<<
>>

Российско-киргизские отношения в 2000-2012 гг.: расширение асимметричного союзнического взаимодействия на фоне усиливающихся противоречий

В 2000 г., когда президентом России стал В. В. Путин, в российско-киргизских отношениях начался новый этап, во время которого стороны приблизились к союзническому уровню взаимодействия.
Уже 24 января на встрече с А. А. Акаевым В. В. Путин поднял вопросы о защите экономических интересов России в Киргизии в связи с ее вступлением в ВТО и об обеспечении прав проживающей там русской диаспоры. В обмен на заверения киргизского руководства, что права русскоязычных граждан не будут ущемлены, Москва согласилась реструктурировать задолженность Бишкека по ранее предоставленным ему кредитам828. Одновременно в Кыргызстане началась работа по укреплению позиций русского языка, направленная на дальнейшую консолидацию его многонационального общества. 25 мая 2000 г. Жогорку Кенеш принял закон о наделении русского языка официальным статусом829, в результате чего Киргизия стала второй после Белоруссии страной мира (не считая самой России), где русский язык получил особый юридический статус. Вслед за этим А. А. Акаев позвонил В. В. Путину, который отметил, что позиция киргизского руководства не оставляет сомнений в том, что новый закон будет неукоснительно претворяться в жизнь830. 26-29 июля 2000 г. А. А. Акаев совершил свой первый официальный визит в Россию после избрания президентом В. В. Путина. Главы государств согласовали программу двустороннего сотрудничества на предстоящие годы и сделали заявление для прессы. В нем В. В. Путин отметил, что Москва высоко оценивает перспективы российско-киргизских отношений, и подчеркнул, что Бишкек является самым активным участником интеграционных процессов на постсоветском пространстве831. Главным итогом российско-киргизских переговоров стало принятие Декларации о вечной дружбе, союзничестве и партнерстве между двумя государствами, в которой стороны впервые объявили себя не просто стратегическими партнерами, а союзниками.
Они договорились развивать отношения на основе широкомасштабного сотрудничества и взаимного доверия, всемерно учитывая интересы друг друга в политической, экономической и военной областях. В сфере безопасности президенты подтвердили, что, в случае совершения против одной из сторон акта агрессии, другая сторона окажет ей всю необходимую помощь, включая военную. В контексте баткенских событий 1999 г. данное положение приобретало особую значимость для Киргизии, получившей от России дополнительные гарантии своей безопасности. В области экономики Москва и Бишкек договорились развивать долгосрочное сотрудничество в отраслях гидроэнергетического и агропромышленного комплексов, машиностроения и легкой промышленности, транспорта и связи. Особое внимание было решено уделять расширению межрегиональных контактов сторон. Российская Федерация и Кыргызстан подтвердили, что всем лицам, проживающим на их территории, независимо от их национальной принадлежности и языка, гарантируются равные права в соответствии с международно-признанными нормами. В интересах Москвы в текст декларации было включено положение о том, что стороны подтверждают право постоянно проживающих на их территории граждан другой стороны свободно выражать и сохранять свою языковую, этническую и культурную самобытность, включая получение образования на родном языке. Стороны обязались создавать условия для изучения русского языка в Киргизии и киргизского языка в России, а также открыть свои информационно-культурные центры на территории государства-партнера832. Российско-киргизская декларация о вечной дружбе стала вторым документом подобного рода, заключенным Россией со странами СНГ (6 июля 1998 г. аналогичная декларация была принята Российской Федерацией и Республикой Казах- стан833). Ее подписание означало, что руководство двух стран стремится развивать сотрудничество на долгосрочной и планируемой основе, адаптировав его к изменившимся за истекшее десятилетие реалиям. Декларация стала новым рамочным документом, сформулировавшим принципы максимально высокого уровня взаимодействия между нашими странами.
Намерение Москвы развивать контакты с Бишкеком на долгосрочной основе подтвердил факт заключения сторонами Договора об экономическом сотрудничестве на 2000-2009 гг. с подробной программой к нему. Концептуально данный документ полностью повторил заключенный двумя годами ранее Договор об экономическом сотрудничестве между Россией и Казахстаном834. Текст договора стал основой для осуществления комплекса мероприятий, нацеленных на расширение и углубление российско-киргизского взаимодействия в области экономики835. Программа перечисляла основные проблемы двусторонних отношений и определяла шаги, направленные на их решение. В документе отмечалось, что Бишкек продолжит импортировать российскую продукцию нефтегазовой промышленности, черной металлургии, химии, лесотехнического комплекса. В свою очередь Москва проявила интерес к освоению сырьевых ресурсов Киргизии и развитию кооперации в отдельных отраслях производства. Приоритетными направлениями взаимодействия сторон на предстоящее десятилетие были определены гармонизация законодательства, развитие сотрудничества в отраслях машиностроения и легкой промышленности, топливно-энергетического комплекса, в военно-технической сфере, в освоении киргизских месторождений олова, вольфрама и золота836. Договор и программа к нему вступили в силу уже в 2001 г., что способствовало оживлению торгово-экономических связей между нашими странами, прежде находившихся в тени их политического сотрудничества. В августе 2000 г. из Таджикистана в Узбекистан вторглось около ста боевиков Исламского движения Узбекистана, решивших повторить на узбекской почве прошлогоднюю вылазку, совершенную ими в Киргизии. Целью данного выступления стало свержение режима И. А. Каримова837. Как и годом ранее, главную роль в ликвидации террористов сыграл Ташкент; к концу августа боевики были частично уничтожены, а частично вытеснены в соседнюю Киргизию. Россия предложила Узбекистану военно-техническую помощь, но тот отказался по причине того, что экстремисты уже во второй раз вторглись на его территорию из Таджикистана, имевшего в то время особо тесные связи с Москвой838.
В результате ваххабиты не сумели свергнуть режим И. А. Каримова, но существенно ухудшили отношения Таджикистана с его соседями — Узбекистаном и Киргизией, которые затаили некоторое недоверие и к России. При этом Москва не смогла оказать реальную помощь Бишкеку, что создало угрозу ослабления ее влияния на Кыргызстан. Признаком некоторого охлаждения в российско-киргизских отношениях стал тот факт, что 26 сентября 2000 г. на праздничные мероприятия, посвященные 3000-летию города Ош, не был приглашен В. В. Путин. Тем не менее, он направил участникам торжества теплое поздравление839, после чего между Москвой и Бишкеком восстановилось прежнее взаимопонимание. 10 октября 2000 г. А. А. Акаев поставил подпись под Договором об учреждении ЕврАзЭС840, подтвердив тем самым долгосрочный курс своей страны на углубление взаимодействия с Россией в рамках интеграционных объединений на постсоветском пространстве. После этого В. В. Путин посетил Бишкек, где принял участие в церемонии пуска новой гидротурбины столичной ТЭЦ. Завершение строительства нового блока электростанции позволило обеспечить бесперебойное энергоснабжение густонаселенной Чуйской долины. Общая стоимость проекта составила 20 млн. долл., из которых 25% в виде технического кредита Киргизии предоставила Россия841. Реализация данного совместного проекта стала ярким примером эффективного экономического сотрудничества двух государств. В октябре 2000 г. в финальную стадию вступила президентская избирательная кампания в Киргизии. Открыто не вмешиваясь в политические процессы в республике, накануне голосования российское руководство направило в Бишкек правительственную делегацию. В ходе состоявшихся переговоров стороны решили, что Киргизия погасит свой долг перед Россией, составлявший около 150 млн. долл., путем передачи в ее собственность акций своих крупнейших предприятий — производителей урана, золота, редких металлов и продукции военного назначения. Тем самым Киргизия продемонстрировала, что она не опасается утраты своего суверенитета вследствие передачи заводов России, и стала первой постсоветской республикой, предложившей Москве подобную схему урегулирования задолженности.
Предполагалось, что на приобретенных предприятиях российские собственники сохранят рабочие места, избавив правительство Киргизии от необходимости проводить массовые увольнения, а впоследствии будут выплачивать в бюджет республики причитающиеся налоги. Тогда же А. А. Акаеву была вручена премия «Хранитель мира и добра», учрежденная Российским комитетом ветеранов войны и Вооруженных сил842. На президентских выборах, состоявшихся 29 октября 2000 г., А. А. Акаев уже в первом туре одержал убедительную победу с результатом 74,42% голосов843. Западные наблюдатели признали данное голосование не соответствующим международным стандартам844, поскольку большинство кандидатов, представлявших реальную конкуренцию действующему главе государства, к участию в выборах под разными предлогами допущены не были845. На этом фоне МИД России занял противоположную позицию, подчеркнув, что выборы прошли успешно и стали шагом вперед на пути развития в Киргизии демократического общества846. Одним из первых вновь избранного коллегу поздравил В. В. Путин847. Серьезным испытанием для российско-киргизских отношений стали события 11 сентября 2001 г., после которых Киргизия объявила о готовности предоставить свой главный аэропорт — бишкекский «Манас» — в пользование войскам НАТО на время проведения антиталибской операции848. Это означало, что главным военным партнером республики вскоре могут стать США. В подобных обстоятельствах российское руководство, как и в случае с другими странами СНГ, проявило сдержанность, не требуя от Бишкека отказа от развития стратегического сотрудничества с Вашингтоном. Стремясь сохранить с Москвой взаимопонимание, в декабре 2001 г. киргизский парламент внес в конституцию республики поправку, наделившую русский язык официальным статусом849. Таким образом, реформа по повышению статуса русского языка в Киргизии была доведена до логического завершения. В 2002 г. в товарообороте между Россией и Киргизией наметилась тенденция к определенному росту, что вызвало у обеих сторон оптимизм.
Так, если в 2000 г. объем двусторонней торговли составлял 190 млн. долл., а в 2001 г. — всего 165 млн. долл., то в 2002 г. он увеличился до 178 млн. долл.850. 5 декабря 2002 г. В. В. Путин отправился в Бишкек с очередным рабочим визитом. Президенты России и Киргизии обсудили вопросы безопасности в Центральной Азии и перспективы взаимодействия своих государств в изменившихся геополитических условиях. В. В. Путин подчеркнул, что отныне важнейшей задачей Москвы и Бишкека будет переход от высокого уровня политического диалога к более содержательной работе в экономической сфере; приоритетными областями двустороннего взаимодействия он назвал электроэнергетику, водное хозяйство и межрегиональные связи851. По итогам проведенных консультаций стороны приняли Бишкекскую декларацию, зафиксировавшую их намерение твердо следовать всем своим прежним обязательствам. Это означало, что юридически они остаются полноценными союзниками, и американское военное присутствие в Киргизии не изменяет данного статуса. Главным направлением российско-киргизского сотрудничества, вопреки инициативе, озвученной В. В. Путиным, в документе вновь называлось взаимодействие в сфере безопасности. Это было связано с тем, что уже в ходе переговоров Бишкек подтвердил свою заинтересованность в сохранении высокого уровня военно-политических контактов с Москвой, предложив в качестве весомого аргумента открыть на территории Киргизии российскую военную базу. Это позволило В. В. Путину несколько смягчить свои требования и отказаться от курса на приоритетное развитие экономической составляющей двусторонних отношений. Отдельным пунктом в декларации отмечалось, что Кыргызстан поддерживает усилия российского руководства по восстановлению законности и порядка в Чечне. Подобная формулировка, пожалуй, являлась беспрецедентной в двусторонних документах столь высокого уровня и свидетельствовала о сохранении нашими странами чрезвычайно доверительных отношений. Лишь седьмым пунктом в декларации было упомянуто развитие торгово-экономического сотрудничества, при этом особое внимание предлагалось уделять расширению межрегиональных связей России и Киргизии. В гуманитарной сфере стороны договорились поощрять взаимодействие в области культуры, науки и образования. Наконец, Бишкек выразил Москве благодарность в связи с улучшением правового положения киргизских трудовых мигрантов на территории России852. Помимо Бишкекской декларации, В. В. Путин и А. А. Акаев подписали Соглашение о сотрудничестве России и Киргизии в области безопасности, согласно которому, в случае возникновения угрозы одной из сторон, Москва и Бишкек обязались привести в действие механизм совместных консультаций с целью устранения данной угрозы. Соответственно, даже после размещения в Киргизии войск НАТО, Россия не отказалась от своих обязательств по обеспечению ее безопасности. Также стороны договорились предоставить друг другу право использования военных объектов, находящихся на их территории853. Именно это положение дало России возможность открыть в Киргизии свою военную базу, местом дислокации которой был определен аэродром Кант854. Характер визита В. В. Путина свидетельствовал о завершении краткого периода охлаждения в российско-киргизских отношениях. В дальнейшем Москва и Бишкек обратились к практической реализации достигнутых ими договоренностей. В первой половине 2003 г. они вели работу, направленную на расширение взаимодействия в области экономики и культуры. 16 мая 2003 г. ОАО «Газпром» и правительство Киргизии подписали Соглашение о сотрудничестве в газовой отрасли сроком на 25 лет. Оно предусматривало участие российского монополиста в работах по реконструкции и модернизации существующих и созданию новых газотранспортных мощностей, а также добыче природного газа на территории Киргизии855. Подписание данного документа обозначило активизацию энергетической политики России в Кыргызстане. 20 сентября 2003 г. А. А. Акаев отправился в Россию с пятидневным рабочим визитом. Главным документом, подписанным по итогам его переговоров с В. В. Путиным, стало Соглашение о статусе и условиях пребывания российской авиационной базы на территории Киргизии. Основной задачей базы определялась защита суверенитета и безопасности Российской Федерации и Киргизской Республики. Ее личный состав объявлялся неприкосновенным и выводился из-под юрисдикции Киргизии. Принимающая сторона обязалась на безвозмездной основе осуществлять поставки российской авиабазе электроэнергии и коммунально-бытовых услуг, передав ей необходимое недвижимое и движимое имущество в военном городке Кант и на одноименном аэродроме на все время ее пребывания на своей территории. Российские военнослужащие обязались не вмешиваться во внутренние дела Киргизии и соблюдать ее законодательство. Они сами и члены их семей наделялись правом свободного передвижения по территории республики и обучения в ее учебных заведениях. Соглашение заключалось сроком на 15 лет с возможностью последующего продления856. Таким образом, Россия стала второй после США страной мира, разместившей в Киргизии свою военную базу. В результате ее влияние на Бишкек, несколько ослабшее в сентябре 2001 г., было полностью восстановлено. Условия пребывания российских военнослужащих в республике оказались минимально обременительными для Москвы, поскольку практически все расходы, связанные с функционированием базы, взяла на себя Киргизия. Все вышесказанное свидетельствовало о том, что подписанное соглашение являлось чрезвычайно выгодным для России. В свою очередь Кыргызстан заручился самой существенной поддержкой Москвы, начиная с 1991 г. Причем если пребывание в стране американских военных было выгодно ему главным образом с экономической точки зрения, то российская авиабаза выступала реальным гарантом обеспечения его безопасности и серьезной стабилизирующей силой в центральноазиатском регионе. 23 октября 2003 г. с ответным рабочим визитом в Киргизии побывал В. В. Путин. На этот раз график работы президентов двух стран оказался особенно напряженным. Прежде всего, они рассмотрели вопросы взаимодействия своих государств в гуманитарной сфере, после чего В. В. Путин вручил российские государственные награды деятелям культуры Кыргызстана857. Затем президенты отправились в Кант, приняв участие в церемонии открытия российской авиационной базы; В. В. Путин выразил благодарность А.А. Акаеву, подчеркнув, что именно он являлся инициатором ее размещения на территории Киргизии858. В завершение визита президенты приняли участие в работе инвестиционного форума «Россия — Киргизия», на который съехались политические деятели, депутаты парламентов, бизнесмены двух стран. Стороны согласились, что экономические связи остаются надежным фундаментом их взаимодействия, отметив, что важнейшими направлениями их сотрудничества являются освоение сырьевых ресурсов Киргизии, развитие промышленной и сельскохозяйственной кооперации, реализация инвестиционных проектов в области транспорта и энергетики859. Также главы государств завершили переговоры об условиях вступления России в ВТО и присутствовали при подписании соответствующего протокола860. На протяжении 2004 г. российско-киргизский диалог оставался довольно интенсивным. А. А. Акаев неоднократно давал позитивные оценки деятельности российской авиабазы в Канте. Значительное внимание стороны уделяли перспективным проектам в экономической сфере (участию российских специалистов в строительстве электростанций на реке Нарын — Камбаратинской ГЭС-1 и Камбаратинской ГЭС-2 — и сотрудничеству между Киргизией и электротехническими предприятиями Санкт-Петербурга)861. За 2002-2004 гг. товарооборот между нашими странами вырос с 178 до 418 млн. долл. Хотя на фоне торговли России с такими государствами, как Белоруссия, Украина, Казахстан и Узбекистан, данный показатель оставался очень скромным, его относительное увеличение — 2,3 раза — выглядело весьма существенным862 . 2005 год принес новые испытания для российско-киргизских отношений. На февраль 2005 г. в Киргизии было намечено проведение парламентских выборов, к которым заблаговременно начали готовиться как представители правящих кругов, так и оппозиция. Деятели оппозиции резко увеличили свою активность, критикуя А. А. Акаева за недемократичность и устраивая акции протеста863. Опасаясь утратить контроль над южными регионами страны, с января 2005 г. А. А. Акаев начал ужесточение своей политики. Ряд известных оппозиционных кандидатов в депутаты не получили возможности участвовать в выборах, другие были сняты с регистрации или уволены с руководящих постов864. Постепенно оппозиция стала консолидироваться и заручилась поддержкой западных структур, недовольных наращиванием А. А. Акаевым военно-политического сотрудничества с Россией865. Первый тур выборов состоялся 27 февраля 2005 г.; большинство голосов получили пропрезидентские партии866. По мнению миссии наблюдателей ОБСЕ, выборы прошли в целом успешно, но с отдельными нарушениями867. Киргизская оппозиция не согласилась с промежуточными итогами голосования, выведя на улицы районных центров Ошской и Джалал-Абадской областей несколько тысяч своих сторонников868. В условиях нарастания напряженности, 2 марта бывший председатель правительства, лидер оппозиционного блока «Народное движение Киргизии» К. С. Бакиев обратился за поддержкой к России и США, призвав их оказать влияние на киргизское руководство с целью сохранения в республике демократии и рыночной экономики869. С 4 по 10 марта беспорядки перекинулись на областные центры Южной Киргизии — Джалал-Абад и Ош, а также Нарын, расположенный на севере республики870. 13 марта в Киргизии состоялся второй тур выборов, сопровождавшийся, по мнению оппозиции, еще большими нарушениями. На следующий день Центральная избирательная комиссия республики объявила, что, согласно предварительным данным, большинство мест в новом парламенте получат пропрезидентские партии871. В городах Ош, Узген и Джалал-Абад начались массовые выступления с требованием пересмотра итогов голосования. В Таласе и Оше несколько тысяч человек захватили здания областных администраций872. 22 марта ЦИК официально объявила итоги выборов, и в Бишкеке прошло первое заседание нового парламента873. В это время на юге страны продолжались беспорядки, в результате которых наиболее густонаселенные области погрузились в хаос и центр утратил над ними контроль. Вечером 23 марта оппозиционеры из Оша и Джалал-Абада на автобусах выехали в Бишкек; в столице начались митинги с требованием отставки президента874 . 24 марта колонны автобусов вступили в столицу; митингующие захватили Дом правительства и президентский дворец875. Вечером Верховный Суд Киргизии отменил итоги прошедших выборов; Жогорку Кенеш, избранный под давлением А. А. Акаева, был распущен, а его прежний состав получил чрезвычайные полномочия876. А. А. Акаев и члены его семьи покинули страну; в Бишкеке начались погромы877. В ночь на 25 марта исполняющим обязанности президента, председателя правительства и председателя парламента Киргизии был назначен член оппозиционной фракции «Кыргызстан», коммунист И. Д. Кадырбеков. Днем 25 марта А. А. Акаев прибыл в Москву878; новым председателем правительства и исполняющим обязанности президента был назначен К. С. Бакиев879. В течение еще нескольких дней в Киргизии продолжались беспорядки, но к концу месяца ситуация начала стабилизироваться880. События в Киргизии вошли в историю как «Революция маков» или «Революция тюльпанов». Это была последняя успешно проведенная и вместе с тем наименее организованная «цветная революция» на постсоветском пространстве. Во время беспорядков в Киргизии российское руководство проявляло сдержанность в оценках происходящего. Официальную точку зрения выразил В. В. Путин, отметивший, что развитие ситуации в республике не стало чем-то неожиданным и явилось результатом слабости киргизской власти и накопившихся в республике проблем. Президент подчеркнул, что, работая в органах власти Кыргызстана в течение прошлых лет, лидеры оппозиции способствовали улучшению его отношений с Россией, и выразил надежду, что в будущем сотрудничество между нашими странами будет развиваться конструктивно. Что касается А. А. Акаева, то В. В. Путин пригласил его переселиться в Россию881. Соответственно, при оценке событий в Киргизии Москва сохранила нейтралитет; не увязывая дружественный характер российско-киргизских отношений с политикой А. А. Акаева, В. В. Путин даже не выразил ему сочувствия, вероятно, так и не простив экс-президенту лавирования между интересами России и США в Центральной Азии. Вместе с тем, российский лидер правильно оценил ситуацию, понимая, что и новое руководство Киргизии обязательно будет развивать с Москвой партнерские связи. Вскоре он дал распоряжение министерствам сельского хозяйства и чрезвычайных ситуаций России проработать вопросы, связанные с оказанием Киргизии экстренной помощи. Это стало свидетельством готовности Москвы сотрудничать с новыми властями республики882. 4 апреля 2005 г. А. А. Акаев, которому новое руководство Киргизии запретило возвращаться на родину883, за закрытыми дверями посольства Кыргызстана в Москве подписал протокол о добровольном сложении с себя президентских полномочий и сделал обращение к народу. Он попросил у соотечественников прощения, перечислил основные достижения за годы своего руководства и напутствовал новые власти сохранять особые отношения с Россией в качестве стержня своей внешней политики884. Первый рабочий визит К. С. Бакиева в Москву состоялся в мае 2005 г., в дни празднования 60-летия Победы Советского Союза в Великой Отечественной войне. Характер заявлений лидеров России и Киргизии, сделанных в начале переговоров, продемонстрировал, что они готовы продолжать сотрудничество по ранее намеченным планам — в частности, довести до конца работу по передаче Бишкеком Москве своих промышленных предприятий в счет погашения задолженности885. 10 июля 2005 г. в Киргизии состоялись досрочные президентские выборы, на которых победу в первом туре одержал К. С. Бакиев. Организация избирательного процесса в республике получила высокие оценки у международных наблюдателей886. В. В. Путин направил избранному коллеге поздравительное послание, в котором высоко оценил его вклад в упрочение добрососедских отношений между Россией и Киргизией и выразил надежду на их дальнейшее развитие в духе союзничества и стратегического партнерства887. Таким образом, переходный период в Кыргызстане подошел к концу, причем после «цветной революции» в республике Россия сохранила с ней взаимодействие в максимально полном объеме. Свой первый зарубежный визит в должности президента К. С. Бакиев совершил 5 сентября 2005 г. в Москву. В ходе состоявшихся переговоров стороны обсудили довольно широкий круг вопросов, согласившись в дальнейшем сделать акцент на расширении торгово-экономического сотрудничества. Было решено наращивать взаимодействие в электроэнергетике, газовой и горнорудной отраслях. В. В. Путин выразил надежду на обеспечение киргизским руководством комфортных условий для реализации российским бизнесом долгосрочных проектов в Киргизской Республике; К. С. Бакиев запросил у России помощь в решении экономических проблем своей страны. В политической сфере стороны обсудили перспективы своего взаимодействия в рамках СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и ШОС, а также вопросы борьбы с международным терроризмом и трансграничной преступностью888. По завершении консультаций президенты сделали Совместное заявление, в котором в сжатой форме отразили достигнутые ими договоренности889. Визит К. С. Бакиева показал, что новое киргизское руководство было настроено на сохранение широкого взаимодействия с Россией и считало ее своим важнейшим стратегическим партнером и союзником. По большинству вопросов К. С. Бакиев продемонстрировал преемственность курсу А. А. Акаева. Вместе с тем, нового лидера отличал более прагматичный подход, что проявлялось, в частности, в его стремлении активнее развивать экономические связи с Россией и окончательно решить проблему задолженности своей республики перед Москвой. Хотя стороны и не достигли принципиально новых договоренностей, в ходе состоявшейся встречи они выполнили свои основные задачи: Россия получила гарантии сохранения своего влияния на Киргизию после «Революции тюльпанов», а Кыргызстан заручился поддержкой России в решении своих внутренних проблем. В марте 2006 г. Россия открыла в Бишкеке свое торговое представительство. Примечательно, что соответствующее соглашение было подписано еще в 1992 г., но лишь новое киргизское руководство осознало данный шаг необходимым для развития национальной экономики. 24 апреля 2006 г. К. С. Бакиев вновь посетил Москву. Стороны констатировали, что в последнее время имеет место не только количественное, но и качественное развитие российско-киргизских отношений890, и приняли очередное Совместное заявление, в котором в конкретизированной форме сформулировали основные планы своего взаимодействия в различных областях891. Благодаря принятым мерам, с 2004 по 2006 гг. товарооборот между нашими странами вырос с 418 млн. долл. до 755 млн. долл., то есть более чем на 80%892. Углубилось межрегиональное взаимодействие сторон; наибольший интерес к сотрудничеству с Киргизией в Российской Федерации стали проявлять Москва, Санкт-Петербург, Московская, Свердловская и Ярославская области893. Главными задачами российско-киргизского сотрудничества в 2007 г. являлись дальнейшее увеличение товарооборота, превысившего 1 млрд. долл.894, урегулирование задолженности Киргизии перед Россией, составлявшей неподъемные для Бишкека 186 млн. долл., и расширение контактов в гуманитарной сфере. В начале 2008 г. в двусторонних отношениях установилось некоторое затишье, связанное с подготовкой Российской Федерации к президентским выборам. К. С. Бакиев стал одним из первых зарубежных лидеров, уже 3 марта поздравивших Д. А. Медведева с убедительной победой; он выразил надежду на сохранение высокого уровня партнерства между нашими странами, характерного для периода президентства В. В. Путина895. Другое поздравительное послание он направил действующему главе государства896. Первая встреча К. С. Бакиева и Д. А. Медведева в должности президента состоялась 7 июня 2008 г. в Санкт-Петербурге, куда киргизский лидер прибыл для участия в работе саммита СНГ и Петербургского экономического форума. Перечень вопросов, рассмотренных главами двух государств, подтвердил, что Д. А. Медведев сохранит преемственность в отношениях России с Кыргызстаном, и они не претерпят существенных изменений. Основное внимание он предложил уделять развитию экономического и гуманитарного сотрудничества, в том числе, дальнейшему участию российских компаний в инвестиционных проектах на территории Киргизии и расширению деятельности в республике филиалов российских вузов897. Реакция киргизского руководства на события августа 2008 г. в Южной Осетии оказалась весьма неопределенной. 11 августа парламентская делегация Киргизии как страны-председателя СНГ вылетела в зону конфликта, чтобы ознакомиться с ситуацией на месте898. 13 августа К. С. Бакиев заявил: «Мы... глубоко озабочены тем, что произошло в Южной Осетии. Подобные конфликты должны решаться. на основе международного права и только политико-дипломатическим путем»899. Очевидно, что данная формулировка не предполагала поддержки Кыргызстаном действий России против Грузии. Впоследствии о ситуации на Кавказе Д. А. Медведев и К. С. Бакиев не вели даже телефонных переговоров. Лишь в конце августа, на Душанбинском саммите ШОС, президент Киргизии выразил одобрение активной роли России в содействии миру в Южной Осетии, присоединившись к итоговой декларации стран-участниц900 901. Понимая, сколь опасной для многонационального Кыргызстана может стать проблема сепаратизма, и оправдывая его позицию во время кавказского кризиса преимущественно этими соображениями, российское руководство не стало делать далеко идущих выводов, способных негативно сказаться на состоянии российско-киргизского сотрудничества. Так, после разрушительного землетрясения в Ошской области, случившегося 5 октября 2008 г., Россия стала одной из стран, предложивших Киргизии необходимое содействие в устранении последствий стихийного бед- 902 ствия . 9 октября 2008 г. Д. А. Медведев посетил Киргизию с официальным визитом. Приветствуя высокого российского гостя, К. С. Бакиев, стремившийся окончательно нормализовать отношения с Москвой, заявил: «Укрепление стратегического партнерства с Россией остается одним из главных наших внешнеполитических приоритетов. Кыргызстан был, есть и остается надежным и последовательным союзником России, который намерен и дальше развивать взаимодействие во всех сферах»902. По итогам проведенных переговоров стороны подписали несколько экономических соглашений и приняли Совместное заявление. В нем президенты с удовлетворением отметили позитивную динамику взаимодействия России и Киргизии во всех областях и подтвердили приверженность своих стран ранее принятым на себя обязательствам. В политическом плане они подчеркнули особое значение ведения конструктивного диалога на высшем уровне, определив своей главной задачей дальнейшее наполнение отношений союзничества и стратегического партнерства конкретным содержанием. В экономической сфере главы государств подтвердили, что они придают первостепенное значение наращиванию масштабов и отраслевой диверсификации межгосударственного сотрудничества. Приоритетными направлениями своего взаимодействия стороны назвали сооружение на территории Киргизии крупных электростанций, геологическое изучение недр на нефтегазоперспективных площадях, модернизацию и развитие нефтегазового комплекса республики с участием ОАО «Г а- зпром», развитие горнорудной промышленности, производство и переработку сельскохозяйственной продукции. Киргизская сторона выразила готовность создавать максимально благоприятные условия для привлечения российского капитала и развития межрегионального сотрудничества с Россией. В гуманитарной области Д. А. Медведев высоко оценил меры в поддержку русского языка в Киргизии, в частности, готовность киргизского руководства открыть на базе Киргизско-Славянского университета первый на постсоветском пространстве инновационно-образовательный центр. Стороны решили, что более активному изучению русского языка в Киргизии будет способствовать создание на территории республики сети «Русских центров». Также они обязались в скорейшем порядке подписать соглашения об учреждении домов науки и культуры России и Киргизии в столицах двух стран. Впервые отдельной строкой в заявлении главы государств констатировали создание благоприятных условий для россиян, проживающих в Киргизии, и киргизстанцев, проживающих в России. Стороны выразили намерение укреплять свое взаимодействие в военной и военно-технической сферах, включая продолжение функционирования российских военных объектов на территории Киргизии. Также они отметили совпадение или близость подходов к ключевым международным проблемам. Россия высоко оценила вклад Киргизии в деятельность СНГ и ОДКБ в период ее председательства в данных организациях (2007-2008 гг.)903. Совместное заявление Д. А. Медведева и К. С. Бакиева представляло собой наиболее подробный программный документ, когда-либо принимаемый руководителями России и Киргизии. По своему содержанию, оно напоминало аналогичное заявление, сделанное В. В. Путиным и К. С. Бакиевым в апреле 2006 г., однако степень проработки различных вопросов в нем оказалась существенно большей. Положения Совместного заявления представлялись выгодными и для России, и для Киргизии. Москва сохранила значительное влияние на Бишкек, получив от него дополнительные гарантии защиты прав русскоязычного населения и наметив перспективы дальнейшего взаимодействия в самых разных областях. Киргизия в очередной раз заручилась обязательствами, что Россия останется ее главным союзником и будет принимать активное участие в ее хозяйственном развитии. В январе 2009 г. в Киргизии разразился сильнейший экономический кризис, поставивший ее на грань банкротства. Руководство республики запросило у России кредит в 2 млрд. долл.904. Переговоры продолжались в течение нескольких недель, и 3 февраля К. С. Бакиев прибыл в Москву для подписания соответствующего пакета документов. Россия предоставила Киргизии льготный кредит в 300 млн. долл. со сроком погашения в 40 лет под 0,75% годовых и безвозмездную помощь в объеме 150 млн. долл. В обмен на 48% акций ОАО «Дастан» — единственного в республике предприятия, производящего оборудование для морских торпед по заказам оборонных ведомств России, Индии и Украины, — Москва списала Бишкеку весь долг в размере 173 млн. долл. Для страны с годовым бюджетом около 1 млрд. долл. подобный объем прямой финансовой помощи являлся беспрецедентным. В присутствии Д. А. Медведева и К. С. Бакиева было заключено соглашение о строительстве в Киргизии Камбаратинской ГЭС-1 — крупнейшего в республике энергетического предприятия с участием российского капитала, на сооружение которого Москва обязалась выделить дополнительный кредит в 2 млрд. долл.905. В обмен на получение российской финансовой помощи К. С. Бакиев согласился закрыть американскую авиабазу «Манас», сделав соответствующее заявление сразу после переговоров с Д. А. Медведевым906. В условиях, когда Б. Обама объявил завершение военной операции в Афганистане своим главным приоритетом, это стало крупной дипломатической победой России, заметно укрепившей ее позиции в Центральной Азии. Решение о закрытии базы вступило в силу 20 февраля 2009 г.907. После этого К. С. Бакиев объявил, что в августе 2009 г. последний американский солдат должен покинуть киргизскую землю, но сделал оговорку, что Бишкек готов обсуждать с Вашингтоном новые условия использования «Манаса» — например, для транспортировки грузов для нужд антиталибской коалиции908. Последнее стало для России неприятным сюрпризом и продемонстрировало, что киргизское руководство не желает вывода из республики американских войск, намереваясь лишь понизить их статус. Вскоре Кыргызстан и США провели серию переговоров, по итогам которых было решено, что авиабаза «Манас» трансформируется в Центр транзитных перевозок, сохраняющий полную автономность работы. Военные и гражданские грузы, перевозимые через центр, не подлежали таможенному досмотру. Его персонал лишался дипломатического иммунитета, но не мог быть выдан международному суду или третьему государству без согласия Вашингтона. Арендная плата, перечисляемая США Киргизии, увеличилась с 17,4 до 60 млн. долл. в год909, при этом Вашингтон обязался выделить на развитие инфраструктуры «Манаса» еще 36,6 млн. долл.910. Решение Бишкека вызвало у Москвы возмущение, однако она не пошла на обострение двусторонних отношений, постаравшись найти ему адекватный ответ. Вскоре киргизские власти дали согласие на размещение на территории республики второй российской военной базы в г. Ош, которую предполагалось сформировать под эгидой Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ исключительно из российских военнослужащих. Также Москва выразила желание увеличить свою долю в ОАО «Дастан», получив контрольный пакет акций данного предприятия911. 1 августа 2009 г. Д. А. Медведев и К. С. Бакиев подписали меморандум, предусматривавший размещение на территории Киргизии дополнительного российского воинского контингента численностью до батальона и создание Объединенной российской военной базы912. Соответствующее соглашение планировалось заключить к 1 ноября 2009 г., однако Бишкек стал затягивать работу по его подготовке. В результате Россия отказалась инвестировать обещанные 2 млрд. долл. в строительство Камбаратинской ГЭС-1913, и с приходом зимних холодов в Киргизии начались веерные отключения электроэнергии914 915. В подобных условиях правительство республики приняло решение повысить тарифы на горячую воду, отопление и электроэнергию в 2,5-10 раз, что угрожало обернуться разорением для большей части населения страны910. Стремясь снизить напряженность в отношениях с Москвой, 27 ноября 2009 г. К. С. Бакиев заявил о стремлении своей республики в перспективе присоединиться к создаваемому Россией, Белоруссией и Казахстаном Таможенному союзу916. Очевидно, это несколько расширило бы возможности российского капитала на киргизском рынке, однако, учитывая, что на тот момент Таможенный союз еще не был создан, данное заявление не вызвало у России особого интереса. В результате вместо российских 2 млрд. долл. Бишкеку пришлось довольствоваться 30,0 млн. долл. американской помощи, выделенной на реконструкцию «Манаса», и 250 млн. долл. инвестиций, обещанных Астаной. При этом Киргизия лишилась контроля практически над всем побережьем Иссык-Куля — главной курортной зоной страны, переданной Казахстану в долгосрочную аренду917. 19 декабря 2009 г. Д. А. Медведев и К. С. Бакиев провели неформальную встречу в Алма-Ате, в ходе которой обсудили текущие политические и экономические вопросы918. Содержание данных переговоров не было опубликовано в печати, однако в своем новогоднем послании киргизскому лидеру президент России подчеркнул, что в уходящем году Москва и Бишкек достигли принципиальных договоренностей, открывающих возможность для выхода их отношений на качественно новый уровень919. Тон послания свидетельствовал о том, что Москва не рассматривает разногласия с Бишкеком, возникшие на фоне экономического кризиса, как фундаментальные, но рассчитывает на готовность киргизской стороны выполнять ранее взятые на себя обязательства. В начале 2010 г. в Киргизии произошло резкое ухудшение экономической ситуации920, что спровоцировало рост активности оппозиционных партий и движе- ний921. Глава государства начал реализацию мер, направленных на дальнейшую централизацию власти и последующую передачу президентских полномочий его сыну М. К. Бакиеву922. В дни пятилетней годовщины «Революции тюльпанов», в марте 2010 г., российские СМИ усилили внимание к Киргизии, представляя материалы, весьма критично характеризующие положение дел в этой стране. Они упрекали К. С. Бакиева в связях с финансово нечистоплотными элементами, ущемлении гражданских прав и свобод, активном участии родственников президента в жизни рес- публики923. Сочтя данные действия провокацией, направленной на дискредитацию его режима, К. С. Бакиев выступил с резким заявлением о том, что российские журналисты искажают ситуацию в Киргизии и способствуют ухудшению ее отношений с Россией924. МИД республики сообщил, что направил в посольство России в Бишкеке ноту протеста, однако само посольство не подтвердило факт ее получения925. В сложившихся обстоятельствах российское руководство, воспринявшее демарш К. С. Бакиева как продолжение внутриполитической борьбы в Киргизии, воздержалось как от критики действий киргизской стороны, так и от их одобрения. В свою очередь киргизская оппозиция оценила это как однозначный отказ Москвы поддерживать К. С. Бакиева и 6 апреля 2010 г. устроила антиправительственный митинг в Таласе, на севере республики926. Страну быстро охватили беспорядки927, в ночь на 7 апреля достигшие Бишкека928. Режим К. С. Бакиева оказался неспособен повлиять на происходящее, и в течение суток власть в стране перешла к сформированному оппозицией Временному народному правительству, которое возглавила Р. И. Отунбаева929. Таким образом, в Киргизии произошла «Народная революция». Реакция России на беспорядки в Кыргызстане оказалась очень сдержанной. 7 апреля 2010 г. МИД России выступил с кратким заявлением, в котором выразил заинтересованность в сохранении стабильности в этом дружественном государстве и призвал противоборствующие стороны воздерживаться от применения силы930. Д. А. Медведев выразился более категорично, отметив, что события в Киргизии свидетельствуют о крайней степени возмущения граждан действующей властью931. Наиболее резкие слова в адрес свергнутого лидера произнес В. В. Путин: «Когда президент Бакиев приходил к власти, он очень жестко критиковал отстраненного... Акаева за семейственность, за то, что в экономике Кыргызстана кругом сидели родственники. У меня такое впечатление, что господин Бакиев наступает на те же самые грабли»932. Сказанное продемонстрировало сильное раздражение России действиями К. С. Бакиева в последние месяцы его руководства и готовность признать итоги произошедшей в Киргизии революции. Уже 8 апреля правительство Р. И. Отунбаевой выразило намерение продолжить активное взаимодействие с Россией и запросило у нее помощь в виде нефтепродуктов и нового кредита на поддержание финансовой системы Кыргызстана933. Вскоре новые власти заявили о неукоснительном соблюдении республикой всех обязательств в рамках ОДКБ934, что свидетельствовало об их стремлении сохранить за Бишкеком статус военно-политического союзника Москвы. 14 апреля в Россию прибыл вице-премьер временного правительства А. Ш. Атамбаев, получивший согласие В. В. Путина на выделение Киргизии 50 млн. долл. на решение первоочередных задач социальной сферы и проведение весенне-полевых работ935. В начале-середине апреля в Киргизии произошла серия нападений на офисы компаний и жилые дома русскоязычных граждан, участились случаи проявления бытового национализма в отношении русского населения. Попытки российского посольства привлечь к происходящему внимание местных властей не увенчались успехом936, после чего обеспокоенность судьбой своих соотечественников выразил МИД России937. 20 апреля Д. А. Медведев дал распоряжение министру обороны А. Э. Сердюкову принять меры по обеспечению безопасности российских граждан и усилению защиты российских стратегических объектов на территории Киргизии938, после чего давление на русское население республики практически прекратилось. В мае Москва перевела Временному народному правительству обещанные 50 млн. долл., что позволило ему несколько стабилизировать ситуацию939. 19 мая Р. И. Отунбаева была назначена временным президентом республики940, а А. Ш. Атамбаев стал премьер-министром Кыргызстана. В июне 2010 г. в Ошской и Джалал-Абадской областях произошло обострение противоречий между киргизами и узбеками, переросшее в полномасштабные межнациональные столкновения941. Жертвами погромов стали более 170 чел., около 1500 чел. получили ранения942; более 20 тыс. представителей узбекской диаспоры покинули Киргизию и ушли в соседний Узбекистан943. Ситуация усугублялась тем, что на этот раз в распоряжении киргизских властей не оказалось сил, способных остановить кровопролитие подобно советским войскам, введенным в зону бедствия летом 1990 г., когда здесь произошел аналогичный по своим масштабам конфликт. Временное правительство обратилось к ОДКБ и руководству России с просьбой направить миротворцев для разделения конфликтующих сторон944; однако соответствующие запросы были сделаны в устной форме, поэтому не имели юридической силы и не могли быть удовлетворены Москвой945 946. К концу июня правительство Р. И. Отунбаевой урегулировало ситуацию на юге республики собственными си- 947 лами . К 1 июля 2010 г. задолженность Кыргызстана перед Россией превысила 340 млн. долл. На этом фоне правительство республики затормозило процесс передачи в собственность Москвы контрольного пакета акций завода «Дастан» и свернуло переговоры об открытии второй российской военной базы на территории Кир- гизии947. Последнее стало нарушением договоренностей, достигнутых сторонами во время президентства К. С. Бакиева. Подобная позиция была воспринята Россией как попытка выторговывания Бишкеком новых преференций, поэтому переговоры Д. А. Медведева и Р. И. Отунбаевой, состоявшиеся 5 июля948 и 20 августа 2010 г.949 и рассматриваемые киргизским руководством как путь к получению дополнительной помощи от Москвы, оказались безрезультатными. Лишь в октябре, когда Бишкек, наконец, согласился на частичную передислокацию российских военнослужащих в Ошскую область950, Москва начала проработку вопроса о выделении ему нового кредита951. В октябре-ноябре 2010 г. ситуация в Киргизии вновь дестабилизировалась. Парламентские выборы, прошедшие 10 октября, способствовали не консолидации общества, а усилению его раскола по политическому признаку952. В Ошской области участились случаи захвата киргизами сельскохозяйственных угодий, принадлежащих узбекам, что привело к новому всплеску междунациональной напряженности в регионе953. В самом Оше произошла серия терактов, вызвавших панику у местных жителей954. По Бишкеку и Чуйской области прокатилась волна нападений на молельные дома, проповедующие православие и протестантизм955. Неспособность руководства республики взять ситуацию под свой контроль вынудила его вновь обратиться за поддержкой к России. 17 ноября в Красноярск прибыла делегация во главе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Киргизии в России У. Чиналиевым. Он высказался за незамедлительное восстановление экономического и гуманитарного сотрудничества между нашими странами и попросил руководство Красноярского края рассмотреть вопрос об оказании Кыргызстану гуманитарной помощи строительными материалами956. 27 декабря 2010 г. в Москву прибыл А. Ш. Атамбаев. Данный визит стал его первой зарубежной поездкой после назначения на должность председателя правительства Киргизии957, что свидетельствовало о сохранении республикой прежней внешнеполитической ориентации. А. Ш. Атамбаев провел переговоры с В. В. Путиным, обсудив экономическую ситуацию в Киргизии и запросив возобновления российских кредитов, замороженных в конце президентства К. С. Бакиева958. Высокий киргизский гость также был принят руководителем Администрации Президента России С. Е. Нарышкиным, заявившем о готовности Москвы восстановить с Бишкеком добрососедские стратегические отношения959. В то же время, результаты поездки А. Ш. Атамбаева не получили освещения в средствах массовой информации, что свидетельствовало о стремлении России извлечь из возобновления сотрудничества с Кыргызстаном максимальную выгоду. В феврале 2011 г. Жогорку Кенеш Киргизской Республики принял законопроект о присвоении географического названия «Пик Владимира Путина» безымянной вершине в горах Алатау960. Очевидно, что данное решение было призвано продемонстрировать лояльность киргизских властей российскому руководству, однако оно не вызвало у Москвы какой-либо реакции. Тогда же Кыргызстан согласовал с США новые условия поставок топлива в Центр транзитных перевозок «Манас». Если раньше заправку американских самолетов осуществляли исключительно компании, принадлежащие США, то теперь 50% топлива должна была поставлять киргизская сторона. Это гарантировало бюджету страны приток дополнительных средств в объеме 650 млн. долл. в год961. Одновременно правительство Киргизии предложило учредить для осуществления поставок топлива «Манасу» совместное предприятие с участием российской компании «Газпромнефть», что вызвало у Москвы несомненный интерес962. С приходом весны внутриполитическая ситуация в Киргизии вновь обострилась. Двадцать политических партий, не прошедших в парламент республики на предыдущих выборах, создали Общенациональный конгресс, который сформировал альтернативные правительство и парламент. Целью их деятельности стала выработка решений, направленных на выведение страны из системного кризиса963. Учитывая, что одним из первых шагов действующего руководства Киргизии в свое время было формирование органов власти, не подконтрольных К. С. Бакиеву, это вызвало у Р. И. Отунбаевой сильную тревогу964. 17 марта 2011 г. доведенные до отчаяния жители Бишкека и Оша попытались устроить штурм Дома правительства Киргизии965. Вскоре А. Ш. Атамбаев вновь отправился в Москву, запросив у В. В. Путина помощь из средств Антикризисного фонда ЕврАзЭС в размере 200 млн. долл.; российская сторона ответила ему отка- зом966. 11 апреля руководство Киргизии высказалось за скорейшее вступление своей страны в Таможенный союз ЕврАзЭС; данная инициатива не получила одобрения России, поскольку Киргизия не соответствовала необходимым для этого критериям967. Вскоре в Москву отправился О. Т. Бабанов — вице-премьер Киргизии, являвшийся одним из лидеров «Народной революции». Его переговоры с В. В. Путиным также не дали конкретных результатов: председатель правительства России потребовал у Киргизии незамедлительного выполнения ранее принятых на себя обязательств как по вопросам погашения задолженности, так и в области реализации совместных экономических проектов. В итоге киргизские власти были вынуждены признать наличие серьезных проблем в своих отношениях с Россией и прийти к выводу, что они исчерпали лимит доверия Москвы968. Уже 20 апреля Киргизия выплатила России 14,3 млн. долл. просроченной задолженности, выразив готовность передать ей в счет погашения остальной части долга 48% акций ОАО «Дастан»969. На этом фоне парламент республики начал процедуру ратификации соглашения с НАТО о переезде Центральноазиатского офиса альянса из Астаны в Бишкек970; руководство организации выразило намерение расширить свое взаимодействие с Киргизией971. Правительство республики начало переговоры с США о продлении сроков пребывания в аэропорту «Манас» Центра транзитных перевозок972. Таким образом, администрация Р. И. Отунбаевой вернулась к тактике «маятниковой дипломатии»: подобно режимам А. А. Акаева и К. С. Бакиева, она начала выстраивать свою внешнюю политику, лавируя между интересами Москвы и Вашингтона, что вызвало у России сильное раздражение. В мае 2011 г. в Киргизии произошел очередной всплеск националистических настроений. Печатные издания, политические партии и общественные организации республики начали в массовом порядке тиражировать материалы, имевшие ксенофобский характер и унижавшие русское, узбекское и еврейское население страны973. Это вызвало у России серьезную озабоченность, хотя и не спровоцировало ее на принятие ответных мер. В июне 2011 г. Кыргызстан потребовал от России экстрадиции своих граждан, обвиняемых в причастности к беспорядкам апреля-июня 2010 г. Среди них оказались лица из близкого окружения К. С. Бакиева974. Реакция российской стороны на данную просьбу осталась неизвестной. Вскоре Д. А. Медведев провел краткие переговоры с Р. И. Отунбаевой975. Встреча глав государств была приурочена к работе саммита ШОС в Астане и не получила широкого освещения в прессе. Тем не менее, по возвращении домой Р. И. Отунбаева выступила с резким заявлением, суть которого сводилась к ее готовности «лично... бороться с проявлениями махрового национализма» в республике, пропагандируемого политиками, действующими против своего государства976. В июле 2011 г. в Ошской области произошли столкновения между узбеками, населяющими поселок Араван, и киргизами, проживающими в селе Чекобат. Поводом к началу конфликта стала бытовая ссора между жителями двух населенных пунктов, переросшая в погромы на рынке Аравана, устроенные уроженцами Чеко- бата. Для пресечения беспорядков руководство Киргизии ввело в Араван подразделения внутренних войск, закрыв в поселке магазины, кафе и детские сады; после этого ситуация начала постепенно стабилизироваться977. 31 августа 2011 г. Кыргызстан отметил двадцатую годовщину независимости. В столице страны прошел военный парад и состоялась праздничная демонстрация978. Д. А. Медведев направил Р. И. Отунбаевой поздравительную телеграмму, в которой выразил удовлетворение высокой динамикой российско-киргизского диалога, позволяющей «решать актуальные вопросы двусторонней повестки дня в духе союзнического партнерства на основе последовательного выполнения имеющихся договоренностей»979. Соответственно, российский лидер впервые за последние месяцы заявил о союзническом характере отношений между нашими странами, увязав возможность сохранения достигнутого ими уровня со строгим выполнением Бишкеком своих обязательств перед Москвой. После этого в Киргизию отправился С. Е. Нарышкин, проведший переговоры с президентом и премьер-министром республики, но не сделавший по итогам своей поездки официальных заявлений980. В сентябре 2011 г. в Киргизии началась подготовка к президентским выборам, призванным подвести черту под переходным этапом, связанным с событиями «Народной революции»981. Претендентом на высший государственный пост от правящей коалиции стал А. Ш. Атамбаев. 13 октября он совершил рабочий визит в Москву, в ходе которого обсудил с С. Е. Нарышкиным вопросы стратегического партнерства между Россией и Кыргызстаном982. По сути, это означало готовность российского руководства поддержать его кандидатуру в ходе предстоящего голосования. Во время предвыборной кампании в Киргизии большинство кандидатов на пост президента выступили за активную интеграцию республики с Россией983. В данной связи руководство страны подало заявку на ее присоединение к Таможенному союзу ЕврАзЭС984. Это вызвало у Москвы двойственную реакцию: с одной стороны, речь шла о явно популистском шаге, которому не стоило придавать особого значения, учитывая, что Бишкек по-прежнему не был готов к полноценному участию в данном объединении; с другой стороны, пророссийские устремления киргизского руководства стали столь очевидными, что это не могло не волновать Москву. Президентские выборы в Кыргызстане состоялись 30 октября 2011 г. и уже в первом туре принесли победу А. Ш. Атамбаеву985. Д. А. Медведев направил избранному коллеге поздравительное послание, в котором выразил надежду, что под его руководством страна продолжит курс на укрепление союзничества и стратегического партнерства с Россией986. Уже 1 ноября А. Ш. Атамбаев заявил, что в 2014 г., когда истечет срок действия соответствующих договоренностей между Киргизией и США, Центр транзитных перевозок «Манас» будет полностью закрыт987. В ответ Россия начала оказание Киргизии гуманитарной помощи, отправив в республику двухмесячный запас муки и растительного масла на сумму 5 млн. долл.988. Церемония инаугурации А.Ш. Атамбаева состоялась 1 декабря 2011 г. На ней присутствовали гости из Турции, стран СНГ и отдельных регионов России. В то же время, уровень делегаций, прибывших в Бишкек, был сравнительно невысоким: например, Российскую Федерацию представляли председатель Конституционного Суда В. Д. Зорькин и заместитель министра иностранных дел Г. Б. Карасин, что не осталось незамеченным киргизской стороной989. Д. А. Медведев направил А. Ш. Атамбаеву поздравительную телеграмму, в которой говорилось о необходимости развивать между Россией и Киргизией открытое, конструктивное сотрудничество в духе традиций дружбы, взаимного уважения и доверия. Для придания нового импульса двустороннему взаимодействию, президент России предложил активизировать политический диалог, обеспечить реализацию совместных экономических и инвестиционных проектов, восстановить интенсивные гуманитарные контакты между нашими странами. Особое внимание он уделил тесной координации позиций сторон в рамках существующих интеграционных объединений и международных структур. Главными задачами российско-киргизского партнерства на предстоящие годы Д. А. Медведев назвал всемерное расширение разносторонних связей и наполнение межгосударственных отношений конкретным содержанием990. 19 декабря А. Ш. Атамбаев посетил Россию с рабочим визитом, в ходе которого продолжил обсуждение вопросов двустороннего взаимодействия с Д. А. Медведевым. По итогам проведенных консультаций президенты не подписали каких- либо документов и не сделали совместных заявлений991. Это свидетельствовало о сохранении между Россией и Киргизией существенных противоречий, препятствовавших возвращению их отношений к духу конструктивного партнерства. 12 января 2012 г. А. Ш. Атамбаев неожиданно отказался от идеи закрытия авиабазы «Манас», предложив преобразовать ее в Гражданский центр транзитных перевозок с участием США, России и Турции992. Одновременно во внешней политике Киргизии наметился крен в сторону Анкары: свой первый официальный визит в должности президента А. Ш. Атамбаев совершил в Турцию, где не скупился на теплые слова в адрес принимающей стороны и пригласил ее расширить свое присутствие на киргизском рынке993. Подобная непоследовательность в поведении главы государства вызвала возмущение у киргизских граждан, и 30 января они организовали пикетирование посольства США в Бишкеке, требуя немедленного вывода из города американской военной базы994. Тогда же в Баткенской области произошел конфликт между киргизами и таджиками, проживавшими в селе Айдаркен; силы правопорядка республики вовремя остановили волнения, не позволив им перерасти в полномасштабные межнациональные столкновения995. В феврале 2012 г. экономическая ситуация в Киргизии вновь дестабилизировалась. В начале посевной кампании республика столкнулась с острой нехваткой бюджетных средств, что усилило протестные настроения ее населения996. В подобных обстоятельствах А. Ш. Атамбаев был вынужден снова обратиться за поддержкой к России. В ходе официального визита в Москву, состоявшегося 24 февраля 2012 г., он встретился с В. В. Путиным и Д. А. Медведевым, запросив у них экстренную финансовую помощь. В ответ российское руководство потребовало у киргизского лидера незамедлительного выполнения ранее достигнутых договоренностей о погашении задолженности Кыргызстана перед Россией, достигшей 493 млн. долл.997. Тогда А. Ш. Атамбаев обвинил Россию в том, что у нее также накопились долги за аренду военных объектов на территории Киргизии, и пригрозил закрыть авиабазу в Канте998. В результате стороны вновь не пришли к каким-либо договоренностям, и А. Ш. Атамбаев уехал из Москвы, не достигнув своих целей. К 1 марта 2012 г. Россия полностью рассчиталась по долгам перед Киргизией999, тогда как Бишкек по-прежнему игнорировал свою задолженность перед Москвой. Неудачи правящего режима в области внешней политики и его неспособность решить внутренние проблемы страны вызвали возмущение у киргизской оппозиции, организовавшей массовый митинг в Оше. Демонстранты обвинили президента в том, что его дипломатия является непоследовательной и конфликтной, имеет антироссийский характер и может привести к экономической блокаде Кыргызстана1000. После этого киргизская сторона возобновила переговоры о создании на своей территории Объединенной военной базы России, признав, что сбои в реализации соответствующих договоренностей возникали исключительно по ее вине1001. Одновременно руководство Киргизии активизировало консультации с министерством обороны США о дальнейшей судьбе Центра транзитных перевозок1002. Соответствующая информация просочилась в СМИ, и жители Бишкека начали предпринимать попытки блокирования аэродрома «Манас» с целью недопущения его дальнейшего использования американской авиацией1003 . 28 марта около ста патриотически настроенных граждан организовали митинг с требованием досрочного вывода Центра с территории Киргизии1004. Осознав, что в противостоянии с Москвой он зашел слишком далеко, А. Ш. Атамбаев начал делать шаги к нормализации киргизско-российских отношений. Президент Кыргызстана стал одним из первых зарубежных лидеров, поздравивших В. В. Путина с убедительной победой на президентских выборах 4 марта 2012 г. Он направил избранному коллеге поздравительное послание, в котором, отойдя от общепринятых дипломатических норм, дал весьма эмоциональную оценку его деятельности. В частности, он отметил, что «в сердцах огромного числа кыргызстанцев успех и достижения России ассоциируются... с именем [В. В. Путина] — с достойной жизнью, стабильностью и благополучием». Также он подчеркнул, что избранный президент России внес неоценимый вклад в дело укрепления киргизско-российского стратегического партнерства, базирующегося на открытых и доверительных отношениях между нашими странами1005. После этого А. Ш. Атамбаев поздравил В. В. Путина в телефонном разговоре1006. 20 марта 2012 г. Россия и Киргизия отметили двадцатую годовщину установления дипломатических отношений. Д. А. Медведев направил А. Ш. Атамбаеву поздравительную телеграмму, в которой высказался за сохранение нашими странами максимально высокого уровня партнерства в политической, экономической, гуманитарной сферах и в рамках международных объединений1007. 4-5 апреля 2012 г. Киргизию посетил с рабочим визитом С. В. Лавров, проведший обстоятельные переговоры с А. Ш. Атамбаевым и своим коллегой Р. А. Ка- закбаевым1008. Стороны обсудили перспективы реализации совместных проектов в гидроэнергетической, нефтегазовой и иных отраслях экономики, уделив основное внимание условиям возобновления строительства Камбаратинской ГЭС-1. Бишкек выразил заинтересованность в скорейшем возвращении российских инвестиций, а Москва потребовала у него дополнительных гарантий защиты своих капиталовложений и увеличения доли российских компаний в уставном капитале сооружаемых на территории Киргизии объектов1009. Визит С. В. Лаврова продемонстрировал, что к концу периода президентства Д. А. Медведева российская и киргизская стороны начали постепенно возвращаться к конструктивному диалогу и выводить свои отношения из тупика. * * * На протяжении 2000-2012 гг. российско-киргизские отношения демонстрировали неоднозначные и противоречивые тенденции. С приходом к власти в России В. В. Путина, они стали развиваться в двух основных направлениях. Во-первых, это наполнение стратегического партнерства и союзнического взаимодействия России и Киргизии реальным содержанием, предполагающее повышение эффективности двустороннего сотрудничества и его избавление от ранее присущей ему декларативности. Во-вторых, это переход от донорноакцепторного характера взаимодействия сторон к более выгодным для России принципам партнерства, предусматривающим, что Москва будет извлекать из сотрудничества с Бишкеком определенную выгоду и отсекать те направления и формы взаимодействия, которые представляются ей сугубо убыточными. В результате Россия стала уделять большее внимание практической реализации своих договоренностей с Киргизией. В торгово-экономической сфере она начала активное продвижение на внутренний рынок Кыргызстана, инвестирование его экономики, увеличение взаимного товарооборота. В военно-политической области она стала добиваться повышения уровня своего присутствия на территории республики (открытия собственных военных баз), а также усиления взаимодействия с ней как на двусторонней, так и на многосторонней (в рамках ОДКБ) основе. На этом фоне Россия существенно расширила гуманитарные связи с Кыргызстаном, уделяя особое внимание положению в стране русского языка и русскоязычного населения. В целом, подобные перемены в российско-киргизских отношениях оказали на них благотворное воздействие. В 2000-2004 гг. существенно возросли темпы развития двустороннего сотрудничества, диверсифицировалась его отраслевая структура. Вместе с тем, Россия окончательно перестала восприниматься Киргизией как «старший брат», способный взять на себя решение основных проблем республики и гарантировать ей широкомасштабную поддержку. В результате Бишкек начал поиск альтернативных партнеров, перейдя к принципам многовекторной дипломатии, что, в свою очередь, не вызвало энтузиазма в Москве. Таким образом, российско-киргизские отношения лишились духа взаимопонимания, присущего им в 1990-е гг. Особенно четко данная тенденция стала проявляться с приходом к власти в Киргизии К. С. Бакиева, взявшего за правило односторонний пересмотр Бишкеком договоренностей, достигнутых с Москвой. После избрания президентом Д. А. Медведева, политика России в отношении Киргизии сохранила прежние контуры, но стала еще более жесткой и прагматичной. Москва стала болезненнее реагировать на стремление киргизского руководства максимизировать собственные выгоды в отношениях с Россией и диверсифицировать свою внешнюю политику. На фоне нарастания в Кыргызстане кризисных тенденций, это привело к некоторому сокращению двустороннего сотрудничества и возникновению в нем серьезных проблем, которые не были урегулированы вплоть до ухода Д. А. Медведева с поста президента. К числу подобных проблем следует отнести: - активное наращивание Кыргызстаном сотрудничества с США и Китаем, переход руководства республики к практике лавирования между интересами великих держав (данная тенденция наблюдалась в последние годы президентства А. А. Акаева и при всех его преемниках на посту главы государства); - последовательное нежелание Бишкека выполнять взятые на себя обязательства в отношениях с Москвой и, как следствие, — затягивание в реализации и срыв ключевых договоренностей (строительство Камбаратинской ГЭС-1, передача в собственность России контрольного пакета акций ОАО «Дастан», открытие на территории Киргизии второй российской военной базы или Объединенной военной базы Российской Федерации); - неоднократные попытки киргизского руководства обмануть Москву; - нарастание задолженности Кыргызстана перед Россией и его стойкое нежелание рассчитываться по долгам; - нарастание националистических и антироссийских настроений как среди киргизского населения, так и в руководстве республики (данная тенденция начала проявляться уже после «Революции тюльпанов», но особенно очевидной стала в ходе событий «Народной революции»); - ухудшение положения российских соотечественников в Киргизии в 20102011 гг.; - ответный рост ксенофобии и националистических настроений в России, в том числе — в отношении киргизских граждан; - резкое отставание темпов роста торгово-экономического сотрудничества между Россией и Киргизией от динамики развития их взаимодействия в политической и военной сферах; - сохранение двусторонней торговлей невыгодного для Кыргызстана характера, при котором Киргизия поставляла России минеральное сырье, продукцию сельского хозяйства, пищевой и легкой промышленности, а Россия экспортировала в Кыргызстан промышленные и высокотехнологичные товары и услуги; - острая потребность Киргизии в иностранных инвестициях и нежелание России идти ей на уступки в данном вопросе; - низкий уровень экономического развития, узость внутреннего рынка и внутриполитическая нестабильность в Киргизии, делающие ее малопривлекательной для российского бизнеса; - слабость Вооруженных сил Киргизии, отсутствие у республики особой значимости для России в стратегическом плане, - неспособность Москвы обеспечивать внутриполитическую стабильность в Киргизии, ее отказ выполнять «цивилизационную миссию»1010 в отношении данной республики; - нежелание или неспособность России урегулировать межнациональные конфликты на территории Кыргызстана. Следует отметить, что указанные проблемы имели значительно более сложный характер, чем противоречия, возникавшие в те же годы между Россией и Казахстаном. К числу основных достижений России и Киргизии в рассматриваемый период необходимо отнести: - дальнейшее расширение нормативно-правовой базы двустороннего сотрудничества; - сохранение сторонами высокого уровня взаимодействия в политической и военной сферах, в области безопасности, борьбы с терроризмом и международной преступностью; - отсутствие у Москвы и Бишкека принципиальных разногласий по внешнеполитическим вопросам, поддержка ими друг друга в различных международных организациях; - постепенная активизация сторонами экономического сотрудничества, появление новых форм и направлений партнерства; наращивание масштабов и диверсификация двусторонней торговли; становление инвестиционного сотрудничества между нашими странами; - постепенное расширение межрегионального взаимодействия России и Киргизии; - активизация контактов в культурно-гуманитарной сфере, их выход из тени военно-политических отношений сторон; - повышение в Киргизии статуса русского языка до уровня официального и последующее закрепление соответствующих норм в конституции республики; - открытие российской военной базы в Канте; - расширение российского присутствия на киргизском рынке; - активное привлечение киргизской рабочей силы на российский рынок труда; - разработка комплексных механизмов погашения задолженности Кыргызстана перед Россией; - переход российской дипломатии к восприятию Киргизии как суверенного государства, отказ от стремления любыми путями удержать ее в орбите своего влияния; - повышение эффективности взаимодействия сторон в рамках ОДКБ и ЕврАзЭС. Таким образом, в 2000-2012 гг. в российско-киргизских отношениях присутствовали разнонаправленные процессы. С одной стороны, в них постоянно нарастали внутренние противоречия, достигшие к 2009 г. конфликтного уровня; это препятствовало развитию сторонами конструктивного диалога. Многообразие и глубина указанных проблем не позволили Москве и Бишкеку существенно продвинуться по пути наращивания стратегического партнерства и союзнического взаимодействия. С другой стороны, Киргизия сохранила значительную зависимость от России и не имела реальных возможностей отказаться от проведения пророссийского внешнеполитического курса, поэтому в отношениях с Бишкеком Москва неизменно выступала более сильной стороной, диктующей ему «правила игры». Именно Киргизия стала одним из немногочисленных государств, в которых Россия обеспечила свое долгосрочное военное присутствие, а русский язык получил конституционно закрепленный официальный статус. Поэтому вопреки всем сложностям в двусторонних отношениях, Кыргызстан не только юридически, но и фактически остался стратегическим партнером и союзником России — с поправкой на то, что колоссальные различия между нашими странами придали их союзническому взаимодействию весьма специфический характер. На протяжении 1991-2012 гг. Россия и Киргизия уделяли значительное внимание развитию многоформатного и разноуровневого сотрудничества друг с другом. Как и в случае с Казахстаном, их отношения развивались поступательно и имели достаточно ровный характер, хотя и не были свободны от серьезных противоречий. В 1991-1999 гг. в российско-киргизских отношениях наблюдался прогрессивный рост, хотя темпы их развития не были особенно высокими. В это время Россия оказывала Киргизии значительную материальную и финансовую помощь, сохранив с ней те принципы взаимодействия, которые были типичны для советского времени. При этом в отличие от Казахстана, степень заинтересованности России в развитии отношений с Киргизией была существенно меньшей, а степень заинтересованности Кыргызстана в сохранении связей с Российской Федерацией — намного большей. В 2000 г. новое российское руководство взяло курс на осуществление модернизации российско-киргизского сотрудничества. В результате отношения между нашими странами стали более выгодными для России, а степень зависимости Бишкека от Москвы еще более возросла. Однако Кыргызстан перестал видеть в России своего безусловного защитника и «старшего брата», поэтому отношения между ними лишились теплоты, присущей им в предыдущие годы. Это привело к стремительному нарастанию кризисных тенденций в российско-киргизском сотрудничестве, которые не были преодолены до 2012 г. К сожалению, между Россией и Киргизией никогда не наблюдалось того уровня взаимопонимания, который присутствовал в российско-казахских отношениях. Стороны редко шли на уступки друг другу, и достижение ими компромисса скорее являлось исключением из общей практики их сотрудничества. С середины 2000-х гг. Россия все чаще выстраивала свой диалог с Кыргызстаном с позиций силы, что вызывало у последнего вполне объяснимый протест. Вместе с тем, подобную тактику российской дипломатии не следует подвергать острой критике, поскольку киргизская сторона зачастую нарушала свои обязательства перед Россией и вела себя в отношении нее как непредсказуемый и ненадежный партнер. На этом фоне весьма важной особенностью российско-киргизских отношений 1991-2012 гг. представляется их исключительная устойчивость. Несмотря на возникавшие между нашими странами противоречия и случавшиеся в них кризисы, им всегда удавалось сохранить общий курс на постепенное расширение и углубление своего сотрудничества. Отношения между ними никогда не достигали идеального уровня, но в то же время не испытывали полного замерзания. Поэтому создается впечатление, что при возникновении конфликтных ситуаций Россия и Киргизия неизменно чувствовали ту грань, которую им не следовало переходить в своих дискуссиях. При этом ни одна из сторон не подвергала сомнению фундаментальные принципы своих отношений, а именно — следование курсу на укрепление стратегического партнерства и союзнического взаимодействия друг с другом.
<< | >>
Источник: МЕЩЕРЯКОВ Константин Евгеньевич. ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В 1991-2012 ГГ. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме Российско-киргизские отношения в 2000-2012 гг.: расширение асимметричного союзнического взаимодействия на фоне усиливающихся противоречий:

  1. Современный этап развития историографии внешней политики Российской Федерации в Центральной Азии (с 2002 г.)
  2. Периодизация отношений Российской Федерации с государствами Центральной Азии
  3. Российско-киргизские отношения в 2000-2012 гг.: расширение асимметричного союзнического взаимодействия на фоне усиливающихся противоречий
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -