<<
>>

§ 2. Процессы дифференциации развивающихся стран и политика США

Последние 10—15 лет в освободившихся от колониального гнета странах протекает процесс социально- экономической и политической дифференциации. Как отмечалось на XXVI съезде КПСС, «одни из них после освобождения пошли по революционно-демократическому пути.
В других утвердились капиталистические отношения. Некоторые из них проводят подлинно независимую политику, другие идут сегодня в фарватере политики империализма. Словом, картина довольно пестрая»61.

Советские ученые, исследуя процесс дифференциации развивающихся стран, выделяют различные их типы. Так, по классификации профессора Р. Ульяновского, среди освободившихся государств Азии и Африки обозначились три типа: государства, вступающие на путь социалистической ориентации; государства, в которых преобладают капиталистические тенденции, а также государства, в которых продолжается напряженная борьба за выбор курса между прогрессивными силами и внутренней и внешней реакцией, в связи с чем их дальнейший путь еще не определился достаточно четко62.

Подобную же классификацию предлагают и исследователи из ИМЭМО АН СССР, выделяя общества социалистического развития и социалистической ориентации; многоукладные общества, развитие которых ориентировано на капитализм; общества зависимого среднеразвитого капитализма63.

Несколько иной подход у видного ученого из ГДР, академика О. Рейнгольда, который выделяет следующие группы развивающихся стран, между которыми возникают и обостряются экономические, социальные и политические

противоречия: страны, характеризующиеся относительным экономическим развитием (Бразилия, Мексика, Нигерия и др.); государства, обладающие особо крупными запасами нефти и других полезных ископаемых (в первую очередь члены ОПЕК); страны и не развитые в промышленном отношении, и не располагающие обширными природными богатствами64. К последней группе, например, может быть отнесено около 30 «наименее развитых стран», в которых в общей сложности проживает более 1 млрд.

человек; в их числе Пакистан, Бангладеш, ряд стран Тропической Африки и Латинской Америки65.

На развивающиеся страны, не добывающие и не экспортирующие минеральное сырье, приходилось 55% населения молодых освободившихся государств66.

Неоднородна и каждая из этих трех групп. Как уже отмечалось выше, в рамках ОПЕК, например, можно выделить, с одной стороны, страны с большим населением и «высокими потребностями в развитии», которые способны израсходовать все свои дополнительные доходы от продажи нефти внутри страны, а с другой — страны со сравнительно небольшим населением и значительными валютными средствами, которые могут быть активно использованы для реализации внешнеполитических целей их правительств.

По мнению автора данной монографии, два отмеченных выше подхода к классификации развивающихся стран отнюдь не исключают друг друга. Напротив, они помогают рассмотреть структуру взаимоотношений США с развивающимися странами в нескольких измерениях.

Оценивая общие тенденции процесса дифференциации в группе развивающихся стран, небезынтересно отмстить, что, по расчетам, например, советского ученого Б. Болотина, в 60—70-е годы усиление неравномерности развития на периферии мирового капиталистического хозяйства (к которой до сих пор относится подавляющее большинство развивающихся стран) проходило в три раза быстрее, интенсивнее, чем в его центре; то есть если для ведущих капиталистических стран в этот период в целом была характерна тенденция к нивелировке уровней экономического развития, то для развивающихся стран доминирующей была тенденция к углублению дифференциации67.

Большую роль в развитии социально-экономических процессов в освободившихся странах, в становлении в них различных экономических и политических систем играет

ТО, что удельный вес буржуазии и пролетариата Ь их социальной структуре и соответственно в экономической и политическом жизни остается относительно меньшим, чем на соответствующей фазе исторического развития стран Запада.

Так, в большинстве стран Азии и Африки ни буржуазии, їм пролетариат в 80-е годы не являются основными классами в обществе; во многих же странах Латинской Америки месту этих классов в социальной структуре еще ие соответствует адекватная роль в политической борьбе. Это в значительной мере определяет то, что лишь в полу- Topj десятках молодых стран утвердили свою гегемонию силы, воспринявшие платформу научного социализма. Б большинстве же стран прогрессивной социальной ориентации у власти стоят леворадикальные националисты (революционные демократы), которые при определенных условиях способны перейти на позиции научного социализма 68.

Для многих стран последней группы характерна при этом значительная непоследовательность во внешнеполи тическом курсе, что особенно отчетливо проявилось і последние годы. Это отражается как на состоянии региональных подсистем международных отношений, іак и, в определенной мере, на состоянии системы ч целом.

Во многих развивающихся странах, не обладающих гибкой и развитой политической системой, роль отдельных лидеров, в том числе леворадикальных националистов, во внутренней и внешней политике особенно значительна, и поэтому в конкретных ситуациях проявление их личных качеств может иметь существенное значение для развития отношений этих стран с другими субъектами мировой политики как в региональном, так и в более широком масштабе. В этом плане заслуживает особого внимания оценка А. Е. Бовиным эволюции отдельных лидеров освободившихся государств: «Крутые социальные перемены, национально-освободительная борьба, коллизии и конфликты, сопровождающие движение к независимости, выносят на поверхность политической жизни людей с крутыми, твердыми характерами. Происходит как бы естественный отбор. Лидерами становятся самые решительные, самые настойчивые, самые целеустремленные. Но вот победа одержана, власть взяга. Тут-то и начинаются метаморфозы. При понятной слабости политических организаций и низком уровне политического сознания масс, при столь же понятной необходимости концентрации власти огромный и заслуженный авторитет может постепенно трансформироваться в рамки личной, бесконтрольной власти. Решительность превращается в жесткость, настойчивость — в нетерпимость к иным точкам зрения. Возникает неизбежное при таком повороте событий узкое окружение, состоящее из несамостоятельных, беспринципных, сервильных людей. Начинается устранение неугодных, погоня за богатством, коррупция верхов. Л параллельно формируется оппозиция. Как правило, на базе армии — единственной организованной силы... трагизм ситуации заключается в том, что нередко переворот, завершая один политический цикл, открывает другой — аналогичный. И все начинается снова»бЭ.

Примером непоследовательности во внутренней и внешней политике может служить сомалийское государство. Пришедший после провозглашения независимости Сомали прозападный режим был свергнут в результате военного переворота в 1969 году. Власть взял в свои руки Верховный революционный совет (ВРС) во главе с генералом Спадом Барре, который затем стал главой государства и правительства. Была провозглашена Сомалийская Демократическая Республика и началось проведение ряда прогрессивных социально-экономических преобразований. Была создана Сомалийская революционная социалистическая партия (СРСП), которая объявила, что в своей деятельности она будет исходить из принципов марксизма-ленинизма. В этот период между СДР и Советским Союзом, другими социалистическими странами установились отношения сотрудничества, были заключены важные двусторонние соглашения. Однако уже в тот период в позиции руководителей Сомали начали проявляться значительные элементы шовинизма и национализма, полностью противоречащие принципам марксизма-ленинизма. Главный внешнеполитический замысел сомалийского руководства выразился в том, чтобы создать «Великое Сомали», присоединив силой к бывшему Британскому и Итальянскому Сомали эфиопскую провинцию Огаден, ряд районов Кении и Джибути. «Немалую роль в появлении этих амбициозных планов, —справедливо отмечает советский исследователь Ю. Бочкарев, —сыграли личные качества Сиада Барре. Сформировавшись как офицер в полицейском училище Италии, он проявил недюжинный характер, но в еще большей мере —честолюбие и тщеславие»70.

К 1977 году, когда сомалийское руководство развязало войну против Эфиопии с целью отторжения области Ога- ден, в его политике уже проявился отход от прогрессивных принципов внешней и внутренней политики. Начали свертываться экономические и военно-политические связи с Советским Союзом и другими социалистическими странами. Немного позднее последовало и официальное отречение Сиада Барре от марксистско-ленинских принципов построения социализма. В феврале 1980 года он заявил о том, что является приверженцем некоего «сомалийского социализма».

Отказавшись от последовательных прогрессивных преобразований внутри страны, начав войну против Эфиопии, заявив территориальные претензии к Кении и Джибути, С. Барре быстро переориентировался на США и другие западные державы. Заинтересованность же Соединенных Штатов в Сомали объяснялась их планами получить новые опорные пункты, приближенные к Персидскому заливу, в первую очередь порт Бербера. Сомалийские лидеры получили большое количество западного оружия (преимущественно через третьи страны), использованного в мае 1980 года при новой попытке овладеть Огаденом, которая, как и в 1977—1978 годах, окончилась разгромом сомалийских сил вторжения. В августе 1980 года сомалийские руководители заключили с США соглашение о предоставлении в распоряжение последних ряда объектов военного назначения в обмен на кредит в 40 млн. долл., предназначенный для приобретения оружия.

Анализируя проблему дифференциации развивающихся стран и ее значение для позиций США в системе международных отношений, следует вновь остановить внимание на роли группы нефтедобывающих стран. Доходы этой группы с 1973 по 1979 год возросли с 42,2 до 212,7 млрд. долл., то есть в 5 раз — беспрецедентный скачок в мировой истории. В течение этого периода 13 стран — членов ОПЕК получили за свою нефть около 1 трлн. долл.71 Превышение доходов этих стран над расходами, по американским оценкам, составило в 1980 году около 115 млрд. долл.72 Наиболее значительным был рост доходов у Саудовской Аравии —в 1979 году ее доходы превысили 60 млрд. долл.

Наличие такого большого положительного сальдо платежного баланса у стран — членов ОПЕК соответственно означало дефицит платежного баланса для их контрагентов— импортеров нефти. Для развитых стран (главным образом для развитых капиталистических стран, т. к. социалистические страны Восточной Европы, приобрета ющие нефть в странах ОПЕК, покупают ее лишь в незначительных количествах) в 1980 году «нефтяной дефицит* составил около 50 млрд. долл., а для развивающихся — около 70 млрд. Такой большой «нефтяной дефицит* значительно увеличил и без того большую внешнюю задолженность развивающихся стран, подскочившую к 1980 году до 385 млрд. долл. (по сравнению со 150 млрд. долл. в 1975 г.) 73. Это внесло свой вклад в увеличение разрыва в экономической и финансовой мощи между нефтедобывающими развивающимися странами и остальной частью этой группы стран.

Экономические и финансовые возможности наиболее развитых из числа молодых государств в последние 10—12 лет возросли настолько, что возник качественно новый феномен мировой капиталистической экономики: экспорт капитала отдельными развивающимися странами в старые центры капиталистического мира. Так, в 1978 году зарубежные активы стран ОПЕК составили около 200 млрд. долл., в том числе прямые и портфельные инвестиции в США — 45 млрд., прямые и портфельные инвестиции в другие развитые капиталистические страны — 25 млрд., займи международным финансовым организациям — 10 млрд., депозиты на евродолларовых рынках — 70 млрд., все виды капиталовложений в развивающихся странах — 22 млрд. долл.74

Из этих данных видно, что международная финансовая деятельность нефтедобывающих развивающихся стран ориентирована главным образом на ведущие капиталистические страны, в первую очередь — на США, а не на остальные развивающиеся страны.

Как отмечает академик Е. М. Примаков, экспорт капитала из отдельных развивающихся стран оказывает двоякое воздействие: с одной стороны, он превращается в

источник быстрорастущих доходов лишь для немногих освободившихся государств, привнося тем самым империалистические элементы в их политику; с другой стороны, он становится одним из средств, используемых ведущими империалистическими государствами для привязывания наиболее динамичной в экономическом отношении части молодых государств к основным экономическим центрам современного капитализма75.

Наличие крупных авуаров развивающихся нефтеэкспортирующих стран в США, странах Западной Европы, Японии делает эти авуары «заложниками» на случай кризисных ситуации в отношениях между двумя группами стран, что значительно ограничивает поле маневра для стран ОПЕК и уменьшает вероятность проведения ими в 80-е годы акций, подобных введению нефтяного эмбарго. В то же время, вывозя капиталы, приобретая собственность за границей, страны ОПЕК, как и некоторые другие развивающиеся страны, составляющие по уровню экономического развития верхушку молодых государств, становятся конкурентами развитых капиталистических стран и транснациональных монополий еще в одной сфере их взаимоотношений.

<< | >>
Источник: Кокошин А. А.. США в системе международных отношений 80-х годов: Гегемонизм во внешней политике Вашингтона. —М.: Междунар. отношения.— 304 с.. 1984

Еще по теме § 2. Процессы дифференциации развивающихся стран и политика США:

  1. Воздействие роли развивающихся стран на международные позиции США
  2. § 3. США и новые «центры силы» из числа развивающихся стран
  3. § 1. Взаимное положение США и развивающихся стран в системе международных отношений 80-х годов: общая характеристика
  4. ГЛАВА III Воздействие роли развивающихся стран на международные позиции США
  5. Глава 1. Подходы к глобализации: страны развитой рыночной демократии, новые индустриальные страны Азии, развивающиеся государства и Китай
  6. Политика США в отношении социалистических стран Юго-Восточной Европы в послевоенные годы (Основные аспекты проблемы) А. А. ЯЗЬКОВА
  7. МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЕ КОРПОРАЦИИ И РАЗВИВАЮЩИЕСЯ СТРАНЫ
  8. СОТРУДНИЧЕСТВО С РАЗВИВАЮЩИМИСЯ СТРАНАМИ
  9. "ЗЕЛЕНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ" В РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАНАХ
  10. ПА в изучении развивающихся стран
  11. Б. Развивающиеся страны и право преждепользования
  12. ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАНАХ
  13. 4 Авторское право. и проблемы развивающихся стран
  14. КАК НАВЯЗЫВАЮТ ЗАПАДНУЮ «МОДЕЛЬ КУЛЬТУРЫ» РАЗВИВАЮЩИМСЯ СТРАНАМ
  15. Демократизация в развивающихся странах
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -