<<
>>

2. Кубинская революция и международные отношения в Западном полушарии

Кубинская революция оказала огромное влияние не только на внутриполитическое положение стран Латинской Америки, но и на международные отношения. Она всколыхнула широкие народные массы американского континента.

Движение солидарности с революционной Кубой приобрело огромный размах. В нем приняли активное участие известные политические и общественные деятели, такие, как бывший президент Мексики Ласаро Карденас, выдающийся бразильский ученый Жозуэ де Кастро, и многие другие.

Защита кубинской революции стала важнейшей составной частью всего освободительного движения Латинской Америки. Латиноамериканский конгресс солидарности с Кубой, состоявшийся в Бразилии 28—30 марта 1963 г., показал, что кубинская революция имеет друзей, готовых защищать ее.

В свою очередь революционная Куба смело подняла голос в Организации Объединенных Наций и в других международных организациях против империализма США, в защиту народов Латинской Америки.

Народная революция на Кубе резко обострила кризис политики США в Латинской Америке, явные признаки которого обнаружились в 1956—1958 гг., когда под ударами национально-освободительной борьбы народных масс потерпели крушение реакционные военные диктатуры в Перу, Колумбии и Венесуэле, служившие опорой и проводниками влияния США. Ненависть латиноамериканских народов к империализму США особенно отчетливо проявилась во время поездки вице-президента США Никсона по странам Южной Америки весной 1958 г. Население латиноамериканских стран встретило Никсона бурными демонстрациями против экспансионистской политики США.

Кризис политики США в Латинской Америке усугублялся тем, что не только народные массы, но и широкие круги национальной буржуазии и другие прослойки господствующих классов выступили с выражением недовольства «американским руководством». Жуселино Кубичек, бывший тогда президентом крупнейшей республики Латинской Америки — Бразилии, выступил с получившей широкий отклик дипломатической инициативой: 28 мая.

1958 г. он обратился к президенту США Эйзенхауэру с открытым письмом, в котором настаивал на пересмотре Соединенными Штатами отношений с латиноамериканскими странами.

План «панамериканской операции», как стали называть предложения Кубичека, в экономической области сводился к тому, чтобы за счет притока капиталов из США, главным образом в виде низкопроцентных долгосрочных займов, развить в ближайшие 20 лет экономику Латинской Америки настолько, чтобы национальный доход на душу населения удвоился. В политической области правительство Бразилии требовало усиления влияния латиноамериканских республик в делах Западного полушария.

Хотя предложения Кубичека отражали стремление разрешить назревшие проблемы в Латинской Америке не революционными средствами, а путем «делового сотрудничества» с США, они получили большую поддержку в Западном полушарии и рассматривались как один из признаков новых веяний в панамериканизме. Их поддержали президенты Мексики, Аргентины, Перу, Боливии, Эквадора, Колумбии и других республик. В условиях кризиса американской политики в Латинской Америке правящие круги США не могли полностью игнорировать планы «обновления» панамериканизма, но они добились, чтобы обсуждение этих вопросов было перенесено в ОАГ, где верховодят всеми делами США. С 1958 по I960 г. состоялось несколько сессий «Комитета 21», как стали называть специальный орган, созданный для рассмотрения планов «панамериканской операции». Эти совещания серьезных практиче ских результатов не дали. Работа «Комитета 21» еще раз показала, что у США, с одной стороны, и у латиноамериканских стран — с другой, различный подход к проблемам межамериканских отношений. Американские империалисты делали главный упор на политическое и военное «сотрудничество» (поддержка агрессивного курса США на международной арене, подавление национально-освободительного движения). Страны же Латинской Америки добивались пересмотра неравноправных экономических взаимоотношений с Соединенными Штатами и ослабления пут «американского руководства».

США пошли лишь на незначительные уступки.

Они дали согласие на создание «Межамериканского банка развития» и предложили подачку в 500 млн. долл. Правительство Эйзенхауэра широко разрекламировало эти уступки как некий «новый курс» в отношениях со странами Латинской Америки. Оно рассчитывало таким образом ослабить национально-освободительное движение на американском континенте. Но победа кубинской революции сорвала эти планы. Американскому империализму пришлось столкнуться с революционной Кубой, которая встала в авангарде всей освободительной борьбы латиноамериканских народов.

С 1959*г. политика США, направленная против Кубинской республики, прошла в своем развитии через несколько этапов, характеризующихся сменой методов и форм, с помощью которых американские империалисты пытались достичь своих целей.

Огромный энтузиазм, с которым латиноамериканские народы приветствовали свержение реакционной диктатуры Батисты на Кубе, не оставлял правящим кругам США другого выбора, как признать новое революционное правительство Кубы. В правящих кругах США, которые были глубоко встревожены тем, что в течение первых же недель победивший народ на Кубе полностью разрушил военный, полицейский и государственный аппарат ставленника американских монополий Батисты, все еще сохранялись некоторые иллюзии относительно того, что в конечном счете кубинская революция выльется в обычное латиноамериканское «пронунсиаменто».

Однако вскоре внешнеполитический курс США по отношению к Кубе резко изменился. Во время поездки в США в апреле 1959 г. Фидель Кастро прямо заявил, что народ Кубы не допустит вмешательства извне и будет идти избранным им путем. 17 мая 1959 г. революционное правительство Кубы приняло закон об аграрной реформе, затронувший интересы могущественных монополий США. С этого времени начинается второй этап в развитии антикубинской политики США, закончившийся тяжелым поражением наймитов американского империализма на Плайя-Хирон в апреле 1961 г. Характерная отличительная черта этого этапа состоит в том, что правящие круги США, став на путь непримиримой борьбы с кубинской революцией, не решались еще открыто вмешаться собственными вооруженными силами, а сделали ставку на экономическую блокаду и удушение революционной Кубы путем интервенции «чужими руками». Вашингтон рассчитывал на то, что ему удастся в той или иной форме повторить «операцию Гватемала».

Империалисты США намеревались изолировать Кубу в Латинской Америке и добиться с помощью ОАГ осуждения революционного правительства Кубы. С этой целью на основе инспирированной США жалобы диктатора Доминиканской Республики Трухильо в августе 1959 г. в Сант-Яго (Чили) было созвано консультативное совещание министров иностранных дел стран — членов ОАГ. Согласно объявленной программе совещания обсуждался вопрос о «политической напряженности в районе Карибского моря и внутренних угрозах миру». Делегации США и поддерживающим ее представителям диктаторских режимов не удалось на совещании навязать резолюцию, в которой они предлагали создать специальный комитет для «поддержания мира в районе Карибского моря» и для «защиты» межамериканской системы от «происков международного коммунизма». Против этого предложения решительно выступили делегаты Кубы, Мексики, Бразилии. Большинство латиноамериканских стран дали недвусмысленно понять, что они не допустят превращения Кубы во вторую Гватемалу. Совещание завершилось принятием так называемой «Декларации Сант-Яго», подтвердившей лишь «общие принципы панамериканизма». «Нам удалось,— заявил по возвращении из Сант-Яго министр иностранных дел Кубы,— сорвать международный заговор против Кубы, мы смогли развеять идею создания полицейских сил под эгидой диктаторов района Карибского моря».

Однако госдепартамент не отказался от своих планов использования ОАГ в борьбе против революционной Кубы.

По явно инспирированному Соединенными Штатами требованию Перу в Сан-Хосе (Коста-Рика) в августе 1960 г. было созвано VII консультативное совещание министров иностранных дел американских республик для рассмотрения вопроса о «напряженности в районе Карибского моря».

В течение восьми дней государственный секретарь США Гертер обрабатывал латиноамериканских делегатов на совещании, пустив в ход все средства «долларовой ^дипломатии»: дипломатическое давление, шантаж, угрозы и, наконец, обещание экономической помощи. Делегации США удалось протащить на конференции свой проект резолюции, получившей наименование «Декларации Сан-Хосе». Хотя в ней по настоянию крупнейших латиноамериканских стран не упоминалось о Кубе, она имела несомненную антикубинскую направленность. В первых двух пунктах «Декларации Сан-Хосе» осуждалось несуществующее вмешательство стран социалистического лагеря в дела Западного полушария. Прямой угрозой по адресу Кубинской республики звучало содержавшееся в декларации предупреждение о необходимости соблюдения членами ОАГ «межамериканской дисциплины» К «Декларация Сан-Хосе» носила интервенционистский характер. Она во многом напоминала пресловутую «антикоммунистическую резолюцию», принятую на VIII панамериканской конференции в Каракасе в 1954 г., которая послужила прелюдией к интервенции в Гватемале.

Ответом народов Латинской Америки на подготовку агрессии против Кубы явилось развитие массового движения солидарности с кубинской революцией. В поддержку Гаванской декларации, принятой на Генеральной национальной ассамблее кубинского народа в Гаване 2 сентября 1960 г., в которой разоблачался истинный смысл «Декларации Сан-Хосе», выступили организации трудящихся, массовые объединения и общественные деятели латиноамериканских республик. По требованию США реакционные диктаторы Доминиканской Республики, Гватемалы, Гаити, Никарагуа, Парагвая, Сальвадора и Перу в конце 1960 г. порвали дипломатические отношения с кубинским правительством. Несмотря на политическое давление, склонить к этому шагу крупные страны Латинской Америки (Бразилию, Мексику, Чили, Аргентину, Боливию) правящим кругам США в то время не удалось.

3 января 1961 г. президент США Эйзенхауэр, использовав в качестве предлога законные меры, которые приняло кубинское правительство для пресечения шпионской деятельности американских дипломатов, объявил о разрыве дипломатических отношений с Кубой. Покидая пост президента, он оставил своему преемнику в Белом доме план вторжения на Кубу.

Разгром 17 апреля на Плайя-Хирон банд кубинских контрреволюционеров, обученных и вооруженных на деньги США, явился тяжелым военным, политическим и моральным поражением американского империализма.

Но правящие круги США не извлекли уроков из этого поражения. После Плайя-Хирон начинается новый этап антикубин- ской политики США. Сбросив с себя маску «невмешательства», правительство Кеннеди взяло курс на удушение свободной Кубы путем открытой интервенции вооруженных сил США.

Состоявшееся . в январе 1962 г. в Пунта-дель-Эсте (Уругвай) VIII консультативное совещание министров иностранных дел американских стран под давлением Соединенных Штатов приняло резолюцию об исключении Кубы из ОАГ. Вместе с тем совещание вскрыло острый кризис панамериканской системы. Шесть стран — Аргентина, Бразилия, Боливия, Мексика, Чили и Эквадор — воздержались от голосования, отказавшись одобрить антикубинские планы США.

Достойный ответ империалистам США и их прислужникам дал кубинский народ. 4 февраля 1962 г. Генеральная национальная ассамблея, собравшаяся в Гаване, приняла Вторую гаванскую декларацию, программный документ, отразивший решимость латиноамериканцев освободить континент от гнета «самой могущественной в мире империалистической метрополии» К

Кубинское правительство на протяжении 1962 г. неоднократно представляло в Организацию Объединенных Наций конкретные доказательства приготовлений США к вооруженному нападению на Кубу. Последовательно отстаивая принцип мирного сосуществования, оно предлагало представителям США сесть за круглый стол и путем переговоров разрешить спорные вопросы. Правящие круги США ответили молчанием.

После обстрела кубинскими контрреволюционерами Гаваны с моря 25 августа 1962 г. пропаганда США развернула истерическую антпкубинскую кампанию.

В Вашингтоне начались лихорадочные совещания с дипломатическими представителями латиноамериканских стран, проходившие при закрытых дверях.

Последовавший 22 октября 1962 г. приказ президента Кеннеди об установлении военной блокады Кубы должен был проложить путь к вооруженной интервенции США против острова Свободы. Однако героизм кубинского народа, поддержка его справедливого дела социалистическими и всеми миролюбивыми государствами, решительные действия Советского Союза сорвали агрессивные планы США, отвели угрозу всеобщей термоядерной войны, нависшей над человечеством. Международный кризис в районе Карибского моря был урегулирован мирным путем К Правительство США взяло обязательство не вторгаться на Кубу и удерживать от этого своих союзников.

Народы Латинской Америки и всего мира горячо приветствовали политику Советского Союза, внесшего огромный вклад в защиту революционной Кубы, в дело сохранения всеобщего мира.

Неоднократный провал попыток удушить кубинскую революцию не образумил наиболее агрессивные круги США. Хотя в результате урегулирования карибского кризиса непосредственная угроза военного вторжения была устранена, обстановка в этом районе далеко не нормализована.

Американские империалисты в своем стремлении ликвидировать завоевания кубинского народа продолжают организовывать и направлять подрывную деятельность против народного строя, устраивать провокации, щедро снабжать долларами и оружием кубинское эмигрантское охвостье, находящееся в США и центральноамериканских республиках. В 1963—1964 гг. участились пиратские налеты на кубинскую территорию, бомбардировки и обстрелы с воздуха и с моря жизненно важных объектов на Кубе, заброска боеприпасов и оружия для американской агентуры на острове. По требованию США в системе ОАГ была создана «комиссия безопасности» для разработки мер против «коммунистического проникновения».

Совещание министров иностранных дел стран ОАГ в Вашингтоне в июле 1964 г. явилось новым звеном в цепи антикубннских акций правящих кругов США. Под давлением американской дипломатии совещание приняло решение

о принятии коллективных мер против Кубы, включая разрыв дипломатических отношений.

Продолжение враждебных действий против свободолюбивого кубинского народа и поддержка контрреволюционных элементов агрессивными кругами США мешают разрядке напряженности в мире, отравляют международную обстановку. Однако попытки экспорта контрреволюции на Кубу неизменно терпели провал, так как на стороне героического народа Кубы — растущая мощь социалистического лагеря, поддержка международного рабочего и национально-освободительного движения, всего прогрессивного человечества.

Победа народной революции на Кубе резко обострила кризис политики США в Латинской Америке. Правящие круги Соединенных Штатов занялись поисками новых, более «гибких» форм и методов сохранения влияния североамериканских монополий в странах Латинской Америки. С приходом к власти правительства Кеннеди поиски «нового курса» в отношении Латинской Америки приняли особенно интенсивный характер.

В соответствии с рекомендациями представителей «большого бизнеса» президент Кеннеди 13 марта 1961 г. на приеме глав дипломатических представительств латиноамериканских республик изложил основные положения новой программы, разработанной правительством США для Латинской Америки и известной под названием «Союз ради прогресса». «Бескорыстная помощь» США странам Латинской Америки во имя завершения «мирной социальной революции» — таков был главный тезис этого программного заявления президента США.

Одновременно Кеннеди призвал господствующие классы Латинской Америки поступиться частью своих привилегий и в соответствии с «доктриной самопомощи», сформулированной впервые в сентябре I960 г. на межамериканской экономической конференции в Боготе, добиться стабилизации экономического положения с целью укрепления капиталистических порядков и борьбы с национально-освободительным движением. «Каждое правительство, получающее помощь,— заявил президент США,— должно взять на себя серьезное обязательство прилагать в меру своих возможностей усилия, направленные на мобилизацию ресурсов, самопомощь и внутренние реформы, включая земельную реформу» К

Для разрешения основных проблем Латинской Америки Кеннеди предложил разработать десятилетнюю программу развития.

Спустя пять месяцев программа «Союза ради прогресса» была официально принята республиками Латинской Америки. В августе 1961 г. на межамериканской экономической конференции в Пупта-дель-Эсте, официально именуемой чрезвычайной сессией Межамериканского экономического и социального совета ОАГ на уровне министров, была одобрена так называемая «Декларация народов Америки», подписан устав «Союза ради прогресса», известный как «Хартия Пунта-дель-Эсте», и принят ряд резолюций, посвященных различным аспектам «новой программы помощи»430.

Официальные цели и принципы «Союза ради прогресса» сформулированы в принятых документах следующим образом: добиваться роста дохода на душу населения до уровня развитых промышленных стран и прироста промышленной продукции не ниже 2,5% в год, провести «там, где требуется», аграрные реформы, ликвидировать к 1970 г. неграмотность и увеличить среднюю продолжительность жизни, расширить строительство жилищ для семей с низкими доходами, бороться с инфляцией и дефляцией, разрабатывать совместные программы для предотвращения вредных последствий колебаний экс- портно-импортных цен.

Пропаганда «благотворности» частных инвестиций для экономического развития стран Латинской Америки, ничем не гарантированное провозглашение «свобод» и «прав» стран-участниц, благие пожелания «социального прогресса» и «экономического развития», не подкрепленные никакими экономическими расчетами, стремление скрыть истинные причины бедственного положения народных масс, являющегося прежде всего следствием хищнической эксплуатации Латинской Америки иностранными монополиями, демагогические призывы о мобилизации в порядке «самопомощи» 80 млрд. долл., игнорирующие реальные возможности латиноамериканских стран, находящихся в тяжелом экономическом положении,— таковы характерные черты «Декларации народов Америки» и «Хартии Пунта-дель-Эсте».

Делегация Революционного правительства Кубы, возглавлявшаяся Эрнесте Че Гевара, которая принимала участие в работе конференции, разоблачила империалистическую сущность «Союза ради прогресса». Куба отказалась участвовать в организации, созданной в Пунта-дель-Эсте.

Программа «Союза ради прогресса» неспособна обеспечить действительного прогресса стран Латинской Америки, так как для этого необходимы прежде всего освобождение их от гнета иностранного монополистического капитала, революционная ломка прогнившего социально-экономического строя, ликвидация крупного помещичьего землевладения, быстрое преодоление промышленной отсталости.

Новое, что внесла программа «Союза ради прогресса» в латиноамериканскую политику США, состоит в том, что правительство Кеннеди, не отказываясь от «классического» колониализма, выдвинуло на первый план неоколониалистские методы защиты позиций и влияния американского империализма в Латинской Америке. «Союз ради прогресса» означал своего рода вынужденную уступку латиноамериканским странам со стороны США. Победа кубинской революции показала, что Латинская Америка созрела для революционных преобразований, что под вопросом стоит само существование капиталистических порядков в латиноамериканских странах. Глава американской делегации на конференции в Пунта-дель-Эсте министр финансов Диллон объявил, что для осуществления десятилетней программы экономического развития «Союз ради прогресса» будет ассигновано 20 млрд. долл. Это почти в 10 раз больше той суммы долларовой «помощи», которую латиноамериканские республики получили за все предшествующие годы после второй мировой войны. Ббльшую часть должны выделить США, а остальные средства намечено мобилизовать за счет стран Западной Европы и Японии.

На деле цели, которые поставили правящие круги США, выдвигая программу «Союза ради прогресса», заключались в следующем: 1.

Удовлетворить некоторые требования национальной буржуазии, отвлечь ее от участия в антиимпериалистической борьбе и тем самым ослабить фронт национально-освободительных сил. 2.

С помощью куцых аграрных реформ, не затрагивающих основ помещичьего землевладения, затормозить втягивание крестьянства, наиболее многочисленного класса в республиках Латинской Америки, в революционное движение.

3. Использовать экономические рычаги «Союза ради прогресса» для сколачивания единого антикубинского фронта правительств латиноамериканских республик и получения хотя бы формального одобрения агрессивных действий империализма США против Кубы. Предоставление крупных долларовых займов Венесуэле, Колумбии и Аргентине немедленно после разрыва ими дипломатических отношений с Кубой убедительно подтверждает это.

4. Посеять иллюзии среди латиноамериканских народов о возможности прогресса и разрешения проблем Латинской Америки в условиях капитализма, без революционной ломки реакционного социально-экономического строя.

Правительство США распространило на Латинскую Америку действия пресловутого «корпуса мира», заключив в этих целях специальные соглашения с Бразилией, Венесуэлой, Колумбией и другими республиками.

Неоколониалистская политика США встречает все более широкое осуждение в Латинской Америке. Экономисты подсчитали, что если десятилетняя программа «Союза ради прогресса» будет выполнена даже в полном объеме, то латиноамериканским странам понадобится почти 100 лет, чтобы достичь уровня национального дохода на душу населения, существующего в США. Народы Латинской Америки не хотят и не собираются ждать.

Широкое использование правительством США неоколониалистских приемов не означало отказа от «старых» методов американской политики в Латинской Америке вплоть до прямой воо руженной интервенции. Организация североамериканскими империалистами в союзе с местной реакцией государственных переворотов в Аргентине, Перу, Эквадоре, Гватемале, Гондурасе, Доминиканской Республике, Бразилии в 1962—1964 гг. преследовала цель усилить подавление национально-освободительной борьбы народных масс. Правительство США значительно увеличило ассигнования на военную помощь латиноамериканским странам с 48 млн. долл. в 1958 г. до 84 млн. в 1962 г.1 «Упор теперь делается на внутреннюю оборону против подрывных действий»,— писала газета «Нью-Йорк тайме».

В 1964—1965 гг. империалистические круги США значительно усилили прямое вмешательство во внутренние дела латиноамериканских республик, открыто поддерживая при этом самые реакционные диктаторские режимы.

После начала интервенции североамериканской морской пехоты в Доминиканской республике весной 1965 г. президент США выступил с обоснованием «нового» курса в отношении латиноамериканских стран. Джонсон потребовал пересмотра устава Организации американских государств с целью узаконить вооруженную интервенцию и создать в виде межамериканских вооруженных сил орудие для подавления любого освободительного движения в Латинской Америке, которое квалифицируется как «коммунистическая угроза» и объявляется «вне закона». «Доктрина Джонсона», которая отразила стремления наиболее агрессивных кругов монополистической буржуазии стабилизировать положение в Латинской Америке на реакционной основе, вызвала возмущение в латиноамериканских республиках.

Народы Латинской Америки не хотят мириться с вмешательством американских империалистов во внутренние дела своих стран, с их агрессивной политикой.

Пример героического острова Свободы зовет их к решительной борьбе за национальное освобождение, за действительный прогресс.

<< | >>
Источник: Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.). 1965

Еще по теме 2. Кубинская революция и международные отношения в Западном полушарии:

  1. ГЛАВА XXIX ПОБЕДА КУБИНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ
  2. 4. ЭКСПАНСИЯ В ЗАПАДНОМ ПОЛУШАРИИИ НА ТИХОМ ОКЕАНЕ (1914-1917)
  3. ГЛАВА XXIV НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  4. 6. Причины победы революции. Международное значение Великой Октябрьской социалистической революции
  5. 8. Политические и правовые учения в Западной Европе в период разложения феодализма и ранних буржуазных революций XVI-XVIII вв.
  6. Отношения между ГДР и Западным Берлином
  7. Взрыв на борту кубинского самолета DC-8
  8. 6. Международное значение революции
  9. А. Д. Воскресенский. Восток/Запад: Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений. Учебное пособие / Под редакцией. — М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет); «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). - 528 с., 2002
  10. § 15. НОВЕЙШЕЕ ТЕЧЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ И США
  11. ГЛАВА II ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
  12. 1 НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ- МОЩНЫЙ СТИМУЛ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОБМЕНОВ ДУХОВНЫМИ ЦЕННОСТЯМИ
  13. Формирование значения понятия «идеология». Эволюция в отношении к этому понятию в западной мысли
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -