<<
>>

Л. П. Новосельцев РУССКО-ИРАНСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ во второй половине XVI в.

История русско-иранских отношений XVI в. до настоящего времени изучена недостаточно и неравномерно. Наиболее исследованной оказалась русско-иранская торговлямежду тем как политические связи Русского государства и Ирана меньше затрагивались историками.
В то же время в дипло-хМатических отношениях и Русского государства, и сефевидско-го Ирана XVI в. чрезвычайно важное место занимал вопрос о союзе двух государств, имевших общие интересы — прежде всего в отношении борьбы против угрозы со стороны Османской империи и ее союзников.

Задачей настоящей статьи является изучение политических взаимоотношений России и Ирана во второй половине XVI в.

Впервые в русской историографии русско-иранские дипломатические отношения XVI в. были рассмотрены Н. М. Карамзиным 2. Пользуясь русскими тогда еще не опубликованными архивными документами (некоторые из них до нашего времени не дошли и теперь могут быть использованы лишь по работе это го историка), Н. М. Карамзин наметил основные этапы русско-иранских отношений второй половины XVI в., правильно охарактеризовав эти отношения как дружеские, основанные на понимании общей угрозы со стороны Турции и Крымского ханства.

После Н. М. Карамзина наиболее существенным вкладом в изучение этой проблемы явились работы двух видных русских историков, труды которых сохранили свое значение до

1 См. А. Я. Ш паковский. Торговля Московской Руси с Персией в XVI — XVII ст. Киев, 1915; М. В. Фехнер. Торговля Русского государства со странами Востока, 2-е изд. М., 1956.

2 Н. М. Карамзин. История государства Российского, кн. III, СПб., 1843, т. IX, стр. 78, прим. 256; т. X, стр. 38—42; т. XI, стр. 35.

444

наших дней,— М. И. Броссе и С. А. Белокурова 3. Эти авторы занимались связями России с народами Грузии и Северного Кавказа, но тем не менее история русско-иранских отношений, органически связанная с основными вопросами их работ, подробно затронута ими.

Именно этим исследователям принадлежит основная заслуга выяснения роли грузинского и северокавказского вопросов в русско-иранских отношениях второй половины XVI в.

Положительной стороной сочинения М. И. Броссе явилось широкое использование им грузинских источников.

С 1890 по 1898 г. выдающийся русский ученый Н. И. Весе-ловский издал в трех томах документы о русско-иранских отношениях XVI — начала XVII в.4 После издания первого тома публикации Н. И. Веселовского вышла работа И. Сугорско-го5, которая явилась скорее своеобразной рецензией на указанный первый том публикации Н. И. Веселовского, написанной почти без привлечения других материалов. И. Сугорский ничего нового в разработку истории русско-иранских отношений не внес и пришел к ряду неправильных выводов относительно значения русско-иранских связей второй половины XVI в.6 В самом изложении хода русско-иранских политических отношений 80 — 90-х годов XVI в. И. Сугорский основное внимание уделил не коренным вопросам внешней политики России и Ирана (союз против Турции и Бухары, дагестанский вопрос и др.), а изложению второстепенных деталей посольских отношений, посольского ритуала и т. п.

После выхода в свет статьи И. Сугорского в дореволюционной русской историографии появилась лишь работа О. Зу-башевой-Корнилович, посвященная русско-иранским отношениям XVI в.7 Однако она не содержала ничего важного ни в смысле привлечения новых источников, ни в оценке ранее известных. Автор рассматривает русско-иранские связи лишь с 1586 г., считая, что сведений о более ранних сношениях нет, и в еще большей мере, нежели И. Сугорский, сосредоточивает

3 М. Броссе. Критический разбор грузинских летописей новейших времен по русским документам. ЖМНП, 1846, № 7—8, стр. 1—95; С. А. Белокуров. Сношения России с Кавказом. М., 1889.

4Н. И. Веселовский. Памятники дипломатических и торговых сношений Московской Руси с Персией, т. 1—3. СПб., 1890—1898.

5 И. Сугорский. Сношения с Персией при Годунове. «Русский вестник», т. 210, 1890, стр. 105—124.

6 Например, И. Сугорский в самом начале своей статьи ошибочно заявлял, что «иностранцы упорнее нас добивались возможности извлечь пользу из положения вещей за Хвалынским морем» (И.

Сугорский. Указ. соч., стр. 105).

7 О..Зу.баш,евагКорнилович. Сношения Руси с Персией. Омск, 1912. ; , , ,

445

свое внимание на второстепенных деталях организации посольского дела в XVI в.

В советской историографии нет ни одной специальной работы о русско-иранских отношениях второй половины XVI в. Их краткая характеристика имеется лишь в общих трудах, вышедших за последние годы8.

В зарубежной историографии данная проблема разработана крайне слабо. В ряде случаев имеется явная недооценка значения русской политики на Востоке. Большинство зарубежных историков вообще не говорит о наличии русско-иранских отношений в XVI в. или же ограничивается изложением истории англо-иранских отношений, которые, как известно, до конца XVI ъ. осуществлялись через Россию9, но последние при этом нередко освещаются так, что создается впечатление о неспособности России самой установить связи с пограничной державой.

Такая «постановка» проблемы английской буржуазной историографией была некритически воспринята и большинством иранских историков, которые разделяют концепцию об отсутствии политических связей между Ираном и Россией до второй половины XVII в.10

8 См. «Очерки истории СССР. Период феодализма. Коней XV в.— начало XVII в.» М., 1965, стр. 270, 802, 834—866; «История Ирана с древнейших времен до конца XVIII в.», Л., 1958, стр. 271—272.

9 В специальных работах то истории Ирана Д. Малькольма и П. Сайкса нет упоминаний о русско-иранских отношениях в XVI в. (J. Malcolm. The History of Persia. London. 1815; P. Sykes. The History of Persia, London, 1951; W. Foster. England's quest of Eastern Trade. London, 1933; R. Bui lard. Bdtain and the Middle East from the Earliest Times to 1950. London, 1951; A. Krause. Russia in Asia. London, 1900). Лишь некоторые западноевропейские историки признают факт существования DvccKo-иоанских отношений в XVI в. (см., например: Corrado Barba g а 11 о. St?tia universale. Torino, 1952, vol. 4, part 2, p. 900). Даже такой крупный историк, как Л.

Локкарт, считает, что до Петра I «Россия казалась правителям Ирана относительно отдаленной и не очень важной нацией» (L. L о с k h а г t. The Fall of the Safavi Dynasty and the Afghan Occupation ,cf Persia. Cambridge, 1958, p. 55). ,

(А. Экбаль. Подробная история Ирана от монгольского завоевания до свержения. Каджар. Тегеран, 1941, стр. 292).

Другой изрестный иранский историк Р. Пазуки вообще умалчивает об отношениях Ирана с Россией в XVI в.

(P. Пазуки. История Ирана от монголов до афшар. Тегеран, 1937).

446

К иранским историкам, признающим существование русско-иранских дипломатических отношений в XVI в., относятся Р. Сардари11 и Н. К. Моэззи 12. Ценной стороной работы Моэззи является использование сравнительно большого числа источников и литературы, в том числе и русских работ. Раздел о русско-иранских отношениях XVI в. в работе Моэззи содержит довольно подробный исторический перечень русских посольств в Иран и иранских в Россию, данные о которых имеются в публикации Н. И. Веселовского 13. Слабость анализа этих материалов в какой-то мере компенсируется тем, что Моэззи, в сущности, впервые знакомит иранского читателя с историей русско-иранских отношений позднего средневековья. Приведенные им факты опровергают мнение ряда других иранских историков о том, что Россия не входила в число тех европейских государств, с которыми был связан Иран.

Итак, приходится признать, что русско-иранские отношения XVI в. изучены слабо.

Все сколько-нибудь существенные русские источники ПО истории русско-иранских связей второй половины XVI в. в настоящее время изданы ,4. Кроме русских источников, а в некоторых случаях и западноевропейских материалов 15, при изучении настоящей проблемы следует использовать иранские хроники XVI—XVII вв. (Хасэна Румлу, Искандера Мунши, Мухаммед Тахир Вахвда), несмотря на то, что сведениями с собственно русско-иранских отношениях они не богаты!6.

11 R. S а г d а г i. Un chapitre de l'histoire diplomatique de l'Iran. Paris. 1941, pp.

31 — 36:

(H. К. Г. Моэззи. История дипломатических отношений Ирана От Ахе-менидов до последних переден, т. I. Тегеран, 1946). 18 Там же. стр. 247, 448 — 486.

14 См. Н. И. Веселовский. Указ. соч.; С. А. Белокуров. Указ. соч., см. также: «Материалы ,по истории Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР, ч. 1. Торговля с Московским государством и международное положение Средней Азии в XVI—XVII вв.», Л.. 1933.

15 HRM, t. II, SPb., 1842; «Россия и Италия. Сборник исторических материалов й исследований, касающихся сношений России с Италией», т. II, вы'П. 2. СПб., 1913; «А Chronicle of the Carmelites in Persia», vol. I. London, 1939.

16 Здесь, очевидно, играла роль старая мусульманская традиция, согласно которой местные историки основное внимание уделяли истории мусульманских стран. Кроме Того, придворные хронисты в восточных государствах считали достойными упоминания в своих трудах прежде всего события военной истории. Понятно поэтому, что о странах, с которыми Иран был в мире, они упоминали реже.

447

только из них можно извлечь факты о внутреннем состоянии Ирана рассматриваемого времени, а также о некоторых сторонах внешней политики Ирана, особенно о его отношениях с другими восточными странами, которые изучены очень слабо.

Сохранившиеся источники ничего не говорят о дипломатических связях Русского государства и сефевидского Ирана 17 до середины XVI столетия. Первое упоминание о приезде иранского посла Сейид-Хусейна (Сеит-Хосена) относится к 1553 г.18 Его следует связать со взятием Казани войсками Ивана IV осенью 1552 г. Событие это, как известно, имело важное значение для Русского государства и для международных отношений того времени 19. В Иране оно было воспринято как выражение растущей мощи России. Именно с этого времени можно начинать историю дипломатических ирано-русских отношений20.

У нас нет конкретных данных об обмене посольствами между Ираном и Россией за последующие 16 лет, хотя можно предполагать, что они имели место21. Основные вопросы русско

17 Сефевидская династия правила в Иране и Азербайджане с 1500 по 1722 г.; по ней Иран того времени называют Сефевидским или Кызылбаш-ским государством (от имени союза кочевых тюркских племен, знать которых господствовала в Иране).

18 Н.

М. К а р а м з и н. Указ. соч., кн. III, т. IX, прим. 256, стр. 51.

19 Важнейшее значение этого события признается и большинством современных зарубежных буржуазных историков. Например, английский историк А. Грэнт пишет, что «падение Казани является действительно одним из крупнейших событий этого столетия» (A. Grant. A History of Europe from 1494 to 1610, 4th ed. London, 1948, p. 316).

22 В ответ на посольства Сейид-Хусейна Иван IV отправил в Иран ответное посольство (Н. М. Карамзин. Указ. соч., кн. III, т. IX. прим. 256, стр. 51).

21 За этот промежуток времени имеются данные о посольствах в Россию от ширванского хана («царя») Абдуллы (ПСРЛ, т. XIII, стр. 277; 371; сб.. «Английские путешественники в Московском государстве в fXVI BJ», Л., 1937, стр. 200, 201, 204). Абдулла-хан Устаджлу, крупнейший феодал Ирана, родственник шаха, видный полководец, был беглярбеком (правителем) Ширвана (северо-восточная часть территории нынешней Азербайджанской ССР) с 956 г. по 974 г. хиджры (1548/49 г.— 1566/67 г.). Абдулла-хан «отличился» при подавлении антикызылбашского восстания Бурхана в Ширване в 1648/49 г. и в военных действиях против турок. См. о нем «А Chronicle of the early Safawis being the Ahsan'ut-tawarikih of Hasan-i Rumlu», vol. I. Ed. by C. N. Seddon (далее—X асан P у м л у). Baroda. 1931, p. 328, 340, 341, 383, 433. Как и все пограничные беглярбеки Кызыл-башского государства, Абдулла-хан имел право вести переговоры и посылать посольства (с ведома шаха) в соседние с его областью страны. В Россию посольства Абдуллы-хана ездили с торговыми целями, поэтому их не следует смешивать с шахскими посольствами, ставившими иные задачи. Не должен смущать нас и титул «царя», которым русские источники наделяют ширванского правителя. Во всех восточных государствах, с которыми Россия имела связи, термин «хан» обозначал суверенного государя ..(этот.титул.носил и турецкий султан), тогда как в сефевидском Иране государь носил титул шаха (шаханшах), а ханами являлись крупнейшие

448

Г- '. к

иранских отношений второй половины XVI в. можно ограничить пятью проблемами: во-первых вопрос о союзе против Турции и Крыма; во-вторых, грузинский вопрос; в-третьих, дагестанский (точнее, шамхальский) вопрос; в-четвертых, среднеазиатский вопрос и, наконец, индийский вопрос.

После присоединения Казанского и Астраханского ханств (1552 и 1556) отношения России с Турцией изменились в худшую сторону. Уже правительство султана Сулеймана II Кануни (1520—1566), стремившееся укрепиться в бассейне Волги и на Северном Кавказе, было крайне обеспокоено ликвидацией самостоятельности этих двух ханств, феодальные круги которых были связаны с Турцией и особенно с ее вассалом — Крымским ханством. Занятый войнами в Венгрии и Иране, Сулейман И, будучи осторожным политикОхМ, не решился открыто Вхмешаться в русские дела. Дело изменилось при его преемнике Селиме II (1566—1574), который предпринял ряд военных авантюр, приведших к первым серьезным трещинам в военной мощи Османской империи. Именно такой авантюрой, окончившейся провалом, явился турецкий поход на Астрахань в 1569 г.22 Султан рассчитывал овладеть низовьями Волги, тем самым ликвидировав успехи русской восточной политики, и связаться со своими союзниками в Средней Азии23, чтобы обеспечить свободный проход турецких войск и Крымской орды через Северный Кавказ в Закавказье и Иран.

Таким образом, этот поход являлся угрозой не только России, но и Ирану. Хотя с 1555 г. Иран находился в мире с Турцией, последняя лишь ждала случая вновь отнять у Сефе-видов часть их владений. Поэтому во время осады турками и татарами Астрахани в Москву прибыло иранское посольство

владетельные феодалы, правители областей, подчиненных шаху. Русские посольские переводчики (главным образом татары) переводили титул хана Ширвана (и ханов других областей), так же как и во всех остальных случаях, словом «царь».

22 Об этом походе см. П. А. С а д и ков. Поход татар и турок на Астрахань в 1569 г. «Исторические записки», кн. 22, 1947, стр. 132—106; Н. А. Смирнов. Россия и Турция в XVI—XVII вв., т. I. М., 1946, стр. 93—120. В новейшей турецкой литературе об этом походе упоминается довольно часто. См. «Osmanli tarihi», с. III. Ankara, 1951, s. 33—37. Имеется и специальная турецкая работа по этому вопросу: Н. I n а 1 с і k. Osma,nh-rus rekabetinin men§ei ve Don — Volga Kanali tesebb?s. «Belleten t?rk tarih kurumu». Ankara, 1948, N 48. Стремясь оправдать деятельность одного из инициатороз похода великого визиря Мухаммеда Соколлу-паши, турецкие историки основное внимание уделяют не агрессии Турции в Поволжье и на Северном Кавказе, а попытке (в военных целях) прорыть канал между Доном и Волгой, которую предприняли турки в 1569 г.

23 За два года до похода, в 1557 г., в Стамбул прибыло посольство от хорезмийского хана, который добивался начала русско-турецкой в:йиы («Osmanli tarihi», с. Ill, s. 31).

29 Международные связи Роггии

449

с предложением заключить военный договор с Россией против Турции24.

Заинтересованное в укреплении русско-иранских отношении, русское правительство направило в Иран своего посла Алексея Хозникова 25. Переговоры не дали каких-либо ощутимых результатов. К тому же вероятно, что после неудачи под Астраханью Турция прекратила враждебные действия против России, хотя крымский хан с ведома Турции и совершил вскоре два больших похода на Москву. Несмотря на это, Россия, занятая в то время балтийской проблемой, охотно пошла на установление мирных отношений с Турцией.

Во второй половине XVI в. значительная часть европейских государств находилась по тем или иным причинам во враждебных отношениях с Турцией26. Главными врагами ее в Европе были «Священная Римская империя», Венеция, а также Испания. При наличии турецкой угрозы на Средиземном море и Балканах эти государства при поддержке римского папы пытались сколотить мощную коалицию европейских и восточных государств, которая смогла бы сокрушить могущество турок. Но поскольку между главными ее участниками и инициаторами не было должного единства, Венеция и римский папа (а затем и другие государства) стали искать возможных сильных союзников на востоке, прежде всего в лице России и Ирана.

На рубеже 60-х и 70-х годов XVI в. в Ватикане и Венеции возникла идея создания русско-иранского союза против Турции под покровительством римской курии. Римский папа, дож Венеции и Филипп II испанский пытались использовать в своих политических целях русско-иранские связи. Во время морской экспедиции турок против Кипра в 1570 г. дож Венеции обратился к Ивану IV с предложением вступить в антитурецкую лигу27. В том же году с подобным предложением обратился к царю и римский папа 28. Россия, только что окончившая войну с Турцией, не пожелала вступить в папскую лигу, и представители Рима и Венеции временно прекратили свои происки25'.

Потерпев неудачу в Москве, папа и его союзники решили втянуть в войну с Турцией Иран. В 1573 г. папа Пий V направил шаху Тахмаспу письмо с целью выяснить мнение иранского

2* Н. М. Карамзин. Указ. соч., кн. III, т. IX, стр. 78: прим. 249; стр. 51.

2- Там же.

26 Кроме Франции, в дружеских отношениях с Турцией находилась во второй половине XVI в. Англия, которая пыталась заключить с ней союз против Филиппа II [А. N. Kur at. T?rkVingiliz m?nasebetlerine kisa bir bakis (1553—1952). Ankara, 1952, s. 5—8].

27 «Россия П Италия...», т. II, вып. 2, стр. 227.

28 Там же.

29 Там же, стр. 236.

450

правительства 30. В 1579 г. папа вновь вернулся к мысли об организации русско-иранского союза против Турции. При этом были сделаны даже попытки примирить Польшу31 с Россией — впрочем, на таких условиях, на которые оба государства не пошли32. С Ираном Рим наладил отношения через Россию, обещая шаху денежную помощь33. В 1582 г. попытку вступить в переговоры с шахом через Индию сделал и Филипп II испанский 34.

Со второй половины 70-х годов XVI в. в Иране сложилась крайне тяжелая обстановка. После смерти шаха Тахмаспа (1576) началась борьба различных групп эмиров за власть. Наследник Тахмаспа Исмаил II (1576—1577), был вскоре отравлен. Его брату Мохаммеду Ходабенде («раб божий») крупнейшие правители областей отказывались повиноваться35. В разных местах страны вспыхивали мятежи феодалов и народные восстания36.

При турецком дворе внимательно следили за событиями в Иране. Еще в 1576—1577 гг. там образовалась сильная партия сторонников войны с Ираном, во главе которой стояли завоеватель Йемена Сниан-паша и завоеватель Кипра Мустафа-паша 37. Победа этой партии решила вопрос о начале воины.

30 «А Chronicle of the Carmelites in Pcrsia», vol. I, p. 19—21.

31 Польша, находившаяся во враждебных отношениях с Россией, поддерживала Турцию и Крым, стремясь использовать их против России. Турция в свою очередь в XVI в. видела в Польше возможного союзника против России (N. Iorga. Geschichte des Osmanischen Reiches, Bd. III. Gotha, 1910, S. 113; П. Пирлинг. Россия и папский престол, т. I. М., 191i2, стр. 415). В конце XVI в. польский король, зная о переговорах о союзе между Россией и Ираном, направил в Иран с разведывательной целью армянина Шафера, который должен был узнавать и сообщать королю о русско-иранских переговорах (HRM, t. II, р. 50—52).

32 «А Chronicle of the Carmelites in Persia;, vol. I, p. 25; «Россия и Италия», т. II, стр. 345.

33 «A Chronicle of the Carmelites in Persia», vol. I, p. 24.

34 Ibid., p. 25—26.

35 Беглярбек Азербайджана Амнр-хан Туркемэн в решительный момент отказал правителям Ширвана, Карабаха и Еревана в помощи против турок, а затем поднял мятеж против шаха. . \ 1—?^JIj ^^oUt^l^T f-H*

г- — r^,rov—rof .^j> J? . A irrf ??U-s-i* . ^^?Xx. ?>U.5?y> e*Lvo [Искандер-бек T y p к e м a н M v н ш и . Мир украшающая история Аббаса. Тегеран, 1956 —1957 (далее — Искандер Мунши), стр. 253 — 254, 299 — 300]. По словам современника событий историка Шереф-хана Бндлисн, в 986 г. х. (1577/78 г.) семь глав кызылбашских племен сговорились и разделили между собой Иран. «Scheref-nameh ou histoire des kourdes par Scheref, prince de Bidlis» (далее — Ш e реф - x a н Б и дл и си), t. II. SPb., 1862, p. 255—256.

36 В 1580—1582 гг. происходили крупные восстания «а юге Ирана в горной области Кух-Гилуйе. В то же время были восстания в Лурнстане и Талыше (Искандер Мунши. Указ. соч., стр. 272—275).

37 I. Hammer. Histoire de l'Empire ottoman. Paris, 1837, t. VII, p. 75. Против войны выступал Мухаммед Соколлу-паша, но он был в 1679' г. убит («Osmanh tarihi», с. III, s. 59).

451

29*

Турецкие войска в 1578 г. вторглись во владения Сефевидон с двух сторон: с запада — в Восточную Армению и Курдистан— и с севера — из Кафы вместе с татарами через степи Северного Кавказа38. В Закавказье и в Дагестане турки нашли себе союзников в лице шамхала тарковского, владетеля Табасарана, атабега Манучехра39. Позднее власть султана, уступая силе оружия, признал и картлийский царь40. Тяжелая и безуспешная для Ирана война с турками шла на протяжении всего царствования Мохаммеда Ходабенде (1577—1587). Несмотря на отдельные временные успехи шахских войск под командованием принца Хамза-Мирзы, турки в конце концов захватили все Закавказье и часть Западного Ирана.

Еще в начале войны шахское правительство направило в Турцию посольство Ибрагим-хана Туркемана, правителя г. Кума, но посла там арестовали, посадили в тюрьму, где о:-: просидел семь лет41. В 992 г. х. (1584/85) шах вновь послал посольство с предложением мира. На этот раз турки заявили иранскому послу (Ибрагим-хану Текелю), что они согласны заключить мир при условии признания всех турецких завоеваний в Иране42. По требованию эмиров, среди которых было много бежавших из областей, захваченных турками, шах отверг эти условия, и война продолжалась. В следующем, 993 г. х. (1585/86), в ответ на предложение о переговорах турецкий главнокомандующий Фархад-паша потребовал, чтобы шах прислал одного из своих сыновей «на услужение султану» («бехидмет-е хункар»), и тогда, возможно, этому принцу будет дан Тебрнз, к тому времени захваченный турками43.

Если к этому прибавить тяжелое положение кызылбашей в Хорасане, то станет понятно, почему шах Мохаммед направил в 1587 г. посольство Гади-бека (Андибека русских источ

38 Искандер Мунши. Указ. соч., стр. 236—239, 252—263, 261—263. 270—271 и др.; Шереф-хан Б и д л и с и. Указ. соч., т. II, стр. 2i57—276; I. Hammer. Op. cit., t. VII, p. 94; В. Д. Смирнов. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVII в. СПб., 1887, стр. 437—438.

39 I. Hammer. Op. cit, t. VII, p. 76—79. Перед приходом турок в Ширван и Дагестан там 'вспыхнуло антикызылбашское восстание во главе с Абу-бекром, потомком ширваншахов, который «аправил посла к султану за ломошыо (Искандер Мунши. Указ. соч., стр. 232).

40 Симон картлийский, по словам Искандера Мунши, был всегда сторонником Сефевидов, но, видя бесполезность ожидания помощи от шаха и не желая подвергать свою страну разорению, пропустил осман в Карабах (Искандер Мунши. Указ. соч., стр. 406; см. также N. I о г g a. Op. cit., S. 246).

41 Искандер Мунши. Указ. соч., стр. 265.

42 Там же, стр. 292—293.

43 Там же, стр. 345.

452

нпков) в Москву с просьбой о помощи и военном союзе44. В Москве приняли и внимательно выслушали иранского посла. Гади-бек склонял Россию к войне с Турцией, за что шах обещал уступить России города Дербент н Баку 45. В следующем, 1588 г., правительство царя Федора отправило в Иран свое посольство (князя Г. Б. Васильчикова), которое должно было продолжить переговоры, начатые в Москве, и одновременно собрать необходимые сведения о внутреннем состоянии и внешней политике Ирана. Когда русское посольство с большими трудностями добралось до Ирана, шах Мохаммед, свергнутый группой хорасан-ских эмиров, уже сидел в крепости Аламут, а правил его сын Аббас I (1587—1629), до этого являвшийся наместником Хорасана. Смена шахов на русско-иранских отношениях не отразилась, и Аббас I продолжал переговоры на тех же условиях46.

Союз против Турции был основной целью и следующего иранского посольства в Россию, возглавляемого Гади-беком и Будак-беком 47. Предполагалось создать сильную антитурецкую коалицию во главе с Россией и Ираном, с участием Грузии и шамхала Дагестана, на которого шах предполагал оказать давление48. Россия со своей стороны в эти годы (1588—1590) пыталась посадить в Крыму бежавшего в Астрахань царевича Мурат-Гирея, сына Саадат-Гирея, одно время бывшего крымским ханом 49.

Кроме того, после отъезда первого посольства Гади-бека из Москвы на Терек была послана русская рать, а подвластным России кабардинским владетелям было указано не пропускать турок в Закавказье50. Дальнейшей активизации русской политики, вероятно, помешал заключенный в 1590 г. мирный

44 Россия находилась в это время формально в мире с Турцией, однако еще в 157В—1579 гг., когда разбитые турецко-татарские войска отступали через Терек, они были добиты русскими войсками из Терского городка («Кабардино-русские отношения в XVI—XVIII вв.», т. I. М., 1957, стр. 47). Позднее, 'в 1683 г., турецкие войска подверглись нападению со стороны терских казаков и кабардинцев (I. Hammer. Op. cit., t. VII, p. 116; «Кабардино-русские отношения в XVI—XVII вв.», т. I, стр. 36—36; С. А. Белокуров. Указ. соч., стр. LXXXVII).

45 Н. И. Веселовский. Указ. соч., т. I, стр. 3—5, 23. 40 Там же, стр. 8, 88.

47 Там же, стр. 129. 4? Там же, стр. 92—93.

49 Саадат-Гирей, сын Мухаммед-Гирея II (1677—1684), был изгнан из Бахчисарая турецким ставленником Ислам-Гиреем (1684—1688). С помощью ногайцев и донских казаков Саадат-Гирей на короткое время (на два месяца) вернул отцовский престол, но армия великого визира Осман-паши вытеснила его из Крыма, и он бежал с сыном в Астрахань и Ногайскую степь (см. В. Д. Смирнов. Указ. соч., стр. 441—443; Н. И. В е* селовский. Указ. соч., т. I, стр. 61—52).

50 Н. И. Весел овский. Указ. соч., т. I, стр. 1'37, 138.

453

договор между Ираном и Турцией и начавшаяся русско-шведская война 1590—1593 гг.

Молодой Аббас I занял престол в момент, когда внутренние и внешние дела государства находились в критическом состоянии. Внутри страны продолжали бороться отдельные группы кызылбашских эмиров. На востоке бухарский хан Абдулла и его сын Абд-ул-Мумин, воспользовавшись уходОхМ Аббаса на запад, в 1588 г. захватили почти весь Хорасан с МешхедОхМ51. На севере, в Гиляне, его владетель Хан-Ахмед-хан не только отказался повиноваться шаху, но вскоре вступил в сношения с Турцией52 и чинил препятствия приезду русских послов в Иран53, в то же время пытаясь заручиться русской помощью54. В этих условиях Аббасу было не под силу продолжать войну с турка.ми, и в 1590 г. он отправил в Стамбул большое посольство во главе со свои.м племянником Хайдар-мирзой и правителем Ардебиля Мехди-кули-ханом, которое заключило мир с Турцией на условиях уступки султану всей Армении, Грузин, почти всего Азербайджана и Курдистана 55.

В Москве были поражены столь неожиданным на первый взгляд миром между Ираном и Турцией 56 и потребовали объяснений. Иранский посол Гази Хосров заверил русское правительство, что мир этот временный и что после приведения в порядок хорасанских дел войны с османами не .миновать57.

Дальнейшее развитие русско-иранских отношений показало, что вопрос о военном союзе против Турции не был снят с повестки дня. Россия и Иран по-прежнему обменивались посоль-ствахми, основной целью которых было заключение тайного антитурецкого союза58. В трудные для Ирана годы, когда

м Искандер Мунши. Указ. соч., стр. 386—389; Шереф-хан Бид-лиси. Указ. соч., т. II, стр. 386—290, 292—294.

52 Хан-Ахмед-хан, владетель области Гилян бийе-пиш (Ближний Гилян), из старой местной династии, в 974 г. х. (1566/67 г.) был схвачен полководцами Тахмаспа I и посажен в крепость, где просидел 12 лет. После смерти Тахмаспа он вернулся в Гилян и вскоре фактически отложился от Ирана. В конце 80-х годов Хан-Ахмед-хан вступил в сношения с Турцией и укрывал в Гиляне опальных кызылбашских эмиров, бежавших от Аббаса I. Все это привело к тому, что в 1030 г. х. (1591/92 г.) Аббас направил в Гилян своего полководца Фархад-хана Караманлу, после чего Хан-Ахмед-хан бежал через Ширван в Турцию (Шереф-хан Бидлиси. Указ. соч.. т. II, стр. 234—238, 286, 294, 296; Абд ул-ФаттахФумени. Тарих-е Гилян. СПб., 1'858, стр. 30—36, 97—'101 (на перс, яз.); Искандер Мунши. Указ. соч., стр. 449—451;А.^.А1ГЛТ J^U^\.J^\wXi^.AXJJJ<*^X^05^IA. (Хаджи Халифа. Сокращенная история, т. I. Стамбул, 1869, стр.* 9).

53 Н. И. В е с е л о в с к и й. Указ. соч., т. I, стр. 14—55.

54 Там же, стр. 166.

55 Искандер Мунши. Указ. соч., стр. 439; Шереф-хан Бидлиси. Указ. соч., т. II, стр. 296; «Osmanli tarihi», с. Ill, s. 64.

56 Н. И. Весел о вс кий. Указ. соч., т. I, стр. 168, 169, 185.

57 Там же, стр. 186—186.

58 Там же, стр. 295, 296, 300, 322, 371—378 (проект договора).

454

Аббас I был занят главным образом ликвидацией внутренней оппозиции в Иране, русское правительство оказывало своему союзнику помощь, предоставляя возможность закупать в России оружие >и военное снаряжение59. С другой стороны, и русские посольства принимались в Иране с большим почетом 60.

Искренность отношений между русским и иранским правительствами в этот период не следует идеализировать: и то, и другое исходило из своих интересов. Но поскольку в данном случае эти интересы совпадали, можно сказать, что, несмотря на отдельные трения и настороженность61, вполне объяснимые между феодальными государствами, русско-иранские отношения в целом развивались на дружеской основе.

В 90-х годах XVI в. на Западе вновь возрождается идея создания русско-иранской коалиции против Турции. Связано это было с активизацией турецкой политики в Европе вскоре после заключения турецко-иранского договора 1590 г.: в 1593 г. началась война Турции со «Священной Римской империей».

Еще накануне войны папа Климент VIII написал Аббасу письмо, приглашая его присоединиться к антитурецкой коалиции западных стран 62. К этой коалиции вновь пытались привлечь и Россию63. В 1596 г. тот же Климент VIII официально обратился к правительству Федора Ивановича с подобным предложением б4. Однако ни Россия, ни Иран в это время не согласились вмешиваться в тяжелую войну за чуждые им интересы римской курии и «Священной Римской империи»65.

59 См., например, свидетельство о закупке в 1595 г. иранским послом в Москве 120 ;панцырей, 15 пудов олова и 60 шудов свиица (Н. И. Весе-лове кий. Указ соч., т. I, стр. 011). (Ср. вопрос о панцирях в русско-немецких договорах, стр. 395.— Ред.).

60 См. Н. И. Веселовский. Указ. соч., т. I, стр. 433. О хорошем приеме русских послов пишет и персидский хронист (Искандер M у н ш и. Указ. соч., стр. 504, 506).

61 Заметно недоверие по грузинскому вопросу, непоследовательна позиция шаха по отношению к шамхалу (см. об этом ниже). С другой стороны, русские послы пытались склонить шаха к уступке не только Дербента и Баку, но и Шемахи, чего прежде не было (Н. И. Веселовский. Указ. соч., т. I, стр. 375).

62 «А Chronicle o? the Carmelites in Persia», vol. I, p. 68—69.

63 «Storia pol?tica d'Italiano. Preponderanza spagnuola (1559—1700)». Milano, 1950, p. 360.

64 HRM, t. II p. 48—49. В эти годы и германский император делал попытки установить через Россию связь с Ираном в интересах создания антитурецкой коалиции (см. Н. И. Веселовский. Указ. соч., т. I, стр. 232, 236; ср. также: В. von Wichmann. Sammlung bisher noch ungedruckter kleiner Schriften zur altern Geschichte und Kenntniss des Russischen Reichs. Berlin, 1820, S. 166—170, 174).

65 В свою очередь турецкий султан пытался отчасти в интересах своего союзника бухарского хана склонить Аббаса к союзу с ним против «Священной Римской империи» (Н. И. Веселовский. Указ. соч., т I стр. 283).

455

Лишь к 1602 г. Аббас, обезопасив себя с востока, активизировал свою западную политику. К этому времени резко изменилась обстановка и в Турции. Восстания джелалиев подорвали военное могущество Османской империи 66. Одновременно в завоеванных турками Закавказье и Курдистане усилилась иранская ориентация среди местной мусульманской и христианской знати, а также городских слоев населения 6/. В этих условиях иранское правительство усилило подготовку к заключению русско-иранского союза на прежних условиях.

>В 1602 г. иранское посольство в Москве заключило, наконец, договор, предусматривавший совместные военные действия против Турции; русские войска должны были двинуться через владения шамхала на Дербент, где стоял турецкий гарнизон68.

В 1604 г. русский отряд под командованием воеводы И. М. Бутурлина выступил в поход на шамхала 69. Однако он был истреблен шамхалом в 1605 г. Осложнение внутриполитического положения правительства Годунова в России и угроза иностранной интервенции помешали дальнейшей активизации русской политики на Кавказе.

Русско-иранские отношения связаны были также с шам-хальским и грузинским вопросами.

Шамхальство Тарковское в XVI—XVII вв. было крупнейшим феодальным владением в Дагестане. Во второй половине XVI столетия шамхалы лавировали между Россией, Ираном и Турцией, чаще, однако, склоняясь на сторону последней, поскольку турецкие владения от шамхалата были далеко. С помощью султана шамхал надеялся избежать подчинения России или Ирану. Для последнего владения шамхала имели еще

66 См. А. С. Т в е р и т и н о в а. Восстание Кара Языджи — Дели Хасана в Турции. М.—Л., 1946.

67 О восстании курдов в округе г. Салмаса против турок и призвании ими Аббаса см. Искандер М у н ш и. Указ. соч., стр. 637; о просефевидекой ориентации в Тебризе см. там же, стр. 639; о сторонниках Аббаса среди верхушки армянского населения Закавказья, см. М. Б а р х у д а р я н. История Албании, т. II. Тифлис, 1907, стр. 37, 60 (на арм. яз.).

68 С. Какаш и Г. Тектандер. Путешествие в Персию через Московию. М., 1896, стр. 41. К сожалению, русские архивные документы этих лет не сохранились, и цитируемое упоминание о заключении тайного русско-иранского договора в записях имперского посольства С. Какаша и Г. Тек-тандера является единственным, так как и в иранских хрониках подобных сведений нет. Косвенным подтверждением этого факта является поход И. М. Бутурлина против шамхала.

69 Поход И. М. Бутурлина связывает с русско-иранскими отношениями и Е. Н. Кушева («Очерки истории СССР. Период феодализма. Конец XV в.—начало XVII в.», стр. 834—вЗб).

456

значение и потому, что через них в 80-х годах XVI в. проходили в Закавказье турецкие и татарские войска. Будучи заинтересован в ослаблении Ирана и России, шамхал всячески препятствовал русско-иранскому сближению, а также сношениям России с Кахетинским царством 70. Первоначально поэтому и шах склонялся к совместным действиям против шамхала, нов 1594— 1595 гг. его позиция в этом вопросе изменилась, и он взял на время шамхала под защиту71. Объяснить это можно боязнью иранского правительства, опасавшегося усиления влияния России на Северном Кавказе и особенно в Грузии; к тому же в эти годы изменились отношения между шамхалом и Ираном72. Тем не менее до завоевания Аббасом Северного Азербайджана и Дербента политика шамхала и в отношении Ирана была враждебна (или угрожала стать таковой), почему поход И. М. Бутурлина и являлся частью совместных действий Ирана, России и Грузии против Турции и ее сторонников.

Восточная Грузия, разделенная на два самостоятельных царства (Картли и Кахети), до начала войны Ирана с Турцией в 1578 г. была номинальным вассалом Ирана. В 80-х годах XVI в. Восточная Грузия признала власть Турции; официально закреплено это было статьями Стамбульского договора 1590 г. Кахетинский царь Александр II (1574—1605) в 1586—1587 гг. был принят в русское подданство, с чем шах Аббас молчаливо согласился.

В русско-иранских отношениях 90-х годов XVI в. грузинский вопрос фигурирует главным образом в связи с делом царевича Константина, сына Александра. Константин был отдан отцом в заложники деду Аббаса шаху Тахмаспу в 1574 г.73, принял в Иране мусульманство и был воспитан при иранском дворе. В итоге Константин (Кюстандиль-хан персидских'Источников), стал верным слугой шаха. Царь Александр, зная, что Аббас был настроен к нему далеко не дружественно74, имел все основания опасаться своего отпрыска и пытался через посредство русского царя вернуть царевича в Кахетию, на что, однако, ни шах, ни царевич не пошли 75.

70 В 1501 г. гонец Аббаса I Кая был ограблен шамхалом (см. Н. И. Веселовский. Указ. соч., т. I, стр. 160). Русское правительство с целью наказания шамхала направило в 1593 г. отряд воеводы Хворостина- (С. А. Белокуров. Указ. соч., стр. CV—CVI).

71 Н. И. Веселовский. Указ. соч., т. I, стр. 273.

72 Там же, стр. 286.

73 «Histoire moderne de la G?orgie». SPb., 1856, part. I, p. 154. Согласно Искандеру Мунши, Константин был шослан не к Тахмаспу, а к его внуку, брату Аббаса, Хамзе-Мирзе (Искандер Мунши. Указ. соч., стр. 648).

74 Н. И. Веселовский. Указ. соч., т. I, стр. 264.

75 Позднее, после захвата Аббасом Ширвана, когда Константин командовал иранскими войсками, шах послал его в Кахети, где Константин

457

Гораздо более важные последствия имела оппозиция против Турции, сложившаяся в Грузии к концу 90-х годов XVI в. Оба грузинских царя (картлийский и кахетинский) приняли активнейшее участие в военных действиях Аббаса 176, объявившего войну Турции, и тем самым, в сущности, оказались участниками антитурецкой коалиции в начале XVII в.

В русско-иранских отношениях второй половины XVI в. важную роль играли переговоры о союзе против восточного союзника султана 77 — бухарского хана. В XVI в. Бухарское ханство являлось сильнейшим феодальным государством в Средней Азии.

Особенно усилилось оно в 70—90-х годах XVI в. при хане Абдулле II (1560—1598). Будучи незаурядным полководцем и дипломатом, Абдулла и его сын Абд-ул-Мумин78, фактический соправитель второй половины царствования отца, постепенно объединили под своей властью всю Среднюю Азию. Наиболее сильным противником их был хан Хорезма, который в борьбе с Бухарой стал союзником иранских шахов. Когда в 1593 г. Абдулла-хан овладел Хорезмом, хан последнего Хаджим-хан эмигрировал с семьей в Иран 79. Еще в конце 80-х годов XVI в. бухарские ханы, воспользовавшись смутами в Иране, захватили почти весь Хорасан. Поэтому для Аббаса I борьба с Бухарским ханством была столь же важной, как и с Турцией; именно возросшей угрозой из Средней Азии объясняется заключение мира с Турцией в 1590 г.

Русское государство во второй половине XVI в. вновь пришло в соприкосновение со среднеазиатскими ханствами. Прежде всего это были торговые связи. Вместе с тем, особенно после присоединения Астрахани80, возникли и политические отношения России с Бухарой и Хорезмом. И если ханы Хорезма — враги бухарского хана — с 70-х годов XVI в. изменили свое

вероломно умертвил своего отца и брата, за что, однако, сам был убит грузинами («Histoire moderne de la G?orgie», part. I, p. 158); «История Грузии», ч. 1. Тбилиси, I960, стр. 346.

76 «Histoire moderne de la G?orgie», part. I, p. 43.

77 О том, что Бухара была союзником Турции, см.: I. Hammer. Op. cil, t. VII, p. 280; H. И. Веселовский. Указ. соч., т. I, стр. 236; «Os-manli tarihi», с. III, s. 37.

78 В источниках Абд-ул-Мумин именуется при жизни отца «хан-е-хорд» («малый хан»), в отличие от Абдулы, которого называли «хан-е калян» («большой хан») (Искандер Мунши. Указ. соч., стр. 540).

79 Искандер Мунши. Указ. соч., стр. 443, 444, 468, 472—473; Хаджи Халифа. Указ соч., стр. 13—16.

80 Бежавшая астраханская династия нашла убежище в Бухаре.

458

отношение к России81, то у усилившейся Бухары сохранялись в последней четверти XVI в. определенные противоречия с Русским государством.

Внешне Абдулла-хан стремился особенно не обострять своих отношений с Россией и посылал посольства с торговыми целями. Однако в то же время он оказывал покровительство врагу России — беглому сибирскому царю Кучуму82. Кроме того, Абдулла пытался отколоть от России заволжских ногайцев и с этой целью намеревался построить крепость на ЯикеЧ Поэтому в Москве к Абдулле-хану относились с недоверием. Врагами Абдуллы и Кучума являлись казахские ханы, поддерживавшие отношения с Москвой и пытавшиеся через Россию установить связь с Ираном84. К 1595 г. отношения между Бухарой и Россией обострились, поэтому не случайно в переговорах с Ираном русское правительство соглашалось иа включение з русско-иранский договор пункта о союзе и против бухарского хана 85.

В последующие, 1596—1598 гг., произошли события, сыгравшие решающую роль в развале державы Абдуллы-хана. В течение 1590—1596 гг. Аббасу удалось ликвидировать внутреннюю оппозицию в Иране и, пользуясь миром с Турцией, обратить внимание на восток. В 1596 г. Аббас направил хорезмских царевичей, находившихся в Иране, в Туркмению, откуда они прибыли в Хорезм и прогнали из Хивы наместника Абдуллы80. Правда, попытка эта окончилась неудачей, ибо Абдулла в том же году вновь захватил Хорезм, но эта разведка показала внутреннюю слабость Бухары. Дальнейшие события это подтвердили. В 1597 г. возникли разногласия между Абдуллой и Абд-ул-.Мумином. Старый хан в такой обстановке решил примириться с Ираном, переговоры с которым вел по его поручению наместник Герата Мир-Калбаба-Кукилташ87. В этом же 1597 г. русское правительство приказало тарскому воеводе князю Елец

До этого времени хан Хорезма был враждебен России (см. выше, стр. 449, прим. 23). Позднее один из хорезмских царевичей, Мухаммед-кули, попал в Россию, служил там и участвовал, в частности, в походе 11508 г. против татар (см. С. В. Жуковский. Сношения России с Бухарой п Хивой за последнее трехсотлетие. Пб., 1915, стр. 19).

82 Ярлык Абдуллы Кучуму с выражением дружеских чувств см. в кн.: ".Материалы по истории Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР», стр. 296. .

83 С. А. Белокуров. Указ. соч., стр. 279.

84 В 1595 г. посол казахских ханов в Москве просил разрешения вести переговоры с иранским послом о союзе против Бухары («Материалы по истории Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР», стр. 292).

85 Н. И. Весел о вс кий. Указ. соч., т. I, стр. 295, 296, 347, 380—381, 384; т. II, стр. 30.

86 Искандер М у н ш и. Указ. соч., стр. 522—523.

87 Там же, стр. 547—548.

459

кому принять меры к укреплению Тарского городка от набегос союзника Абдуллы Кучума и препятствовать сношениям последнего с Бухарой88.

Вскоре после этого, в 1598 г., казахские султаны, пользуясь смутами в Средней Азии, выступили в поход на Ташкент и разбили войска, посланные против них Абдуллой89. Последний умер в том же году. Абд-ул-Мумин 'безуспешно пытался путем репрессий90 удержать в повиновении узбекских феодалов, но сам погиб от их рук. Государство Абдуллы распалось. Союзник Бухары турецкий султан оставил его в беде; с юга Бухарскому ханству угрожал союзник91 Ирана индийский император Акбар. Тогда в смуты (под предлогом помощи одной из групп претендентов на ханский престол в Средней Азии) активно вмешался Аббас I и в течение трех-четырех лет захватил весь Хорасан.

В 1598 г. в степях нынешнего Казахстана погиб в сражении с русскими и союзник Бухары хан Кучум. Средняя Азия с этого времени была снова раздроблена на ряд ханств, и в XVII в. уже ни одно из них не являлось серьезным противником Ирана.

?Наконец, вкратце остановимся на индийском вопросе в русско-иранских отношениях второй половины XVI в. Как уже упоминалось выше, Великие Моголы являлись союзникам и Ирана против Бухары. Россия в XVI в. не имела дипломатических сношений с государствами Индии, но вела через Иран и отчасти через Среднюю Азию торговлю с ней и пыталась установить официальные отношения с крупнейшим индийским государством — державой Великих Моголов. Так, в наказе посольству В. В. Тюфякина (1595—1598) говорилось, что если у шаха будут индийские послы и захотят они видеть русских послов, то следует их принять и речи их записать92. Однако из сохранившихся посольских дел не видно, состоялась ли подобная встреча.

Таким образом, во второй половине XVI в. между Русским государством и Ираном существовал тесный дипломатический

88 См. «Материалы по истории Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР», стр. 296—299; С. А. Белокуров. Указ. соч., стр. 279; Н. И. Веселовский. Указ. соч., т. I, стр. 366.

89 Искандер М у н ш и. Указ. соч., стр. 553.

90 Там же, стр. 555. В числе прочих был убит и упомянутый наместник Герата.

91 Еще в 999 г. х. (1&9Ц92 г.) Аббас и Акбар вели переговоры о союзе против Абдуллы (см. Искандер М у н ш и. Указ. соч., стр. 429—43Э). О столкновениях Бухары и Индии и дружбе Ирана с Акбаром имеются сведения и в русских посольских делах (см. Н. И. Веселовский. Указ. соч., т. I, стр. ПО, 285).

92 Н. И. Веселовский. Указ. соч., т. I, стр. 342; также: >Д^АЦ1^

{о (Взаимоотношения Индии и Ирана и некоторые другие впечатления Д. Неру. Тегеран, 1969, стр. 45).

460

контакт, обусловленный общими интересами обоих государств в борьбе с Турцией и ее союзником Бухарским ханством. Дипломатические отношения на этой основе привели в конце XVI — начале XVII в. к созданию сильной коалиции против Турции, Бухары и их союзников (шамхала, хана Кучума) в составе России, Ирана, грузинских царств, казахских ханов, Хорезма п державы Великого Могола. Активные действия этих государств содействовали распаду объединения Абдуллы-хана и серьезным поражениям Турции, потере ее владений в Закавказье и на Восточном Кавказе.

* * *

Cet article est consacr? aux relations politiques russo-iranien-es de la seconde moiti? du XVI-e si?cle, relations jusqu'? pr?sent presque pas ?clair?es dans la litt?rature historique. La Russie et l'Iran de cette ?poque menac?s tous les deux par la Turquie Osma-nide, qui s'effor?ait de consolider ses positions au Caucase et en Transcaucasie avaient des int?r?ts communs. D'autre part, l'Iran avait besoin de l'aide de la Russie pour lutter contre son autre adversaire, le khanat de Boukhara dont le khan ?tait par ailleurs l'alli? de la Turquie et de son c?t?, aidait l'ennemi de la Russie, le khan de Sib?rie Koutchoum. C'est pourquoi les relations politiques russo-iraniennes avaient pour but la conclusion d'un accord dirig? contre la Turquie et ses alli?s. On fit un essai de former une coalition qui, outre la Russie et l'Iran, aurait compris les royaumes g?orgiens, le khanat de Khoresme, les khans kazakhes et certains principaut?s du Caucase du Nord. Les contradictions existant entre ces ?tats f?odaux emp?ch?rent l'heureuse r?alisation de ce projet. Cependant les relations amicales avec la Russie jou?rent un grand r?le dans la consolidation du pouvoir du chah Abbas I en Iran et favoris?rent les succ?s de sa politique ext?rieure.

<< | >>
Источник: Зимин А.А., Пашуто В.Т.. Международные связи России до XVII в. Сборник статей. 1961

Еще по теме Л. П. Новосельцев РУССКО-ИРАНСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ во второй половине XVI в.:

  1. Л. П. Новосельцев РУССКО-ИРАНСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ во второй половине XVI в.
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -