<<
>>

Российско-узбекские отношения в 2008-2012 гг.: уменьшение темпов развития

Несмотря на свою антипатию к Д. А. Медведеву, И. А. Каримов как прагматически мыслящий деятель не пожелал инициировать ревизию принципов российско-узбекского сотрудничества. 6 июня 2008 г.
он отправился в Санкт-Петербург на неформальный саммит СНГ, где впервые встретился с Д. А. Медведевым в должности президента России. Главы государств обсудили вопросы двустороннего взаимодействия в сфере безопасности и перспективы реализации новых экономических проектов. Внешне Д. А. Медведев не отреагировал на демарши узбекского лидера в свой адрес и тепло принял его в Константиновском дворце. Он заявил, что «для нас Узбекистан — ключевой стратегический партнер в Средней Азии». В данном случае весьма примечательным стало возвращение в лексикон российского руководства забытого еще в 1993 г. термина «Средняя Азия», противопоставляющего южные республики центральноазиатского региона Казахстану. Данная формулировка четко расставила все акценты: она позволила снять вопросы о пересмотре Москвой принципов своей внешней политики в Центральной Азии — в частности, о том, какое государство, Казахстан или Узбекистан, ей следует поддерживать в борьбе за региональное лидерство. Отныне в рамках всего центральноазиатского региона главным приоритетом российской дипломатии объявлялось укрепление партнерства с Астаной, и здесь для Ташкента не оставалось никаких шансов. Однако возродив понятие «Средняя Азия» и назвав Узбекистан ключевым партнером России в данном субрегионе, Д. А. Медведев попытался создать условия, при которых Москва сможет развивать отношения с Астаной и Ташкентом независимо друг от друга. В свою очередь И. А. Каримов впервые поздравил российского коллегу со вступлением в должность президента и подтвердил, что для Узбекистана отношения с Россией остаются приоритетными. Он высказался за дальнейшее развитие двустороннего сотрудничества по всем направлениям и выразил полную поддержку внешнеполитическому курсу Москвы1854.
Встреча Д. А. Медведева и И. А. Каримова выявила три основные тенденции. Во-первых, после смены власти в России отношения между Москвой и Ташкентом должны были продолжить поступательное развитие. Это представлялось особенно важным, учитывая, что соответствующий сценарий в свое время был разработан не Д. А. Медведевым, а В. В. Путиным. Во-вторых, в российско-узбекских отношениях более не могло приниматься прорывных решений. Кроме того, учитывая, что ни Д. А. Медведев, ни И. А. Каримов в своих выступлениях не назвали наши страны союзницами, речь могла идти о понижении фактического статуса их взаимодействия обратно до уровня стратегического партнерства. В-третьих, Россия поставила Узбекистан в иерархии своих приоритетов в Центральной Азии на второе место после Казахстана. В дни российско-грузинского конфликта августа 2008 г. президент Узбекистана проявил сдержанность. С одной стороны, он не выразил поддержки действий России, что было болезненно воспринято ею, поскольку во время андижанских событий она безоговорочно поддержала И. А. Каримова. С другой стороны, в отличие от Андижанской области в составе Узбекистана, Южная Осетия не являлась частью территории России, поэтому проводить аналогии в данном случае было бы некорректно. При этом И. А. Каримов не подверг критике российскую операцию по принуждению Грузии к миру. Весьма позитивное влияние на дальнейший ход российско-узбекского сотрудничества оказал первый визит в Ташкент В. В. Путина в должности вновь назначенного председателя правительства России. Он прибыл в Узбекистан 1 сентября 2008 г. — в День независимости республики, что имело особое дипломатическое значение. Встреча В. В. Путина в Ташкенте была организована на уровне, соответствующем приему главы союзного государства: в аэропорту его лично встречал И. А. Каримов. Он напомнил, что в 2000 г. говорил российскому коллеге о готовности пойти с ним в разведку, и с тех пор ничего не изменилось1855. В устах политического патриарха, возглавляющего восточное государство с древнейшими культурными традициями, подобная оценка выглядела исключительно яркой.
В ходе состоявшихся переговоров стороны обсудили два блока вопросов: партнерство в газоэнергетической сфере и ситуацию на Южном Кавказе. В области энергетики российская делегация предложила Ташкенту комплексный план развития долгосрочного сотрудничества, согласно которому «Г азпром» должен был устанавливать закупочные цены на приобретаемый у Узбекистана газ по европейской формуле, что означало их увеличение еще в два раза — до 300 долл. за тысячу куб. м. Узбекистан должен был начать строительство новой ветки газопровода в Казахстан, далее ведущей в Россию и соединяющейся с сетями «Газпрома». Поначалу оба предложения вызвали у Ташкента возражение. И. А. Каримов был готов повысить цены на поставляемое России топливо, но стремился формировать их не на рыночных принципах, а на основе административных решений, так как в перспективе мировые цены на газ могли упасть. Что касается строительства новой ветки газопровода, то оно окончательно привязало бы Узбекистан к российскому маршруту экспорта топлива, на десятилетия лишив его даже гипотетической возможности выбора партнеров в газоэнергетической сфере. Тем не менее, узбекская сторона все же одобрила российский проект, что означало дипломатическую победу Москвы. На этом фоне вопрос о возможном признании Узбекистаном независимости Абхазии и Южной Осетии оказался второстепенным. Официально И. А. Каримов ничего не сказал по этому поводу, но российские дипломаты, присутствовавшие на ужине в честь приезда В. В. Путина, отметили, что в своих тостах узбекский лидер «дал объективную оценку деятельности грузинских военных на территории Южной Осетии»1856. Вероятно, она вполне удовлетворила российскую сторону, но не могла быть озвучена перед журналистами. Визит В. В. Путина в Ташкент стал одним из тех редких случаев, когда ключевые договоренности заключаются не главами соответствующих государств, а главой одного государства и председателем правительства другого государства. С российской стороны данный визит стал первой после президентских выборов поездкой руководителя высшего ранга в Республику Узбекистан и свидетельствовал о сохранении ею заинтересованности в развитии партнерства с Ташкентом.
Он способствовал преодолению отчужденности в двусторонних отношениях, возникшей весной 2008 г. В результате в лексикон узбекского, а затем и российского руководства стали возвращаться прежние формулировки. Уже 2 сентября И. А. Каримов заявил, что «узбекско-российские взаимоотношения развиваются в соответствии с принципами союзнических отношений»1857 . 30 декабря, в новогоднем поздравлении президенту Узбекистана, Д. А. Медведев в свою очередь подчеркнул, что «уходящий год был отмечен дальнейшим укреплением российско-узбекских отношений, основанных на прочных принципах стратегического партнерства и союзничества»1858. Между тем, поездка В. В. Путина не смогла остановить сближение Узбекистана со странами Запада, начавшееся весной 2008 г. Поддерживая союзнические отношения с Москвой, Ташкент по-прежнему не отказывался от ключевого принципа своей дипломатии — многовекторности. После смены российского руководства и особенно после проведения Москвой операции по принуждению Грузии к миру Узбекистан получил уникальную возможность для восстановления контактов с США и их европейскими партнерами, замороженных после андижанских событий. 16 сентября 2008 г. о предстоящей отмене санкций против Ташкента, введенных тремя годами ранее1859, объявил Европейский союз1860. В ноябре И. А. Каримов выразил готовность участвовать в альтернативных российскому направлению проектах газоэкспорта1861. Данное решение расширяло возможности строительства Транскаспийского газопровода и означало перспективу утраты Россией монопольных позиций на узбекском газовом рынке, хотя и не отменяло договоренностей, достигнутых сторонами в ходе визита В. В. Путина. Тогда же Узбекистан, еще не завершивший адаптации своего законодательства к нормам ЕврАзЭС, заявил о выходе из данной организации, сочтя ее деятельность неэффективной1862. После победы на президентских выборах в США Б. Обамы, обещавшего перебросить в Афганистан для завершения антитеррористической операции еще 20 тыс. военнослужащих, Вашингтон начал с Ташкентом переговоры о возможности возвращения в Узбекистан американской военной базы1863.
При этом Ташкент по-прежнему не сделал ни одного антироссийского заявления, даже на словах не нарушая принципов союзнического взаимодействия с Москвой. 22-23 января 2009 г. государственный визит в Узбекистан совершил Д. А. Медведев. Узбекистан стал последней страной Центральной Азии, в которой побывал новый российский лидер. Открывая переговоры, И. А. Каримов отметил, что расценивает данный визит «как знак огромного внимания, как... обоюдное стремление еще больше укрепить отношения между нашими странами»1864. Главы государств детально обсудили ситуацию в Афганистане, согласившись, что она зашла в тупик и что военных способов ее урегулирования не существует. Д. А. Медведев выразил готовность к активизации взаимодействия в данной области с новой администрацией США1865, что можно было квалифицировать как его принципиальное согласие на возвращение в Узбекистан американских военных. Второй блок обсуждаемых президентами вопросов касался экономического аспекта российско-узбекских отношений. Г лавы государств выразили удовлетворение ростом товарооборота между нашими странами, продолжавшимся даже в условиях начавшегося экономического кризиса. Основное внимание они вновь уделили взаимодействию в газоэнергетической сфере; в итоге Ташкент гарантировал Москве продажу всего своего экспортного газа, выразив готовность увеличить объемы поставок «Г азпрому» в два раза в текущем году и еще в два раза — по мере увеличения мощности своих трубопроводов. Взамен «Г азпром» подтвердил намерение закупать узбекское топливо по рыночным ценам1866. Таким образом, Д. А. Медведев и И. А. Каримов дали ход договоренностям, достигнутым нашими странами 1-2 сентября 2008 г. В гуманитарной сфере президенты подтвердили курс на поддержку русского языка в Узбекистане и узбекского языка в России, а также на защиту культурной самобытности народов двух стран1867. В области внешней политики они впервые за последние годы «выразили откровенные мнения» относительно хода интеграционных процессов на постсоветском пространстве, в том числе в рамках СНГ и ОДКБ1868; это говорило о намерении Ташкента ограничить свое в них участие.
Главным документом, принятым по итогам визита Д. А. Медведева, стало Совместное коммюнике, в котором главы двух государств перечислили основные решения, достигнутые ими в ходе состоявшихся переговоров1869. Обращает на себя внимание тот факт, что статус визита Д. А. Медведева в Узбекистан не соответствовал уровню достигнутых в его ходе договоренностей. По существу, стороны лишь подтвердили ранее согласованные решения и адаптировали свое стратегическое партнерство к переменам, произошедшим с февраля 2008 г. Принципиально новых предложений о расширении двустороннего взаимодействия не последовало ни от Москвы, ни от Ташкента. Единственным политическим документом, подписанным по итогам визита, стало Совместное коммюнике, не отличавшееся ни новизной, ни глубиной содержания. Между тем, даже по итогам официальных визитов главы государств, как правило, принимают документы более высокого ранга, особенно если речь идет о странах-союзницах. Поэтому основное значение поездки Д. А. Медведева, на наш взгляд, состояло в том, что новый российский лидер подтвердил намерение выполнять большинство договоренностей, достигнутых В. В. Путиным и И. А. Каримовым годом ранее. Это должно было придать отношениям сторон дополнительную устойчивость на фоне охватившей Россию и Узбекистан экономической рецессии. Весной 2009 г. мировой экономический кризис привел к корректировке отдельных совместных проектов Москвы и Т ашкента. В марте об уменьшении объемов добычи топлива в Узбекистане заявил «Г азпром», вернувший правительству республики лицензии на геологоразведку трех месторождений в Устюртском районе. Свое решение российский монополист мотивировал тем, что по итогам проведенных поисковых работ запасы углеводородов на данных участках оказались незначительными, и к ним не возникло коммерческого интереса1870. В апреле по просьбе «Газпрома» о сокращении объемов газодобычи в Узбекистане объявил «Лукойл». При этом закупки топлива «Газпромом» у Ташкента остались на прежнем уровне1871. Вероятно, что причиной сокращения инвестиционной деятельности российских компаний в Узбекистане стало не только ухудшение их финансового положения, но и очередной поворот на Запад во внешней политике Ташкента. Если в предыдущие годы для укрепления политического влияния Москвы российские компании были вынуждены сотрудничать с правительством Узбекистана на любых условиях, то теперь они могли себе позволить тратить на это меньшие средства. 14 июня 2009 г. Узбекистан занял особую позицию на саммите ОДКБ, отказавшись подписывать Соглашение о Коллективных силах оперативного реагирования (КСОР)1872, но не выступая против его заключения другими участниками блока1873. Это вызвало у Москвы недоумение; на пресс-конференции, проведенной по итогам встречи, Д. А. Медведев отметил: «Мы готовы к тому, чтобы наши партнеры, которые пока эти документы не подписали... вышли на их подписание. Я имею в виду. Узбекистан, у которого есть ряд сомнений, но который не закрыл для себя эту дорогу»1874. 7 июля Ташкент дал официальное обоснование своего нежелания участвовать в КСОР: в соглашении об их создании не было зафиксировано положения о том, что они не могут применяться при решении споров между странами СНГ1875. После того, как 1 августа 2009 г. президенты России и Киргизии договорились об открытии российской военной базы в г. Ош1876, МИД Узбекистана распространил заявление, в котором впервые с 2000 г. подверг острой критике российские планы по наращиванию своего военного присутствия в Центральной Азии, ссылаясь на то, что оно может нарушить баланс сил в регионе1877. В результате вторая российская военная база в Киргизии так и не была создана. 25 августа Узбекистан отказался принимать участие в учениях ОДКБ, запланированных на осень 2009 г.1878. Все вышесказанное поставило под вопрос целесообразность его дальнейшего пребывания в данной структуре. Осенью 2009 г. Ташкент окончательно вышел из международной изоляции. 27 октября решение о снятии эмбарго на поставки в Узбекистан оружия принял Европейский союз1879 . 29 октября заявление о восстановлении доверия между Ташкентом и Вашингтоном сделал посол США в Узбекистане Р. Норланд. Он подчеркнул, что США делают ставку на взаимодействие с данной республикой в политической, социальной, экономической сферах и вопросах безопасности. Посол призвал американские компании расширить инвестиции в узбекскую экономику, а за самим Узбекистаном признал роль связующего звена между Европой и Азией и «моста между цивилизациями»1880. 17 ноября о предстоящем расширении сотрудничества с Ташкентом заявил посол Японии в Узбекистане Ц. Хираока1881. В результате Узбекистан вернул себе статус одного из двух ключевых государств Центральной Азии, возобновив борьбу за региональное лидерство с соседним Казахстаном. 1 декабря Узбекистан вышел из Объединенной энергосистемы Центральной Азии1882, получив возможность поднять до мирового уровня цены на транзит через свою территорию топлива и электроэнергии, поставляемые Казахстаном и Туркменией в Киргизию и Таджикистан. Данный шаг показал, что Ташкент по-прежнему является важным региональным игроком, от политики которого зависят все соседние страны. 14 декабря Узбекистан подключился к газопроводу Туркменистан — Китай1883, что автоматически разрушило российскую монополию на экспорт его энергоресурсов. Таким образом, как и десятилетием ранее, в 2008-2009 гг. Узбекистан оказался одним из немногих постсоветских государств, заметно укрепивших свои международные позиции на фоне экономического кризиса. В борьбу за влияние на эту страну включились все крупные державы. В сложившихся обстоятельствах Россия повысила значимость Узбекистана в своей центральноазиатской политике. Так, в День независимости республики, 1 сентября 2009 г., Д. А. Медведев направил И. А. Каримову поздравление, в котором подчеркнул, что российско-узбекское сотрудничество сохраняет насыщенный многогранный характер стратегического партнерства и союзничества1884 . 23 ноября 2009 г., после годичного перерыва, президент назначил новым послом России в Узбекистане В. Л. Тюрденева. Напутствуя дипломата, он отметил, что «Узбекистан — наш крупнейший партнер в Центральной Азии... От того, насколько добрыми и полноценными будут наши отношения с руководством этой страны. зависит во многом успех российской политики в Центральной Азии»1885 . 28 декабря «Г азпром» заключил с «Узтрансгазом» контракт о закупках в 2010 г. дополнительных объемов топлива, в результате чего Россия обязалась приобрести у Узбекистана 15,5 млрд. куб. м природного газа по европейской цене1886. Все вышесказанное свидетельствовало о том, что Москва не собирается отказываться от взаимодействия с Ташкентом в условиях расширения его диалога с западными партнерами. 17-18 января 2010 г. Ташкент посетила российская правительственная делегация во главе с первым вице-премьером И. И. Шуваловым. Она обсудила с И. А. Каримовым экономические вопросы1887 и проблему погашения Узбекистаном задолженности по кредитам, предоставленным ему Россией в первой половине 1990-х гг.1888. Итоги состоявшихся переговоров в прессе озвучены не были, но вскоре И. А. Каримов подписал годовой План сотрудничества между Узбекистаном и США, предусматривавший углубление взаимодействия сторон в политической, социальной, экономической сферах и в области безопасности1889. 16 марта 2010 г., по итогам визита в Ташкент Н. А. Назарбаева, главы Казахстана и Узбекистана неожиданно сделали заявление о прекращении соперничества своих государств и их переходе к тесному взаимодействию в решении региональных проблем. В первую очередь, стороны заняли консолидированную позицию по вопросу о строительстве ГЭС на территории Таджикистана и Киргизии, требуя учитывать при этом интересы всех государств Центральной Азии1890. Вероятно, подобное решение имело в большей степени пропагандистский характер и было призвано оказать давление на Душанбе, по-прежнему стремившийся к реализации проекта Рогун- ской ГЭС с максимально возможной мощностью. Тем не менее, заявление президентов Казахстана и Узбекистана вызвало у России определенный оптимизм, учитывая, что традиционное соперничество эти стран представлялось ей крайне неудобным. 19 апреля 2010 г. И. А. Каримов посетил Россию с первым после окончания экономического кризиса официальным визитом. Главы государств обсудили изменения, произошедшие в российско-узбекских отношениях с января 2009 г., охарактеризовали основные совместные проекты и проанализировали ситуацию, сложившуюся в Киргизии после «Народной революции». Вопрос о погашении долга Ташкента перед Москвой, достигшего 700 млн. долл., на переговорах не поднимался1891. По итогам двухдневных консультаций Д. А. Медведев и И. А. Каримов приняли Совместное заявление, содержавшее обновленную программу развития российско-узбекских отношений на период до 2012 г. По своему содержанию и тону данный документ во многом повторял положения Совместного заявления, принятого В. В. Путиным и И. А. Каримовым в феврале 2008 г., но адаптировал его к изменениям, произошедшим за истекшее время в центральноазиатском регионе и в отношениях между нашими государствами. Президенты подчеркнули, что их переговоры прошли в традиционной атмосфере дружбы и взаимопонимания и подтвердили высокий уровень межгосударственного диалога, основанного на принципах равноправия, взаимоуважения и учета интересов друг друга. Стороны выразили намерение продолжить углубление связей с целью осуществления модернизации своих экономик и повышения уровня жизни граждан, основываясь на положениях Договора о стратегическом партнерстве 2004 г. и Договора о союзнических отношениях 2005 г. Соответственно, в основании российско-узбекских отношений по-прежнему должны были лежать принципы стратегического партнерства и союзничества. В принятом документе Д. А. Медведев назвал Узбекистан одним из ключевых партнеров России в центральноазиатском регионе. Это означало, что российское руководство вернулось к докризисному восприятию пространства Центральной Азии как единого целого, не противопоставляя Казахстан республикам Средней Азии и не ставя важность своих отношений с Астаной принципиально выше значимости партнерства с Ташкентом. Стороны выразили обоюдное стремление к дальнейшему наращиванию контактов на высшем и высоком уровнях, к углублению сотрудничества в торгово-экономической, военно-технической, научной, культурногуманитарной областях. Особое внимание они уделили диверсификации инвестиционного и кооперационного взаимодействия, выразив заинтересованность в реализации совместных проектов в областях машино- и авиастроения, исследований космического пространства, развития транспортной инфраструктуры, перерабатывающей, химической промышленности и фармацевтики. Президент Узбекистана высказался за подключение России к освоению свободной индустриально-экономической зоны «Навои» путем инвестиционного, технологического и иного участия в создаваемых там совместных предприятиях. В гуманитарной сфере стороны подтвердили заинтересованность в дальнейшей активизации контактов в области науки, образования, культуры, искусства, туризма и спорта. В духе более ранних договоренностей они осудили любые проявления национализма и ксенофобии на своей территории. Особый акцент президенты сделали на необходимости наращивания координации между правоохранительными и миграционными структурами своих государств. В области внешней политики Москва и Ташкент отметили обоюдное стремление к дальнейшему развитию сотрудничества в рамках ООН, СНГ, ОДКБ, ШОС и ОБСЕ, подчеркнув наличие для этого существенного потенциала. Данное положение продемонстрировало, что в ближайшее время Узбекистан не собирался покидать структуры ОДКБ или ограничивать свое участие в работе Содружества. По основным вопросам мировой политики, а также ситуации в центральноазиатском регионе стороны подтвердили близость или полное совпадение позиций. Все вышесказанное существенно отличалось от тезисов, озвученных Д. А. Медведевым и И. А. Каримовым годом ранее, в ходе государственного визита президента России в Узбекистан. Отдельное внимание в Совместном заявлении уделялось водно-энергетическим проблемам в Центральной Азии. Главы России и Узбекистана подчеркнули необходимость исходить при их решении из общепризнанных норм международного права и из учета интересов всех государств региона, а также поддержали проведение независимой международной экспертизы для оценки возможных негативных последствий строительства крупных энергетических объектов на трансграничных реках Центральной Азии1892. Это означало полную поддержку Москвой Ташкента в его противостоянии с Душанбе по вопросу о строительстве Рогунской ГЭС. Переговоры глав России и Узбекистана продемонстрировали, что между ними впервые за два года президентства Д. А. Медведева начало устанавливаться относительное взаимопонимание. Данный вывод был озвучен И. А. Каримовым, заявившим на итоговой пресс-конференции: «Я подтверждаю главную мысль... что установление взаимопонимания — я бы сказал, доверительных отношений между президентами — является. прекрасным фундаментом для того, чтобы. отношения между двумя странами приобрели устойчивый характер»1893. Помимо Совместного заявления, в ходе визита И. А. Каримова в Москву стороны приняли Программу сотрудничества в культурно-гуманитарной сфере1894 и Меморандум о реализации мероприятий в области военно-технического сотрудни- чества1895 на 2010-2012 гг. Федеральная таможенная служба России и Государственный таможенный комитет Узбекистана договорились об организации эксперимента по предварительному взаимному информированию1896. Принятие соответствующих решений также свидетельствовало о заметном оживлении российско-узбекского диалога и преодолении сторонами отчужденности, возникшей между ними в начале 2008 г. Весной 2010 г. Д. А. Медведев и И. А. Каримов возобновили практику регулярных консультаций по текущим вопросам двустороннего взаимодействия. Как правило, подобные совещания проводились ими в форме телефонных разговоров. 22 мая президенты уделили основное внимание ходу реализации договоренностей, достигнутых ими во время последнего визита И. А. Каримова в Россию1897. 12 июня, в дни антиузбекских погромов в Ошской области, главы государств обсудили ситуацию в Киргизии1898, после чего Д. А. Медведев дал поручение МЧС и МИД России оказать Узбекистану содействие в приеме беженцев1899. 5 августа, в разгар засухи и лесных пожаров в России, президент Узбекистана предложил коллеге помощь в ликвидации последствий стихийных бедствий1900. 30 сентября Д. А. Медведев и И. А. Каримов рассмотрели положение дел в Центральной Азии и актуальные проблемы двустороннего сотрудничества1901. 3 июня 2010 г. новым послом Узбекистана в России был назначен З. С. Пу- латходжаев; на церемонии вручения верительных грамот Д. А. Медведев отметил, что «принципы стратегического партнерства, союзнические принципы были и остаются прочным фундаментом наших исторических, близких отношений с Узбекистаном»1902. Вскоре президент России посетил Ташкент в рамках проведения в столице Узбекистана саммита ШОС. Помимо участия в многосторонних консультациях, Д. А. Медведев и И. А. Каримов провели двусторонние переговоры, отметив, что многие вопросы в российско-узбекских отношениях еще предстоит решить, но соответствующая работа ведется в плановом порядке и в конструктивной, деловой обстановке1903. В ноябре 2010 г. в Узбекистане активизировались политические и экономические преобразования. Президент республики предложил существенно расширить функции парламента за счет сокращения своих собственных полномочий1904. Государством были приняты меры по укреплению доверия населения и иностранных инвесторов к его банковской системе, а также широкому привлечению в оборот свободных средств населения и хозяйствующих субъектов1905. На этом фоне Москва и Ташкент отметили пятую годовщину подписания Договора о союзнических отношениях. Д. А. Медведев направил И. А. Каримову поздравительное послание, в котором отметил особое значение данного документа «для дальнейшего динамичного развития многоплановых российско-узбекских связей» и выразил уверенность в том, что «последовательный курс на строительство союзнических отношений отвечает коренным интересам граждан России и Узбекистана, общим задачам укрепления стабильности и безопасности в Центральной Азии»1906. В начале 2011 г. внимание узбекского руководства оказалось приковано к революционным событиям на Ближнем Востоке, вошедшим в историю как «Арабская весна». В Узбекистане были усилены меры безопасности, снизился темп политических преобразований. Служба национальной безопасности республики провела изъятия из торговых сетей Ташкента литературы «сомнительного содержания», закрыв около двадцати книжных магазинов1907 1908. 12 апреля Д. А. Медведев и И. А. Каримов провели очередной телефонный разговор, в ходе которого досконально обсудили ситуацию в Северной Африке, в зоне Персидского залива и ее влияние на положение дел в Центральной Азии. Президенты договорились еще более усилить взаимодействие своих государств на двусторонней основе и в рамках ОДКБ. Отдельное внимание они уделили вопросам торгово-экономического сотрудничества между Россией и Узбекистаном, дав высокую оценку достигнутому здесь уровню партнер- 1909 ства . Вскоре в конституцию Узбекистана все же были внесены изменения, демократизировавшие его политическую систему1909. На этом фоне руководство республики заметно активизировало восточный и южный векторы своей дипломатии. 19-20 апреля 2011 г. И. А. Каримов совершил государственный визит в Китай, по итогам которого стороны приняли совместную декларацию и подписали 25 межгосударственных и межправительственных соглашений. Пекин выразил готовность проинвестировать 5 млрд. долл. в энергетический, банковский и инфраструктурный секторы узбекской экономики, а Ташкент — в скорейшем порядке начать строительство третей нити газопровода Узбекистан — Китай1910. Министры иностранных дел Узбекистана, Туркмении, Ирана, Катара и Омана подписали соглашение о создании нового международного транспортного коридора, призванного соединить страны Центральной Азии с портами Персидского залива1911. Инициатором данного проекта выступил И. А. Каримов, стремившийся вывести глубоко континентальный Узбекистан к морям Индийского океана и увеличить товарооборот своей республики со странами Аравийского полуострова и Ираном1912. Это способствовало дальнейшему усилению позиций Узбекистана в Центральной Азии и свидетельствовало о его твердом намерении взять курс на повышение своего статуса в общеазиатских делах. 17-18 мая 2011 г. И. А. Каримов совершил государственный визит в Индию, обсудив с руководством этой страны перспективы расширения двустороннего сотрудничества в энергетической сфере, в отраслях легкой промышленности, здравоохранения, туризма, в области высоких технологий1913. Таким образом, Узбекистан предпринял очередную попытку выйти на еще один обширный азиатский рынок, суливший ему значительные доходы от экспорта углеводородов. Активные действия Узбекистана на восточном и южном направлениях были с тревогой восприняты Вашингтоном, справедливо усмотревшим в них возможность дальнейшего ослабления своего влияния на Ташкент. В результате США перенесли продовольственную базу своих войск, дислоцированных в Афганистане, из Объединенных Арабских Эмиратов в Узбекистан, выразив готовность закупать у местных фермеров овощи и фрукты1914. Это вызвало у Т ашкента удовлетворение, еще раз подтвердив тезис о правильности проводимого им внешнеполитического курса. 23 мая 2011 г. Д. А. Медведев и И. А. Каримов провели очередные телефонные переговоры. Президент Узбекистана проинформировал коллегу о договоренностях, достигнутых им в последние месяцы с альтернативными Москве партнерами1915. Тем самым он продемонстрировал, что его республика по-прежнему сохраняет приверженность принципам союзнического взаимодействия с Россией, при которых любые изменения в ее внешней политике обязательно согласуются с государ- ством-партнером. 14 июня 2011 г. Д. А. Медведев посетил Ташкент с кратким рабочим визитом. Главы государств сосредоточили свое внимание на обсуждении нескольких групп вопросов: влияние «Арабской весны» на ситуацию в Центральной Азии и на всем постсоветском пространстве; текущие проблемы российско-узбекского сотрудничества в политической, экономической областях и в сфере безопасности; пути дальнейшей активизации двусторонних отношений. Лидеры двух стран констатировали, что между ними сложились «доверительные и очень тесные контакты», при этом Д. А. Медведев охарактеризовал Узбекистан как стратегического партнера России и «близкое нам государство». Примечательно, что переговоры президентов прошли в достаточно теплой, но деловой атмосфере, и их выступления были лишены какой-либо эмоциональности. Тем не менее, обе стороны отметили, что блиц-визит Д. А. Медведева оказался чрезвычайно продуктивным, и выступили за дальнейшее использование подобной формы обмена мнениями по вопросам, представляющим обоюдный интерес1916. 20 июля 2011 г. в Ферганской области произошло сильное землетрясение, во время которого погибло 13 чел. и было ранено более 80 чел.1917. Д. А. Медведев направил И. А. Каримову телеграмму соболезнований1918, что было с пониманием воспринято Ташкентом, впрочем, не обратившимся к Москве за какой-либо помощью. В августе 2011 г. узбекский национальный провайдер «Узбек-телеком» заблокировал интернет-доступ к большинству популярных в стране информационных ресурсов, в том числе сайтам российских телеканалов «НТВ», «Первый», «Россия», радиостанций «Маяк», «Эхо Москвы», изданий «Известия», «Коммерсант», «Независимая газета»1919. Российская сторона предпочла не реагировать на данный шаг, представив его как внутреннее дело Узбекистана. 1 сентября 2011 г. Узбекистан отметил двадцатую годовщину независимости. Д. А. Медведев направил И. А. Каримову поздравительную телеграмму, в которой высоко оценил успехи, достигнутые республикой в экономике, социальной и общественно-политической жизни и высказался за дальнейшее углубление дружественных отношений между нашими странами1920. 3 октября 2011 г. В. В. Путин опубликовал статью «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня». Данную работу следовало рассматривать как его главное программное заявление в области внешней политики, подлежавшее воплощению в жизнь в случае его избрания на предстоящих выборах на пост президента. В указанной статье давался анализ интеграционных процессов на постсоветском пространстве и выдвигалась инициатива постепенного перерастания Таможенного союза и Единого экономического пространства ЕврАзЭС в Евразийский союз1921. Примечательно, что многие положения данного проекта базировались на предложениях по созданию Евразийского союза государств, высказанных Н. А. Назарбаевым еще в 1994 г.1922, но отклоненных лидерами постсоветских республик в силу их нежелания создавать на месте распущенного СССР какое- либо надгосударственное объединение. Инициатива В. В. Путина вызвала у руководства Узбекистана неожиданно нервную реакцию. 22 октября в Ташкенте И. А. Каримов провел переговоры с госсекретарем США Х. Клинтон, в ходе которых обсуждались ситуация в Афганистане и в Центральной Азии и перспективы расширения узбекско-американского сотрудничества в инвестиционной, торгово-экономической и гуманитарной сферах1923. В то же время, МИД республики заявил, что ее диалог с США развивается не в ущерб отношениям с Россией, неизменно сохраняющим союзнический характер1924. 5 декабря 2011 г. И. А. Каримов подверг сомнению возможность вхождения своего государства в Евразийский союз; он отметил: «К сожалению, кое-где на пространстве бывшего Союза есть определенные силы, которые вынашивают мысли о возрождении в новой форме империи, носившей название СССР»1925. Таким образом, президент Узбекистана впервые за многие годы позволил себе критику в адрес В. В. Путина, что не могло остаться незамеченным Москвой. Зимой 2011-2012 гг. интенсивность российско-узбекского диалога существенно снизилась. Главы государств и правительств двух стран сократили частоту своих консультаций; в российских СМИ уменьшился интерес к Узбекистану, а в узбекских СМИ — к России. В то же время, возникшее затишье в отношениях между нашими странами можно было объяснить начавшимися переменами в политическом руководстве Российской Федерации. Итоги президентских выборов в России были восприняты Узбекистаном с воодушевлением. Уже на следующий день после голосования, 5 марта 2012 г., И. А. Каримов направил В. В. Путину поздравительное послание, в котором тепло поздравил коллегу с победой и выразил надежду, что «исторически сложившиеся традиционно дружественные отношения и тесное многоплановое сотрудничество между нашими странами и народами будут и впредь последовательно развиваться на основе принципов взаимного уважения и доверия, в духе стратегического партнерства и союзничества»1926. Это означало, что с возвращением В. В. Путина на пост президента Ташкент был намерен сохранить прежний характер своих отношений с Москвой, пусть и с учетом изменений, произошедших в них в 2008-2012 гг. * * * В 2008-2012 гг. российско-узбекские отношения демонстрировали противоречивые тенденции. С одной стороны, Москва и Ташкент не расторгли договоры о стратегическом партнерстве и союзническом взаимодействии, де-юре сохранив максимально высокий уровень контактов друг с другом. С другой стороны, Узбекистан вновь начал дистанцироваться от России, совершая в ее адрес демарши, не соответствующие заявленному статусу их отношений; это вызвало у Москвы ответную реакцию, и в механизмах двустороннего сотрудничества, успешно функционировавших в течение нескольких предыдущих лет, стали возникать сбои. Среди основных проблем российско-узбекского сотрудничества в рассматриваемый период отметим нижеследующие: - возвращение во внешнюю политику Узбекистана принципа многовекторно- сти; расширение республикой контактов с США, странами ЕС, Китаем, Японией, Индией, государствами Ближнего Востока; как следствие, — уменьшение для Ташкента значимости сотрудничества с Москвой; - выход Узбекистана из структур ЕврАзЭС и ОДКБ, уменьшение его интереса к деятельности СНГ; - ревизию российским руководством принципов своей дипломатии в Центральной Азии, понижение значимости Узбекистана в системе внешнеполитических приоритетов России; - некоторое сокращение масштабов политического диалога между Москвой и Ташкентом; - фактическое замораживание двустороннего сотрудничества в военно-политической и военно-технической сферах; - негативное воздействие мирового финансового кризиса на динамику торговоэкономического сотрудничества сторон, срыв реализации ряда крупных совместных проектов; - усиление в Узбекистане цензуры российских СМИ; - ухудшение взаимопонимания между главами России и Узбекистана; - резко негативную реакцию Ташкента на выдвинутую В. В. Путиным инициативу создания Евразийского экономического союза. На этом фоне в 2008-2012 гг. в отношениях Москвы и Ташкента присутствовали определенные достижения, к числу которых необходимо отнести: - дальнейшее развитие нормативно-правовой базы двустороннего сотрудничества; - выработку сторонами новых форм ведения диалога (организация блиц-визита Д. А. Медведева в Ташкент, регулярное ведение главами России и Узбекистана телефонных разговоров); - сохранение российско-узбекскими отношениями максимально высокого юридического статуса, стремление сторон регулярно подтверждать стратегический и союзнический характер своего взаимодействия; - недопущение Москвой и Ташкентом возникновения полномасштабного кризиса в двусторонних отношениях; - стабильный рост товарооборота между нашими странами; - постепенное углубление межрегионального сотрудничества; - расширение взаимодействия России и Узбекистана в области образования, науки и культуры; - отсутствие в Узбекистане целенаправленной политики притеснения прав российских соотечественников, сохранение позиций русского языка в республике. Таким образом, в 2008-2012 гг. темпы развития российско-узбекского сотрудничества несколько снизились. В то же время, кризисные тенденции в двусторонних отношениях в этот раз оказались не столь значительными, как в 19981999 гг. Соответственно, Москва и Ташкент сохранили сравнительно высокий уровень взаимодействия, хотя их стратегическое партнерство, не говоря уже о союзничестве, имело весьма специфический характер. На протяжении 1991-2012 гг. Узбекистан оставался одним из наиболее важных и, вместе с тем, наименее удобных партнеров России в Центральной Азии. За годы своего руководства И. А. Каримов неоднократно менял отношение к Москве, в результате чего российско-узбекское сотрудничество поочередно переживало периоды резкой активизации и практически полного замерзания. Как правило, Ташкент выстраивал взаимодействие с Москвой, исходя из соображений политической и экономической конъюнктуры, рассматривая его исключительно через призму своих собственных интересов. В те годы, когда партнерство с Россией представлялось ему целесообразным, Узбекистан шел ей на определенные уступки; когда же Москва не могла удовлетворить его потребностей или он находил более перспективных партнеров, он немедленно сворачивал свое сотрудничество с нею. После распада СССР российско-узбекские отношения были особенно противоречивыми: хотя Узбекистан стремился к сохранению своих связей с Россией, Москва проявляла пассивность в Центральной Азии и буквально «вытолкнула» Ташкент с орбиты своего влияния. Когда же Б. Н. Ельцин осознал, что подобная тактика не соответствует интересам России, возможности для налаживания ее диалога с Узбекистаном на выгодных для себя условиях во многом уже были упущены, и между Москвой и Ташкентом возникло выраженное непонимание, порой доходившее до антагонизма. Тем не менее, к концу 1995 г. стороны все же сумели сформировать нормативно-правовую базу своих отношений, определить основные принципы и направления партнерства, преодолеть существовавшие между ними противоречия объективного и субъективного характера. При этом по большинству вопросов российско-узбекского сотрудничества инициатива, как правило, исходила от Ташкента, которому Москва зачастую шла на уступки. С октября 1995 г. по ноябрь 1998 г. под воздействием фактора «внешней угрозы» со стороны талибов Россия и Узбекистан ускоренно развивали сотрудничество в политической и военной сферах, тогда как их экономические и гуманитарные связи оказались отодвинуты на второй план. Узбекистан полностью вывел взаимодействие с Россией за рамки интеграционных объединений на постсоветском пространстве, в результате чего перестали действовать механизмы, способные поддерживать высокий уровень отношений Москвы и Ташкента в случае возникновения между ними противоречий. Кроме того, форсированное развитие российско-узбекского сотрудничества опережало реально существующие для этого предпосылки: стороны еще не были готовы к заключению полноценного союза, и в их отношениях возник значительный «перегрев». В результате в конце 1998 г., когда уровень «талибской угрозы» несколько снизился, у Москвы и Ташкента появились серьезные разногласия, и их сотрудничество пережило глубокий кризис. В конце 1998 г. - начале 2003 г. во взаимном восприятии России и Узбекистана произошли качественные перемены, в результате чего их отношения стали более ровными, предсказуемыми и взаимовыгодными. Различные области двустороннего взаимодействия в это время развивались разнонаправленно: наибольшие сложности испытывали политические и военные контакты, балансировавшие на грани замерзания; торгово-экономическое сотрудничество резко активизировалось и стало локомотивом российско-узбекских отношений; гуманитарные связи переместились с периферии к центру внимания сторон, также демонстрируя прогрессивный рост. В 2003 г. — начале 2008 г. Россия и Узбекистан вышли на качественно более высокий уровень отношений, заключив договоры о стратегическом партнерстве, а затем и союзническом взаимодействии. Этому способствовали как объективные обстоятельства, так и субъективный фактор — особый характер отношений, сложившихся между В. В. Путиным и И. А. Каримовым. Между тем, как и в годы «талибской угрозы» Москва и Ташкент оказались не готовы к формированию тесного военно-политического союза, и в их отношениях вновь возник «перегрев». С избранием президентом Д. А. Медведева российско-узбекское сотрудничество стало развиваться по нисходящей, и отношения между нашими странами заметно охладели. Тем не менее, они не утратили своего союзнического статуса, и кризисные тенденции проявлялись в них не столь очевидно, как это было в 1998-1999 гг. Таким образом, создается впечатление, что в 1991-2012 гг. российско-узбекские отношения развивались по спирали. Москва и Ташкент поочередно то сближались, то удалялись друг от друга, и на каждом следующем витке их достижения становились все значительнее, а противоречия, напротив, стремились к уменьшению. Кроме того, указанная спираль имела форму расширяющейся кверху воронки: с течением времени отношения между нашими странами все более усложнялись, углублялись, диверсифицировались и обрастали новыми формами и направлениями партнерства.
<< | >>
Источник: МЕЩЕРЯКОВ Константин Евгеньевич. ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В 1991-2012 ГГ. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме Российско-узбекские отношения в 2008-2012 гг.: уменьшение темпов развития:

  1. Современный этап развития историографии внешней политики Российской Федерации в Центральной Азии (с 2002 г.)
  2. Периодизация отношений Российской Федерации с государствами Центральной Азии
  3. Российско-таджикские отношения в конце 2005 г. — начале 2012 г.: углубление противоречий и попытки их преодоления
  4. Российско-узбекские отношения в середине 2003 г. — начале 2008 г.: выход на уровень стратегического партнерства и союзнического взаимодействия
  5. Российско-узбекские отношения в 2008-2012 гг.: уменьшение темпов развития
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -