Задать вопрос юристу

1. Распад Британской империи и политика правящих кругов

Отношения Англии с другими странами, входящими в Содружество наций, занимали одно из центральных мест в ее внешней политике, ибо эксплуатация этих народов и ресурсов их стран служила одним из главных источников, из которых английский финансовый капитал черпал свои силы.

Основные капиталовложения Англии, если не считать ее капиталовложений в Соединенных Штатах, сосредоточены в странах Содружества, куда и направлялся основной поток новых заграничных инвестиций в рассматриваемый период. Подсчитано, что к концу его английские капиталовложения в Австралии составили около 900 млн. ф. ст., в Канаде — почти 1 млрд., в Южно-Африканском Союзе — более 800 млн., в Индии, Пакистане и Цейлоне (а также в Бирме) —свыше 700 млн., в Федерации Родезии и Ньясаленда — 300 млн. и* в Малайе — 200 млн. ф. ст.281 В 1950—1955 гг. на страны Содружества приходилось примерно 45% внешней торговли Англии.

Идеологи и политики британского империализма продолжали надеяться на то, что другие страны Содружества и впредь будут потом и кровью своих народов умножать богатства и могущество английского господствующего класса, как их удавалось принуждать к тому в золотой век колониализма. Именно в такие розовые тона было окрашено программное внешнеполитическое выступление У. Черчилля после его возвращения к власти в 1951 г. «Я желаю, — заявил он, — чтобы Англия развернула все свои силы и, собрав вокруг себя Содружество наций, восстановила свое прежнее влияние и инициативу среди союзных держав, равно как и среди всех держав мира»282.

Однако в действительности, несмотря на попытки Англии «собрать вокруг себя Содружество наций», развитие истории шло совершенно в противоположном направлении. Успехи национально-освободительного движения привели к дальнейшему ослаблению контроля английского финансового капитала над колониями и вместе с другими факторами значительно подорвали его влияние в странах Содружества в Азии, которые уже завоевали свою независимость (Индия, Пакистан, Цейлон). От ношения между Англией и старыми доминионами (Канада, Австралия, Южная Африка и Новая Зеландия) также характеризовались усилением центробежных сил.

Колониальная политика Англии этого периода сочетала в себе методы жестокого подавления национально-освободительного движения и политические маневры, направленные на то, чтобы притупить его силу. Эти маневры были аналогичны тем, которые ранее применялись в Индии, Пакистане и на Цейлоне. Когда английские колонизаторы уже не могли сохранять свои позиции с помощью военной силы, они делали политические уступки буржуазным и в некоторых случаях полуфеодальным элементам в той или иной колонии в надежде удержать ее в орбите английского империализма. Однако в колониальной политике Лондона методы грубой силы и открытого вооруженного подавления пока еще преобладали.

В 1950—1955 гг. английский империализм продолжал свою кровавую колониальную войну против малайского народа, начатую в 1948 г. В Малайе ставка колонизаторов была особенно велика. Там имелись громадные английские капиталовложения, главным образом в оловянных рудниках и на каучуковых плантациях, служившие в то время основным источником долларовых поступлений Англии. Крупнейший порт Сингапур сохранял свое значение одного из основных торговых и военных бастионов английских монополий в Восточной Азии.

В своих отчаянных попытках разгромить Народно-освободительную армию колонизаторы бросили в Малайю, по самым осторожным подсчетам, почти 100-тысячную регулярную армию.

Расходы на войну в период между 1948 и 1955 гг. составили 686 млн. ф. ст.283 Применяя против освободительной армии варварские методы и установив режим террора во многих районах страны, английское правительство было вынуждено в то же время вести переговоры о конституционной реформе с консервативными элементами Малайи. В 1955 г. оно объявило о некоторых ограниченных уступках. В 1957 г. английское правительство признало независимость страны, но сохранило там свои военные базы. Малайя осталась в Содружестве наций в качестве «независимого» участника 284.

В октябре 1952 г. правящие круги Англии развязали войну против народа Кении. Они преследовали цель сохранить на кенийской земле господство 40 тыс. европейских поселенцев (преимущественно англичан) над б млн. африканцев, а также удержать Кению в качестве одной из основных заморских баз Англии,

Колонизаторы усмиряли Кению самыми жестокими методами. По официальным английским данным, к октябрю 1954 г. было убито в боях 6604 африканских партизана и 11 524 захвачено в плен; были повешены 686 африканских гражданских лиц и почти 60 тыс. томились в концлагерях. К середине 1955

г. 83 тыс. африканцев находились в английских тюрьмах.

Героическое сопротивление народа Кении вынудило Лондон, точно так же как и в Малайе, стать в конце концов на путь политического маневрирования. Однако это произошло лишь в конце 50-х годов.

В октябре 1953 г. английское правительство направило к берегам Британской Гвианы войска и военные корабли. Они были призваны ускорить подавление национально-освободительного движения, и в частности отстранить Чедди Джагана и других руководителей Народно-прогрессивной партии, избранных на правительственные посты колонии в соответствии с конституцией, учрежденной самими колониальными властями. Вся «вина» лидеров Народнопрогрессивной партии состояла в том, что они попытались осуществить программу умеренных реформ, благодаря которой они пришли к власти. Однако этого оказалось достаточно, чтобы британское правительство аннулировало конституцию.

В августе 1953 г., несмотря на сопротивление африканских народов трех территорий, английское правительство соединило Северную Родезию, Южную Родезию и Ньясаленд в так называемую Федерацию Родезии и Ньясаленда. Цель этого шага состояла в распространении на Северную Родезию и Ньясаленд расистского режима, учрежденного белыми поселенцами в Южной Родезии 285. Колонизаторы стремились обеспечить колониальным монополиям возможность дальнейшей эксплуатации медных рудников Северной Родезии и других ресурсов трех территорий, а также увековечить господство белых поселенцев и их власть над захваченными ими землями.

В западноафриканских колониях, где особенно бурно развивалось национально-освободительное движение и где почти не было европейских поселенцев, Лондон применял другую тактику. В тот период британским властям казалось, что они могут добиться своих целей, сочетая политические уступки национальной буржуазии и полуфеодальным элементам с сохранением основных позиций английских монополий.

«Сотрудничество с национализмом — наш важнейший оплот против коммунизма в Африке»286, — писал Эндрью Коэн — один из проводников английской колониальной политики. Разумеется, речь шла совсем не о добровольном «сотрудничестве с национализмом». Под давлением забастовок и массовых демонстраций английские власти были вынуждены шаг за шагом уступать все больше и больше в вопросах самоуправления народам Золотого Берега и Нигерии, что привело их в конце концов к независимости, хотя обе страны остались в Содружестве наций 287.

В 1955 г. в связи с массовыми требованиями самоопределения английские власти развернули широкие военные операции против национально-освободительного движения на Кипре. Здесь основная цель состояла в удержании острова как военной базы, стратегическое значение которой для английского империализма возросло, поскольку в 1954 г. пришлось вывести английские войска из -их основной базы на Среднем Востоке — в зоне Суэцкого канала. Применяя классическую доктрину «разделяй и властвуй», Лондон кроме мер военного подавления использовал в максимальной степени в своих политических маневрах наличие на острове, населенном в большинстве гражданами греческого происхождения, турецкого меньшинства. Лишь в i960 г. английское правительство было вынуждено наконец предоставить Кипру независимость.

Что касается политически независимых членов Содружества наций, то в этот период Лондон, стремясь упрочить позиции английского финансового капитала, всячески подчеркивал концепцию Содружества наций как единой и мощной группы госу дарств, руководимой Англией. Речь Черчилля в конгрессе США .17 января 1952 г. весьма характерна в этом отношении. «Пусть никто не преуменьшает существующую мощь Британского содружества и империи, — заявил он. — Британское содружество наций, распространившееся по всему миру, не готово к тому, чтобы стать штатом или группой штатов в любой континентальной федеральной системе по ту или иную сторону Атлантики»288.

Важное место в политике Лондона занимал так называемый «план Коломбо для совместного экономического развития Южной и Юго-Восточной Азии», основы которого были заложены на конференции министров иностранных дел стран Содружества, собравшейся на Цейлоне в январе 1950 г. Главная цель этого плана состояла в том, чтобы за фасадом сотрудничества стран Содружества в обеспечении технической помощью и капиталом усилить империалистические позиции Англии (и в некоторой степени Австралии) в Индии, Пакистане, Малайе, на Цейлоне и Британском Борнео.

Английское правительство организовало в 1950—1955 гг. целую серию конференций стран Содружества. Премьер-министры встречались в Лондоне в январе 1951 г., в ноябре — декабре 1952 г., в июне 1953 г. и в январе 1955 г. Конференции министров финансов стран Содружества созывались в январе 1952

г. и в январе 1954 г. Особое место занимает совещание премьер-министров в 1952 г., носившее характер экономической конференции стран Содружества, призванной укрепить один из главных инструментов английского империализма — стерлинговую зону.

Эти попытки английского финансового капитала удержать политически независимых членов Содружества в сфере своего влияния принесли определенные плоды, однако факты свидетельствовали и о растущих противоречиях внутри Содружества наций и о дальнейшем ослаблении в нем позиций Англии. Характерна в этой связи судьба английских предложений на экономической конференции Содружества наций в 1952 г. относительно мер по расширению системы имперских преференций. Как показывает коммюнике, конференция в целом отвергла это предложение, и Лондон был вынужден от него отказаться. Более того, «план Коломбо», для осуществления которого Англия не смогла обеспечить достаточного количества капитала и ресурсов, никогда не оказывал большого воздействия на Азию и в дальнейшем в значительной мере превратился в орудие американского влияния.

В области внешней политики разрыв между Англией, которая все глубже увязала в «холодной войне» и гонке вооружений, и некоторыми странами Содружества, например Индией, выступавшей в пользу мирного сосуществования, резко возрастал. Характерно, что, когда Джавахарлал Неру во время испытаний американских водородных бомб весной 1954 г. выступил за немедленное заключение соглашения о прекращении подобных взрывов, английское правительство не только категорически отвергло это предложение, но и само стало готовиться к производству водородных бомб.

Отношения между Англией и Южно-Африканским Союзом определялись серьезными межимпериалистическими противоречиями. Власть в ЮАС ока залась в руках националистической партии *, программа которой включала ликвидацию английского политического влияния в стране, захват английских колоний Бечуаналенда и Свазиленда, граничащих с ЮАС, и Басутоленда. Когда требование о передаче этих колоний было выдвинуто в парламенте Южно-Африканского Союза (апрель 1954 г.), английское правительство ответило категорическим отказом. Более того, правители ЮАС, в частности премьер-министр Малан, выступили с публичными нападками на английское правительство за предоставление самоуправления Золотому Берегу (Гана), рассматривая это как серьезную угрозу господству белых в Южно-Африканском Союзе.

Усилились также противоречия между другими членами Содружества. Особенно обостренными стали отношения между Индией и Пакистаном, главным образом из-за притязаний Пакистана на Кашмир и заключения им военного соглашения с Соединенными Штатами в 1954 г. Углубился антагонизм между Индией и Пакистаном, с одной стороны, и ЮАС — с другой, из-за расовых преследований примерно 400 тыс. лиц индийского и пакистанского происхождения. Индийцы и пакистанцы в ЮАС наравне с африканским населением страдали от террора расистов. В косвенной форме этот конфликт неблагоприятным образом отразился на отношениях Англии с Южно-Африканским Союзом. Выступая в феврале 1951 г. в Кейптауне, Малан обвинил Лондон в том, что английское правительство приняло Индию, Пакистан и Цейлон в Содружество наций в качестве независимых государств без консультации с другими членами Содружества.

Большую роль в ослаблении контроля Лондона над Содружеством играло проникновение США в районы бывшей Британской империи. США господствовали во внешней торговле в Канаде. Их инвестиции составляли 77% всех иностранных капиталовложений в стране, в то время как на долю англичан приходилось только 17% (данные относятся к 1954 г.). В Австралии, Южной Африке и Индии, равно как в других странах Содружества, где пальма первенства сохранялась еще за английскими монополиями, американский капитал все же значительно упрочил свои позиции. С подписанием двустороннего военного соглашения и принятием так называемой программы экономической помощи США американское влияние стало преобладать над английским и в Пакистане. Подписание в сентябре 1951 г. пакта АНЗЮС, в который Англия, несмотря на ее домогательства, не была допущена, означало в значительной степени дальнейший переход Австралии и Новой Зеландии под американское влияние в военной области.

Несмотря на процесс ослабления влияния метрополии, позиции английского финансового капитала в колониях и в политически независимых странах Содружества к 1955 г. были все еще довольно значительными. За исключением потерянного Англией Судана289, территориальный состав Содружества не изменился. Сохранились система имперских преференций, стерлин говая -зона, различные консультативные органы Содружества. Однако общей тенденцией было углубление трещин в здании Содружества.

<< | >>
Источник: Иноземцев Н.Н.. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны / В ТРЕХ ТОМАХ / Москва. 1963

Еще по теме 1. Распад Британской империи и политика правящих кругов:

  1. 1. «Атлантический» курс итальянских правящих кругов
  2. § 2. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ КРИМИНАЛЬНОСТИ ПРАВЯЩИХ КРУГОВ В СССР И В РОССИИ
  3. § 4. Воздействие зависимости США от внешнего мира на внешнеполитическое мышление правящих кругов
  4. § 4. Британская колониальная империя
  5. § 3. Британская колониальная империя
  6. § 3. Государственный строй Британской империи
  7. ИДЕОЛОГИЯ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ ОТ ДЖОНА ДИ ДО СЕСИЛА РОДСА
  8. КРИЗИС НОВОЙ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ
  9. НОВАЯ БРИТАНСКАЯ ИМПЕРИЯ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
  10. ИДЕОЛОГИ НОВОЙ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ
  11. НОВАЯ БРИТАНСКАЯ ИМПЕРИЯ И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
  12. ОРГАНИЗАЦИОННО-УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ И АНАЛИТИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ НОВОЙ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ (НБИ) «THINK TANKS»
  13. 1. Международное значение распада колониальных империй в Африке
  14. НОВАЯ БРИТАНСКАЯ ИМПЕРИЯ И ЕВРАЗИЙСКАЯ РУСЬ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -