<<
>>

Ю. А. Лимонов ИЗ ИСТОРИИ ВОСТОЧНОЙ ТОРГОВЛИ ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОГО КНЯЖЕСТВА

В истории международных отношений Руси периода феодальной раздробленности важное место занимают внешнеполитические и торговые связи Владимиро-Суздальского княжества, которые поражают своей широтой.
Среди них династические связи с Византией и Чехией; оживленные дипломатические сношения с византийским императором Мануилом Ком-нином и германским императором Фридрихом Барбароссой, с константинопольским патриархом и римским папой; тесные культурные связи с Болгарией, Византией и Германией, наконец, торговые отношения почти со всеми странами Европы, арабского Востока и Средней Азии.

Одним из интересных и малоизученных является вопрос о торговле Владимиро-Суздальской Руси с Востоком К Изучение восточной торговли Владимиро-Суздальской Руси дает возможность, во-первых, рассмотреть многочисленные связи этого района со странами Востока, во-вторых, установить известную специфику вывоза из северных и северо-западных районов Руси, в-третьих, определить участие в восточной торговле русских купцов из земель, граничивших с Владимиро-Суздальским княжеством, и купцов из других стран Европы.

Торговля Владимиро-Суздальской Руси с Востоком шла по волжско-каспийскому пути. Шелковые ткани, пряности, драгоценные .камни, жемчуг, золото и серебро в слитках, ювелирные изделия привозились арабами 'и персами из

1 История восточной торговли Владимиро-Суздальского княжества затронута в общем плане внешней торговли Руси лишь "в таких обобщающих трудах, как «История культуры древней Руси», т. I. М —Л., |948. стр. 315—341; «Очерки истории СССР. Период феодализма. IX— XV вв., ч. V. М., 19513, стр. 322, 323, 326 и др.

55

Индии, Персии, Хорезма и Ормуза ш .район Каспийского моря, Закавказья, Нижней Волги и через земли болгар попадали во Владимиро-Суздальское княжество.

Русские вывозили разнообразные меха (соболь, лисица, бобёр, горностай, рысь), некоторые изделия из меха, рыбий клей, моржовые клыки.

Основная доля вывоза падает на сырье2, но вывозились из Руси и некоторые ремесленные изделия, в том числе ювелирные украшения 3 и льняные одежды. Уже в начале XII в. в Закавказье было известно, что льняные одежды «ценою каждая в золотую монету» вывозятся из страны «русов»4. Вывоз такого товара, как льняные ткани, дает возможность безошибочно определить место их изготовления: Владимиро-Суздальская, Новгородская и Смоленская земли. Действительно, в основном только эти области производили лен-долгунец, так как в силу природных условий на юге Руси эта культура почти не произрастала.

Летописные источники ничего не сообщают о льне на юге Руси, если не считать упоминания Киево-Печерского патерика о масле, которое добывалось из льняного семени5. Однако это упоминание находится лишь в одном из списков патерика, в других его нет6.

В южных землях (Киевщине, Переяславщине) основной культурой, из которой добывали растительное волокно, была конопля, возделывавшаяся здесь еще со скифских времен. В отличие от льна конопля хорошо растет на черноземе, хорошо переносит засуху, ей необходимо значительно большее количество солнечных дней, чем льну7. В древнерусских памятниках она выступает наряду со льном как культура, идущая на волокно, и при перечислении в тексте даже упоминается ранее его. «Аже мужь иметь красти конопли или лен и всякое жито...»,— встречаем мы в Уставе князя Ярослава Владимировича 8. Название конопли в южнорусских областях сходно с названием одежды. Так, в орловском диалекте конопля назы

2 М. Н. Тихомиров. Древнерусские города. М., 1966, стр. 95.

3 Ювелирные изделия владимирских мастеров были обнаружены в Волжской Болгарии («История культуры древней Руси», т. I, стр. 324).

*М. Тебеньков. Древнейшие сношения Руси с прикаспийскими странами и поэма «Искандер-Намэ» Низами как источник для характеристики этих сношений. Тифлис, 11896, стр. 72.

5 И. И. Срезневский. Материалы для словаря древнерусского языка, т. 2. М., 1958, стб. 66, 67.

6 «Патерик Киевского Печерского монастыря».

СПб., 19М, стр. 44, •164 и др.

7 О разведении льна и конопли .на Руси см. подробно: И. А. Сизов. К истории льноводства в СССР. «Материалы по истории земледелия СССР», сб. 2. М.— Л., 1956, стр. 407, 408, 414—417.

8 «Памятники русского права», вып. 1. М., 1951, стр. 261, 269.

56

вается «посконей» и «замашкой»; в то же время встречаем: посконная рубаха, рубаха из замашки 9.

Разведение льна на севере и северо-западе 10 страны зафиксировано в источниках. Насколько большое значение придавалось этой торговле льном, можно судить по договорам 1266 и 1270 гг. между Новгородом и великим князем Ярославом Ярославичем. В статье о торговых пошлинах специально говорится о продаже льна в Суздальской земле: «...а то, княже, имати по 2 векши от лодье, и от воза, и от лну, и от хмелна короба...» 11 Производство льняных тканей во Владимиро-Суз-дальской земле подтверждается и многочисленными находками остатков льняных одежд при раскопках курганов в этом районе12.

Упоминание о продаже льняных тканей, конечно, не дает возможности точно определить, где они были изготовлены. В то же время необходимо признать, что и местные, и привозимые из Новгорода и Смоленска льняные ткани покупались купцами, непосредственно торговавшими с Востоком, на территории Владимиро-Суздальской земли, полностью контролировавшей северную часть Волжского пути.

Находки монет также позволяют говорить о торговле с Востоком. На изучаемой территории было обнаружено свыше 50 кладов восточных монет — куфических, саманидских и аб-басидских, датируемых VIII—XI вв.13 Количество восточных монет, найденных в кладах, колеблется от нескольких монет до десятка тысяч. Происхождение монет может служить достаточным доказательством связей между арабским Востоком и Владимиро-Суздальской землей на протяжении нескольких веков. Были найдены монеты, выпущенные на севере Ирана (чеканенныев городе Казеине), в Центральном и Южном Иране— в Исфахане, Ширазе, Фаррисе,4. Наряду с иранскими обнаружены монеты из Сирии—Дамаска, с Аравийского

9 В.

Даль. Толковый словарь, т. 2. М., б/г., стр. 152; т. 3. М., б/г., стр. 333.

10 Лен также производился в Смоленском княжестве и в районе Бе-рестья (Бреста) на территории1 нынешней Белоруссии. См. «Памятники русского права», вып. 2. М., 1053, стр. 29, 44.

11 ГВМП, К» 2« 3, стр. 14, 12.

12 «Очерки истории СССР. Период феодализма. IX—XV вв.», ч. I, стр. 322.

13 А. Марков. Топография кладов восточных монет. СПб., 1910, стр. 2—6, 14, 27, 46—48, 5Ф—<57 и др. В XI—XII вв. постепенно поток восточных монет уменьшается. В. Л. Янин объясняет это явление прекращением выпуска доброкачественной серебряной монеты в мусульманских странах и заменой ее низкопробной биллонной и медной (В. Л. Я н и н. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. М., 1856, стр. .162, 165 и др.).

14 А. Марков. Указ. соч., стр. 5, 6.

57

полуострова — из княжества Оман, из .города Басры, крупнейшего порта в Персидском заливе и перевалочного пункта на пути в Индию ,5. Монеты, чеканенные в Багдаде, говорят о торговых связях с Двуречьем; монеты Тбилиси, Самарканда, Бухары и Мерва — о связях с Закавказьем и Средней Азией ,6.

Через посредников (волжских болгар и арабов) товары Владимиро-Суздальской Руси могли попадать далеко на восток— в Иран, Афганистан, в центры торговли и караванных путей. Так, об экспорте льна через Каспийское море в Иран говорится в персидском сочинении «История Табаристана» (начало XIII в.) ,7. В нем упомянуты льняные одежды, которые завозятся (в том числе, вероятно, и из Руси) лишь в Таба-ристан и которых нет в других районах Ирана. Из этого же сочинения узнаем, что торговля шла по Волге из Булгара в город Саксин, расположенный в дельте Волги, близ Итиля, и из Саксина морем в город Амоль, расположенный на южном берегу Каспийского моря ,8. Насколько была развита эта торговля, можно судить хотя бы по тому, что в XII в. до 400 больших морских кораблей ежегодно осуществляли перевозки товаров между Саксином и Амолем. С Саксином торговали не только купцы из Табаристана, которые ездили вверх по Волге и достигали города Болгара Великого, но и купцы Баку, Дербента и Хорезма ,9.

В X—XIII вв.

велась, возможно, и посредническая торговля с Индией. Известным подтверждением этого является упоминание о земле русов и о русских товарах в ряде сочинений индийских писателей, географов и историков. Так, Масуд Сад Салман (XI—XII вв.), поэт из Лахора, говорит в своих стихах о боевых доспехах из земли русов. Более детальное знакомство с Древней Русью обнаруживает Мухаммед Авфиз (XIII в.), который пространно описывает торговый путь по Волге, Волжскую Болгарию и племена славян20. Седьмая глава сочинения Мубаракшаха Марваррутди «Тарих-и Фахруддин» (1206 г.), одного из первых исторических трудов, написанеых в Индии, содержит довольно подробные сведения о русах, об их

15 А. Марков. Указ. соч., стр. 4—6.

16 Там же, стр. 3—6.

VVj?OiJj\ ^шА (j)Беха ад-дин Мухаммед ибн Хасан

ибн Исфендия р. История Табаристана, ч. I. Тегеран, 1941, стр. 77.

18 Там же, стр. 80.

19 Там же, ч. II, стр. 89.

20 Р. М. Kemp. Bharat-Rus. An introduction to Indo-Russian contacts and travels from mediaeval times to the October Revolution. Delhi, 1958, p. 8, 34. Кемп отмечает, что «литература Декана знала русских задолго до времени путешествия Афанасия Никитина», и термин «Ros» встречается во многих индийско-персидских сочинениях (ibid., р. 35).

58

расселении и о реке Дарья-и-Рус (Волга)21. В трудах историка Амира Хусрау (начало XIV©.) говорится о привозе из Руси в Индию мечей, льна и льняного полотна («ка1агы-ги8Ь>), которое ценилось очень высоко и которое обычно жаловалась индийской феодальной знатью своим приближенным в виде почетного дара («кпПаЬ)22. Арабский географ XIV в. Шегаб Эд-дин (Шихаб ад-дин) также писал, что дорогие льняные одежды, доставляемые из русской земли, пользовались большим спросом в индийском городе Дели 23. Это известие подтверждается находками на территории Владимиро-Суздальской Руои. Близ Переяславля Залесокого в 1853 г. были найдены афганские монеты раджей Кабула с санскритской надписью24. Находка оказалась не единичной; в курганах близ Ростова были найдены такие же монеты 25.

Кабул (как и города Балх, Газна, Герат) был .крупным центром караванной торговли с Индией. Караванная торговля шла не только через Кабул, но и через Северо-восточный Афганистан —провинцию Бадахшан, .которая граничит с Индией. На территории Владимиро-Суздальской Руси и в районе самого города Владимира найдена целая серия бадахшанских монет26.

Вопрос о том, доставлялись ли русские товары в далекие страны Азии только купцами-посредниками — арабскими, еврейскими, среднеазиатскими — или также и русскими купцами, в настоящее время еще не поддается решению. Как бы то ни было, нумизматические находки не противоречат предположению о спорадических торговых связях между Владимиро-Суздальской Русью и Индией.

Восточная торговля Владимиро-Суздальской земли отразилась на внешней политике ее князей. Об этом свидетельствуют как походы владимирских ратей, направленные на овладение территорией Средней Волги, так и ряд договоров между Владимиро-Суздальским княжеством и Волжской Болгарией, устанавливающих мирные отношения. В 1221 г., напри

21 Ibid., р. 32.

22 Ibid., р. 35.

23 М. Тебеньков. Указ. соч., стр. 72. Этот факт заимствован либо у арабского географа-энциклопедиста Шихаба ад-дин Ахмед ибн Иахйа ибн Фадлаллах ал-Омари ад-Димашки (1301—1349), либо у историка, географа и также автора энциклопедии Шехаба ад-дин Абу-л-Аббас Ахмеда ибн али ал-Калкашанди (leS®—1418). Поскольку сведения об Индии в сочинениях обоих ученых почти идентичны, можно предположить, что рассказ о льняных тканях принадлежит первому из названных авторов. См. подробнее: И. Ю. Крачковский. Арабская географическая литература. «Избранные сочинения», т. IV. М.—Л., 1957, стр. 414, 416, 860 и др.

24 А. М а р к о в. Указ. соч., стр. 4. 26 Там же, стр. 64.

26 Там же, стр. 5.

59

мер, был заключен мир между Болгарией и великим князем Юрием, подтвержденный особым договором27. Летопись также сообщает, что подобный договор был заключен при отце Юрия — великом князе Всеволоде28. Подобные мирные отношения создавали условия для укрепления торговых связей.

Присутствие болгарских купцов, посредников в восточной торговле, во Владимире зафиксировано уже в третьей четверти XII в. Так, «Повесть об убийстве Андрея Боголюбского» наряду с греческими, «латинскими» и еврейскими купцами упоминает во Владимире и гостей болгарских29.

Многочисленные русские купцы посещали Волжскую Болгарию. Возможно, там существовали русские колонии; некоторым подтверждением этого служит упоминание о существовании христианского кладбища в столице Волжской Болгарии — Болгаре Великом. Так, «святой» Авраамий был похоронен на кладбище, где «прочих христиан погребаху земле Болгарской»30.

Импорт восточных товаров шел не только во Владимиро-Суздальскую землю, но и в другие города Руси: в Киев, Смоленск, Новгород31. Многочисленные восточные товары, видимо, закупались «немецкими» купцами у русских «низовских» купцов. В частности, ввоз восточных пряностей во Владимиро-Суздальскую Русь настолько усилился, что в XII в. новгородские купцы считали, например, перец одним из основных предметов торговли «низовского гостя» и брали с него пошлину наравне с серебром, восточным перцем. Так, в уставе новгородского князя Всеволода Мстиславича находим: «А у гостя им имати: у низовьского от дву берковска вощаных полъгрив-не серебра да гривенка перцю...» 32. Этот товар отправлялся в другие страны Европы, где высоко ценился.

Говоря о ввозе в Новгород восточных товаров, надо иметь в виду вообще широкий размах суздальско-новгородской торговли; из «Низовской» земли везли хлеб, лен, воск, мед. Показательно, что в 1215 г. Ярослав Всеволодович в одном лишь Переяславле Залесском захватил 150 купцов-новгородцев. В Торжке собиралось до двух тысяч купцов. Стремление торговать во Владимиро-Суздальской Руси отмечено и в догово-

27 ПОРЛ, т. VII. СПб., 1856, стб. 128.

28 Князь Юрий заключил мир «яко же было при отце его Всеволоде» (там же).

29 ПСРЛ, т. II. ОПб., 1908, стб. 1591.

30 Там же, т. VII, стб. 135 (ср. там же, т. I, вып. 2. Л., 1926, стб. 462); А. П. С м и р и о в. Волжские болгары. М., 1951, стр. 60.

31 О связях Волжской Болгарии с Новгородом и Киевом упоминает ара1бский географ X IB. ал-Истахри (Т. Lewicki. Zr?dla arabskie do dziejow Slowianszczyzny, t. I. Wroclaw — Krakow, 1956, str. 267).

32 «Памятники русского права», вып. 2. М., 1953, стр. 176.

60

pax 1266 и 1270 гг. Новгорода с князьями33. В конце 60-х годов XIII в. Новгород выхлопотал специальную грамоту от татарского хана Менгу-Тимура, предоставлявшую новгородцам право торговли на территории Владимиро-Суздальюкой Руси. Об этой грамоте упоминается в договоре от 1270 г.: «А гостью нашему гостити по Суждальской земле без рубежа по Цареве грамоте»34.

Владимиро-Суздальские князья, приглашенные на княжение в Новгород, иногда использовали свое положение для непосредственной торговли с иноземными купцами, минуя новгородцев. Так поступали князья Ярослав Всеволодович и его сын Александр Ярославич. Сосредоточивая в своих руках большое количество продуктов из личных «низовских» имений, получая большую прибыль в виде «мыта» натурой и деньгами от торговли в городах, князья имели возможность вести крупную зарубежную оптовую торговлю. Подобная торговля была в высшей степени невыгодна Новгороду. Из вышеупомянутого договора 1270 г. между Новгородом и великим князем Ярославом Ярославичем узнаем, что новгородцы требовали, чтобы он не имел связей с «немецким» подворьем и торговал с «немцами» лишь через посредничество Новгорода 35.

О торговле Новгорода с Востоком свидетельствуют находки восточных монет и монет волжских болгар. На территории бывших Новгородской, Олонецкой и Петербургской губерний было найдено около тридцати кладов восточных монет VIII— X вв., в том числе новоладожский клад, который состоял из семи пудов серебряной монеты 36. Попадаются и отдельные находки восточных изделий. В Великих Луках, например, был найден восточный, вероятно, иранский, сосуд (IX—X вв.) 37.

В свою очередь на владимиро-суздальской территории неоднократно находили новгородские гривны: например в Переяславском уезде38, в Тверском уезде между Волгой и Тмакою. Показательно, что в последнем кладе находятся гривны и новгородские, и киевские39. Подобный подбор драгоценностей показывает, насколько оживленно и разносторонне протекала суздальская торговля в то время.

33 ГВНП, № 2 и 3, стр. 10—13.

34 Там же, № 3, стр. 13.

35 Там же; см. также: М. Бережков. О торговле Руси с Ганзой до конца XV в. «Зап. филол. фак-та СПб. ун-та», Ш76—1*879, стр. 230, 231 и др.

36 А. Марков. Указ. соч., стр. 27—31.

37 «История культуры древней Руси», т. I, стр. 390.

38 А. А. Ильин. Топография кладов серебряных и золотых слитков. «Труды нумизматической комиссии», вып. I. Пгр., 1921, стр. 16.

39 Г. Ф. Корзухина. Русские клады IX—XIII вв. М., 1953, стр. 147, .148.

61

Проникали восточные товары и в соседние земли — Псковскую, Смоленскую, Полоцкую, Витебскую; на их территории также встречаются многочисленные находки восточных монет. Помимо частых находок восточных монет и монет волжских болгар (всего 24 клада) 40, в Смоленской земле были обнаружены при раскопках фрагменты шелковых восточных тканей, бронзовый светильник41. Вероятно, купцы Смоленска, Полоцка, Пскова и других городов торговали с восточными купцами на территории Владимиро-Суздальского княжества, а некоторые даже в Волжской Болгарии. Так, в районе Верхнего Поволжья найден клад, датируемый по монетам XI—XII вв. Судя по многочисленным серебряным вещам, он принадлежал купцу из Полоцка, торговавшему здесь с восточными купцами, у которых он приобрел арабский серебряный пояс и арабскую конскую сбрую42.

Принимали активное участие в восточной торговле и западноевропейские купцы. Выше уже отмечалось присутствие «латинских» купцов во Владимире. В Рижской долговой книге мы находим прямое указание на пребывание немецких купцов во Владимире: в записях 1286 г. дважды упоминается немецкий купец Любберт из Суздаля 43. Это не единичный случай поездки туда немецких купцов: из записи 1287 г. ясно, что купец Николай Волк тоже ездил в Суздальскую землю44.

Немецкие купцы были весьма заинтересованы в торговле с Владимиро-Суздальской Русью. Когда в 60-х годах XIII в. произошел конфликт между князем Ярославом и новгородцами, то «немецкие» купцы получили грамоту (ярлык) от татарского хана на право свободной торговли. Грамота Менгу-Тимура разрешает свободную торговлю («гостю чист путь») немецким купцам («...Рижанам, и большим и молодым, и кто гостит, и всем...») на «своей волости» — Владимиро-Суздальской земле45. Понятно, что в Ригу поступали также и товары восточного соседа Владимиро-Суздальской земли — Волжской

40 А. Марков. Указ. соч.,. стр. 41—44.

41 П. В. Голубо в с к и й. История Смоленской земли до начала XVI ст. Киев, -1895, стр. 99.

42 Г. Ф. К о р з у X и н а. Указ. соч., стр. 40.

43 H. H i 1 d е b г а n d. Das Rigaische Schuldbuch (1286—1352). St. Petersburg, 1872, S. 69: «Lubbertus de Susdale tenetur Godeschalco campsori VII mrc. arg., de quibus secundo loco post dominum Suederum ad heredit?rem suam respectum habebit»; вторая запись: «Notum sit, quod here-ditas Lubberti de Susdale domino Mauricio usque ad festum beati Mychae-lis obligatur, hoc pacto videlicet, ut earn postmodum vender? possit, quan-do sibi placuerib.

44 Ibid., S. Ill: «Nycholaus, dictus W?lk, centum mrc. arg. cum tribus mrc. arg. et I fert., Pasche solvet anno LXXXVII. Idem antedictus Nycholaus se adhoc obligavit, quod terram Susdale non intrabit».

45 ГВНП, № 30, стр. 57.

62

Болгарии: в «Рижской долговой книге» находим запись о «двойных болгарских кусках» воска46.

Несмотря на значительный урон, который был причинен нашествием татаро-монголов восточной торговле, она не прекратилась окончательно, волжский путь не потерял своего значения. Русские купцы продолжали вести торговлю в низовьях Волги. Послы египетского султана к монгольскому хану в 1263 г. отмечали, что на Нижней Волге «постоянно видны плавающие русские суда»47.

Рассмотренный выше материал дает основания утверждать, что Владимиро-Суздальская Русь не только сама вела значительную восточную торговлю, но и выступала в качестве посредника в торговых связях с Востоком некоторых других русских земель. Говоря об известной специализации товаров, вывозимых в страны Востока, нельзя не отметить вывоза льна. Хотя Владимиро-Суздальская земля не являлась единственным производителем льняных изделий, тем не менее, она была главным поставщиком льняного полотна восточным купцам.

Dans l'histoire des relations internationales de la Russie durant la p?riode du morcellement f?odal, une place importante revient aux relations de commerce et de politique ext?rieure de la principaut? de Vladimir-Souzdal. Les sources ?crites ainsi que les donn?es arch?ologiques et numismatiques permettent d'affirmer que la terre de Vladimir-Souzdal entretenait des relations commerciales avec la Transcaucasie, l'Iran, l'Asie Centrale et, peut-?tre, l'Inde. L'importation des marchandises orientales se faisait par le territoire de la terre Vladimir-Souzdal et s'?tendait ?galement aux autres villes de la Russie: Kiev, Novgorod, Smolensk. Une part active dans le cemmerce avec l'Orient revenait ?galement aux marchands d'Europe Occidentale qui venaient ? Novgorod et ? Vladimir pour y acheter des marchandises orientales. De leur c?t?, les marchands de Vladimir et de Souzdal se rendaient ? Riga pour y faire un commerce analogue. Le commerce par la voie de la Volga ? la Caspienne continuait toujours dans la seconde moiti? du XII 1-е si?cle, apr?s l'invasion tatare.

En parlant de la confection sp?cialis?e des marchandises export?es de la Russie de Vladimir-Souzdal, on ne peut omettre l'exportation de la toile de lin et des articles de lins qui, ainsi que les autres marchandises russes, ?taient, tr?s appr?ci?s sur les march?s de l'Orient.

46 H. H i 1 d e b r a n d. Op. cit., S. 45, 46.

47 В. Тизенгаузен. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, т. I. СПб., 1884, стр. 63.

<< | >>
Источник: Зимин А.А., Пашуто В.Т.. Международные связи России до XVII в. Сборник статей. 1961

Еще по теме Ю. А. Лимонов ИЗ ИСТОРИИ ВОСТОЧНОЙ ТОРГОВЛИ ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОГО КНЯЖЕСТВА:

  1. Ю. А. Лимонов ИЗ ИСТОРИИ ВОСТОЧНОЙ ТОРГОВЛИ ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОГО КНЯЖЕСТВА
  2. Библиография
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -