<<
>>

3. Относительное ослабление позиций Соединенных Штатов в капиталистическом мире и обострение противоречий в лагере империализма

Кризис политики «с позиции силы» предопределен закономерными изменениями в соотношении сил на мировой арене в пользу социализма, всемирно-историческими успехами СССР и других социалистических государств в экономике и политике, в науке и технике, в обеспечении своей безопасности.

Углублению этого кризиса способствовало и относительное уменьшение удельного веса США в капиталистическом мире.

В период провозглашения программы борьбы за свое мировое господство и на всем протяжении практического осуществления «политики силы», как основного средства реализации этой программы, американские правящие круги исходили из расчетов на установление своего безраздельного господства в капиталистическом мире. Однако расчеты эти не оправдались.

Неравномерность экономического развития капиталистической системы, которая в 40-х годах поставила американский империализм в исключительно благоприятное положение, в 50-х годах обернулась против него. США по-прежнему остаются главной экономической, финансовой и военной силой современного капитализма, однако они прошли высшую точку своего могущества и вступили в полосу относительного упадка.

С 1953 по 1962 г. промышленная продукция Соединенных Штатов выросла всего на 29%, тогда как в ФРГ рост составил 99%, во Франции — 98, в Италии—122, в Западной Европе в целом — 70, в Японии — 238%. В результате значительно сократился удельный вес США в промышленном производстве капиталистического мира. Если в 1947 г. он составлял 62%, а в 1953 г.—51,9%, то в 1963 г.—44,9%.

Доля Соединенных Штатов Америки в экспорте капиталистического мира уменьшилась с 32,5% в 1947г. до20,4% в 1956г. и до 17,1% в 1963 г., что соответствовало уровню 1929 г.

Уменьшилась роль США и как валютного центра капиталистического мира. С 1950 по 1963 г. утечка золота из страны составила свыше 8,6 млрд. долл. Золотые запасы США, достигшие своего максимума в 1949 г., когда они составили 24,6 млрд.

долл., или 69,4% всех запасов капиталистического мира, уменьшились к январю 1964 г. до 15,6 млрд. долл., или до 37,5% мировых запасов.

Изменения в соотношении экономических потенциалов США и других империалистических держав не могли не сказаться в области политических отношений,— именно сила является в условиях империализма основным критерием политического влияния того или иного государства, его места и роли в системе международных отношений.

В первые послевоенные годы США были бесспорным гегемоном капиталистического мира. Они буквально диктовали угодный им курс «маршаллизованной» Европе. Иное положение сложилось в конце 50 — начале 60-х годов, когда Англия и Франция восстановили свои позиции, а ФРГ не только преодолела последствия военной разрухи, но и выдвинулась на второе место в капиталистическом мире по основным экономическим показателям. Англия, а вслед за ней Франция присоединились к «атомному клубу»; все активнее превращения в атомную державу добивается Западная Германия. К этому надо добавить также значительно укрепившиеся позиций Италии в Европе и особенно Японии на Дальнем Востоке; в 1964 г. по ряду важных показателей, связанных с новейшими отраслями промышленности, Япония была впереди не только основных западноевропейских держав, но и США.

В результате империалистические державы не намерены более мириться с безраздельным господством Соединенных Штатов в НАТО и всей системе военно-политических союзов, существующей в лагере империализма. Безропотные в прошлом «младшие партнеры» все более настойчиво требуют быть допущенными к принятию политических решений, касающихся как лагеря империализма в целом, так и внешнеполитических проблем, затрагивающих специальные интересы каждого из них. Наиболее яркий тому пример — позиция президента Франции генерала де Голля.

Изменения в соотношении сил американского и западноевропейского империализмов имеют под собой объективные основы в виде действия закона неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран.

Вместе с тем определенную роль в этом процессе сыграли и некоторые субъективные факторы, способствовавшие ускоренному восстановлению и развитию западноевропейской экономики, а также политических и военных позиций ряда западноевропейских держав. Важнейший из них — действия американских правящих кругов, направленные на оказание «помощи» Западной Европе с целью возможно более сильного вовлечения ее в «атлантическую», то бишь американскую, политику для совместной борьбы международно переплетенного капитала против социализма, национально-освободительного и демократического движения.

Как показал опыт послевоенных лет, подобные действия не дали ожидавшегося империалистами эффекта в области соотношения сил двух мировых систем: оно последовательно и неуклонно менялось и меняется в пользу мирового социализма. Но они сыграли существенную роль в восстановлении позиций соперников финансового капитала США как в лице главных американских империалистических союзников во второй мировой войне — Англии и Франции, так и основных противников — Германии, Италии, Японии.

В этом сказалась внутренняя противоречивость американских планов: нельзя было воссоздавать «сильную Европу» в качестве важнейшего после США форпоста антикоммунизма, не возрождая тем самым империалистических конкурентов для самого американского капитала. Результат подобного развития событий — обострение американо-английских, американо-фран- цузских, американо-западногерманских противоречий.

О том, насколько велика пропасть между американским «стратегическим планированием» и действительностью, особенно ярко свидетельствует пример Западной Германии.

Возрождение империализма и милитаризма в Западной Германии, осуществлявшееся при активном участии империалистических кругов США, ни в коей мере не сделало более реальными американские планы «отбрасывания» коммунизма как в мировом масштабе, так и в пределах двух существующих германских государств. Реальностью стало другое: определенное перераспределение сфер влияния внутри сузившегося капиталистического мира в пользу ФРГ и в ущерб США.

Западногерманские империалистические круги претендуют на роль «полноправного партнера» США, положение которого весьма далеко от уготованного ему в американских планах прошлых лет статуса союзника США, послушно выполняющего все веления Вашингтона.

В вопросах, связанных с финансированием военных программ и политикой НАТО, так называемой «помощью» экономически слаборазвитым странам, формулированием «общей» политики Запада в отношении Советского Союза и других социалистических стран, в том числе по таким важнейшим проблемам, как проблемы разоружения и мирного договора с Германией, правящие круги США все в большей мере вынуждены считаться с Бонном, с позицией западногерманских реваншистов.

В свете этих фактов неудивительно, что в американской политике последних лет особое место заняли поиски путей укрепления НАТО и всей системы империалистических военных блоков, проблемы «атлантического партнерства», «доктрина взаимозависимости».

Правительство Эйзенхауэра поддержало планы европейской «интеграции», создание «Общего рынка» шести западноевропейских государств.

Правящие круги США исходили из расчетов на то, что образование «Общего рынка» будет способствовать консолидации сил европейской реакции и укреплению военных позиций НАТО; они рассчитывали также использовать экономическое «объединение» как средство усиления борьбы против рабочего движения в Западной Европе и национально-освободительного движения в Африке (проект создания «Еврафрики» был важной составной частью соглашения об «Общем рынке»). Вместе с тем ведущие группы американского монополистического капитала рассчитывали извлечь немалые непосредственные экономические выгоды из планов европейской «интеграции», используя свои прямые капиталовложения в Западной Европе, смешанные американо-европейские предприятия и систему картельных соглашений.

Более дальновидные представители американских деловых и политических кругов высказывали опасение, что «Общий рынок» станет для США грозным конкурентом с большими темпами роста, высокопроизводительной промышленностью, работающей на экспорт, что США столкнутся не только с товарной конкуренцией, но и со значительными затруднениями в отношении платежного баланса. Жизнь подтвердила основательность этих опасений.

«Общий рынок» все в большей мере оборачивается против экономических интересов американского капитала.

Правящие круги США, стремясь свести к минимуму нежелательные для американских монополий последствия создания «Общего рынка», выдвинули далеко идущие планы «экономической интеграции» в рамках всего «атлантического сообщества», рассчитывая, что подобная «интеграция» позволила бы Соединенным Штатам укрепить свои позиции в системе мирового капиталистического хозяйства.

Выступая 4 июля 1962 г. по случаю Дня независимости СЦІА в Филадельфии, президент Кеннеди говорил: «Я заявляю... что Соединенные Штаты будут готовы к декларации взаимозависимости, что мы будем готовы обсудить с объединенной Европой пути и средства создания конкретного атлантического партнерства — взаимовыгодного партнерства между новым союзом, создаваемым сейчас в Европе, и старым американским союзом, основанным здесь 175 лет назад. Все это нельзя завершить за год, однако пусть мир знает, что такова сейчас наша цель» К

Однако намерения США растворить «Общий рынок» в «атлантическом сообществе», равно как и их усилия ослабить антиамериканский аспект «шестерки» путем включения в «Общий рынок» Англии, натолкнулись на резкое противодействие со стороны «интегрированной» Европы. 14

декабря 1960 г. была подписана конвенция об учреждении Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которую наряду со странами «Общего рынка», Европейской ассоциации свободной торговли, Испанией, Грецией и Турцией вошли также Канада и США. Министр финансов США Д. Диллон, выступая перед сенатской комиссией по иностранным делам с призывом поторопиться с ратификацией конвенции, подчеркивал, что создание ОЭСР «оживит американскую экономику», «улучшит состояние платежного баланса США», будет способствовать «координации внешнеэкономической политики западного мира» в целом, в том числе и их политики в отношении развивающихся стран 261. Но на практике характер и масштабы деятельности Организации экономического сотрудничества и развития оказались весьма далеки от американских планов.

Усилившиеся экономические и политические разногласия между США и их союзниками усугублялись растущими противоречиями в военно-стратегической области, особенно в связи с борьбой за обладание ядерным оружием.

В результате Вашингтон вынужден был несколько видоизменить свои прежние установки, основанные на неограниченных командных позициях США в вопросах ядерного вооружения и ядерной стратегии, и пойти на так называемую «военно-политическую интеграцию» в НАТО в соответствии с доктриной «взаимозависимости» 262.

В последние месяцы пребывания Эйзенхауэра на посту президента в Пентагоне и государственном департаменте была начата разработка проекта так называемых «многосторонних ядерных сил» НАТО (названного в своем первоначальном варианте «планом Гертера» — по имени тогдашнего государственного секретаря).

Коммюнике декабрьской сессии совета НАТО в 1960 г. гласило: «...правительство США предлагает на рассмотрение концепцию многосторонних сил НАТО, включающих баллистические ракеты среднего радиуса... Совет приветствовал подтверждение Соединенными Штатами их намерения сделать доступным для НАТО ядерное оружие, размещенное на территории НАТО»263.

На сессии совета НАТО в Афинах (май 1962 г.) американские представители заявили, что они не возражают против участия европейских членов блока в совместном определении объектов для нанесения ядерного удара. В то же время они дали понять, что США намерены оставить ядерные силы под собственным контролем. Тогда же американское правительство сообщило, что оно выделяет в распоряжение НАТО несколько атомных подводных лодок, вооруженных ракетами «Поларис», подчеркнув при этом, что эти ракеты останутся под контролем американского командования.

В декабре 1962 г., во время встречи Кеннеди с Макмилланом на Багамских островах, был заключен «пакт Нассау», означавший по существу отказ Англии от совершенствования своих ракетно-ядерных сил как сил национальных. США рассчитывали, что путем распространения «пакта Нассау» на другие страны и создания «многосторонних ядерных сил» им удастся, отделавшись мелкими уступками в пользу Франции и ФРГ, сохранить господствующее положение в отношении ядерной мощи и ключевые позиции в вопросах военнополитической стратегии, включая принятие окончательного решения о ядерной войне.

Однако в отличие от Англии правящие круги Франции безоговорочно отказались от участия в плане «многосторонних ядерных сил» и открыто противопоставили ему политику создания «европейской ударной ядерной силы». Правящие круги Франции видят в скорейшем создании собственных ядерных сил важнейшее условие укрепления своих позиций в системе «западного сообщества», необходимую предпосылку увеличения своей политической роли. Кроме того, монополии этих стран ни в коей мере не собираются жертвовать в пользу американских монополий всеми экономическими выгодами, связанными с гонкой вооружений вообще и производством ядерного оружия и средств доставки в частности.

В 1963—1964 гг. борьба вокруг «многосторонних ядерных сил» приобретала все большую остроту. Причем факты свидетельствовали, что, какими бы расчетами ни руководствовались инициаторы планов создания «многосторонних ядерных сил», на деле эти планы отвечали интересам прежде всего западногерманских империалистических и реваншистских кругов, рассчитывающих получить таким образом доступ к ядерному оружию.

Усилившиеся разногласия в военно-стратегической области отражали серьезные сдвиги в соотношении сил внутри капиталистического мира, ослабление командных позиций США в лагере империализма. Этот процесс, аналогичный процессу сокращения удельного веса Соединенных Штатов в мировой капиталистической экономике, связан с постепенным ослаблением той монополии военной силы, которой США обладали в системе империалистических военных блоков еще в недалеком прошлом. А главное — он связан с кардинальными изменениями в соотношении сил двух мировых систем в результате успехов Советского Союза, укрепляющих безопасность социалистических государств.

В империалистическом лагере складывается новая расстановка сил. На место гегемонии империализма США, казавшегося чуть ли не всесильным в капиталистическом мире, приходит соперничество противостоящих друг другу государственно обособленных империализмов. Возникают новые влиятельные центры экономической и политической экспансии («Общий рынок», Европейская ассоциация свободной торговли и др), усиливается борьба монополистического капитала Англии, Франции и ФРГ за лидерство в Европе, возрастает активность японских монополий, что в совокупности предвещает новое обострение межимпериалистических противоречий.

Раскрывая несостоятельность теории «ультраимпериализма», В. И. Ленин писал: «Не подлежит сомнению, что развитие идет в направлении к одному-единственному тресту всемирному, поглошающему все без исключения предприятия и все без исключения государства. Но развитие идет к этому при таких обстоятельствах, таким темпом, при таких противоречиях, конфликтах и потрясениях,— отнюдь не только экономических, НОИ политических, национальных и пр. и пр.,— что непременно раньше, чем дело дойдет до одного всемирного треста, до «ультраимпериалистского» всемирного объединения национальных финансовых капиталов, империализм неизбежно должен будет лопнуть, капитализм превратится в свою противоположность» К

Действительность полностью подтверждает это ленинское предвидение. Темпы развития мировой социалистической революции далеко обогнали процесс складывания «всемирного треста», а империализм США, возглавивший этот процесс, оказался бессильным помешать превращению социализма в решающий фактор общественного развития и предотвратить дальнейшее углубление общего кризиса капитализма.

<< | >>
Источник: Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.). 1965

Еще по теме 3. Относительное ослабление позиций Соединенных Штатов в капиталистическом мире и обострение противоречий в лагере империализма:

  1. I. ПОЛОЖЕНИЕ ГДР В СВЕТЕ ИЗМЕНЕНИЯ СООТНОШЕНИЯ СИЛ НА МИРОВОЙ АРЕНЕ В ПОЛЬЗУ СОЦИАЛИЗМА
  2. РАЗРЫВ С СОЦИАЛИСТАМИ. ВЫБОР «СРЕДНЕГО ПУТИ*
  3. а) К понятию геополитики
  4. § 1. Соотношение сил между СССР и США и проблемы двусторонних советско-американских отношений
  5. § 3. США и новые «центры силы» из числа развивающихся стран
  6. 3. Относительное ослабление позиций Соединенных Штатов в капиталистическом мире и обострение противоречий в лагере империализма
  7. 4. Агрессивные действия империализма США — источник международной напряженности. Борьба двух тенденций в американских правящих кругах
  8. Глава 2 ПРОПАГАНДА: ОТ ДРЕВНОСТИ ДО СЕГОДНЯ
  9. ПОМНИТЬ ОПЫТ ПРОШЛОГО
  10. 3. АГРЕССИЯ ВО ВЬЕТНАМЕ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПРАВИТЕЛЬСТВА ДЖОНСОНА
  11. 3. МАССОВЫЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -