношениях предусматривал некоторое расширение и модернизацию российско-узбекского экономического сотрудничества, хотя степень интеграции сторон фактически оставалась прежней. Гуманитарному измерению двусторонних отношений в новом документе была посвящена всего одна статья, гласившая, что Россия и Узбекистан будут создавать благоприятные условия для поддержания и развития прямых контактов между людьми и совершенствовать соответствующую правовую базу. Это свидетельствовало не столько об уменьшении интереса сторон к соответствующей проблематике, сколько о достижении ими максимально высокого уровня контактов в гуманитарной области уже на стадии подписания Договора о стратегическом партнерстве. Кроме того, Москва и Ташкент впервые за многие годы обязались содействовать обеспечению прав человека и основных свобод1828. По словам В. В. Путина, Договор о союзнических отношениях вывел Россию и Узбекистан «на принципиально новое качество и максимально близкую степень взаимодействия». При этом приоритетной задачей сторон президент России вновь назвал развитие торгово-экономического сотрудничества1829. И. А. Каримов, напротив, отметил особую политическую важность документа: «Мы еще раз в Узбекистане четко обозначили, с кем... мы хотим строить свое будущее... Россия была и остается для нас самым надежным оплотом и союзником»1830. Заключив Договор о союзнических отношениях, Россия и Узбекистан выполнили целый ряд задач. Узбекистан окончательно избавился от перспективы попадания в международную изоляцию, получил гарантии защиты своей территории в случае совершения против него акта агрессии и возможность рассчитывать на поддержку России при повторении кризиса, подобного андижанским событиям. Москва значительно усилила свое влияние на Ташкент, а, значит, упрочила свои позиции в центральноазиатском регионе. Договор вступил в силу в рекордно сжатые сроки: все процедуры, связанные с его ратификацией, были выполнены Узбекистаном в марте1831, а Россией — в мае 2006 г.1832. 25 января 2006 г., на внеочередном заседании Межгосударственного совета ЕврАзЭС, был подписан Протокол о присоединении Узбекистана к Договору об учреждении Сообщества1833. На этом завершилась политическая часть процедуры вступления Узбекистана в ЕврАзЭС, после чего он получил возможность приступить к полноценному участию в работе данной организации. 12 мая 2006 г. на встрече с В. В. Путиным в Сочи И. А. Каримов был особенно эмоционален в оценках процесса сближения двух стран: «Мы в Узбекистане в лице России видим не просто союзника. [а] государство и страну, народ, который во многом для нас является примером»1834 . 23 июня Узбекистан снял мораторий на свое участие в работе ОДКБ и стал ее полноправным членом1835. На этом фоне в 2006 г. активизировалось проникновение на узбекский рынок крупных российских компаний. Интерес к узбекской урановой промышленности и золотодобыче стал проявлять «Интеррос»1836. Правительство Узбекистана и Международный консорциум инвесторов, в который вошел российский «Лукойл Оверсиз Холдинг», подписали соглашение о разработке углеводородов в узбекской части Аральского моря сроком на 35 лет; российской компании должно было отойти около 10% продукции новых месторождений1837. «Газпром» согласился увеличить закупочные цены на узбекский газ до 60 долл. за тысячу куб. м в 2006 г.1838 и до 100 долл. за тысячу куб. м в 2007 г.1839. На предприятиях различных регионов России существенно возросло привлечение граждан Республики Узбекистан. Бурное развитие получило межрегиональное сотрудничество между нашими странами1840. В гуманитарной сфере стороны регулярно проводили совместные культурные мероприятия и уделяли приоритетное внимание взаимодействию в области высшего образования1841. Важным событием в данной области стало открытие в Ташкенте филиала Московского государственного университета1842. С 2007 г. Россия и Узбекистан стали следить за тем, как идет реализация ранее достигнутых ими договоренностей, не заключая при этом принципиально новых соглашений. 30 апреля 2007 г. правительство России санкционировало открытие Генеральных консульств Узбекистана в Санкт-Петербурге1843 и Новосибирске1844. Таким образом, впервые за все годы сотрудничества Россия и Узбекистан получили возможность развивать консульские отношения, что также свидетельствовало о выходе их взаимодействия на более высокий уровень. 23 декабря 2007 г. в Узбекистане состоялись президентские выборы, на которых безоговорочную победу с результатом 88,1% голосов одержал действующий глава государства1845. Само участие И. А. Каримова в данном голосовании представлялось весьма неоднозначным: согласно действующей конституции Узбекистана, одно и то же лицо не может избираться президентом более двух сроков подряд1846. Между тем, И. А. Каримов избирался на высший руководящий пост уже дважды — в 1991 и 2000 гг. Тем не менее, Москва, связывавшая перспективы дальнейшего углубления сотрудничества с Ташкентом именно с режимом И. А. Каримова, не стала вмешиваться в ход предвыборной кампании в республике и не подвергла сомнению ее результаты. Уже на следующий день после выборов В. В. Путин тепло поздравил узбекского коллегу с победой1847. Свой первый официальный визит после переизбрания президентом И. А. Каримов совершил в Россию. Это было воспринято Москвой как признак того, что в ближайшие годы отношения между нашими странами должны были развиваться так же активно, как и прежде1848. Особое значение данный дипломатический шаг приобретал в контексте подготовки России к собственным президентским выборам. Чрезвычайно важным он представлялся лично для В. В. Путина, который с первых дней своего руководства уделял особое внимание развитию сотрудничества с Узбекистаном, вывел его из глубокого кризиса на чрезвычайно высокий уровень и стремился к сохранению достигнутых результатов после избрания нового президента России. Для И. А. Каримова данный визит также стал последней возможностью обсудить состояние российско-узбекских отношений с В. В. Путиным в роли действующего главы государства. Подобный эмоциональный фон наложил очень сильный отпечаток на весь ход встречи президентов, которые не только обсуждали текущие проблемы, но и подводили итоги совместной работы1849. По завершении своих консультаций В. В. Путин и И. А. Каримов приняли Совместное заявление, содержавшее программу дальнейшего развития российскоузбекских отношений. По своему характеру данный документ являлся абсолютно беспрецедентным, поскольку речь шла о том, что приоритетные направления взаимодействия с другой страной на время руководства следующего главы государства определяет уходящий президент России. Ни одно другое центральноазиатское государство, кроме Узбекистана, не решилось подписывать столь важных документов в подобных обстоятельствах, предпочитая дождаться смены российского руководства. Это существенно повлияло на содержание заявления: оно оказалось очень подробным, буквально пошагово определив основные приоритеты российско-узбекского сотрудничества. В документе отмечалось, что стороны придают большое значение продолжению диалога на высшем уровне и совместному поиску решений возникающих в мире проблем. Главы государств впервые высказались за активизацию сотрудничества между Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации и Законодательной палатой Олий Мажлиса Республики Узбекистан. Примечательно, что ни в России, ни в Узбекистане парламенты не играли особой роли в формировании внешнеполитического курса, однако данное положение было вынесено в самое начало заявления, что свидетельствовало о его несомненной важности. Вероятно, речь могла идти о том, что, не будучи полностью уверенными, какую политику в отношении Ташкента будет проводить следующий президент России, лидеры двух стран создали возможности для развития российско-узбекского сотрудничества по линии парламентов, учитывая, что большинство мест в Государственной Думе имела поддерживаемая В. В. Путиным партия «Единая Россия». В области экономики стороны отметили стабильный рост взаимного товарооборота и заявили, что придают принципиальное значение дальнейшему увеличению темпов и динамики торгово-экономического сотрудничества. Действительно, с 2002 по 2007 гг. товарооборот между Россией и Узбекистаном вырос в четыре раза, достигнув показателя 3,2 млрд. долл.1850. По мнению президентов, приоритетное значение должно было сохранить осуществление масштабных совместных проектов в отраслях топливно-энергетического комплекса: проведение геологоразведочных работ и освоение месторождений углеводородов на территории Узбекистана, а также их транспортировка потребителям. Стороны согласились с необходимостью поэтапного решения вопросов, связанных с расширением мощности трубопровода «Средняя Азия — Центр» на участке, проходящем через узбекскую территорию. Перспективным было названо дальнейшее углубление связей в отраслях машиностроения, электротехнической, химической и фармацевтической промышленности, в производстве и переработке сельскохозяйственной продукции. Также В. В. Путин и И. А. Каримов отметили особую важность дальнейшего расширения межрегионального сотрудничества России и Узбекистана. В гуманитарной сфере президенты подчеркнули приоритетный характер изучения русского языка в Узбекистане и узбекского языка в России1851. Помимо Совместного заявления, в ходе визита И. А. Каримова был принят юридически обязывающий документ — Программа экономического сотрудничества между правительствами России и Узбекистана на 2008-2012 гг. Данная программа пришла на смену Договору об углублении экономического сотрудничества между двумя государствами на 1998-2007 гг.1852. По окончании официальных переговоров, В. В. Путин и И. А. Каримов сделали заявления для прессы. Выступление узбекского лидера оказалось необычайно эмоциональным для этого политического патриарха, повидавшего за время своего президентства несколько поколений российских руководителей. Наиболее показательными представлялись его заключительные слова: «Всегда, когда мы приезжаем в Москву, когда мы встречаемся с Владимиром Владимировичем Путиным, я... получаю удовлетворение от того разговора, который у нас... происходит. Я испытываю большое уважение к президенту России. Не хочу возвращаться к этой теме больше, но. я всегда был сторонником того, чтобы Владимир Владимирович. поставил свою кандидатуру на третий срок. Убежден, что это решение было бы наиболее оптимальным. в тех условиях, в которых мы сегодня живем»1853. Таким образом, И. А. Каримов дал чрезвычайно высокую оценку деятельности В. В. Путина и публично признал, что он не только хотел бы видеть его президентом России в течение следующих четырех лет, но и активно уговаривал его остаться на своем посту, а в итоге с болью принял решение коллеги о передаче власти следующему руководителю. Очевидно, что последнее обстоятельство оказало особое влияние на дальнейшую судьбу российско-узбекского сотрудничества, поскольку с уходом В. В. Путина с поста президента оно перестало испытывать мощное позитивное воздействие субъективного фактора. И. А. Каримов одним из немногих не видел в Д. А. Медведеве продолжателя политического курса В. В. Путина. Д. А. Медведев, придерживавшийся сравнительно либеральных взглядов и пришедший к власти как представитель первого не связанного с советским прошлым поколения российских руководителей, оказался чуждым И. А. Каримову и политически, и идеологически. Между главой Узбекистана и новым президентом России практически сразу возникло непонимание. И. А. Каримов стал единственным центральноазиатским лидером, не поздравившим Д. А. Медведева с победой ни сразу после выборов, ни в день его инаугурации. В результате свой первый зарубежный визит в должности президента Д. А. Медведев совершил в Казахстан — страну, по-прежнему являвшуюся главным конкурентом Узбекистана в Центральной Азии. Данный визит имел государственный статус, что не оставляло иллюзий по поводу намерения нового российского лидера изменить установленный В. В. Путиным баланс в отношениях Москвы с Астаной и Ташкентом. С этого времени в российско-узбекских отношениях начался период охлаждения. * * * В 2003 г. — начале 2008 г. российско-узбекские межгосударственные отношения достигли наивысшего уровня развития за весь постсоветский период. В кратчайшие сроки наши страны преодолели существовавшие между ними противоречия и вышли на уровень стратегического партнерства, а затем и союзнического взаимодействия. На данном этапе Москва и Ташкент смогли добиться впечатляющих результатов во всех областях своего сотрудничества. Среди прочих, наиболее важными достижениями сторон представляются нижеследующие: - стремительное повышение юридического статуса российско-узбекских отношений, расширение и модернизация их нормативно-правовой базы; - заметная диверсификация направлений и форм партнерства Москвы и Таш- кента; - активная практическая реализация сторонами заключаемых ими договоренностей; - с 2006 г. — возвращение России роли главного гаранта безопасности Республики Узбекистан; - резкое расширение политического диалога между нашими странами; - восстановление сотрудничества Москвы и Ташкента в военно-политической и военно-технической сферах; - бурный рост взаимного товарооборота, расширение экономических и инвестиционных связей между Россией и Узбекистаном; - налаживание взаимодействия сторон в сфере энергетики; - активное наращивание межрегионального сотрудничества; - достижение сторонами готовности уделять большее внимание гуманитарному измерению своих отношений; - сближение внешнеполитических интересов России и Узбекистана, отказ Ташкента от прозападной ориентации своей дипломатии; - возвращение Узбекистана во все интеграционные объединения на постсоветском пространстве, действующие под эгидой России; - содействие Узбекистана вступлению России в ОЦАС и последующему слиянию данной структуры с ЕврАзЭС; - некоторая демократизация политической системы Узбекистана, окончательное преодоление нашими странами противоречий идеологического характера; - улучшение положения русскоязычных граждан в Узбекистане, снижение темпов этнократизации республики; - превращение России в ведущего внешнеполитического и внешнеэкономического партнера Узбекистана; - наличие полного взаимопонимания между главами двух государств. Вместе с тем, в рассматриваемый период российско-узбекские отношения не были лишены отдельных проблем, имевших, несмотря на их немногочисленность, фундаментальный характер. К числу таковых следует отнести: - сохранение российско-узбекским сотрудничеством конъюнктурного характера, при котором активное сближение между Москвой и Ташкентом стало возможным благодаря тому, что у Узбекистана возникли серьезные противоречия с его западными партнерами, тогда как его диалог с Китаем еще не вышел на заданную высоту; в результате Россия оказалась единственной страной, способной предложить Узбекистану необходимые ему формы партнерства; - формированный характер наращивания взаимодействия между Россией и Узбекистаном, при котором выход их сотрудничества на каждую следующую ступень развития не был продиктован всем комплексом существовавших для этого объективных предпосылок. Подобный опережающий рост двусторонних отношений отдаленно напоминал характер их развития в годы «талибской угрозы» и имел аналогичные негативные последствия; - различное понимание Россией и Узбекистаном природы стратегического партнерства и союзнического взаимодействия друг с другом: если для Москвы данные уровни сотрудничества представлялись обязывающими к развитию интеграционных связей с государством-партнером, то для Ташкента они таковыми не являлись, и он стремился сохранить значительную дистанцию от России; - излишняя зависимость российско-узбекских отношений от субъективного фактора, проявлявшаяся в исключительном влиянии, оказываемом на них личными контактами В. В. Путина и И. А. Каримова. Таким образом, в начале 2008 г., когда президентом России стал Д. А. Медведев, а в отношениях Узбекистана со странами Запада наметились первые признаки предстоящей оттепели, в российско-узбекском сотрудничестве обнаружились кризисные тенденции. И хотя с юридической точки зрения стороны не пошли на пересмотр выработанных ими принципов взаимодействия, в действительности уровень их партнерства начал постепенно снижаться. 7.6.
<< | >>
Источник: МЕЩЕРЯКОВ Константин Евгеньевич. ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В 1991-2012 ГГ. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме Российско-узбекские отношения в середине 2003 г. — начале 2008 г.: выход на уровень стратегического партнерства и союзнического взаимодействия:

  1. Современный этап развития историографии внешней политики Российской Федерации в Центральной Азии (с 2002 г.)
  2. Российско-киргизские отношения в 2000-2012 гг.: расширение асимметричного союзнического взаимодействия на фоне усиливающихся противоречий
  3. Российско-узбекские отношения в середине 2003 г. — начале 2008 г.: выход на уровень стратегического партнерства и союзнического взаимодействия
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -