<<
>>

2. Отпадение первых африканских стран от колониальной системы империализма

Главным итогом национально-освободительного движения в Африке в рассматриваемый период были антиимпериалистическая революция в Египте и завоевание государственной независимости Ливией, Суданом, Марокко и Тунисом.

Освобождение этих стран перечеркнуло пророчества буржуазных политиков, которые еще совсем недавно самоуверенно утверждали, что независимость африканских стран — дело далекого будущего. В 1946 г. английский генерал-губернатор в Судане Хадлстон вещал: «Через 20 лет суданцы будут управлять своей страной с помощью иностранных советников» К «Слово «независимость»,— угрожающе заявлял генеральный резидент Франции в Марокко Пюо, — должно быть вычеркнуто из лексикона и вырвано из сердец»158.

Перспектива, которую сулили империалисты, не устраивала африканские народы. Слово «независимость» все более утверждалось в лексиконе антиимпериалистического движения в Африке.

Освобождение пяти африканских стран было поражением империализма в целом, и прежде всего крупнейших колониальных держав — Англии и Франции. Египет и Судан пробили первую брешь в английской колониальной империи в Африке. Марокко и Тунис явились первыми африканскими владениями Франции, вырвавшимися на дорогу самостоятельного национального развития. Провозглашение независимости Ливии нанесло удар по планам итальянских империалистов, мечтавших восстановить свое влияние в африканских странах, бывших колониями Италии до второй мировой войны.

К 1956 г. семь независимых африканских стран, включая Эфиопию и Либерию, занимали 22% территории и их население составляло 30,8% населения всей Африки (7,1 млн. кв. км, 69,5 млн. человек) х.

Победа освободившихся африканских стран над империализмом дала толчок развитию национально-освободительного движения в других частях Африки, укрепила решимость африканских народов, еще находившихся под гнетом империализма, покончить с колониальными порядками, ускорила распад колониальной системы империализма на континенте.

Разными путями пришли к независимости народы пяти освободившихся африканских стран.

Хотя вопрос о предоставлении национальной независимости Ливии был формально решен в ООН, основную роль в срыве попыток империалистических держав увековечить колониальный режим в Ливии сыграло стремление ливийского народа к независимости, поддержанное Советским Союзом.

В соответствии с резолюцией ООН Ливия обрела независимость 1 января 1952

г.

Борьба Судана против английского империализма была тесно связана с национально-освободительным движением египетского народа. Июльская революция и предшествовавшие ей бурные события в Египте — денонсирование египетским парламентом неравноправного договора 1936 г. о «союзе» с Англией и англо-египетского соглашения о кондоминиуме над Суданом— оказали сильное влияние на развитие национально-освободительного движения суданского народа.

Крупным успехом совместной борьбы народов Судана и Египта против господства английского империализма было подписание в феврале 1953 г. англо-египетского соглашения о Судане. Оно предусматривало трехлетний «переходный период», по истечении которого избранный под международным наблюдением суданский парламент должен был решить вопрос

о самоопределении Судана. Одновременно должна была осуществляться замена иностранных специалистов национальными кадрами в государственном аппарате, армии и полиции Судана.

Эти события положили начало решающей фазе борьбы суданцев против английского господства.

В стране быстро нарастала политическая активность широких слоев населения. В декабре 1952 г. на базе нескольких буржуазно-националистических партий и групп была создана национально-юнионистская партия, ставшая самой крупной и самой влиятельной политической организацией страны. Возникло также несколько других партий, активизировалась деятельность старых суданских партий.

Состоявшиеся в 1953 г. выборы принесли успех национально-юнионистской партии, получившей большинство мест в парламенте. В начале 1954 г. было сформировано первое национальное правительство Судана, которое взяло курс на ликвидацию английского господства в стране и провозглашение независимости.

Политическая ситуация, предшествовавшая окончанию кондоминиума, отличалась большой сложностью. Часть политических сил, представленная главным образом партией «Умма», стремилась сохранить тесные отношения с Англией.

Национально-юнионистская партия связывала свои надежды на создание независимого государства главным образом с осуществлением политики тесного сотрудничества с египетским национально-освободительным движением. Американская агентура старалась использовать стремление суданцев к освобождению от английского господства для того, чтобы создать послушную США группу руководящих политических деятелей. Одновременно на юге страны развивалось сепаратистское движение племен, подстрекаемое английскими агентами.

Стремясь продлить свое господство в Судане, английские колониальные власти стали тормозить создание национальных суданских органов, препятствовать их работе. Чтобы дезорганизовать внутреннюю жизнь страны и тем самым доказать «неподготовленность» суданцев к управлению ею, они начали организовывать заговоры. В августе 1955 г. им удалось спровоцировать мятеж одной из воинских частей. Однако все попытки английских империалистов предотвратить неминуемо надвигавшийся крах колониальных порядков в Судане были обречены на провал. Суданский народ шел к независимости, дни колонизаторов были сочтены. Еще до окончания «переходного периода», в конце 1955 г., Англии пришлось вывести из Судана свои войска; был также упразднен аппарат колониального управления.

19 декабря 1955 г. Судан был провозглашен республикой. 1

января 1956 г. Англия и Египет признали новую республику. Этот день стал днем независимости Республики Судан; началась новая глава в истории суданского народа.

В отличие от Ливии и Судана, пришедших к независимости сравнительно мирным путем, во французских владениях — Марокко и Тунисе развернулась вооруженная борьба против колонизаторов.

Французский империализм шел напролом, стремясь силой подавить нараставшую борьбу народов этих стран за независимость. Одновременно он пытался любыми средствами навязать им так называемые реформы, которые ни в коей мере не отвечали их национальным чаяниям и обходили главное требование— отмену режима протектората в Марокко и Тунисе.

Политика французских империалистов, открыто нарушавших принципы ООН, вызвала тревогу мировой общественности.

Страны Азии и Африки — члены ООН потребовали включить вопрос о создавшемся в результате террористических действий французских колониальных властей положении в Марокко в повестку дня VI сессии Генеральной Ассамблеи ООН, начавшей свою работу в ноябре 1951 г.

Через несколько месяцев, в апреле 1952 г., И азиатских и африканские стран предложили рассмотреть в Совете Безопасности также вопрос о положении в Тунисе, которое с каждым днем обострялось, угрожая миру в этом районе. Однако империалистические державы, попирая права малых стран, отклонили их предложение. Используя послушную им тогда «машину голосования» в ООН, империалисты сорвали также предложение о созыве специальной сессии Генеральной Ассамблеи для обсуждения тунисского вопроса. Это предложение было выдвинуто 13 странами Азии и Африки в нюне 1952 г. и поддержано Советским Союзом и другими странами социализма.

Особую помощь в ООН колонизаторской политике Франции оказали США. К тому времени американская военщина развернула лихорадочную деятельность по строительству военных баз в Марокко. Поощряя действия французских колонизаторов, она требовала создать в этой стране «надежную» об становку. В дни работы VI сессии Генеральной Ассамблеи в американской печати появились прямые угрозы по адресу марокканского народа. Однако по настоянию Советского Союза и других социалистических стран, а также стран Азии и Африки Генеральная Ассамблея приняла решение включить марокканский и тунисский вопросы в повестку дня своей VII сессии.

При обсуждении этих вопросов в Первом комитете и на пленарных заседаниях VII сессии Генеральной Ассамблеи в декабре 1952 г. делегации СССР и других стран, представляющих большинство населения мира, активно выступили в защиту законных прав народов Марокко и Туниса. Однако, вновь пустив в ход «машину голосования», империалистические державы протащили в Генеральной Ассамблее ни к чему не обязывающее решение, в котором даже не осуждались несовместимые с принципами ООН действия французских колонизаторов.

Генеральная Ассамблея ограничилась призывом «урегулировать разногласия» между «заинтересованными сторонами». Подобная рекомендация была на руку французским колониальным властям, которые, чувствуя свою безнаказанность, продолжали зверские репрессии в Марокко и Тунисе.

Генеральный резидент в Марокко генерал Гийом (сменивший в августе 1951 г. Жюэна) предложил в середине 1953 г. проект реформ, представлявший собой слегка подновленный вариант программы Жюэна и предусматривавший незначительные изменения в муниципальной системе, в уголовном судопроизводстве, а также в правах иностранцев на приобретение собственности в Марокко. Следуя примеру своего предшественника, окружившего в 1951 г. султанский дворец войсками, Гийом стянул к нему крупные вооруженные силы. Но султан Мохаммед бен-Юсеф отказался подписать закон о реформах. Тогда (в августе 1953 г.) его свергли, посадив на марокканский престол марионетку— Мохаммеда бен-Арафа. Одновременно колонизаторы предприняли массовые репрессии. Главный удар они направили против наиболее активных сил национального освобождения — Марокканской коммунистической партии и партии Истикляль. Были арестованы лидеры этих партий *.

Этот акт произвола и надругательства над элементарными нормами права вызвал глубокое возмущение во всем мире. Марокканский вопрос вновь был поставлен в ООН. В октябре 1953 г. Политический комитет вопреки сопротивлению колониальных держав принял решение о признании за марокканским народом «права на полное самоопределение в соответствии с Уставом ООН».

Однако наиболее реакционные силы, оказывавшие решающее влияние на политику французского правительства, исключали всякую возможность мирного урегулирования марокканской проблемы. Они все еще надеялись силой подавить национально-освободительное движение в Марокко.

В ответ на насилия и террор марокканский народ перешел к активному вооруженному сопротивлению. Национально-освободительное движение нарастало с небывалой быстротой. Несостоятельность расчетов колонизаторов на применение силы становилась все очевиднее.

В поисках выхода французское правительство вынуждено было заявить в августе 1954 г.

о своем согласии начать переговоры с представителями Марокко. Однако переговоры состоялись лишь через год — в августе 1955 г. в Экс-ле-Бене. Они завершились принятием следующих решений: низложение Мохаммеда бен-Арафа, создание временного марокканского правительства для ведения переговоров с Францией о дальнейших взаимоотношениях между обеими странами.

16 ноября 1955 г. в Марокко вернулся законный султан. Через три недели, 7 декабря, было сформировано национальное марокканское правительство, которое в феврале 1956 г. начало переговоры с Францией об установлении окончательного статуса Марокко. Исчерпав возможности насильно сохранить режим протектората в этой стране, французские империалисты вынуждены были 2 марта 1956 г. подписать совместное франко-марокканское заявление о признании независимости Марокко. Испанскому правительству, которое являлось партнером по угнетению народа этой страны, не оставалось ничего другого, как последовать примеру своего соседа и признать независимость значительной части Марокко, которая находилась под испанским господством. Соответствующая декларация была подписана 5 апреля 1956 г.

Политика силы терпела банкротство и в Тунисе. Попытки часто сменявшихся генеральных резидентов умиротворить народ так называемыми реформами не давали колонизаторам желаемых результатов. Репрессии же крайне обостряли и без того напряженное положение в стране.

В этих условиях произошел перелом в тактике буржуазнонационалистической партии Новый Дустур, возглавлявшей национально-освободительное движение. В 1950 г. эта партия взяла курс на постепенное изменение режима протектората путем компромисса с французским империализмом. Однако уже в 1953—1954 гг. стало ясно, что этот путь равносилен капитуляции.

Начался этап вооруженной борьбы против французского господства. Коммунистическая партия Туниса шла в первых рядах национально-освободительного движения. Ее решительная позиция оказала большое влияние на эволюцию тактики Нового Дусту ра.

Провал политики силы заставил правящие круги Франции серьезно изменить свою позицию в тунисском вопросе. Они вынуждены были пойти на радикальные уступки. 31 июля 1954 г. глава нового французского правительства Мендес-Франс прибыл в Тунис и сделал там заявление о готовности Франции признать «внутреннюю автономию тунисского государства».

Франко-тунисские соглашения о предоставлении Тунису внутренней автономии были подписаны лишь через 10 месяцев — 3 июня 1955 г.159

Эти соглашения, не отменяя договора о протекторате, тем не менее явились важной уступкой, вырванной у метрополии, первым шагом к завоеванию политической независимости. Тунисский народ рассматривал «внутреннюю автономию» не как конечный результат своей борьбы, а как один из ее этапов.

Оценивая соглашения, Тунисская компартия заявила: «Наш народ приветствует признание и провозглашение французским правительством «внутренней автономии» нашей страны как важный шаг по пути к национальной независимости, к установлению новых отношений между Францией и Тунисом» *. Развивая этот успех, национально-освободительное движение в Тунисе поставило вопрос о предоставлении стране независимости.

Победа левореспубликанских сил на парламентских выборах во Франции 2 января 1956 г. благоприятствовала мирному урегулированию тунисского вопроса. Правящие круги Франции поняли бессмысленность дальнейшего упорства в сохранении режима протектората. К тому же в соседнем Алжире все более разгоралось пламя восстания. Французский империализм решил направить свои усилия на подавление этого восстания, развязав себе руки в Тунисе и Марокко. При этом империалисты рассчитывали, что сохранение господства в Алжире позволит оказывать и в дальнейшем давление на независимые тунисское и марокканское государства, ограничить их суверенитет и самостоятельность.

В конце февраля 1956 г. начались официальные франко-тунисские переговоры. 20 марта они закончились подписанием протокола о признании Францией независимости Туниса. На политической карте Африки появилось еще одно независимое государство.

национального освобождения не согласилось с этим предложением, потребовало «роспуска Алжирской коммунистической партии и находящихся под ее влиянием организаций и персонального вступления всех их членов в ФНО»160. АКП не могла принять это требование, так как оно повело бы к ликвидации ее политической и организационной самостоятельности. Вместе с тем АКП призвала все руководимые ею вооруженные отряды влиться в Армию национального освобождения. Это значительно усилило ряды национально-освободительной армии не только в военном, но и в политическом и идеологическом отношении.

Когда вспыхнуло восстание, французские колонизаторы поспешили выступить с заверениями, что в Алжире имеют место якобы разрозненные и спорадические действия небольших «бандитских групп». Но уже первые месяцы вооруженной борьбы показали массовый, общенациональный характер восстания. Менее чем за два года пламя его распространилось почти на весь Алжир, исключая южные районы страны, где восстание вспыхнуло несколько позже. Главным лозунгом борьбы стало требование о предоставлении Алжиру независимости. Секретарь Алжирской коммунистической партии Ларби Бухали писал, что «на современном этапе наш народ призван осуществить антиимпериалистическую и антифеодальную буржуазно-демократическую революцию»161. Целью вооруженного восстания Фронт национального освобождения считал «создание свободной, демократической, социальной Алжирской республики»162.

С самого начала французские империалисты взяли курс на военное подавление восстания.

Реакционная верхушка европейского населения Алжира (так называемые «ультра») потребовала усиления террора. «Перебить сто тысяч туземцев, чтобы спасти миллион французов, — вот что необходимо»163, — заявили «ультра». Правящие круги Франции взялись за осуществление этого требования колонизаторов. Так была открыта одна из самых кровавых страниц в истории французского колониализма — грязная война против алжирского народа. Франция перебросила в Алжир огромную и хорошо вооруженную армию. За два года численность французских войск, действующих против алжирских повстанцев, выросла в 10—12 раз, достигнув 600 тыс. человек164.

Наряду с военными операциями сухопутных войск, поддержанных сотнями самолетов, вертолетов и танков, французские империалисты широко применяли массовые репрессии против мирного алжирского населения. В течение двух с половиной лет с начала колониальной войны в Алжире французскими «цивилизаторами» было убито 300 тыс. алжирцев, в тюрьмы и концентрационные лагеря брошено 125 тыс. человек6. Французские империалисты полностью отрицали право алжирского народа на самоопределение и национальную независимость. Колонизаторы заяв- ляли, что ни при каких условиях Франция не согласится уйти из Алжира. Один из ярых защитников и вдохновителей современного французского колониализма, Ж. Сустель, назначенный вскоре после начала вооруженного восстания генерал-губернатором Алжира, говорил: «Все должны знать — как здесь, так и всюду, — что Франция не оставит Алжир, так же как она не оставит Прованс или Бретань» К

В целях оправдания колонизаторской политики поборники французского империализма выдвинули фальшивый тезис о том, что Алжир не колония, а неотъемлемая часть Франции, ее продолжение: «Алжир — это Франция».

Правящие круги Франции стремились убедить мировое общественное мнение в том, что конфликт в Алжире является якобы внутренним делом Франции и не подлежит международному обсуждению. Когда 1 октября 1955 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла вопреки сопротивлению империалистических держав, в том числе США, решение о включении алжирского вопроса в повестку дня своей X сессии, глава французской делегации Пинэ демонстративно отказался принять участие в работе Генеральной Ассамблеи165.

Отказ уйти из Алжира французские империалисты мотивировали и тем, что в этой стране проживало более миллиона европейцев (в подавляющем большинстве французы), составлявших примерно 10% всего ее населения. Колонизаторы клеветали на ФНО, утверждая, что целью восстания является изгнание из Алжира всех европейцев. На самом деле алжирская революция не имела целью «сбросить в море» алжирцев европейского происхождения, но стремилась уничтожить бесчеловечное колониальное иго. Прогрессивные патриотические силы видели цель революции в учреждении «демократической и социальной республики, гарантирующей подлинное равенство между всеми гражданами одной родины, без всякой дискриминации» 166.

С первых же дней грязной войны против алжирского народа демократические силы как во Франции, так и в других странах осуждали политику силы, проводимую французскими империалистами в Алжире. Французская демократическая общественность видела, что эта война грозит Франции серьезными политическими и экономическими последствиями, подрывает ее экономику, углубляет пропасть между алжирским и французским народами, препятствует урегулированию алжирской проблемы, наносит удар престижу Франции, ее величию и роли в международных делах.

Многие указывали на то, что продолжение бесперспективной войны способствует планам американских империалистов, которые были не прочь повторить эксперимент по вытеснению Франции, проведенный ими в Южном Вьетнаме. Газета «Монд», например, писала: «Можно не сомневаться, что американские бизнесмены еще прочнее обоснуются в Северной Африке, чем они обосновались в Южном Вьетнаме. Продолжение нынешней французской политики представляется им как залог самого надежного успеха и самых благоприятных условий в этом отношении»167.

Выступая против колонизаторской политики французского империализма, демократические силы во Франции, и прежде всего коммунистическая партия, выдвинули единственно правильное предложение о мирном решении алжирского вопроса путем переговоров с представителями ФНО. В октябре 1955 г. Жак Дюкло заявил в Национальном собрании: «Что касается нас, мы говорим «нет» войне в Алжире, как мы говорим «нет» войне в Марокко, и высказываемся в пользу переговоров, которые при признании национальных чаяний алжирцев на основе независимости и равенства превратили бы алжирский народ в друга и союзника французского народа».

Продолжение французскими империалистами курса на военное «решение» алжирской проблемы привело к еще большему обострению обстановки в Алжире, создало угрозу миру и безопасности в Северной Африке. Учитывая серьезность положения, ряд стран Азии и Африки выступил с предложением обсудить алжирскую проблему в ООН. Советский Союз и другие социалистические страны, последовательно разоблачая колонизаторскую политику французского империализма и требуя положить конец войне в Алжире, настаивали на удовлетворении законных национальных чаяний алжирского народа.

Алжирский вопрос был включен в повестку дня XI сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В феврале 1956 г. в Политическом комитете развернулись острые дебаты по этому вопросу. Делегации Советского Союза и других социалистических стран, а также многих стран Азии и Африки требовали прекратить кровопролитную войну против алжирского народа, заставить колонизаторов прийти к мирному урегулированию в соответствии с национальными интересами Алжира. Колониальным державам удалось протащить проект резолюции, не соответствовавшей содержанию дискуссии в Политическом комитете. В проекте ничего не говорилось о праве Алжира на национальную независимость. В нем лишь выражалась надежда, что будет найдено мирное решение.

Французское правительство отказалось пойти по пути переговоров и демократического решения алжирской проблемы. «В Алжире, — цинично заявил французский министр внутренних дел Франсуа Миттеран, — единственно возможные переговоры— это война»1. И грязная война продолжалась. Но ничто не смогло сломить волю алжирского народа к борьбе против колонизаторов.

<< | >>
Источник: Иноземцев Н.Н.. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны / В ТРЕХ ТОМАХ / Москва. 1963

Еще по теме 2. Отпадение первых африканских стран от колониальной системы империализма:

  1. Обострение кризиса колониальной системы империализма.
  2. 2. Отпадение первых африканских стран от колониальной системы империализма
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -