<<
>>

Революция на Кубе и интервенционистский курс США

Агрессивные действия США против Кубы начались почти сразу же после победы там народной революции, когда выяснилось, что революционное правительство намерено до конца отстаивать политическую и экономическую независимость своей страны.

Первый серьезный удар североамериканские монополии нанесли летом 1960 г., резко сократив поставки нефти Кубе.

Поскольку автомобильный транспорт составляет основу транспортной системы страны, а каботажный флот также в основном работает на нефтяном топливе, этот шаг был равносилен объявлению экономической войны. Для правительства Кубы наступил исключительно трудный момент. Единственный выход для него состоял в том, чтобы закупить нефть у Советского Союза. Тогда монополии отказались перерабатывать советскую нефть на принадлежавших им заводах на Кубе. Вновь нужно было искать выход из положения. Вот когда сказались пагубные последствия того, что все ключевые отрасли экономики страны в течение многих лет находились в руках иностранных капиталистов.

6 августа 1960 г. революционное правительство Кубы объявило о национализации нефтеперерабатывающих заводов !, электрической и телефонной компаний и 36 крупнейших сахарных заводов, принадлежавших американскому капиталу.

Экономическая война североамериканского империализма против свободной Кубы шла во все возрастающих масштабах вплоть до полного эмбарго на торговлю. В августе 1960 г. под давлением США министрами иностранных дел латиноамериканских стран была принята так называемая «декларация Сан- Хосе», явившаяся началом кампании за дипломатическую изоляцию Кубинской республики485. Еще раньше началась тайная война против Кубы, которая проводилась Центральным разведывательным управлением. ЦРУ, используя свою агентуру на острове, а также эмигрантов, организовывало диверсии, убийства, саботаж. Мятеж в Камагуэе, заговор в Санта-Кларе, создание банд в горах Эскамбрая — все это дело рук американской разведки, поставившей своей целью насильственное свержение революционного правительства.

Ко второй половине I960 г.

все большее место в планах ЦРУ стало занимать вооруженное вторжение на Кубу эмигрантских банд, из которых в специальных лагерях в Майами и в других местах сколачивались ударные группы. Предполагалось, что американцы не только вооружат, обучат и доставят их на Кубу, но и поддержат вспомогательными подразделениями вооруженных сил США. О планах вторжения открыто говорилось как в осведомленных журналистских кругах, так и в среде эмигрантского охвостья в Майами. Даже официальные лица в США не считали нужным скрывать их. Такая откровенность объяснялась полной уверенностью в безвыходности положения Кубы и в том, что она обречена стать очередной жертвой политики «большой дубинки». Опыт «дипломатии морской пехоты» первой половины XIX века, дополненный опытом 1954 г., когда ЦРУ, используя наемные банды, задушило демократическую революцию в Гватемале, рисовал в воображении империалистов картину неминуемой и быстрой гибели свободной Кубы.

Однако международные условия, в которых проходит национально-освободительная борьба угнетенных народов в наши дни, коренным образом изменились. В результате решающего изменения соотношения сил в мире социалистическая система, опирающаяся прежде всего на мощь Советского Союза, создает благоприятные внешние условия для победы освободительного движения народов. Кубинская революция — яркий тому пример К

Кубинско-советские контакты начались с покупки Кубой у СССР нефтепродуктов и продажи ему основного экспортного товара страны — сахара. Эти соглашения имели важное значение для борьбы кубинского народа за независимость. Быстрое развитие торговых отношений между двумя странами помогло кубинскому народу преодолеть последствия эмбарго, которые могли бы оказаться катастрофическими. Наряду с другими товарами, закупаемыми в социалистических странах, Куба стала приобретать и вооружение, необходимое для повышения обороноспособности армии и народной милиции.

Вскоре торговые связи дополнились экономической и технической помощью. Кредиты и поставки самых разнообразных товаров, включая оборудование, участие в строительстве предприятий, обучение кубинцев в Советском Союзе, посылка советских специалистов на Кубу — таковы были конкретные проявления братской дружбы, установившейся между двумя народами.

Американский империализм все настойчивее ставил в порядок дня насильственные методы подчинения Кубы, т.

е. вооруженную интервенцию. Он пытался принять меры к предотвращению покупки Кубой вооружения за рубежом. Американская агентура взорвала бельгийский пароход «Ле Кубр», доставивший в Гаванский порт приобретенное в Бельгии оружие.

Революционное правительство в своих заявлениях начиная со второй половины 1960 г. неоднократно разоблачало агрессивные планы правящих кругов США. Представитель Кубы в Организации Объединенных Наций обращал внимание Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи на угрозу вооруженного вторжения со стороны США486. Фидель Кастро, прибывший в Нью-Йорк для участия в работе XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН, в своем аргументированном и страстном выступлении осветил всю историю отношений между США и Кубой, указав, что североамериканский империализм не желает примириться с освобождением острова и готовит против него агрессию.

Несмотря на лицемерные опровержения, правящие круги Вашингтона не делали секрета из того, что рано или поздно на Кубу будет совершено вооруженное нападение. Практическая организация вторжения была возложена на Центральное разведывательное управление еще президентом Эйзенхауэром.

Исходным моментом в разработке конкретного плана операции была концепция об отсутствии у революционного правительства прочной опоры в кубинском народе. Согласно этой концепции, стоило только начать успешные военные действия на острове силами хорошо вооруженного и оснащенного контингента интервентов, как очаги военных действий начнут возникать повсеместно, пока силы контрреволюции не смогут провозгласить себя «правительством». И вот тогда США окажут ему более широкую поддержку. Предполагалось использовать наличие на кубинской территории, в Гуантанамо, американской военной базы.

Версию о «непрочности» правительства Фиделя Кастро усиленно распространяли эмигрантские круги во Флориде и агентура ЦРУ на самой Кубе. Эта версия получила широкое хождение не только на страницах печати, но и в правящих сферах США. Принимая желаемое за действительное, стратеги Пентагона рассчитывали на сочувствие либо по меньшей мере на пассивность основной части населения в случае интервенции.

Разрабатывая планы вторжения, правящие круги США исходили из того, что прямое использование американской армии вызовет возмущение на всей латиноамериканской части континента.

Поэтому было решено осуществить вторжение силами эмигрантских банд. На базах во Флориде, а также на территории Гватемалы, Никарагуа и в других местах они проходили специальную подготовку под руководством военнослужащих США, вооружались и оснащались со складов ЦРУ и вооруженных сил. Авиация и флот США должны были помочь интервентам высадиться на кубинских берегах и закрепиться там.

Десант высадился на рассвете 17 апреля 1961 г. на Плайя- Хироне, в бухте Кочинос. Операция «Плутон», разработанная в ЦРУ, формально должна была выглядеть как акция, предпринятая так называемым «Кубинским революционным советом» — организацией контрреволюционного сброда, окопавшегося в Майами. Американские журналисты Мэйер и Шульц, написав- шпе книгу о вторжении на Плайя-Хирон, сообщают об «изумлении Кубинского революционного совета — людей, от имени которых проводилось вторжение,— когда они, находясь в сторожке заброшенного аэродрома в Опа-Лока, где их содержали в условиях дружественной изоляции, узнали благодаря портативному радиоприемнику о том, что их войска осуществили высадку» |.

Перед подразделениями интервентов, насчитывавшими около полутора тысяч человек, стояла задача: закрепиться на плацдарме и начать продвижение на северо-восток, к горам Эскамбрая, на соединение с отдельными контрреволюционными бандами, которые все еще действовали там. В случае успеха основные пути сообщения между западной и восточной частью острова были бы перерезаны. В американской печати проскальзывали сообщения, что после закрепления интервентов на кубинской территории следовало ожидать официального признания со стороны США эмигрантского «правительства» во главе с Миро Кардоной, которое должно было обратиться к Вашингтону с просьбой о помощи и всесторонней поддержке.

В час грозной опасности весь кубинский народ сплотился вокруг своего правительства, которое предприняло решительные меры для быстрого разгрома контрреволюционеров. Количество бойцов народной милиции и патриотов, выразивших желание отправиться на Плайя-Хирон с оружием в руках, было настолько велико, что правительству пришлось призвать оставаться на своих местах всех, кроме частей, выделенных для отражения агрессии. Командование над этими частями взял на себя премьер-министр Фидель Кастро.

Министр иностранных дел Р. Роа выступил в Совете Безопасности с протестом против агрессии США. Обращение Кубы энергично поддержал Советский Союз. В ходе обсуждения высокопоставленные американские деятели начисто отрицали, вопреки очевидным фактам, участие США во вторжении. Даже в книге Мэйера и Шульца, которые не скрывают своей враждебности кубинской революции, по этому поводу говорится: «Пока надвигалась трагическая развязка вторжения, Соединенные Штаты все более погружались в явную ложь, противоречивые утверждения и обман, проистекавшие из их собственного замешательства и неуверенности. Представитель Соединенных Штатов Эдлай Стивенсон безуспешно пытался убедить Организацию Объединенных Наций в том, что самолеты, бомбардировавшие аэродромы Кубы, были якобы кубинскими, тогда как было более чем очевидно, что они прилетали с построенных Соединенными Штатами баз в Гватемале. Не менее странным было поведение государственного секретаря Дина Раска, объявившего в день высадки, что это чисто кубинское мероприятие» У.

Бои на Плайя-Хироне продолжались 72 часа. Интервенты были наголову разбиты, большая часть их сдалась в плен.

Провал этой авантюры вполне закономерен. И хотя кое-кто в США все еще склонен искать причины поражения в частных просчетах и технических деталях, для всякого мало-мальски здравомыслящего наблюдателя совершенно очевидно, что потерпела крах ставка на непопулярность революционного правительства и что расчеты на сочувствие кубинцев эмигрантским бандам были построены на песке. Эхо выстрелов на Плайя- Хироне прокатилось по всему земному шару. Движение солидарности с героическим кубинским народом охватило всю Латинскую Америку, перекинулось в Европу, Азию и Африку.

Поражение интервентов на берегах Залива Свиней явилось событием большого политического значения. Плайя-Хирон стал символом успешной героической борьбы маленького народа против самой мощной империалистической державы за свободу, за полный и подлинный, а не только декларируемый суверенитет, полную и подлинную независимость.

Операцию «Плутон» администрация Кеннеди унаследовала от правительства Эйзенхауэра. И хотя легко было найти персонально ответственного за нее в лице руководителя ЦРУ Аллена Даллеса, вскоре уволенного в отставку, новый президент оказался к исходу своих «ста дней» также ответственным за позорное поражение, которое потерпели США.

Можно было ожидать, что правительство Кеннеди, ратовавшее за реализм в политике, за достижение «новых горизонтов», сделает необходимые выводы из катастрофы на Плайя-Хироне. Главным из них должен был быть отказ от дальнейшего вмешательства во внутренние дела Кубы. Но этого не случилось.

«Мозговой трест» при Белом доме фактически признал, что кубинская революция опирается на поддержку народа, что борьба против нее будет поэтому борьбой против кубинского народа. Но вместо отказа от такой борьбы он пришел к выводу о необходимости изменить военно-стратегические планы, направленные против Кубы.

Пропагандистская машина США развернула посл.е Плайя- Хирона истерическую кампанию вокруг социалистических преобразований на Кубе. Кроме того, каждый крупный эпизод классовой борьбы в остальных странах континента преподносился как результат деятельности «агентов Кастро». Вашингтонские политики рассчитывали, что так будет легче запугать круги национальной буржуазии в Южной Америке, изолировать свободную Кубу от других государств континента.

20 января 1962 г. в маленьком курортном городке Пунта-дель-Эсте (Уругвай) собрались министры иностранных дел латиноамериканских стран п США — членов ОАГ. Госдепартамент провел большую работу по подготовке этого совещания, с тем чтобы добиться принятия на нем резолюций о разрыве отношений с Кубой и о применении к ней санкций. Однако еще до его начала выяснилось, что эти планы обречены на провал. Мексика, Чили, Эквадор, Аргентина выступили против санкций. В специальном заявлении правительства Бразилии от 18 января (фактически являвшемся ответом на секретное письмо госдепартамента, разосланное 12 января всем участникам, кроме Кубы) указывалось,-что Бразилия не намерена разрывать отношения с Кубинской республикой и категорически отвергает предложение о санкциях.487.

Глава делегации США Дин Раск решил предпринять новые усилия с целью добиться поддержки своей линии. Официальное открытие конференции пришлось отложить на два дня, в течение которых шла интенсивная закулисная обработка других делегаций. Как свидетельствует американский автор, США прибегли к угрозе, заявив, что «страны, которые не признают опасности кубинского коммунизма, не могут рассчитывать на участие в распределении больших денежных сумм в рамках «Союза ради прогресса»488.

Даже реакционная печать высказывала свое беспокойство по поводу результатов нажима на страны Латинской Америки. Газета «Нью-Йорк уорлд телеграмм энд Сан», выступающая на кубинские темы только с безудержной злобой, писала в день открытия совещания: «Возникают сомнения относительно того, сколь большую помощь могут ожидать Соединенные Штаты от тех стран, которые в конце концов проголосуют за то, чтобы содействовать искоренению коммунизма на Кубе. Позиция многих из этих стран неустойчива или продиктована сомнительными мотивами. Никарагуа, Гаити и Парагвай управляются диктаторами, которые считают коммунизм больше личной, чем идеологической угрозой.

Венесуэла и Колумбия, кажется, искренне полны решимости принять меры против Кастро. Но обе они должны внимательно следить за настроениями у себя, выражающими до некоторой степени сочувствие «аграрным реформам» и «социальной революции» Кастро» 489.

На совещании в Пунта-дель-Эсте присутствовала кубинская делегация во главе с президентом Освальдо Дортикосом Торрадо, которая разоблачила политику США, угрожающую, по сути дела, свободе и суверенитету всех народов Латинской Америки.

Поняв, что им не собрать даже большинства в 14 голосов, представители Соединенных Штатов во главе с государственным секретарем Дином Раском вынуждены были на ходу изменить свои предложения. Сняв предложения о санкциях, североамериканская делегация навязала совещанию (путем нажима и угроз) резолюцию о «моральном осуждении» «коммунизма на Кубе» и о несовместимости коммунизма с принадлежностью к ОАГ 490.

Характерно, что не все правительства, представленные на совещании в Пунта-дель-Эсте, пошли на поводу у Вашингтона. Делегации крупнейших государств — Мексики, Аргентины, Бразилии и др., в которых проживает 491Д всего населения Латинской Америки, не поддержали резолюцию об отстранении Кубы «от участия в межамериканской системе». Что же касается народов Латинской Америки, то они решительно осудили антикубинские акции империалистов. Движение солидарности со «свободной территорией Америки» продолжало охватывать все более широкие слои населения и принимало организованные формы.

<< | >>
Источник: Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.). 1965

Еще по теме Революция на Кубе и интервенционистский курс США:

  1. 2. Апрельские тезисы В. И. Ленина. VII (Апрельская) Всероссийская конференция. Курс партии на перерастание буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую
  2. КУРС США НА ИДЕОЛОГИЧЕСКУЮ КОНФРОНТАЦИЮ
  3. 2. Курс Англии на военно-политический союз с США
  4. Наставнический компонент на Кубе
  5. РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ДЕМОКРАТИЗМ В КИТАЕ И НА КУБЕ
  6. И. М. Хужокова. Краткий курс по международному праву: учеб. пособие. — М. : Издательство «Окей-книга» . — 128 с. — (Скорая помощь студенту. Краткий курс)., 2007
  7. Курс лекций. Курс лекций - Экономическая теория, Москва, 2006
  8. 6. Причины победы революции. Международное значение Великой Октябрьской социалистической революции
  9. Глава третья. КАКИМ ОБРАЗОМ И ПОЧЕМУ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, БУДУЧИ РЕВОЛЮЦИЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЮ, В СВОИХ ПРИЕМАХ ПОХОДИЛА НА РЕЛИГИОЗНУЮ
  10. Г. Г. Водолазов. ДИАЛЕКТИКА И РЕВОЛЮЦИЯ (МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ), 1975
  11. ИНОСТРАННЫЕ ГРАЖДАНЕ И ГРАЖДАНСТВО СВОД ЗАКОНОВ США - ТИТУЛ 8 (Извлечения) (США)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -