<<
>>

2. Новые формы военной, экономической и политической зависимости Японии от США

Сан-Францисский договор, «пакт безопасности» и административное соглашение заложили основу системы всеобъемлющего контроля Соединенных Штатов над Японией. Формально с оккупационным режимом было покончено.

Но это отнюдь не означало, что Соединенные Штаты хоть в какой-то мере готовы были отказаться от тех прав и преимуществ, которые они присвоили себе в годы оккупации. Речь могла идти только об отдельных незначительных уступках, ставших неизбежными в связи с ростом антиамериканского движения, а также в результате подъема экономики Японии и усиления влияния японских монополий, стремившихся несколько ослабить американский контроль при условии сохранения, разумеется, выгодного для них на данном этапе союза с Соединенными Штатами. Прямой контроль и грубый диктат времен оккупации заменила политика «железного кулака в лайковой перчатке», сущность которой сводилась к обеспечению контроля и руководства со стороны Соединенных Штатов под вывеской «равноправного сотрудничества». Соединенные Штаты основную ставку делали на реакционные круги страны, учитывая их страх перед народным движением и теснейшие экономические связи с американскими монополиями. Чем более явно эти круги изъявляли готовность идти на поводу у Соединенных Штатов и выражали солидарность с их политикой, тем с большей готовностью американские власти предоставляли им те или иные права, рассчитывая на «добровольное» подчинение нового союзника.

Однако процесс преобразования форм зависимости Японии от США не мог проходить гладко, без внутренних противоречий. Японские монополии стремились обеспечить себе более прочные и более выгодные позиции. Чем выше становился уровень развития экономики страны, тем меньше удовлетворяла их роль «младшего партнера». Создавалась цепь противоречий: США были вынуждены идти на изменение форм контроля над Японией, но делали это так, чтобы укреплять господство консервативных, проамерикански настроенных сил; последние же, укрепляясь, стремились отстаивать интересы в первую очередь своих, японских монополий, что не могло не вести к углублению противоречий с США. В то же время японское правительство, наделенное видимостью суверенности, вынуждено было в условиях все растущего давления масс, требующих проведения независимой политики, всячески маневрировать, чтобы по возможности ослабить недовольство его проамериканским и антинациональным курсом.

Значение Японии в стратегических замыслах американского командования особенно возросло в связи с интервенцией Соединенных Штатов в Корее.

С первых дней войны Япония была превращена в важнейшую тыловую базу американских войск. Здесь происходило переформирование потрепанных в боях частей, отсюда непрерывным потоком поступало новое вооружение и снаряжение *. Порты Кобе, Сасебо и Иокогама служили базами для десантной операции в Инчхоне. Оплата заказов для американской армии и ее обслуживания в 1951 г. значительно превышала поступления от коммерческого экспорта 559.

По сообщению газеты «Нью-Йорк геральд трибюн», в Японии производился ремонт 84% всех поврежденных автомашин, 68% артиллерийских орудий и 70% пехотного вооружения. «По понятным причинам размеры японской промышленной помощи войскам Объединенных Наций освещаются мало,— писала газета.

— Однако руководители дальневосточного командования охотна признают, что без нее в Корее не существовало бы фронта Объединенных Наций»560.

По мере развертывания военных действий в Корее в Пентагоне все настойчивее звучали голоса, требующие заставить «азиатов воевать против азиатов». Первым шагом в этом направлении явилась директива генерала Макартура от 8 июля 1950 г. о создании в Японии так называемого «полицейского резервного корпуса» численностью 75 тыс. человек. Официально он предназначался для «поддержания внутреннего порядка» в связи с переброской американских частей из Японии на корейский фронт. Однако уже через год премьер-министр Иосида счел невозможным скрывать тот факт, что корпус «представляет собой краеугольный камень новой японской армии». «Соединенные Штаты хотели бы, чтобы мы как можно скорее создали свои вооруженные силы... — сообщал премьер сотрудникам Управления обороны. — США и другие западные державы надеются, что новая Япония займет свое место на мировой арене во главе всех стран Азии и всего Востока. Об этом мне неоднократно говорили генерал Макартур и другие лидеры западных стран. Мы должны оправдать эти надежды, приложив все силы к построению новой Японии» *.

Такой же точки зрения придерживались и другие деятели правительства. Министр юстиции Кимура, который, казалось бы, как никто другой, должен был стоять на страже конституции, заявил, выступая 14 августа 1952 г. перед представителями деловых кругов района Кансай, что «необходимо как можно скорее изменить конституцию и приступить к перевооружению»561.

Возрождение японской армии происходило при поощрении и даже под постоянным нажимом со стороны Соединенных Штатов. «Чем быстрее перевооружится Япония, с тем большим энтузиазмом и одобрением это будет воспринято Соединенными Штатами»562, — заявил американский посол в Японии Мэрфи на пресс-конференции в октябре 1952 г. в Фукуока.

В октябре 1952 г. в Японию прибыл известный американский банкир, советник военного министра по финансовым вопросам Джозеф Додж, чтобы, как заявило министерство финансов Японии, изыскать такие методы перевооружения, которые не привели бы к инфляции. Кроме того, Додж имел поручение определять, в какой форме и в каких размерах США должны предоставить Японии военную помощь563.

В Токио 10—14 ноября 1952 г. помощник государственного секретаря США Аллисон вел переговоры с премьер-министром Иосида. По сообщению агентства Киодо, Аллисон подчеркнул необходимость участия Японии «в системе обеспечения мира на Тихом океане» 564.

«Америка оказывает давление на Японию, чтобы последняя как можно быстрее приступила к открытому перевооружению»в, — заявил генеральный секретарь кабинета министров Огата на пресс-конференции в Осака.

По подсчетам Пентагона, японские солдаты обходились сравнительно дешево565, не говоря уже о том, что Япония была единственной капиталистической страной на Дальнем Востоке, обладающей мощным военно-промышленным потенциалом и способной быстро создать многомиллионную армию.

Предоставление «помощи» Соединенные Штаты ставили в прямую зависимость от того, какие военные обязательства готова взять на себя Япония.

По сообщениям печати, США потребовали от Японии создания в течение пяти лет сухопутных сил численностью до 350 тыс. человек, военно-морских — до 80 тыс. человек с тоннажем судов в 200 тыс. г, военно-воздушных сил численностью 45 тыс. человек и 1300—1500 боевых самолетов 566.

В планах американского командования, таким образом, основной упор делался на воссоздание японской сухопутной армии, которой отводилась роль авангардной группы на Дальнем Востоке. В то же время Соединенные Штаты обязывались поддерживать будущие операции своим флотом и авиацией. Такое «разделение труда» давало возможность США получить дешевых солдат, сохранив в своих руках полный контроль над возрождаемой японской армией.

Япония — в Азии, а ФРГ — в Европе должны были, по замыслам правящих кругов США, стать послушными исполнителями их воли. «Мы должны сохранить за собой и Азию, и Европу, — писал известный военный обозреватель Болдуин, — ив настоящее время ключами, т. е. абсолютно необходимой основой нашей военной, политической и экономической стратегии, являются Германия и Япония»567.

С разработкой планов широкого перевооружения Японии было непосредственно связано включение страны в программу американской «помощи». В конце мая 1953 г. посол Японии в Вашингтоне Араки представил своему правительству доклад, п котором подчеркивалось, что, если США предоставят «помощь», она «будет направлена главным образом на увеличение японских сил самообороны» 568.

Сменивший Мэрфи новый американский посол Аллисон в первом же своем публичном заявлении И июня 1953 г. призвал японцев «принять американские доллары и перевооружиться» 569.

Предварительные переговоры о включении Японии в программу «помощи» происходили с 5 по 20 октября 1953 г. в Вашингтоне между помощником государственного секретаря по делам Дальнего Востока Робертсоном и Икэ- да — личным представителем японского премьера. В специальном заявлении госдепартамента, опубликованном 20 октября, отмечалось: «...при нынешних обстоятельствах существуют конституционные, бюджетные и другие ограничения, которые не позволяют немедленно увеличить японские силы самообороны в такой степени, чтобы это оказалось достаточным для нужд обороны Японии... Япония будет и впредь предпринимать усилия, чтобы ускорить увеличение своих вооруженных сил». Сумма поставок по программе «помощи» намечалась в 50 млн. долл.

Подчинение американскому диктату и политика перевооружения страны вызвали глубочайшее возмущение японского народа. Патриотические силы страны выступали за освобождение от иностранного господства, за проведение подлинно самостоятельной и независимой политики. В 1952—1953 гг. по всей стране прошли многолюдные митинги и демонстрации протеста против внешнеполитического курса правительства Иосида и непосредственно связанной с ним политики наступления на демократические права трудящихся. Чтобы ослабить и расколоть демократическое движение, правительство разработало проект так называемого закона о предотвращении подрывной деятельности, который широкая общественность страны расценила как шаг к возрождению полицейского государства. В апреле — июне 1952 г. были проведены четыре грандиозных забастовки протеста против этой антидемократической акции правительства. В общей сложности в движении против нового реакционного законопроекта участвовало 12,5 млн. человек.

Крайнее недовольство в стране антинародной политикой премьера Иосида вызвало серьезные разногласия в самом правящем лагере. Многие буржуазные деятели пришли к выводу, что Иосида проводит слишком грубый, прямолинейный курс. Они требовали проведения более гибкой политики, дабы сохранить господство правых групп и добиться относительной самостоятельности в отношениях с Соединенными Штатами. Недовольные политикой кабинета Иосида сконцентрировались вокруг старейшего политического деятеля Итиро Хатояма, вернувшегося к политической деятельности после подписания мирного договора.

Вопреки требованиям широких слоев населения, Иосида отказался подать в отставку и объявил в сентябре 1952 г. о роспуске парламента. Выборы, проведенные в следующем месяце, показали, сколь непопулярна в стране политика партии Иосида. Прогрессивные силы добились крупного успеха, завоевав 119 мандатов — на 22 места больше, чем на предыдущих выборах.

Тем не менее Иосида вновь сформировал 30 октября 1952 г. очередной (четвертый) кабинет, который продолжал проводить прежнюю политику. Но уже через полгода кабинет Иосида оказался перед лицом нового политического кризиса. В марте 1953

г. оппозиционные прогрессивная, левая социалистическая и правая социалистическая партии внесли вотум недоверия правительству, который был поддержан возглавлявшейся Хатояма фракцией либеральной партии. Вотум был принят большинством голосов. Однако Иосида и на сей раз не ушел в отставку и снова распустил парламент.

На выборах, состоявшихся в апреле 1953 г., либеральная партия Иосида из 466 мест получила 199 против 240 в 1952 г. Значительная часть избирателей — около 3 млн. человек — голосовала за группу Хатояма, выступавшую с осуждением политики Иосида. В то же время выборы показали, что все большее число избирателей поддерживает политику социалистов и коммунистов, которые решительно требовали отказаться от политики перевооружения, установить добрососедские отношения с Советским Союзом и КНР, ликвидировать американские базы на японской земле. Левые и правые социалисты, рабоче- крестьянская и коммунистическая партии собрали на выборах 10 207 тыс. голосов против 8663 тыс. в 1952 г. Теперь за эти партии проголосовало 29,5% избирателей. Они получили 144 места в парламенте против 119 в 1952 г.1

Несмотря на многочисленные протесты общественности, Иосида 21 мая 1953 г. сформировал свой пятый и последний кабинет. Это правительство завершило переговоры о включении Японии в американскую систему военной «помощи» и подписало 8 марта 1954 г. «соглашение о помощи и обеспечении взаимной безопасности».

Ст. I соглашения предусматривала взаимное предоставление различного рода оборудования, материалов и услуг, «необходимых для целей обороны». Ст. VII обязывала правительство Японии «принять персонал правительства Соединенных Штатов... которому будет предоставлена возможность наблюдать за ходом оказания помощи по данному соглашению со стороны правительства Соединенных Штатов». Практически американское командование могло теперь установить свой контроль над созданием и организацией японских вооруженных сил, над системой их обучения. Правительство Японии обязывалось также (ст. VIII) «содействовать в той мере, какую допускают ее людские и экономические ресурсы, возможности и общее экономическое положение, созданию и поддержанию собственных вооруженных сил», а также «оборонительных сил свободного мира». Это положение, невзирая на многочисленные оговорки, само по себе явно противоречило букве и духу ст. 9 японской конституции, провозглашавшей отказ Японии на вечные времена от создания военного потенциала.

Соглашение о «помощи» явилось также орудием усиления экономической зависимости Японии от США. Япония соглашалась поставить свою торговлю с Китайской Народной Республикой под ограничения, налагаемые так называемым «законом Бэттла».

Так фактически была завершена подготовка к воссозданию вооруженных сил Японии и началось планомерное наращивание ее военного потенциала. Корпус национальной безопасности — как с 1 августа 1952 г. именовали прежний полицейский резервный корпус — стал называться «Силами самообороны» («Дзи- эйтай»), а его численность была доведена до 130 тыс. человек. Соответственно возросла численность «Морских сил самообороны» и «Воздушных сил самообороны». Армия, флот и авиация оснащались новейшим вооружением, создавались военные училища и академии. Бюджетные ассигнования на военные цели в 1954 г. составили 154 699 271 тыс. иен, или в 1,5 раза больше, чем в 1952 г.570 Основное ядро офицерского корпуса воссоздаваемой армии составили бывшие кадровые офицеры японской армии, отличающиеся реваншистскими и ультранационалистическими настроениями. «В настоящее время офицерский корпус состоит на три четверти из бывших кадровых офицеров армии и флота»571, — писал японский журнал «Ориентал экономист».

С самого начала японская армия воссоздавалась как вспомогательная часть американской армии. В группу американских военных советников, созданную в соответствии с соглашением о «помощи», входило 840 человек. Она делилась на под группы по авиации, военно-морскому флоту и сухопутным войскам, имела свои отделения в училищах войск самообороны, на военно-воздушных базах и т. д.572

Важную роль в развитии экономических отношений между Японией и США сыграл так называемый «договор о дружбе, торговле и мореплавании».

Переговоры о его заключении начались вскоре после Сан-Францисской конференции, в начале 1952 г. Однако из-за серьезных разногласий они затянулись. Договор был подписан лишь 2 апреля 1953 г. и ратифицирован американским сенатом 21 июля 1953 г. Понадобился, однако, целый год для утверждения его японским парламентом.

«Договор о дружбе, торговле и мореплавании» формально провозглашал принцип равенства сторон. Согласно ст. 7, например, «отдельные граждане и компании каждой из сторон будут пользоваться национальными правами в своей деятельности во всех отраслях торговой, промышленной, финансовой и прочей деловой активности на территории другой страны». Фактически это открывало американскому капиталу весьма широкие возможности для проникновения в японскую экономику.

В ходе переговоров именно против этой статьи особенно настойчиво возражали японские промышленники, требовавшие оградить японскую промышленность от неограниченного проникновения американского капитала. «Если в настоящее время в нашу страну свободно будут ввозиться американские товары и капитал, — высказывала опасения газета «Ниппон кэй- дзай», рупОр торгово-промышленных кругов страны, — то наша экономика сразу же окажется подавленной и поставленной под господство американской экономики»573.

В конце концов японцам удалось внести оговорку в п. 2 ст. 7 о том, что каждая сторона имеет право устанавливать определенные рамки для деловой активности граждан другой стороны в таких ключевых отраслях экономики, как предприятия общественного значения (связь, водоснабжение, автотранспорт, железные дороги, газовая и электроэнергетическая промышленность), судостроение, воздушный и морской транспорт, банковская деятельность, эксплуатация земли и прочих природных ресурсов.

Согласно второй оговорке Япония в течение трехлетнего периода получала «право сохранить ограничения на покупку гражданами другой стороны за иены вновь выпускаемых акций японских компаний». Требуя покупки новых акций на доллары, Япония несколько ограждала вновь создаваемые компании от вторжения американского капитала, накопившего громадные неновые фонды за годы оккупации, и в то же время получала возможность приобретать столь необходимые для ее внешней торговли доллары.

Но при всех этих оговорках, в которых нашли свое выражение японоамериканские противоречия, новый договор оказался чрезвычайно выгоден Соединенным Штатам, открывая для американских монополий широкие возможности для эксплуатации Японии.

Подписание «договора о дружбе, торговле и мореплавании» и включение Японии в систему американской военной «помощи» завершило построение системы подчинения и зависимости Японии от Соединенных Штатов. Наряду с «пактом безопасности» эти соглашения дали в руки Соединенных Штатов мощные рычаги политического, военного и экономического контроля над Японией. Специфическая особенность положения Японии заключалась, однако, в том, что в неравноправное, зависимое положение попала страна с высокоразвитой экономикой и высоким уровнем развития монополистического капитала. По мере восстановления и укрепления экономики страны американские путы становились все более ощутимым препятствием на пути ее дальнейшего развития, что вело к углублению и обострению японо-американских противоречий.

Вместе с тем самые широкие массы населения Японии начинали все более отчетливо понимать, сколь пагубна для национальной независимости страны политика подчинения американскому диктату. Движение народных масс Японии, сплачивавшихся под знаменем борьбы за мир и национальную независимость, за дружбу со всеми народами, с каждым днем становилось все более действенным, оказывало все возрастающее влияние на определение внешнеполитического курса Японии и все сильнее препятствовало осуществлению основных целей американской политики в Японии.

<< | >>
Источник: Иноземцев Н.Н.. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны / В ТРЕХ ТОМАХ / Москва. 1963

Еще по теме 2. Новые формы военной, экономической и политической зависимости Японии от США:

  1. 2.1905-1907 гг.: НОВЫЕ ФОРМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ
  2. ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ США В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ
  3. Превращение Японии в военную базу США и подготовка сепаратного мирного договора
  4. 1.1.5. Особенности управления персоналом в США и Японии
  5. § 4. Воздействие зависимости США от внешнего мира на внешнеполитическое мышление правящих кругов
  6. 3. Зависимость форм политического конфликта от типа политического режима
  7. § 3. США и новые «центры силы» из числа развивающихся стран
  8. НОВЫЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕИ США В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
  9. 1. Экономическое развитие Японии и изменение ее удельного веса в лагере империализма
  10. ГЛАВА XV НОВЫЕ ФОРМЫ КОЛОНИАЛЬНОЙ политики ИМПЕРИАЛИЗМА
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки -