<<
>>

1.3 Ключевые выводы Главы 1

Энергетическая безопасность, в силу актуальности этой проблематики для всех участников цепочки поставок: стран-импортёров, стран-экспортёров и транзитных стран, - занимает важное место в теории международных отношений и внешней политики.

Не случайно ключевым направлением исследований всё чаще становятся глобальные аспекты энергетической безопасности. Внимание исследователей

привлекают такие вопросы, как возможность применения силы в борьбе за доступ к энергоресурсам; роль многосторонних институтов и рыночного регулирования; рост влияния государственных энергетических компаний; экологические аспекты энергобезопасности. При этом для многих современных исследований - как российских, так и зарубежных - характерно сочетание элементов различных теоретических подходов, в том числе неореалистических, неолиберальных и отчасти конструктивистских школ. Использование различных теоретических положений в полной мере применимо и к анализу взаимоотношений России и стран Европы в сфере энергетики, в том числе в рамках данной работы.

В 1990-2000-х гг. подходы как России, так и стран Европейского Союза к вопросам энергобезопасности пережили значительную эволюцию, что отражено в соответствующих официальных документах и программных заявлениях. Если в России основной целью политики в области энергетической безопасности в 1990-х гг. было преодоление кризисных явлений и переход на рыночные принципы в ТЭК, то в 2000-х на повестке дня утвердились вопросы глобальных энергетических отношений и внешней энергетической политики. Российское руководство стремится позиционировать страну в качестве ведущего игрока международной энергетической сферы, способного влиять на расстановку сил и ситуацию на мировых рынках. Подтверждением тому служит принятие в рамках председательства России в «Группе Восьми» в 2006 г. плана действий «Глобальная энергетическая безопасность», а также попытки российского руководства предложить проект нового многостороннего соглашения в качестве альтернативы ДЭХ.

К сожалению, российская инициатива не нашла поддержки у западных партнёров России (более подробно об этом см. в Параграфе 2.2 Главы 2).

В целом, цели и задачи, зафиксированные в стратегических документах России - Энергетической стратегии РФ до 2020 г. и Энергетической стратегии до 2030 г. - отвечают подходам к проблемам энергетической безопасности в ведущих экспертных оценках научной литературы. Речь идёт, в частности, о развитии сотрудничества с ключевыми мировыми игроками в энергетической сфере, продвижении позиций российских компаний на зарубежных рынках, повышении энергоэффективности, развитии инновационных научных разработок и т.п.

В отношении энергетической политики России на европейском направлении стратегические документы 2000-х гг. констатируют ряд проблем, имеющих особую актуальность в контексте данного исследования, а именно: недостаточную диверсификацию экспортных направлений и товарной структуры экспорта, высокую зависимость от транзитных стран, необходимость развития энерготранспортной инфраструктуры, недостаточно благоприятный международный политический и правовой режим для продвижения энергетических интересов России и др. Эти вызовы, требующие активной и последовательной политики в области взаимоотношений с ключевыми игроками европейского энергетического пространства, во многом определили энергетическую политику России в рассматриваемый период в отношении как стран-потребителей энергоресурсов, так и транзитных стран постсоветского пространства.

Немаловажно, что в Энергетической стратегии РФ до 2030 г. обозначена цель снижения доли экспорта энергоносителей в страны Европы за счёт роста поставок на восточном направлении, в частности в страны АТР. Однако при этом отмечено, что Россия продолжит наращивать объёмы экспорта энергоносителей на европейском направлении, а затем собирается поддерживать достигнутый уровень поставок вплоть до 2030 г. Таким образом, в среднесрочной перспективе европейское направление остаётся не только важным, но и по-прежнему доминирующим для экспорта российских энергоресурсов.

К сожалению, несмотря на стратегическое значение стран Европы для российской энергетической политики, проблемы взаимодействия с Евросоюзом как ключевым для России игроком европейского энергетического пространства и соответствующие вызовы не нашли полного отражения в стратегических документах, в том числе ЭС-2030 и проекте ЭС-2035. Это в первую очередь касается проблем в области либерализации европейских энергетических рынков, непосредственно затрагивающих интересы России, а также политики ЕС по распространению норм своего энергетического законодательства на сопредельные страны (в том числе в рамках Договора об Энергетическом сообществе).

В исследуемый период стратегические подходы стран Европейского Союза также претерпели ряд изменений, имеющих важное значение в контексте российско­европейских взаимоотношений. Примером тому могут служить программные инициативы ЕС, нацеленные на диверсификацию поставок энергоносителей. Как свидетельствуют официальные документы Евросоюза, проблема диверсификации энергопоставок вышла на первый план именно в 2000х гг. в связи с двумя крупными «газовыми кризисами», вызванными осложнениями российско-украинских отношений. Однако, если после кризиса 2005-2006 гг. руководство ЕС, несмотря на стремление к сокращению зависимости от импорта энергоносителей из России, всё же считало возможным развивать дополнительную энерготранспортную инфраструктуру между Россией и ЕС (в частности, поддержав газопровод «Северный поток»), то после второго российско-украинского газового поддержку получили лишь проекты, не связанные с транспортировкой российских энергоносителей (в частности, проекты «Южного коридора», в противовес продвигаемому Россией проекту газопровода «Южный поток»).

Кроме того, в 2000-2010-х гг., во многом под влиянием двух «газовых кризисов», в ЕС делается ставка на развитие единого энергетического рынка, призванного, в том числе, снизить риски, связанные с повышенной зависимостью от энергопоставок из России. Конкретным воплощением этого стратегического направления стал очередной этап либерализации газового и электроэнергетического рынков, основанный на Зелёной книге Еврокомиссии 2006 г.

и принятом в 2009 г.

Третьем энергопакете[188]. Данный аспект энергетической стратегии ЕС имеет ключевое значение для России, так как нормы Третьего энергопакета распространяются и на компании из третьих стран.

Ещё одним важным направлением энергетической стратегии ЕС становится политика создания своеобразного «расширенного единого энергорынка» путём распространения европейского энергетического законодательства на сопредельные страны. Речь идёт, в частности, о механизме Договора об Энергетическом сообществе, членами которого, в том числе, стали две важные для транзита российских энергоносителей страны - Украина и Молдавия.

В целом, в 2000-2010-х гг. начинается становление институционального измерения энергетической политики ЕС, связанного не только с включением энергетики в перечень интеграционных сфер («общей компетенции» стран-членов и органов объединения), но и с расширением полномочий в области энергетики Европейской комиссии в рамках Третьего энергетического пакета. Именно этот аспект энергетической политики ЕС, наряду с вышеперечисленными стратегическими изменениями, стал важнейшим вызовом для российской политики в области энергетической безопасности.

<< | >>
Источник: Трачук Ксения Витальевна. ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ В ЕЕ ОТНОШЕНИЯХ С ЕВРОПОЙ: МЕЖДУНАРОДНЫЕ АСПЕКТЫ (2000-2014 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук.

Еще по теме 1.3 Ключевые выводы Главы 1:

  1. ГЛАВА 3 Русь на «пути из немец в хазары» (IX—X века)
  2. Глава 5 крещение княгини Ольги как факт международной политики (середина X века)
  3. Глава 7 Накануне Крещения: Ярополк Святославич и Оттон II (70-е годы X века)
  4. Глава 11 ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА СТРАНЫ
  5. Глава III Несостоявшийся геополитический проект века Восточные грезы Наполеона и Россия
  6. Глава ІУ Цена и последствия победы
  7. ГЛАВА 3. ПОДВИЖНИКИ СРЕДИ  НАС. ВЕРБАЛЬНАЯ МИФОЛОГИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ (ВМЛ)
  8. Глава 2.2 Генезис организации
  9. Глава 5 ПРОБЛЕМА БЫТОВАНИЯ «ТЕОРИИ ЗАГОВОРА» В РОССИЙСКОМ СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ В XVIII-XIX вв.
  10. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ РОЛИ
  11. Глава 3. О феномене этничности
  12. Глава 2 РЕАЛЬНОСТЬ ПРАВА И ПРАВОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
  13. Глава 1 История славянского востока в хронике Яна Длугоша
  14. Глава 2 История Руси в сочинениях Матвея Меховия
  15. Глава 4 История русских земель в трудах Марчина и Иоахима Бельских
  16. Глава 5 Манен Стрыйковский об истории восточных славян
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -