<<
>>

3. Отношения Индии с империалистическими державами

Во второй половине 50-х годов политика главной империалистической державы — США в отношении Индии определялась резко отрицательным отношением правительства Эйзенхауэра — Даллеса к политике нейтрализма.

Известно, что Даллес называл ее «аморальной». Конгресс США, утверждающий финансовые операции правительства, провозгласил лозунг: «Ни цента нейтралам!». Индия, как оплот нейтрализма, более всего попадала под огонь американских политических деятелей и американской печати.

Недовольство капиталистических держав вызывала и внутренняя политика правительства Индии, в частности ограничение сферы деятельности частного капитала и развитие государственного сектора.

Антииндийские настроения фактически господствовали в правящих кругах США, хотя, конечно, последние вынуждены были считаться с огромным значением Индии в международных отношениях и подчас прибегали к маскировке и демагогии. Эти настроения проявлялись в подходе к важным внешнеполитическим проблемам, стоявшим перед Индией: кашмирскому вопросу и отношениям с Пакистаном, вопросам о португальских колониях и внешних источниках финансирования программы экономического развития страны. Последняя проблема стояла особенно остро: необходимость выделения громадных сумм на нужды обороны резко суживала возможности ассигнований на осуществление пятилетних планов. Военная помощь Запада Пакистану заставляла Индию поддерживать военные расходы на высоком уровне. В этих условиях помощь Запада не могла ни в коей мере компенсировать тяжелые для Индии экономические последствия политики создания военных блоков в Южной Азии.

Правящие круги США рассматривали свою помощь Индии как средство давления на нее с целью достижения максимально возможных политических и стратегических результатов. И хотя индийская дипломатия проявляла большое искусство в том, чтобы получать помощь и вместе с тем не подпадать под влияние Вашингтона, эта дилемма приводила к постоянным трениям, к ограничению масштабов и эффективности американской помощи, а иногда к некоторым уступкам американскому давлению.

Экономист Джон Льюис пишет, что благодаря «доктрине Даллеса» к середине 50-х годов в США окончательно восторжествовала принятая еще администрацией Трумэна «новая точка зрения, что иностранная помощь должна рассматриваться прежде всего как инструмент для усиления позиций союзной военной мощи вокруг периферии коммунистического мира — политика, в которой правительство Индии видело помимо принципиальной порочности поджигательские возможности местного значения в результате обеспечения Пакистана американским оружием... Трения между двумя правительствами вызывались также подчеркнутой и доктринерской приверженностью правительства Индии к середине 50-х годов к государственному предпринимательству; позиция, которая особенно действовала на нервы администрации Эйзенхауэра, чувствовавшей себя морально обязанной поощрять частное предпринимательство в других странах» 399.

Всё крепнущие связи Индии с Советским Союзом, значительная помощь последнего этой стране во многом определяли политику США по отношению к Индии. К концу 50-х годов США пришли к выводу о необходимости модернизировать свой «жесткий курс», примириться, по крайней мере на словах, с принципами неприсоединения. В начале 1959 г. умер Даллес. Возросла роль в определении американской политики по отношению к Индии послов США в Дели, которые ратовали за более гибкий курс.

Новая тактика вылилась прежде всего в расширение масштабов экономической помощи. Помощь при этом по-прежнему предоставлялась таким образом, чтобы не способствовать промышленному развитию страны в рамках государственного сектора.

В конце 1959 г. состоялся визит президента Эйзенхауэра в Дели. Визит был кратковременным, однако вашингтонская дипломатия рассчитывала использовать его для достижения серьезных целей. В обмен на благосклонное согласие терпимо относиться к Индии предполагалось добиться от правительства Д. Неру уступок в кашмирском вопросе, в отношении к Пакистану, военному блоку СЕАТО и т. д.

В отношении Кашмира задачей Эйзенхауэра было уговорить Индию согласиться на международный арбитраж, вероятнее всего Международного суда в Гааге.

Устранив формально камень преткновения в индийско-пакистанских отношениях и одновременно отняв у Индии Кашмир (а именно таково было бы решение любого международного органа, находящегося под влиянием Запада), США рассчитывали, ничего не потеряв, создать условия для втягивания Индии в свою военно-политическую структуру в Азии.

В этом заключалось существо деятельности Эйзенхауэра в кашмирском вопросе. Выступая в Делийском университете, он заявил: «Лучше терять что- либо время от времени в международном трибунале, но приобретать мир, в котором каждый жил бы в мире и при господстве закона»400. Однако индийское правительство отвергло попытки США навязать ему решение кашмирского вопроса, противоречащее национальным интересам страны.

Начало действия третьего пятилетнего плана Индии совпало с первыми месяцами администрации Д. Кеннеди. Кеннеди критически относился к установкам Даллеса в отношении нейтралистских стран. Его внешнеполитические советники признавали необходимость коренного улучшения индийско-американских отношений. Было решено усилить экономическое проникновение в Индию, испытывавшую серьезные финансовые затруднения. Новым послом в Дели был назначен профессор Гарвардского университета, видный экономист Гэлбрейт.

В самой Индии этот период знаменовался активизацией реакционных сил, связанных с кругами крупной буржуазии. Возникла партия «Сватантра», квинтэссенция платформы которой состояла в борьбе против государственного сектора, рассматриваемого ею как элемент социализма. В самом правительстве оставались люди, покровительственно относящиеся к крупному частному капиталу. И хотя правительство Национального конгресса по-прежнему продолжало отстаивать государственный сектор, можно было уловить некоторые, правда, небольшие, результаты деятельности реакции в сфере экономической политики.

Многие американские наблюдатели стали в те годы отмечать растущий «прагматизм» в отношении частного предпринимательства. Цитировавшийся выше экономист Льюис, тщательно исследовавший этот вопрос, писал в 1962 г.: «Последние сдвиги в правительственной политике Индии были заметно в сторону взаимопонимания с крупным частным предпринимательством, и эффективные возможности для расширения частного сектора безусловно существуют, по крайней мере в настоящее время...

В этой ситуации весьма целесообразно с точки зрения американских интересов — как правительственных, так и частных — призвать и даже склонить правительство Индии к тому, чтобы делать выбор в пользу частного сектора в тех случаях, когда еще существует возможность выбора...

Но было бы фатальным с точки зрения общей эффективности индо-американских отношений для правительства США стать настолько доктринерским в этом отношении, чтобы его предпочтение частному сектору начало бы оказывать решающее влияние, определяющее его экономическую политику по отношению к Индии. И воздействие американского предпринимательства на развитие Индии резко уменьшится, если американские частные фирмы откажутся при любых обстоятельствах участвовать в мероприятиях индийского государственного сектора» !.

Речь шла о более дальновидном, более реалистическом и стратегически более продуманном подходе к американо-индийским отношениям. Сыграл свою роль и конфликт на китайско- индийской границе: дипломатия США увидела новые возможности для шантажа и давления для того, чтобы покончить с нейтрализмом Индии руками самих индийцев. 17

декабря 1961 г. Индия освободила португальские колониальные владения на своей территории. Это событие, с одобрением встреченное прогрессивными силами во всем мире, привело в ярость империалистов США, Англии, ФРГ и др. Близкая к Аденауэру газета «Рейнишер меркур», например, писала, что действия Индии в Гоа «хуже, чем преступление и самая отъявленная наглость» К Не только конгрессмены, но даже постоянный представитель США в ООН Эдлай Стивенсон позволил себе весьма резкие высказывания, обвинив Индию ни больше ни меньше как в «подрыве устоев ООН». Общественное мнение Индии дало достойный отпор заокеанскому «другу». Официальные лица подчеркивали, что ликвидация остатков колониализма на территории Индии ничуть не противоречит Уставу ООН. Печать, в том числе правая, выражала свое разочарование позицией Америки. Премьер-министр Джавахарлал Неру заявил 5 января 1962

г.: «Почему Европа и США так раздражены в связи с освобождением Гоа? Меняется облик мира, и они не могут примириться с тем, что европейскому колониализму должен быть положен конец».

Правительство Кеннеди предприняло некоторые усилия, чтобы спасти «новый курс» по отношению к Индии от полного краха. Э. Стивенсон получил указания умерить пыл. Посол Гэлбрейт два раза встречался с премьер-министром Неру, после чего последний направил Кеннеди послание. В январе 1962 г. Кеннеди послал Неру свой ответ. Помимо объяснений по вопросу о Гоа в переписке затрагивались другие вопросы, прежде всего кашмирский.

Дело заключалось в том, что непосредственно вслед за событиями в Гоа пакистанская делегация в ООН потребовала включить в повестку дня Совета Безопасности обсуждение кашмирского вопроса, предполагая, что ситуация благоприятствовала Пакистану. Индия категорически возражала против такого обсуждения. Поэтому Кеннеди предложил Неру провести двусторонние переговоры с Айюб-ханом. Кроме того, он предложил принять «добрые услуги» президента Международного банка реконструкции и развития Ю. Блэка 401.

В этом случае США избавлялись от необходимости открыто стать на сторону Пакистана и разрушить таким образом все мосты, наведенные в отношениях с Индией.

Несмотря на ожесточенные нападки западных держав, Индия продолжала проводить свой внешнеполитический курс, основывающийся на принципах неприсоединения. Важным элементом этих принципов являются дружественные связи с социалистическими странами. Весной 1962 г. представители индийских военно-воздушных сил начали переговоры о закупке в СССР реактивных истребителей «МИГ» для оснащения двух эскадрилий. Эта сделка еще до ее заключения вызвала в США новую волну нападок и злобных обвинений.

Сенатская комиссия по иностранным делам приняла резолюцию о сокращении на 25% помощи Индии (видный сенатор Саймингтон требовал полного прекращения помощи ей). Корреспондент «Хиндустан тайме» сообщал в те днр из Вашингтона: «Сенаторы, настаивавшие на сокращении, рассматривали эту акцию прежде всего как средство показать их недовольство захватом Индией Гоа, тем что Индия не приходит к разрешению кашмирского спора с Пакистаном и не становится на сторону свободного мира»402.

Правительство Кеннеди на этот раз не проявило выдержки. Посол Гэлбрейт по поручению Вашингтона рекомендовал индийскому правительству «тщательно все обдумать, включая вопрос об имеющихся американских самолетах, прежде чем принять решение о сделке с коммунистами». Налицо было, таким образом, явное вмешательство во внутренние дела Индии.

Английские правящие круги также не преминули вмешаться, однако в несколько замаскированном виде. Правительство Англии направило Индии ноту, в которой выражало свое беспокойство в связи с тем, что покупка советских самолетов может якобы привести к разглашению для русских сведений об английском вооружении в индийской армии. В Дели вылетел министр по делам Содружества Данкен Сэндис, пытавшийся играть на традиционных связях в рамках Содружества наций.

Все эти приемы оказались бессильными поколебать решимость индийского правительства не отступать в проведении независимой внешней политики. В июне премьер-министр Неру выступил в верхней палате парламента с резкой критикой попыток англо-американского вмешательства во внешнюю политику Индии. Решение о закупке советских самолетов, а также советских двигателей для самолетов, собираемых на авиазаводе в Бангалоре, и о направлении для этой цели делегации в Советский Союз было принято и объявлено в конце июля 1962 г. Это сознательно было сделано за несколько дней до заседания «Клуба помощи Индии», созданного правительством Кеннеди.

Подводя итоги бурным событиям 1962 г., газета «Хиндустан тайме» писала: «Отношения между Индией и США ухудшились сейчас до критической точки, в которой только немедленные и решительные усилия руководства могут предотвратить серьезнейший и длительный урон. Если тенденция к скатыванию будет продолжаться, то будет слишком поздно нажимать на тормоза» 403.

«Тенденция к скатыванию» очень скоро прекратилась. Однако факторы, определившие ситуацию, касались отношений Индии с другой страной — с Китаем.

Первые столкновения на китайско-индийской границе произошли еще в августе 1959 г.404

Примечательно, что тогда США заняли на первый взгляд странную позицию. Государственный секретарь К. Гертер выступил с заявлением, выглядевшим как объективный, беспристрастный подход: он сказал, что ввиду запутанности вопроса о демаркационной линии Мак-Магона трудно установить без тщательного изучения, кто прав в данном споре. Поскольку вся политика США в отношении народного Китая не содержала ни грана объективности и беспристрастности, естественно было усмотреть в этом заявлении какой-то скрытый смысл. Такой позицией хотели «наказать» Индию за отказ присоединиться к военным блокам, продемонстрировать ей преимущества военных соглашений с США, а также помочь реакционным силам внутри Индии в их борьбе против внешней политики правительства Неру405.

В январе 1962 г. в Дели находился специальный советник президента США по вопросам внешней политики Генри Киссин- гер. Журналисты спросили его, почему США не предоставили Индии помощи вооружением в связи с военными действиями в Ладакхе и Северо-Восточном пограничном районе. Киссингер ответил, что военная помощь США предназначается только для использования в большой войне, а не в пограничных конфликтах.

Позиция США в отношении конфликта Индии с Китаем объективно поощряла его расширение.

В связи с этим не лишено интереса заявление Кришны Ме- нона, тогдашнего министра обороны, сделанное в феврале 1962 г.: «Соединенные Штаты пытались втянуть Индию в войну против коммунистического Китая» К Влиятельная консервативная буржуазная газета «Таймс оф Индиа» писала: «Нью-Дели следовало бы понять, что Запад ни в чем так не заинтересован, как в том, чтобы подорвать политику неприсоединения, втянуть Индию в западный лагерь и превратить конфликт с Китаем в серьезный кризис»406.

20 октября 1962 г. на ряде участков китайско-индийской границы начались военные действия. Через несколько дней в Индии было объявлено чрезвычайное положение. В стране подняла голову реакция. Она объявила о банкротстве политики неприсоединения, открыто требовала отказа от ‘нейтрализма и заключения военного союза с США и Англией.

В новых условиях западная дипломатия решила усилить нажим на Индию. Туда выехали военные миссии США и Англии. Разрабатывался проект «воздушного зонта», осуществление которого требовало создания военных баз этих держав на индийской территории. Однако и эта линия не выдерживалась последовательно и неуклонно. Вашингтон постоянно оглядывался на Пакистан, правительство которого резко возражало против того, чтобы США оказали военную помощь Индии. Президент Айюб- хан в январе 1963 г., находясь в США, выступил с заявлением о намерении его страны пересмотреть отношения с Западом и участие в СЕАТО и СЕНТО. Как писала индийская печать, США «сеяли сомнения в одной стране, не устраняя их в другой».

Весной 1963 г. кривая напряженности в этих отношениях вновь подскочила вверх и опять из-за Кашмира; кроме того, в связи с планом «воздушного зонта» выявились резкие разногласия между правительствами Индии и Соединенных Штатов, объяснявшиеся желанием Пентагона превратить Индию в негласного военного союзника. Госдепартамент настаивал на объединении военных усилий Пакистана и Индии, считая это верным путем втянуть последнюю в систему военных блоков407. Президент Кеннеди решил пригласить в Америку президента Радхакришнана, а в Дели направить государственного секретаря Дина Раска. Визит С. Радхакришнана состоялся в начале ик5ня 1963 г.

Позиция Англии внешне отличалась большей гибкостью. В разгар острой полемики об условиях американской помощи министр по делам Содружества Данкен Сэндис посетил Дели и специально объявил, что английская военная помощь никоим образом не обусловлена урегулированием кашмирского вопроса.

Тем не менее лондонские дипломаты не могли скрыть антииндийской направленности своей политики. Л. Б. Шастри, выступая 19 февраля 1964 г. в парламенте, выразил нёдовольство Индии позицией, занятой, в частности, представителем Англии в Совете Безопасности П. Дином в кашмирском вопросе.

Выступавшие в парламенте представители националистических партий требовали даже выхода Индии из Содружества наций.

В экономических отношениях между США и Индией помимо военной помощи по-прежнему важное место занимал вопрос о займах, необходимых для осуществления программы индустриализации Индии. Трудности в реализации задач третьего пятилетнего плана выдвинули на первый план вопрос об американской помощи для строительства металлургического завода в Бокаро. Вопрос этот обсуждался на протяжении нескольких лет. Американская сторона недвусмысленно давала понять, что готова сотрудничать в случае, если Бокаро будет частным предприятием. Фирма «Кайзер» должна была стать главным контрагентом в США для строительства четвертого крупного металлургического предприятия Индии. Но поскольку правительство Неру не соглашалось сделать Бокаро частным предприятием, обещание кредитов было положено под сукно.

В этот же «благоприятный» период США попытались навязать Индии соглашение о создании в ней радиостанции «Голос Америки», которое было отклонено лишь в результате личного вмешательства Дж. Неру.

В начале 1964 г. Соединенные Штаты Америки приняли решение перебазировать свой 7-й флот в Индийский океан. В Индии это решение вызвало волну протестов, охвативших самые широкие круги общественности. Появление ядерного оружия в бассейне Индийского океана, необходимость использования 7-м флотом баз в странах бассейна — все это самым серьезным образом тревожило общественное мнение. Газета «Хиндустан тайме», выходящая в Дели, писала: «...решение о переброске 7-го флота США в Индийский океан приведет к возникновению напряженности в этом мирном районе земного шара и к серьезной угрозе для расположенных в нем независимых и неприсоеди- нившихся стран; это не что иное, как план превращения этого района в очаг напряженности».

: Вашингтонская дипломатия стремилась, хогя и безуспешно, использовать в своих целях пребывание в США индийской миссии во главе с министром обороны Чаваном в мае 1964 г. Газета «Вашингтон пост» в редакционной статье, касаясь позиции США, писала следующее: «Министр видит только какой-то один аспект, тогда как правительство США вынуждено оценивать ситуацию в целом, и в этой оценке опасность, грозящая Индии, является лишь одним из элементов... Соединенные Штаты должны принимать во внимание тот факт, что Индии в отличие от большинства других стран оружие предоставляется как Советским Союзом, так и Соединенными Штатами... Военный аспект нельзя отделять также от вопросов о Кашмире и от других индийских разногласий с Пакистаном».

<< | >>
Источник: Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.). 1965

Еще по теме 3. Отношения Индии с империалистическими державами:

  1. 3. Отношения Англии с другими ведущими империалистическими державами
  2. 2. Империалистические происки против Индии в связи с индийско-китайским пограничным конфликтом
  3. 4. Империалистическая политика в отношении Индонезии
  4. § 2. США и ведущие западноевропейские державы в подсистеме отношений развитых капиталистических государств
  5. ФАЛЬСИФИКАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ИДЕОЛОГАМИ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ БУРЖУАЗИИ
  6. Кіммерійська держава
  7. Держава готів
  8. 68. КОНСТИТУЦИЯ ИНДИИ
  9. Козацька держава в історії національного державотворення
  10. НАЙВАЖЛИВІШІ ПАМ'ЯТКИ ПОЛІТИЧНОЇ ДУМКИ КИЇВСЬКОЇ ДЕРЖАВИ
  11. Завершение территориального раздела мира между великимк державами и борьба за его передел.
  12. ГЛАВА XVI РАСШИРЕНИЕ СИСТЕМЫ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ВОЕННЫХ БЛОКОВ
  13. Характер Галицько-Волинської держави
  14. § 1. Конституция Индии
  15. ОСОБЕННОСТИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ИНДИИ
  16. ПРОКЛАМАЦИЯ ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО!
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -