<<
>>

2. Италия и Североатлантический блок

На протяжении 1956—1964 гг. «атлантический» курс оставался стержнем внешней политики всех сменявших друг друга однопартийных и коалиционных правительств ХДП. хотя нараставший в стране политический кризис был в значительной мере порожден именно противоречием между этим курсом и настроениями итальянского народа.

В эти годы выявилось полное банкротство официальной пропаганды о том, что участие Италии в НАТО якобы диктуется соображениями безопасности.

«Со времени окончания войны,— подчеркивалось на X съезде ИКП,— не было никого и нет никого, кто бы угрожал нам и выдвигал какие-либо претензии в отношении Италии» 345.

Кризис политики «с позиции силы», ставший явным после 1957

г., известное ослабление международной напряженности, наметившееся под воздействием нового соотношения сил двух систем, обнажили непримиримые противоречия внешнеполитического курса, принятого итальянскими правящими кругами. Будучи одной из слабых в военном отношении стран Атлантического блока, Италия тем не менее делала ставку в течение многих лет именно на проведение политики «с позиции силы». Чем больше итальянские влиятельные группировки пытались играть роль активного фактора в проведении подобного курса, не имея для этого никаких реальных предпосылок, тем чаще Италия становилась лишь простым орудием в руках ведущих западных держав, строивших свои расчеты на доктрине «силы».

Упорство, с которым правящая христианско-демократиче- ская партия пыталась опираться на аргументы «силы» во внешней политике, имеет свои корни прежде всего в проводимой ею внутренней политике. Итальянские правящие круги никогда не скрывали, что их внешняя политика, как и внутренняя, определяется антикоммунизмом. Как подчеркивает американский исследователь Норман Коган, «ключевая цель итальянской внешней политики — защита внутренней социальной структуры от внутренней угрозы.

Это основная причина «западной», или «атлантической», ориентации» 346.

«Верность Атлантическому союзу и внутренняя борьба против коммунизма,— заявил 14 ноября 1959 г. на собрании католических руководителей в Милане министр иностранных дел Джузеппе Пелла,— являются основными требованиями, игнорировать которые правительство не сможет в ближайшем будущем ни при каких обстоятельствах»347. Ему вторил неофашистский лидер Роберто Микелини, который подтвердил, что его партия «Итальянское социальное движение» голосует за «атлантическую» и «западную» ориентацию Италии, чтобы не допустить «сдвига влево» внутри страны 348.

Крупные монополии Италии, по мере того как они крепли, стали видеть в НАТО не только политический инструмент, обеспечивающий им поддержку международных империалистических сил в борьбе с движением народных масс, но и экономический рычаг, дающий возможность получать широкие доходы от военного производства, в которое все больше втягивались итальянские монополистические круги.

Пелла в своем интервью американскому журналу «Ныосуик» весной 1959

г. с гордостью утверждал, что Италия способствовала упрочению политической, военной и экономической сторон Атлантического пакта349.

Правящие круги Италии, таким образом, не только выступали в поддержку НАТО, но и претендовали на весьма активную роль в этом агрессивном блоке. Это сказалось прежде всего на военной политике итальянского правительства, на его роли в осуществлении «атлантической» стратегии.

Италия оказалась первой континентальной западноевропейской страной, правительство которой, возглавляемое Антонио Сеньи, вопреки начавшейся разрядке международной напряженности, уже в конце марта 1959 г. официально объявило о решении предоставить американским военным властям территорию для ракетных стартовых площадок, несмотря на бурные протесты широких масс населения страны. Советское правительство направило 8 января 1958 г. специальное послание правительству Италии, обращая его внимание на последствия для дела мира и безопасности, которые может вызвать размещение на территории Италии ракетных баз350.

Весной 1959 г. Советское правительство вновь обратило внимание на ту ответственность, которую берет на себя итальянское правительство, подписав соглашение о размещении иностранных военных баз на своей территории.

«Идеологическое» обоснование подобного шага итальянского правительства было дано в Нью-Йорке в апреле 1959 г. министром Пеллой. Он заявил, что предпочел бы скорее подвергнуть Италию риску атомной атаки, чем «опасности установления в ней коммунистического режима» 351. Решение правительства Сеньи и заявление Пеллы, которое было охарактеризовано прогрессивными кругами Италии как квинтэссенция рабской «атлантической» политики, вызвали новую волну протестов по всей стране.

В последующие годы, несмотря на ослабление международной напряженности, строительство ракетных площадок США в Италии не прекращалось. Военные объекты строились в Сардинии, в Неаполе, в области Венето, Романье, Апулии. Обсуждалась проблема размещения крупных ракетных установок на альпийской дуге от Лигурии до Пьемонта.

Динамика военных расходов Италии, по официальным данным НАТО, свидетельствует об активном участии итальянских монополий в гонке вооружений и финансировании мероприятий, вызванных «атлантическим» курсом правящих кругов. Если в 1955 г. Италия тратила на военные нужды 584 млрд. лир, то в 1959 г. эта сумма достигла 647 млрд., в 1961 г.— 749 млрд. и в 1962

г.— 844 млрд.

Италия предоставляла НАТО на южноевропейском театре 7 дивизий, а в случае войны — также группу военно-морских сил, которая должна была быть подчинена командованию средиземноморским театром военных действий.

Соединенные Штаты оказывали Италии в течение многих лет помощь в оснащении и вооружении части ее вооруженных сил. С 1950 по 1960 г. США предоставили Италии почти 2 млрд. долл. в форме военной помощи. Эти суммы были израсходованы на формирование 20 пехотных и бронетанковых дивизий, 5

альпийских бригад, а также вспомогательных частей, введение в строй 3

крейсеров, а также меньших военных судов, 7 военно-воздушных бригад истребителей, бомбардировщиков, самолетов-разведчиков 352.

Руководители НАТО заставили римских политиков пойти и на дальнейший шаг, привязывающий Италию не только к агрессивной стратегической программе блока, но и к авантюристическим реваншистским планам Бонна. Итальянское правительство дало согласие в 1961 г. на создание военной базы ФРГ в Дечимоманну, на Сардинии. Размещение западногерманских военных баз в Сардинии, как отмечалось в заявлении Советского правительства правительству Италии, которое было опубликовано 6 февраля 1961 г., нарушило ст. 69 мирного договора с Италией 1947 г.353

Италия стала участником переговоров и сделок о создании так называемого «европейского оружия». В начале 60-х годов в рамках НАТО итальянские монополии («ФИАТ», «Альфа-Ромео») совместно с западногерманскими, бельгийскими и голландскими монополиями создали объединение под названием «Сообщество-104», на предприятиях которого занято около 60 тыс. рабочих. Эта группа производит по лицензии один из вариантов самолета «Стар- файтер». Итальянские фирмы были допущены к производству ракетного оружия, готовились принять участие в создании межконтинентальной баллистической ракеты-носителя, стремились освоить серийное производство подводных лодок с атомными двигателями. Они* рассчитывали получить заказы на специальное оборудование для запуска ракет типа «Поларис» с подводных лодок и кораблей торгового флота, предвидя большие дивиденды от создания «многосторонних атомных сил» НАТО.

В 1963 г. именно итальянские правящие круги вместе с ФРГ оказали безоговорочную и активную поддержку плану создания «многосторонних сил» Североатлантического блока. В этот период были также выдвинуты планы размещения в итальянских территориальных водах американских подводных лодок с ракетами «Поларис».

Участие в Североатлантическом блоке наложило свою печать на всю внешнюю политику и дипломатию Италии. «Атлантический» курс лишил итальянскую внешнюю политику маневроспо- собности и гибкости, сковал ее железным корсетом «солидарности», которая означала для Италии необходимость жертвовать и подчиняться даже тогда, когда речь шла о непосредственной опасности втягивания страны в военные авантюры крупных империалистических держав.

В суэцком кризисе 1956 г. Италия, формально солидаризируясь на лондонской конференции с «гибкой» позицией государственного секретаря США Дж. Ф. Даллеса, вместе с тем подчеркивала, что действует на основе «атлантической, западной солидарности». Эта мысль проходила красной нитью через заявление министра иностранных дел Италии Гаэтано Мартино, сделанное в парламенте 2 октября 1956 г. на открытии дебатов по суэцкому вопросу354. Такая позиция правящих кругов, в известной мере повредившая политике «мирного проникновения» в Африку и на Ближний Восток, вызвала серьезную критику в парламенте.

Под предлогом «атлантической солидарности» Италия в 1958 г. предоставила свои базы для интервенции США и Англии против ближневосточных стран — Ливана и Иордании. Советское правительство обратило внимание на ответственность Италии за помощь в агрессии вооруженных сил США и Великобритании 355.

В июле 1959 г. Пелла выступил с предложением о включении Западного Берлина в ФРГ, которое даже западные державы не сочли возможным обсуждать. Сеньи и Пелла неоднократно выступали против планов нейтрализации, демилитаризации и создания безатомных зон в Европе.

Международные события 1961 г., связанные с так называемым «берлинским кризисом», резко усилили недовольство в стране внешнеполитическим курсом правительства. Даже буржуазная печать, встревоженная военными приготовлениями Рима, мобилизовавшего с целью поддержать демонстрацию мощи НАТО 5 итальянских дивизий «на защиту Западного Берлина», выступала с острой критикой итальянской внешней политики. Она требовала действий, направленных на ослабление напряженности в Европе, и проведения Италией самостоятельной политики.

Даже во время карибского кризиса 1962 г. итальянские правящие круги продолжали участвовать в империалистической политике сохранения международной напряженности.

Созданное в 1963 г. «левоцентристское» правительство Моро— Ненни — Сарагата также считало «атлантизм» своей генеральной линией в международных делах. Министр иностранных дел Джузеппе Сарагат подчеркивал в своем выступлении в Париже, что НАТО является «основным орудием обороны». При этом именно он официально заявил, что «социалистическая партия Ненни, которая долгое время была нейтралистской, теперь согласилась с принципами атлантизма» К

Таким образом, все эти годы Италия в основном продолжала идти путем «холодной войны», активного противодействия разрядке международной напряженности, путем, на который ее увлекала политика, подчиненная интересам Соединенных Штатов,

Нельзя, однако, пройти мимо той тенденции в отношении к «атлантическому» курсу, которая получила в Италии название «неоатлантизма». Эту тенденцию, получившую со временем довольно широкое развитие в определенных кругах итальянской буржуазии, связывали с личными настроениями президента Джованни Гронки, особенно после его поездки в США в начале 1956

г.

Выступая в феврале — марте 1956 г. в конгрессе США, а затем в разных американских аудиториях, Гронки сделал ряд заявлений, которые былй истолкованы в Италии и в других странах Атлантического блока как «скрытая оппозиция» НАТО и американской политике в Европе. Гронки подчеркнул, что атлантический пакт «уже не соответствует сегодняшней ситуации... Никто из нас не может отделаться от гнетущего беспокойства при мысли о таких перспективах человечества, при которых мир основывался бы почти исключительно на военной силе и замкнутых политических союзах». Гронки назвал расходы Италии на вооружение «трагической роскошью», которая вынуждает народ отказываться от «основных своих потребностей»356.

Этот призыв президента Гронки нашел широкий отклик в Италии, но не был услышан руководством его собственной партии, стоявшей у власти. «Нео- атлантизм», который итальянская печать определяла как действия в рамках «атлантического союза» в пользу ослабления напряженности, как некую более или менее самостоятельную политику, добивающуюся мирных переговоров и соглашения между блоками, не стал, однако, объективным курсом итальянской внешней политики ни в период президентства Гронки, ни после него. Борьба с крайним «атлантизмом», не учитывающим итальянских интересов, которая велась вне ХДП, в рамках других буржуазных партий, также не отразилась существенно на проведении этого курса. Крутой поворот «ненни- стов» в сторону поддержки Атлантического пакта даже укрепил «атлантическую» позицию ХДП, хотя и не в такой мере, как на это рассчитывали инициаторы «левоцентристского» эксперимента в правящем лагере.

Последовательная борьба с «атлантической» направленностью итальянской внешней политики велась только передовыми силами трудящихся во главе с Итальянской коммунистической партией, которую поддерживало левое крыло ИСП, выделившееся в 1964 г. в самостоятельную Итальянскую социалистическую партию пролетарского единства во главе с Туллио Веккьетти.

Итальянские коммунисты, проанализировав на X съезде ИКП опыт развития международных отношений и его значение для Италии, вновь подтвердили, что «Италия должна изменить свою внешнюю политику таким образом, чтобы находиться вне всяких военных блоков», и прежде всего необходимо освободить итальянский народ от «самого тяжелого бремени, которым являются базы наступательного атомного оружия на нашей территории» К

<< | >>
Источник: Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.). 1965

Еще по теме 2. Италия и Североатлантический блок:

  1. 2. Североатлантический блок в 1961—1964 гг. Проблема создания «многосторонних ядерных сил»
  2. 3. Североатлантический союз в 1954—1955 гг.
  3. § 8. Организация Североатлантического договора
  4. 46. ОРГАНИЗАЦИЯ СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКОГО ДОГОВОРА (НАТО)
  5. Межфункциональная блок-схема
  6. Многоуровневая блок-схема
  7. Блок-схема процесса
  8. 1. Развертывание гонки вооружений в странах Североатлантического блока в 1950—1953 гг.
  9. Как лучше рисовать блок-схему: карандашом или на компьютере?
  10. КОНФУЦИАНСКО-ИСЛАМСКИЙ БЛОК
  11. КОНТРОЛЬНЫЕ ЗАДАНИЯ БЛОК 1
  12. 3. РАБОЧЕ-ПОПУЛИСТСКИЙ БЛОК
  13. 2. Италия
  14. Глава 2. Уроки Братиславы: от Америки нас спасет только Евразийский блок
  15. Крушение дирижабля «Италия»
  16. Россия и Италия
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -