<<
>>

2. Кризис в районе Карибского моря осенью 1962 г.

Помощь Советского Союза Республике Куба в укреплении ее обороноспособности оказалась своевременной. Антикубинская истерия в США осенью 1962 г. продолжала интенсивно нарастать.

26 сентября сенат и палата представителей приняли резолюцию, в которой вслед за соответствующими ссылками на доктрину Монро и договор 1947 г.

в Рио-де-Жанейро говорилось, что Соединенные Штаты полны решимости «воспрепятствовать любыми средствами, которые окажутся необходимыми, включая применение оружия, марксистско-ленинскому режиму на Кубе распространять силой или угрозой силы свою агрессивную или подрывную деятельность на любую часть этого полушария» К Резолюция была скреплена подписью президента.

Характерно, что эта резолюция принята в ответ на заявление Фиделя Кастро о строительстве на Кубе современного рыболовецкого порта (!). Даже слепой не мог не видеть, что агрессивным силам не составит большого труда подвести под категорию «агрессивных или подрывных действий» Кубы любые события на латиноамериканском континенте.

В правящих кругах США выявились различные точки зрения относительно того, какова должна быть их дальнейшая политика. Крыло «бешеных», названных в печати «стервятниками», требовало ускорить подготовку планов интервенции, немедленно нанести удар всеми видами огневых средств по создаваемым ракетным установкам и затем оккупировать остров. «Умеренные», т. е, те, кто реально оценивал обстановку и понимал крайнюю опасность безрассудных агрессивных действий в новых условиях, предлагали либо поставить вопрос в Совете Безопасности, либо обсудить его в срочном порядке с правительством Советского Союза и договориться о демонтаже ракетных установок. Были и другие предложения, в частности о введении военно-морской блокады Кубы. После почти непрерывных дискуссий, длившихся несколько дней, правительство приняло решения, изложенные в речи президента Кеннеди 22 октября492.

Основной акцией была военно-морская блокада Кубы, введенная немедленно. Одновременно президент заявлял о созыве Консультативного совета ОАГ для введения в действие ст. 6 и 8 договора Рио-де-Жанейро, касавшихся военных мероприятий для обеспечения «безопасности» полушария.

В американской литературе блокаду принято считать «средним путем». Однако в конечном итоге мирный исход этого «среднего пути» оказался возможным лишь в результате миролюбивых усилий Советского правительства. Политика блокады Кубы таила в себе серьезную опасность войны. Крайние элементы в правительстве США и в Пентагоне рассматривали ее как подготовительное мероприятие к массированному удару и к вторжению. 23 октября корреспондент лондонской «Файнэншл тайме» сообщал: «Большинство американских военных экспертов считает, что блокада Кубы должна будет перерасти по меньшей мере в ограниченную войну»493.

Спешно отмобилизовывались и приводились в состояние готовности крупные соединения флота, армии и авиации. В портах и базах юга США концентрировались части, представлявшие собой по сути дела экспедиционный корпус, имевший конкретный, разработанный в деталях план военных операций против Кубы. По некоторым данным, был даже назначен час начала вторжения, для которого, по мнению агрессоров, шумихой о «советской угрозе» была создана благоприятная ситуация.

Тотчас после речи Кеннеди постоянный представитель Республики Куба в ООН Инчаустаги направил в Совет Безопасности письмо с решительным протестом против блокады как акции, ведущей к войне494.

Советское правительство 23 октября также осудило введение блокады и досмотра судов, направляющихся на Кубу. Оно настаивало на обсуждении в Совете Безопасности своего заявления «О нарушении Устава ООН и угрозе миру со стороны США» К

Исполняющий обязанности генерального секретаря ООН У Тан вступил в переписку с главами правительств США и СССР, призывая обе стороны сотрудничать в мирном урегулировании конфликта. 25 октября он обратился с посланием к Председателю Совета Министров СССР, в котором высказал свою озабоченность по поводу продвижения советских торговых кораблей к зоне блокады.

Он предложил дать этим кораблям инструкцию временно оставаться вне зоны блокады, с тем чтобы сделать возможными переговоры по этому вопросу495. В тот напряженный момент многие люди во всем мире с тревогой думали

о том, сколько еще миль отделяет советские суда, совершавшие регулярные рейсы на Кубу, от военно-морского флота США, осуществлявшего блокаду в Карибском море.

26 октября глава Советского правительства направил ответ У Тану,-в котором выразил согласие на предложение о предотвращении вхождения советских судов в зону блокады, однако подчеркнул при этом, что такое положение может сохраняться лишь временно 496.

В тот же день У Тан обратился с посланием к главе кубинского правительства Фиделю Кастро. Он сослался в нем на заявление президента Освальдо Дортикоса на Генеральной Ассамблее 8 октября о том, что Куба готова не наращивать своих вооружений в случае, если будет гарантия «словом и делом» со стороны США о ненападении497. В своем ответе, направленном 27 октября, Фидель Кастро отверг право США вмешиваться в суверенные дела Кубы, однако высказался за мирное решение вопроса. Фидель Кастро пригласил У Тана прибыть в Гавану для непосредственных переговоров498.

Авантюристическая политика империализма поставила человечество на самый край пропасти мировой термоядерной войны. Нельзя было терять ни одного часа. Председатель Совета Министров СССР и президент США в поисках выхода из создавшегося чрезвычайного положения вступили в непосредственный контакт. Позиция Советского правительства базировалась па двух основных и взаимосвязанных целях: во-первых, не допустить вооруженной агрессии против Кубы, отстоять ее свободу и независимость; во-вторых, обеспечить человечеству сохранение мира, предотвратить перерастание этого острейшего кризиса в мировую термоядерную войну.

Решительная и вместе с тем проникнутая чувством ответственности за судьбы мира позиция Советского Союза способствовала сохранению мира. Американские правящие круги поняли крайнюю опасность авантюристических действий против Кубы, на которой находились советские ракеты и сухопутные войска прикрытия. Вместе с тем перед ними открылась перспектива урегулирования вопроса об этих ракетах путем переговоров. В критический момент правительство президента Кеннеди, не уступив истерическим призывам, раздававшимся из лагеря «бешеных», остановило военную машину США.

Президент официально заявил, что в случае вывода с территории Кубы «наступательного оружия» (имелись в виду ракеты и бомбардировщики среднего радиуса действия) Соединенные Штаты не совершат сами и не допустят совершения какой-либо другой страной, входящей в Организацию американских государств, вооруженной интервенции против Кубы К

В этих условиях Советский Союз заявил о готовности вывезти оттуда ракеты среднего радиуса действия499. В Нью-Йорк для переговоров с У Таном, а также с постоянным представителем США в ООН Э. Стивенсоном и Д. Макклоем, которым президент Кеннеди поручил вести переговоры по этому вопросу,-вылетел первый заместитель министра иностранных дел СССР В. В. Кузнецов.

В обстановке нависшей над страной угрозы вторжения вооруженных сил США народ и правительство Кубы во главе с Фиделем Кастро не поколебались в своей решимости отстоять революцию, до последней капли крови сражаться за свою свободу и независимость, за свое светлое будущее. Премьер-министр Кубинской республики выдвинул пять требований кубинского народа, выполнение которых он считал необходимым для установления мира и безопасности в Карибском море, для соблюдения суверенных прав Кубы: 1)

прекращение экономической блокады и всех мер экономического и торгового давления; 2)

прекращение подрывной деятельности, организации вторжений наемников и т. д.; 3)

прекращение пиратских нападений с баз, расположенных в США и Пуэрто-Рико; 4)

прекращение вторжений в военно-воздушное пространство и территориальные воды военных самолетов и судов США; 5)

эвакуация военно-морской базы на кубинской территории в Гуантанамо500. 1 ноября 1962 г. в Гавану вылетел для обмена мнениями с правительством Кубы по вопросам международного положения первый заместитель Председателя Совета Министров Союза ССР А. И. Микоян. По пути он остановился в Нью-Йорке для встречи с У Таном, только что вернувшимся из Гаваны, и здесь же по просьбе американской стороны состоялась его встреча с

Э. Стивенсоном и Д. Макклоем.

Вылетая из нью-йоркского аэропорта в Гавану, А. И. Микоян заявил, что Советское правительство решительно поддерживает пять пунктов Фиделя Кастро (за несколько часов до этого обнародованных кубинским радио и нью-йоркскими газетами), как полностью соответствующие нормам международного права и Уставу ООН. Он подтвердил нерушимость братского единства и солидарности Советского Союза и Кубинской республики 501.

В ходе обмена мнениями между А. И. Микояном и Фиделем Кастро и другими кубинскими руководителями были согласованы точки зрения относительно дальнейших путей мирного урегулирования конфликта в Карибском море.

Народ и правительство Кубы проявили государственную мудрость и понимание интересов международного мира и безопасности. Народы всего мира приветствовали совместный вклад Республики Куба и Советского Союза, благодаря которому удалось отстоять неприкосновенность Кубы и избавить человечество от ядерной катастрофы.

Перед лицом единства СССР и Кубы, их решительной и вместе с тем разумной политики империализм вынужден был пойти по пути урегулирования кризиса в Карибском море. Во второй половине ноября между США, с одной стороны, и СССР и Кубой — с другой, были согласованы вопросы: о прекращении блокады острова военно-морскими силами США; о заявлении правительства США в ООН, гарантирующем отказ от вооруженного нападения на Кубу; о выводе с территории Кубы советских бомбардировщиков среднего радиуса действия, способных нести ядерное оружие; о предоставлении американской стороне возможности вести визуальное наблюдение за вывозом советскими кораблями указанных мощных видов вооружения с Кубы.

События в районе Карибского моря еще раз показали, что силы мира могут успешно противостоять агрессивной, авантюристической политике империализма.

<< | >>
Источник: Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.). 1965

Еще по теме 2. Кризис в районе Карибского моря осенью 1962 г.:

  1. 3. Обстановка в районе Карибского моря после кризиса
  2. Медиа-кризисы: Венгрия-1956, Куба-1962, Индонезия-1965, СССР-1988-1990
  3. 412. Каковы правила применения районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате в северных районах?
  4. Борьба на Урале летом-осенью 1918 г.
  5. 6. КАРИБСКИЙ БАССЕЙН И ТИХИЙ ОКЕАН
  6. 3. Проблема германского мирного урегулирования в 1962—1964 гг.
  7. МО с 1956 по 1962.
  8. ЛАНГ Николай Робертович (1900—1962)
  9. ЧЕРЕПАХИН Б.Б.. ПРАВОПРЕЕМСТВО ПО СОВЕТСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ, 1962
  10. Антимонов Б. С.. Основания договорной ответственности социалистических организаций. –М.: Юрид. лит. - 176 с., 1962
  11. Раздел 2 ГРАНИЦЫ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО МОРЯ
  12. § 6. Понятие и режим территориального моря
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -