<<
>>

Российско-узбекские отношения в период разнонаправленного развития (конец 1998 г. — начало 2003 г.)

В ноябре 1998 г. узбекские власти потребовали экстрадиции прибывшего в Россию оппозиционного лидера М. Салиха; они сослались на положения подписанной месяцем ранее Декларации о всестороннем сотрудничестве, предполагавшей оказание странами-участницами взаимопомощи в борьбе с экстремизмом и предотвращении действий, направленных на изменение их конституционного строя1722.
Москва не усмотрела в деятельности М. Салиха угрозы безопасности Узбекистана и отказалась выдать диссидента1723. Вслед за этим на заседание Совета глав правительств СНГ демонстративно не явился премьер-министр Узбекистана У. Т. Султанов1724. Москва не откликнулась на данный сигнал, и 30 ноября И. А. Каримов, вспомнив о мятеже, недавно произошедшем в Таджикистане1725, обвинил в его организации ФСБ России1726. Реакцией Москвы на демарш узбекского лидера стало оказание политического давления на Ташкент. В декабре 1998 г. правительство России потребовало у Узбекистана выплатить 550 млн. долл. долга за предоставленную ему в начале 1990-х гг. материально-техническую помощь; Узбекистан сослался на то, что соответствующие кредитные соглашения не были ратифицированы его парламентом, и отказался выплачивать большую часть суммы1727. Тогда Москва стала угрожать Ташкенту отказом в поддержке в международных финансовых институ- тах1728. В ответ И. А. Каримов заявил о намерении своей страны выйти из ДКБ1729. Для преодоления возникшего кризиса в российско-узбекских отношениях 10-11 февраля 1999 г. в Ташкент отправился председатель Совета Федерации Е. С. Строев. В ходе его визита И. А. Каримов подверг Россию острой критике: он обвинил ее в неспособности реформировать СНГ, проведении невнятной политики в Центральной Азии и стремлении «видеть в лице Узбекистана бывшую союзную республику», а не суверенное государство1730. После серии терактов, совершенных в Ташкенте 16 февраля 1999 г.1731, узбекский лидер окончательно убедился, что Россия не сможет защитить его республику от угроз со стороны исламских экстремистов, и 2 апреля 1999 г.
Узбекистан не подписал Протокол о продлении ДКБ, при- 1733 остановив свое членство в данной организации1732. Одновременно Ташкент официально заявил об изменении своих взглядов на события в Афганистане. 2 апреля 1999 г. И. А. Каримов констатировал, что ресурсы для продолжения войны в этой стране практически иссякли1733. 19 июля, выступая на церемонии открытия Ташкентской встречи «Группы друзей и соседей Афганистана», объединившей Иран, Китай, Пакистан, Таджикистан, Туркмению, Узбекистан, Россию и США1734, И. А. Каримов отметил, что военного способа решения конфликта в Афганистане не существует, а обстановку в данной республике формируют движение «Талибан» и противостоящая ему объединенная коалиция, в равной мере составляющие органичные части афганского общества1735. Тем самым он признал в талибах силу, имеющую право претендовать на статус одной из сторон политического процесса в Афганистане. 24 апреля 1999 г. Узбекистан был принят в объединение ГУАМ1736, что свидетельствовало об усилении в его руководстве прозападных настроений. Данный шаг стал очередным демаршем в адрес России и был призван помочь Ташкенту добиться расположения Вашингтона. Кроме того, участие в ГУАМ должно было лишний раз продемонстрировать особую независимость Узбекистана и способствовать укреплению его позиций в Центральной Азии. С этого времени Москва перестала рассматривать Ташкент в качестве одного из своих приоритетных партнеров в регионе, направив основные усилия на расширение сотрудничества с Душанбе. На этом фоне усилились проблемы в торгово-экономической сфере российско-узбекских отношений. Экономический кризис в России вызвал резкое сокращение товарооборота между нашими странами (с 1895 млн. долл. в 1997 г.1737 до 708 млн. долл. в 1999 г.1738). Однако в гуманитарной области двустороннего сотрудничества, напротив, наметилось некое оживление: активизировались контакты российских и узбекских ученых на уровне проведения международных конференций, Россия начала поставки учебников в русскоязычные школы Узбекистана, регулярные мероприятия стали проводиться Русскими культурными центрами страны1739.
В августе 1999 г., в связи с баткенскими событиями в Киргизии, Россия и Узбекистан приняли решение возобновить взаимодействие в военно-политической сфере. На основании Декларации о всестороннем сотрудничестве они согласовали порядок поставок в Узбекистан российского оружия и военной техники для уничтожения боевиков в Киргизии1740. Благодаря принятым мерам, в октябре сопротивление экстремистов было сломлено1741. В ноябре 1999 г. группа ваххабитов захватила узбекский город Янгиабад, расположенный на стыке границ Узбекистана, Киргизии и Таджикистана1742. В ходе операции по освобождению города узбекские спецслужбы обнаружили у боевиков подробные карты местности, сделанные авиацией США во время узбекско-американских учений весной 1998 г.1743. После этого во внешней политике Ташкента вновь наметился поворот в сторону Москвы. В свою очередь Россия была заинтересована в сохранении в Узбекистане сильного политического режима, способного противостоять натиску экстремистов, каковым являлся режим И. А. Каримова. Поэтому 11 декабря 1999 г., в ходе своего первого визита в Ташкент в должности председателя правительства России, В. В. Путин обсудил с узбекским руководством вопросы совместной борьбы с терроризмом. Правительства двух стран подписали Договор о дальнейшем углублении всестороннего сотрудничества в военной и военно-технической областях. Согласно данному документу, в случае возникновения угрозы нападения на одну из сторон, Россия и Узбекистан обязались предоставить друг другу всю необходимую помощь, за исключением стратегических вооружений. Стороны подтвердили, что не будут принимать участия в военных союзах и блоках, направленных друг против друга. Они обязались развивать сотрудничество в военно-технической сфере и в деле подготовки военных кадров1744. Подписание данного договора было призвано восстановить военно-политические контакты между Москвой и Ташкентом и продемонстрировать преодоление их отношениями глубокого кризиса. Однако практическая значимость документа оказалась сравнительно низкой: до середины 2000-х гг.
его положения практически не реализовывались на практике. Дальнейшей нормализации российско-узбекских отношений способствовала поддержка И. А. Каримовым действий Москвы по наведению порядка на Северном Кавказе. В декабре 1999 г. президент Узбекистана заявил, что он не может предложить более приемлемых методов борьбы с чеченским терроризмом, чем те, которые осуществляет Россия1745. Это свидетельствовало о достижении сторонами взаимопонимания в вопросах сохранения их территориальной целостности и борьбы с сепаратизмом, чему немало способствовали события в Янгиабаде. С приходом к власти В. В. Путина философия российско-узбекских отношений начала меняться. Отныне взаимодействие между нашими странами должно было строиться на принципах взаимовыгодного сотрудничества, а не на абстрактном стремлении Москвы доминировать в Центральной Азии. Узбекистан более не мог рассчитывать на поддержку России, ограничиваясь лишь заявлениями о ее величии в сложные для себя моменты, но на практике игнорируя ее интересы и совершая в ее адрес постоянные демарши. Рассчитывая на укрепление позитивных тенденций в развитии двусторонних отношений, в марте 2000 г. Россия оказала Узбекистану содействие в задержании одного из главных организаторов прошлогодних взрывов в Ташкенте и выдала его узбекским спецслужбам1746. Очевидно, что при Б. Н. Ельцине подобный шаг вряд ли был бы возможным. Весной 2000 г. свое присутствие в Центральной Азии начали расширять США. Вашингтон выделил Ташкенту на борьбу с ваххабитами 100 млн. долл.1747 и смягчил требования по демократизации режима И. А. Каримова1748. В результате от России потребовались решительные действия по сохранению своего влияния в регионе, и 18 мая 2000 г. В. В. Путин отправился в Узбекистан с двухдневным официальным визитом. Данный визит стал его первой зарубежной поездкой после вступления в должность президента, что свидетельствовало о том, что новый российский лидер придает особое значение развитию партнерства с Ташкентом. В ходе состоявшихся переговоров главы России и Узбекистана уделили основное внимание вопросам военно-политического и торгово-экономического сотрудничества.
В. В. Путин подтвердил готовность Москвы поддержать южные республики СНГ в случае агрессии со стороны талибов1749. Одной из приоритетных форм взаимодействия сторон впервые было объявлено межрегиональное сотрудничество, принципы и направления которого определялись заключенным в ходе визита В. В. Путина Соглашением о расширении сотрудничества субъектов Российской Федерации с административно-территориальными образованиями Республики Узбекистан1750 1751. Одним из важнейших итогов встречи также стало установление между В. В. Путиным и И. А. Каримовым взаимопонимания, не типичного для отношений президента Узбекистана с Б. Н. Ельциным. В результате на совместной пресс-конференции, проведенной по завершении данного визита, И. А. Каримов объявил: «Россия... является страной, которая без сомнения сделает все возможное для защиты территориальной целостности, нерушимости границ, независимости. Узбе- 1752 кистана» . 22 мая и. о. помощника президента России С. В. Ястржембский заявил о возможности нанесения превентивных ударов по лагерям ваххабитов в Афганистане в случае возникновения потенциальной угрозы одной из стран СНГ1752. Спустя два дня его слова повторил министр иностранных дел России И. С. Иванов1753. Талибы пригрозили Ташкенту актами возмездия1754, и И. А. Каримов был вынужден официально опровергнуть информацию о готовности узбекской авиации бомбить базы боевиков1755. После этого Узбекистан, опасаясь втягивания в войну с экстремистами вследствие милитаристских высказываний российского руководства, вновь начал дистанцироваться от Москвы. Одновременно он резко активизировал контакты с талибами, подчеркивая, что они являются одной из сторон политического процесса в Афганистане и их присутствие в этой стране не следует игнорировать1756. Вскоре И. А. Каримов выступил с резким заявлением, в котором осудил политику России в Центральной Азии и призвал ее «не пугать страны региона талибами» для сохранения своего влияния1757. В начале 2001 г. стало очевидно, что ставка Ташкента на сотрудничество с талибами не оправдалась: Северный альянс перешел в контрнаступление, заручившись поддержкой ООН1758 и ведущих мировых держав1759.
Узбекистан оказался в неудобном положении и был вынужден вновь обратиться в сторону России. 26 февраля 2001 г. Узбекистан посетила российская правительственная делегация, достигшая договоренностей о поставках в республику отечественной военной техники1760. Одновременно наши государства расширили грани культурно-гуманитарного сотрудничества. В январе 2001 г. Министерство высшего и среднего специального образования Узбекистана и Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова подписали соглашение о сотрудничестве, предусматривавшее ежегодные стажировки в МГУ ректоров ведущих узбекских вузов1761. 1 февраля в Ташкенте открылось представительство Российского центра международного научного и культурного сотрудничества («Росзарубежцентра») — первое подобное представительство в Центральной Азии1762. 3-5 мая 2001 г. И. А. Каримов пошел на крайне редкий в мировой дипломатии шаг, посетив Российскую Федерацию со вторым за время своего президентства государственным визитом. Стороны обменялись мнениями по самому широкому кругу вопросов, вновь уделив основное внимание проблемам экономического и политического сотрудничества1763. По итогам состоявшихся переговоров президенты России и Узбекистана сделали Совместное заявление, в котором констатировали, что отношения между нашими странами вступают в новую стадию. Особое внимание они уделили укреплению стратегического партнерства Москвы и Ташкента. Россия признала особую роль Узбекистана в Центральной Азии, а Узбекистан — наличие у России стратегических интересов в данном регионе, назвав ее надежным гарантом мира и стабильности. В области экономики В. В. Путин и И. А. Каримов отметили позитивную динамику развития двусторонних связей, подчеркнув, что их масштабы еще не в полной мере отвечают реальным возможностям и должны быть существенно увеличены. С данной целью стороны учредили Межправительственную комиссию по экономическому сотрудничеству1764. В Совместном заявлении также отмечалась необходимость развития межрегионального взаимодействия двух стран, перспективной задачей объявлялось создание зоны свободной торговли и общего экономического пространства России и Узбекистана. Существенно большее внимание, чем в предыдущих документах, в заявлении было уделено гуманитарному измерению российско-узбекских отношений. Президенты подчеркнули, что отныне оно будет иметь приоритетный характер; это означало, что Москва и Ташкент более не собирались жестко увязывать развитие гуманитарного сотрудничества с существующими в их отношениях политическими и экономическими проблемами. Ряд положений документа (о важности изучения русского языка, об открытии в Узбекистане филиалов ведущих российских вузов и праве постоянно проживающих в республике русских граждан свободно выражать и сохранять свою языковую, этническую, культурную и религиозную самобытность) выразили стремление нового российского руководства обеспечить поддержку русскоязычного населения Узбекистана. Совместное заявление стало первым программным документом, принятым Москвой и Ташкентом после избрания президентом В. В. Путина, и содержало программу развития двусторонних отношений на среднесрочную перспективу1765. Визит И. А. Каримова был оценен в России как начало «оттепели» в ее отношениях с Узбекистаном. К середине 2001 г. значительно расширилось российскоузбекское экономическое сотрудничество: был достигнут прогресс в проблеме погашения узбекского долга перед Россией; Москва и Ташкент провели широкое обсуждение вопроса о присоединении Узбекистана к Шанхайскому форуму1766; наметился постепенный рост двустороннего товарооборота (с 708 млн. долл. в 1999 г. до 937 млн. долл. в 2000 г.)1767. Одновременно Ташкент активизировал внешнюю политику на западном направлении. Особенно четко данная тенденция проявилась после терактов 11 сентября 2001 г. в США. В начале октября Узбекистан стал первым центральноазиатским государством, предоставившим свои военные объекты в пользование авиации НАТО для проведения поисково-спасательных мероприятий и операций по оказанию гуманитарной помощи в Афганистане1768. Тогда же Ташкент заявил о намерении «внести свой вклад в ликвидацию баз и лагерей террористов»1769, установив стратегическое партнерство с Вашингтоном. После этого его военно-политическое сотрудничество с Москвой в очередной раз оказалось замороженным. Вместе с тем, позиция России по данному вопросу, как и в случае с Киргизией и Таджикистаном, была предельно осторожной: В. В. Путин заявил, что «мы признаем за всеми государствами право самостоятельно определять формы и уровень своего сотрудничества и выбирать партнеров в борьбе с террором»1770. Это, а также общая заинтересованность Москвы в скорейшем разгроме талибов способствовало тому, что полного разрыва в российско-узбекских отношениях не произошло, хотя влияние Москвы на Ташкент вновь стало стремительно падать. 10 января 2002 г. в Узбекистан отправился И. С. Иванов, который провел закрытую встречу с И. А. Каримовым. Позднее журналистам стало известно, что центральным на состоявшихся переговорах стал вопрос о том, «что может Россия предложить странам Средней Азии... когда НАТО создает в Узбекистане... военные базы, платя за это наличными»1771. Согласно официальным заявлениям, во время беседы стороны подтвердили свое стратегическое партнерство, однако визит И. С. Иванова в Ташкент завершился досрочно и без проведения итоговой пресс- конференции1772. Тем самым Узбекистан продемонстрировал, что в развитии отношений с США для него была важна не только политическая, но и экономическая составляющая (доходы от использования своих военных объектов). После визита И. С. Иванова Москва и Ташкент более не вели переговоров по данному вопросу. До начала 2003 г. российско-узбекские отношения в политической сфере оставались стабильно нейтральными. Очевидно, что подобная ситуация была вызвана несколькими причинами: серьезным ослаблением «внешней угрозы» Узбекистану после падения режима талибов; интенсивным ростом влияния США в Центральной Азии; укреплением Вооруженных сил Узбекистана; изменением отношения к нему со стороны России. Последний момент представляется особенно важным: если раньше Москва отдавала предпочтение развитию политического диалога с Ташкентом, то теперь на передний план в их отношениях вышли торгово-экономические связи. В результате характер двустороннего взаимодействия заметно преобразился: Россия стала жестче реагировать на демарши Узбекистана и в то же время избегать шагов, способных вызвать обострение двусторонних отношений. В свою очередь, Ташкент также старался поддерживать с Москвой цивилизованные добрососедские отношения. С 2002 г. с его стороны перестала звучать критика в адрес России. Напротив, И. А. Каримов постоянно подчеркивал, что у наших стран «нет никаких политических или торговых проблем, которые не могут быть решены или по которым мы имеем расхождения»1773. Летом 2002 г. под предлогом неэффективности ГУУАМ Узбекистан приостановил свое членство в данной организации1774. В октябре 2002 г. президент Узбекистана, выразив поддержку России в связи с захватом заложников в Москве, отметил, что «безопасность России — это наша безопасность, стабильность России — это наша стабильность»1775. В конце года он заявил: «Я глубоко уважаю Президента России Владимира Путина, и мое 1777 отношение к нему остается неизменным» . В условиях заметной стабилизации политического и стагнации военно-технического сотрудничества между Москвой и Ташкентом, в 2002 г. — начале 2003 г. довольно высокие темпы развития получили экономическая и гуманитарная составляющие двусторонних отношений. В области экономики одной из основных сфер взаимодействия России и Узбекистана стала разведка, добыча, транспортировка и переработка российскими компаниями узбекских углеводородов. 17 декабря 2002 г. «Газпром» и Национальная холдинговая компания «Узбекнефтегаз» подписали Соглашение о стратегическом сотрудничестве в газовой отрасли1776 1777. Соответственно, «Газпром» впервые получил доступ на узбекский энергетический рынок, что означало несомненный успех российской дипломатии. Между тем, динамика товарооборота между нашими странами оставалась очень нестабильной: в 2001 г. он достиг 993 млн. долл., а в 2002 г. вновь сократился до 797 млн. долл.1778. Российско-узбекские отношения в гуманитарной сфере стали активнее развиваться на межрегиональном уровне. 25 сентября 2002 г. в «Аллее Памяти» Писка- ревского мемориального комплекса в Санкт-Петербурге была установлена гранитная плита в память о жителях Узбекистана, погибших при обороне города1779 . 26 ноября 2002 г. на Добрынинской площади в Москве был открыт памятник А. Навои1780. В конце года делегации посольства Узбекистана в России посетили Новосибирскую область1781 и Красноярский край1782. * * * В конце 1998 г. — начале 2003 г. российско-узбекские отношения демонстрировали разнонаправленное развитие. На фоне того, что политическая и военная их составляющие оказались практически заморожены, в торгово-экономической и гуманитарной сферах двустороннего взаимодействия наметился заметный рост. Особенно четко данная тенденция стала проявляться после прихода к власти в России В. В. Путина. Среди основных достижений сторон в рассматриваемый период необходимо отметить такие моменты, как: - заметная стабилизация российско-узбекских отношений, усиление в них прагматических начал, придание им большей осторожности, последовательности и логичности; - деидеологизация двустороннего сотрудничества; - возникновение в российско-узбекских отношениях экономического фундамента; - постепенное расширение взаимодействия сторон в культурно-гуманитарной сфере; - дальнейшее расширение нормативно-правовой базы двустороннего сотрудничества; - достижение Москвой и Ташкентом согласия по большинству международных проблем, особенно — в области безопасности; - установление взаимопонимания между президентами России и Узбекистана. Примечательно, что вышеозначенные позитивные изменения в российскоузбекских отношениях произошли лишь с приходом к власти В. В. Путина (в 20002001 гг.), тогда как ранее (в конце 1998 г. — 1999 г.) они практически не проявлялись. На этом фоне между Москвой и Ташкентом по-прежнему сохранялись значительные противоречия, приводившие к возникновению в их отношениях тех или иных проблем. Среди последних следует обозначить: - резкое сокращение сотрудничества сторон в политической и военно-технической сферах; - утрату российско-узбекскими отношениями союзнического статуса, демонстративный выход Узбекистана из ДКБ; - стремительное нарастание в узбекском руководстве антироссийских настроений; в 1998-2000 гг. — совершение Ташкентом ряда политических демаршей в адрес Москвы; - в 1998-2001 гг. — кардинальная переоценка Узбекистаном роли движения «Талибан» в центральноазиатских делах; установление Ташкентом полуофициальных контактов с талибами; - переориентация внешней политики Узбекистана на развитие стратегического партнерства с США и странами НАТО; - вступление Узбекистана в организацию ГУАМ; - с конца 2001 г. — активное участие Узбекистана в деятельности антиталибской коалиции, размещение на его территории военной базы НАТО; - нестабильную динамику товарооборота между нашими странами; - низкий уровень развития межрегионального сотрудничества; - продолжение в Узбекистане политики дерусификации, вытеснения из информационного и культурного пространства республики русского языка; - уменьшение зависимости Узбекистана от России, достижение им реальной самостоятельности в политической, экономической и военной областях. Таким образом, в конце 1998 г. — начале 2003 г. российско-узбекские отношения имели двойственный характер. С одной стороны, между Москвой и Ташкентом наметилось существенное расхождение по самым разным вопросам, и уровень их взаимодействия резко снизился. С другой стороны, именно в таких обстоятельствах сотрудничество между Россией и Узбекистаном смогло перейти на новый идеологический фундамент: Россия перестала рассматривать Узбекистан как своего «младшего брата» и «бывшую союзную республику», а Ташкент осознал необходимость поддерживать цивилизованные и добрососедские отношения с Москвой. Подобная модернизация двустороннего сотрудничества заложила необходимые основы для последующего перехода российско-узбекских отношений на новую ступень развития. 7.5.
<< | >>
Источник: МЕЩЕРЯКОВ Константин Евгеньевич. ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В 1991-2012 ГГ. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме Российско-узбекские отношения в период разнонаправленного развития (конец 1998 г. — начало 2003 г.):

  1. Современный этап развития историографии внешней политики Российской Федерации в Центральной Азии (с 2002 г.)
  2. Периодизация отношений Российской Федерации с государствами Центральной Азии
  3. Российско-узбекские отношения в период разнонаправленного развития (конец 1998 г. — начало 2003 г.)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -