<<
>>

3. Развязывание империализмом прямых актов вооруженной агрессии. Интервенция в Корее, Китае и других районах Азии

Важнейшей практической акцией американской внешней политики первой половины 50-х годов явилась военная агрессия Соединенных Штатов в Корее. Эта агрессия не только в большой мере определила характер всего внешнеполитического курса американского империализма в рассматриваемый период, но и имела далеко идущие последствия для международной обстановки в целом.

Всесторонняя поддержка американским империализмом клики Ли Сын Мана и проводимых ею военных приготовлений, провоцирование вооруженного столкновения между КНДР и Южной Кореей253, а затем самое активное участие США в гражданской войне в Корее и настойчивые усилия американской военщины всемерно расширить географическую 'сферу военных действий — все это представляло собой логичное проявление дальнейшей активизации американской политики «с позиции силы», воплощение на практике доктрины «отбрасывания» коммунизма.

«Корея была благословением, — заявлял командующий американской 8-й армией генерал Ван Флит, раскрывая агрессивные замыслы политических и военных кругов США. — Какая-то «Корея» все равно должна была возникнуть в том или другом месте земного шара» К Иначе говоря, американский империализм твердо решил начать прямую вооруженную интервенцию против лагеря социализма. Южная Корея представляла собой заблаговременно подготовленный Соединенными Штатами военный плацдарм, предназначенный для активных действий.

«Никогда прежде, на всем протяжении нашей истории, — писал в августе 1950

г. журнал «Лайф»,— мы не были так хорошо подготовлены к какой- либо войне, как к этой войне. Сегодня, спустя лишь несколько дней после начала войны, мы имеем в Корее больше солдат и больше орудий, чем мы послали для вторжения в Северную Африку в ноябре 1942 г., через одиннадцать месяцев после Пирл-Харбора» 254.

Географическое положение полуострова обеспечивало возможность самого широкого использования военно-морского флота и авиации США, т. е. именно тех родов вооруженных сил, в которых американская военщина считала себя наиболее сильной. Небольшие размеры территории КНДР, по расчетам Пентагона, должны были обеспечить максимальную эффективность массированных ударов американской бомбардировочной авиации.

Что касается политических расчетов, то среди них фигурировали надежды на то, что Северная Корея явится «уязвимой периферией» социалистического лагеря. В данном случае правящие круги США исходили, в частности, из факторов, связанных с расколом Кореи и трудностями, которые переживал сосед Кореи — Китайская Народная Республика, только что вышедшая из тяжелейшей войны.

Почему же именно в 1950 г. правящие круги перешли к прямым актам военной интервенции? В данном случае, очевидно, немаловажную роль сыграло то обстоятельство, что к концу первого послевоенного пятилетия в полной мере обнаружилась несостоятельность всех предшествовавших расчетов на сужение сферы господства социализма: 1949 год завершился образованием КНР и ГДР.

Кроме того, правящие круги США лихорадочно цеплялись за свое преимущественное положение в области атомного оружия. Советский атомный взрыв, произведенный в сентябре 1949

г., свидетельствовал о том, что американской атомной монополии уже пришел конец и что в самом скором времени США смогут очутиться перед совершенно новым соотношением военных сил.

В свете этого неудивительно, что в конце 1949 — начале 1950

г. в США резко усилилась подготовка к войне. Уже в мае 1950

г. председатель группы начальников штабов генерал Брэдли говорил, что США должны иметь «мобилизационный план...

который войдегг в силу в первый день чрезвычайного положения». 24 мая председатель комитета конгресса по делам вооруженных сил Винсон поддержал Брэдли, указав: «Конгрессу следует немедленно представить мобилизационный план, его сейчас же нужно принять» К

В заявлениях ряда государственных и политических деятелей США, в многочисленных работах американских буржуазных историков, в материалах буржуазной печати задним числом делается попытка представить войну в Корее в виде некой «локальной полицейской операции», как по своим масштабам, так и по поставленным в ней Соединенными Штатами задачам. Однако в действительности дело обстояло совершенно иначе.

Судя по многочисленным материалам, ведущие политические и военные круги США рассчитывали на то, что лисынма- новцам и так называемым «вооруженным силам ООН», костяк которых составляли американские войска, удастся нанести сокрушительный удар по одному из социалистических государств — Корейской Народно-Демократической Республике. В результате этого удара, как полагали американские стратеги и политики, КНДР прекратила бы свое существование. Тем самым была бы наглядно продемонстрирована перед всем миром та «ситуация силы», которая являлась важнейшим отправным пунктом всей агрессивной внешнеполитической программы американского империализма.

Захват Корейской Народно-Демократической Республики и превращение Северной Кореи в военный плацдарм империализма США на северо-восточных границах Китая, осуществлявшиеся параллельно с оккупацией Тайваня и созданием там плацдарма против южного Китая, должны были бы, по американским расчетам, в значительной мере компенсировать США и лагерь империализма в целом за поражение, понесенное ими в связи с разгромом Чан Кай-ши, стать своего рода реваншем за образование КНР.

Выступая 27 июня в Вашингтоне с официальным заявлением, президент Трумэн указал, что наряду с приказом о посылке вооруженных сил США в Корею им отдан также приказ 7-му американскому флоту о «предотвращении нападения на Формозу (так именовал президент США Тайвань. — Авт.)»255. Действия США, предпринятые ими официально под видом обеспечения «нейтрализации» Тайваня, в действительности представляли собой оккупацию американскими вооруженными силами этой неотделимой части территории Китайской Народной Республики. Таким образом, начало американской вооруженной интервенции в Корее явилось одновременно началом необъявленной войны против Китайской Народной Республики 256.

Корабли и самолеты 7-го американского флота установили патрулирование вдоль всего побережья КНР в районе от Сватоу (Южный Китай) до Циндао (Северный Китай), обстреливая торговые суда Китайской Народной Республики и нарушая права мореплавания. Американская авиация производила разведывательные полеты над территорией КНР, обстреливала и бомбила китайские города и населенные пункты, расположенные на границе с Кореей. С конца ноября 1950 г., когда генерал Д. Макартур возвестил о начале «всеобщего решительного наступления» в Корее, американские вооруженные силы вели боевые операции уже не только против перешедших в контрнаступление по всему фронту переформировавшихся и пополненных частей Народной армии Кореи, но и против отрядов китайских народных добровольцев.

В начале января 1951 г. государственный департамент обратился к правительствам 30 государств с предложением объявить Китайскую Народную Республику «агрессором» и применить к ней экономические и дипломатические санкции.

Влиятельные представители наиболее реакционных политических кругов (Маккарти, Керетен, Ноулэнд, Маккарен и др.) и значительная часть высшего генералитета (Макартур, Риджуэй, Рэдфорд и др.), выступая за дальнейшее расширение корейской войны, требовали перенесения ее на территорию Китая. В 1951 г. продолжалась подготовка плана войны против КНР, который начал разрабатываться в конце ноября 1950 г.257

План, предложенный Макартуром, предусматривал осуществление американским империализмом агрессивных мероприятий по четырем основным направлениям: 1) усиление экономической блокады Китайской Народной Республики; 2) установление неограниченной морской блокады Китая; 3) «устранение всяких препятствий на пути воздушной разведки всей территории прибрежного Китая и Маньчжурии»; 4) «устранение каких бы то ни было препятствий» действиям чанкайшистов по высадке десантов с Тайваня на материк, имея в виду, что США окажут поддержку их «эффективным операциям против общего врага» 258.

Содержание третьего и чеггвертого пунктов указанного плана не оставляет никаких сомнений в том, что принятие самого плана означало бы фактически неограниченную воздушную войну против КНР и совместные наступательные действия американских и чанкайшистских морских и сухопутных сил против народного Китая. Это был план развертывания большой войны против Китайской Народной Республики.

С войной в Корее американский империализм тесно связывал и другие важнейшие аспекты своей политики на Дальнем Востоке и в Азии. Это касалось прежде всего расчетов на дальнейшую активизацию сил реакции в Японии, на ускорение ремилитаризации Японии. Вместе с тем успех США в войне в Корее должен был, как надеялись американские правящие круги, нанести удар по силам национально-освободительного движения в других странах Дальнего Востока, по ставшей на путь самостоятельного развития Индии и в более широком плане по политике нейтрализма в целом.

Одновременно с интервенцией на Дальнем Востоке американский империализм усилил свою опасную активность в Западной Европе. Это нашло свое выражение в расширении деятельности НАТО, в ускорении процесса ремилитаризации Западной Германии, связанном с выдвижением проекта создания «Европейского оборонительного сообщества» 259 и осуществлением «плана Шумана», в заключении серии двусторонних военных соглашений США с европейскими державами.

Наконец, как уже отмечалось, внутри самих Соединенных Штатов в период войны в Корее резко усилился перевод экономики на военные рельсы. Характеризуя цели, поставленные правительством в области военного производства, один из руководителей этого производства, Г. Фаулер, заявил в январе 1952 г., что конечная задача — обеспечить такое количество вооружения, которого было бы достаточно для «первого года тотальной войны и периода развертывания тотальной мобилизации всей промышлеяности»260. Параллельно с милитаризацией экономики развертывался процесс усиления роли военных кругов во всех областях жизни страны. Война в Корее и в этом отношении использовалась монополистической буржуазией США в качестве предлога.

Все это говорит о том, что операции, предпринятые против Корейской Народно-Демократической Республики, ни в коей мере не мыслились правящими кругами США в качестве какого-то изолированного, имеющего лишь локальное назначение акта их внешней политики. Напротив, агрессия в Корее расценивалась как определенная составная часть более широких планов, связанных с американской политикой на Дальнем Востоке и в Азии, с борьбой американского империализма против сил демократии и социализма во всемирном масштабе. К войне в Корее империалистические круги США подходили как к важному составному элементу своей «глобальной» политики и стратегии. Причем, если бы американскому империализму удалось добиться успехов в предпринятой им интервенции, это должно было явиться своего рода катализатором в осуществлении других агрессивных планов реакционных кругов Соединенных Штатов Америки.

Столь же несостоятельны попытки политиков, идеологов и пропагандистов американского империализма преуменьшить масштабы военных операций в Корее и тем самым как-то принизить значение провала своих военных планов. Война в Корее отнюдь не была «полицейской акцией». На Северную Корею была брошена военная машина Соединенных Штатов — самая большая и мощная военная машина империализма.

По официальным данным американской печати, уже к концу 1951 г. в войне в Корее участвовало свыше 450 тыс. американских солдат и офицеров; в дальнейшем количество войск было увеличено. В различное время там побывало в общей сложности свыше 4 млн. американских солдат и офицеров. Наиболее боеспособные американские дивизии, находившиеся в Европе и в Японии, были переброшены в Корею. Здесь были сконцентрированы лучшие соединения военно-морского флота и военно-воздушных сил США. Для руководства огромной армией, оснащенной новейшей военной техникой, Пентагон послал в Корею своих наиболее опытных генералов, особенно отличившихся в годы второй мировой войны: Макартура, Риджуэя, Кларка, Ван Флита, Уокера, Тэйлора. Генералы Брэдли и Маршалл осуществляли высшее военное руководство операциями в Корее, находясь в Вашингтоне.

С первых же дней войны против корейской Народной армии было применено примерно 1500 американских самолетов, а к концу войны в Корее было сконцентрировано свыше 10 тыс. американских самолетов всех типов. Ежедневно интервенты совершали в среднем от 700 до 1000 самолето-вылетов, а в майско-июньском наступлении 1952 г.— 1500—2100 самолето-вылетов. На Корею было сброшено 448 тыс. бомб — около половины того, что военно-воздушные силы США сбросили на европейском театре военных действий во второй мировой войне Американцы использовали в этой войне артиллерию всех видов, включая тяжелую корабельную и орудия большой мощности.

О том, с каким напряжением американский империализм вел войну в Корее, весьма красноречиво говорит заявление генерала Брэдли, руководителя объединенной группы начальников штабов: «Болезненным и рискованным фактом является то, что, когда мы, американцы, оказались связанными в Корее, у нас не осталось надлежащих военных сил, чтобы противостоять противнику в другом пункте. В военном отношении у нас, за исключением атомной бомбы, не осталось свободных резервов».

Ряд представителей американской военщины предлагали бросить на весы и этот последний военный резерв, но правящие круги на это не пошли. Руководители США опасались, что применение последнего средства, в виде атомной бомбы, не смогло бы принести решающего военного успеха в Корее, но неизбежно вызвало бы взрыв возмущения во всем мире. Они боялись также ответных акций со стороны СССР.

Однако, несмотря на огромное превосходство в технике, американские вооруженные силы, поддерживаемые соединениями Англии и ряда других капиталистических стран, не смогли добиться военного успеха. Империалистическая «политика силы» дала явную осечку при попытке практического применения ее к странам социалистической системы. Доктрина «отбрасывания» коммунизма показала свою несостоятельность.

Некоторые реакционные американские государственные и политические деятели, непосредственно виновные в рассматриваемых событиях, делая хорошую мину при плохой игре, предпочитают называть войну в Корее «войной, которую Соединенные Штаты не выиграли». Более откровенные американские источники, в том числе и самые реакционные, подчеркивают отрицательные последствия корейской войны для США. Американский журнал «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» в статье, озаглавленной «Что пожинают Соединенные Штаты в корейской войне», писал: «Победы нет, миллиарды затрачены, потеряны 140,5 тыс. человек»261.

Война в Корее, в ходе которой непосредственно столкнулись государства двух мировых систем, явилась наиболее острым международным кризисом первой половины 50-х годов. Этот кризис показал полную необоснованность расчетов на «превосходство сил» США. Империалистические интервенты и лисынмановцы потерпели тяжелое поражение. Срыв лагерем социализма агрессивных замыслов американской военщины, связанных со всемерным расширением сферы военных действий, обеспечил китайскому народу и народам ряда других стран Азии благоприятные возможности для развития по пути строительства социализма.

Исход войны в Корее убедительно свидетельствовал о том, что мировая социалистическая система обладает достаточным могуществом, чтобы успешно противостоять всем вооруженным наскокам со стороны США и лагеря империализма.

Однако американские руководители и после окончания войны в Корее не отказались от военных авантюр в целях «освобождения» народов социалистических государств. Уже в первом своем послании конгрессу, опубликованном 2 февраля 1953

г., президент Эйзенхауэр обрушился на пресловутую «коммунистическую угрозу» и заявил об отказе от политики «нейтрализации» Тайваня262. Это представляло собой откровенно враждебный акт американского правительства в отношении Китайской Народной Республики.

Если раньше оккупация Тайваня американскими войсками осуществлялась под ширмой «недопущения» расширения сферы военных действий путем нападения чанкайшистских войск на материк, то теперь американские правящие круги отбрасывали этот лицемерный предлог. Та часть приказа Трумэна американскому 7-му флоту, в которой ставилась задача не допустить освобождения вооруженными силами КНР о-ва Тайвань и прибрежных островов, полностью оставалась в силе. Что же касается распоряжения 7-му флоту, обязывающего его предотвращать десантные операции чанкайшистов против материкового Китая, то оно отменялось. Иначе говоря, республиканский кабинет прямо заявлял о своем согласии с военными авантюрами, планировавшимися кликой Чан Кай-ши.

Свидетельством дальнейшего усиления правительством США всесторонней поддержки, оказываемой клике Чан Кай-ши, явилось заключение прямого американо-гоминдановского военного договора263. Реализуя основные условия этого договора, президент Эйзенхауэр потребовал и получил от конгресса в начале 1955 г. полномочия на использование вооруженных сил США для «обеспечения безопасности и защиты» Тайваня и о-вов Пэнхуледао, а также «связанных с ним позиций и территорий этого района» 4. Указанный факт в немалой степени явился причиной весьма опасной для дела мира ситуации в этом районе тремя годами позже — осенью 1958 г.

Другое важное направление американской агрессии на Дальнем Востоке, развертывавшейся на основе доктрины «освобождения»,— усиление вмешательства империализма США в войну в Индокитае264.

Осенью 1953 г. государственный секретарь США Даллес, лживо обвинив правительство Китайской Народной Республики в подготовке «вооруженной агрессии» во Вьетнаме, выступил с заявлением, что США в ответ на такую «агрессию» предпримут действия, «последствия которых могут не ограничиться пределами Индокитая»265. Это была очередная угроза правящих кругов США перейти от политики «балансирования на грани войны» к новой агрессивной войне на Дальнем Востоке.

Одновременно с событиями на Дальнем Востоке, знаменовавшими переход американского империализма к политике «освобождения», реакционные круги Соединенных Штатов активизировали свою враждебную деятельность в отношении европейских стран народной демократии. Ярким выражением этого явились такие факты, как субсидирование контрреволюционных организаций по закону «О взаимном обеспечении безопасности» и усиление подрывной деятельности в соответствии с рецептами Бернхэма и других сторонников доктрины «освобождения».

В соответствии с параграфом 101 -а этого закона, принятого впервые 10 октября 1951 г., из сумм, ассигнованных на «взаимное обеспечение безопасности», должны были выделяться значительные средства на финансирование «любых отобранных лиц, которые проживают в Советском Союзе, Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании, Литве, Эстонии, или в находящихся под влиянием или оккупацией коммунистов районах Германии и Австрии, или в любой другой стране... или лиц, бежавших из этих стран, для того, чтобы либо сформировать из этих людей отряды вооруженных сил, поддерживающих организацию Североатлантического договора, либо для других целей, когда президент решит, что подобная помощь будет способствовать обороне Североатлантического района и безопасности Соединенных Штатов» 4.

По закону 1951 г. на подрывные цели против Советского Союза и других социалистических государств было ассигновано 100 млн. долл. В последующие годы эта сумма несколько сокращалась или увеличивалась, но неизменно фигурировала в американском государственном бюджете. Одновременно была усилена «психологическая война» против СССР и стран народной демократии.

<< | >>
Источник: Иноземцев Н.Н.. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны / В ТРЕХ ТОМАХ / Москва. 1963

Еще по теме 3. Развязывание империализмом прямых актов вооруженной агрессии. Интервенция в Корее, Китае и других районах Азии:

  1. ГЛАВА XVIII ВОЕННАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ АМЕРИКАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА В КОРЕЕ
  2. 2. Буржуазная историография об американской интервенции в Корее
  3. 2. ПОЛИТИКА В КИТАЕ, КОРЕЕ, ЯПОНИИ
  4. 2. АГРЕССИЯ США В КОРЕЕ
  5. 1. Провал попыток США вовлечь латиноамериканские страны в интервенцию в Корее
  6. ГЛАВА 10 УЧАСТИЕ РОССИИ В ИНТЕРВЕНЦИИ В КИТАЕ
  7. Забытое путешествие: венгерский епископ граф Петер Вай (1863-1948 гг.) о Корее накануне японской агрессии
  8. 2. ПОРАЖЕНИЕ ВООРУЖЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ ПРОТИВ СОВЕТСКОЙ РОССИИ
  9. 2.2. Судебный пристав и иные органы и организации, исполняющие требования судебных актов и актов других органов
  10. ГЛАВА XXXII АГРЕССИВНАЯ ПОЛИТИКА ИМПЕРИАЛИЗМА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  11. 4. Экспансия японского империализма в страны Юго-Восточной Азии и Южную Корею
  12. 10.1. Исполнение судебных актов и актов других органов в отношении иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных организаций
  13. 1. Борьба Индонезии против происков империализма в Юго-Восточной Азии
  14. ГЛАВА XXX ИЗВРАЩЕНИЕ АПОЛОГЕТАМИ ИМПЕРИАЛИЗМА ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР И ДРУГИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ
  15. 2. Крах германской интервенции в Советской России. Усиление интервенции Антанты
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки -