<<
>>

Институционализация политической партии в истории мировой политики

  Процесс, в результате которого партия вырабатывает нормы, принципы, традиции деятельности в рамках своей организации и в обществе, приобретает известность, общественную значимость и устойчивость, называется институционализацией.
По мнению ряда исследователей, институционализация партии — это не только процесс, но и свойство (состояние) партии. В качестве свойства институционализация может быть определена как степень материализации партии в общественном сознании. В результате партия существует независимо от собственных лидеров, регулярно вовлекаясь в значимые модели поведения21. В странах, переживающих «переходное» состояние, в частности в Латинской Америке, Африке, во многих странах бывшего СССР, на локальном уровне реальные механизмы деятельности политических партий отсутствуют. Перед каждыми выборами представители местных элит создают свои персональные организации, вступая в союз с лидерами так называемых «общенациональных партий»22.

Существуют различные способы измерения уровня институционализации партий. Чаще всего в качестве таких индикаторов выступают минимальная поддержка избирателей и минимальная продолжительность

существования. Р. Роуз и Т. Маки полагают, что об институционализации партии можно говорить, лишь когда она участвовала более чем в трех общенациональных выборах. Партии, не достигшие этого уровня, они считают эфемерными23. Проанализировав на основе этого критерия партии 19 демократических стран от первых свободных выборов до 1983 года, они обнаружили, что из 369 партий, участвовавших по меньшей мере в одних выборах, и получивших по меньшей мере один процент голосов, лишь немногим более половины достигли уровня институционализации. Таким образом, по определению ожидать после первых 3—4 электоральных циклов в условиях демократии возникновения в стране устойчивой партийной системы было бы преждевременно.

Иногда для оценки уровня институционализации партии используется и более сложная шкала показателей. Она включает не только время существования партии, ее электоральную стабильность, но и количество расколов и слияний (смену руководства), стабильность представительства в законодательных органах власти. Проблемы институционализации демократических партий были характерны для всех посткоммунистических стран. Так, в Польше после «бархатной революции» 1989 года ни одно парламентское большинство после каждых последующих выборов в Сейм не повторяло ни одно из предыдущих24.

Успешная институционализация новообразованной партии, по мнению Р. Роуза и Т. Маки, возрастает при наличии ряда факторов. Во-первых, возникновение одновременно с проведением первых свободных выборов. Во-вторых, наличие пропорциональной избирательной системы. В-третьих, опора на организованную социальную группу. В-четвертых, первоначальный успех на выборах. Другой исследователь, А. Панебьянко, выделил следующие условия25. Во-первых, возникла ли партия из «центра», чтобы затем проникнуть на периферию, или выросла из местных организаций, которые затем объединились в общенациональную организацию. Во-вторых, была ли партия изначально поддержана неким существующим институтом или возникла, опираясь на собственные силы («внешняя» или «внутренняя» легитимация). И в-третьих, стоял ли у ее истоков харизматический лидер. Панебьянко считал, что успешной институционализации способствует проникновение из центра, внутренняя легитимация и отсутствие харизматического лидера. Он также полагал, что анализ институционализации позволяет предсказывать не только возникновение внутрипартийных групп, но и характер развития партий. Так, партии, достигшие высокого уровня институционализации, менее подвержены переменам. По мнению М. Уэлфинг высокий уровень институционализации всех партий системы смягчает социальные конфликты и способствует стабильности.

В то же время следует обратить внимание на интересный феномен — большинство устойчивых партий с высоким уровнем институционализации создавались в оппозиции и, наоборот, партии, изначально возникавшие как «партии власти», оказывались самыми эфемерными. К примеру, две основные в настоящее время партии США — Демократическая и Республиканская — первоначально возникли в оппозиции как группы противников имеющихся в то время правительств. Возможно, это связано с тем, что партия, возникающая в оппозиции, в момент своего создания в наибольшей степени избавлена от «балласта» в ви-

де карьеристов, которых интересует не общность идей, за которые выступает партия, а принадлежность к органам власти. И наоборот, партии, созданной как «партия власти», крайне сложно иметь какое-то устойчивое с программно-ценностной точки зрения ядро.

На наш взгляд, основными признаками институционализации партии в истории мировой политики при ее формирования как специфического института политической системы общества было наличие: идеологии и мировоззрения, сформулированных в программах, манифестах, заявлениях, декларациях и других документах, поддержанных не только соратниками, но и широкими кругами населения; организации, структурированной на общенациональном, региональном и локальном уровнях политической деятельности; стратегии и тактики борьбы за власть и влияние в обществе, известной и доступной для воплощения большинству активных сторонников партии.

Структура политической партии в истории мировой политики

Огромное значение для деятельности партии имеет ее структура. Она определяла то, каким образом партия была способна влиять на процесс государственного уп-

Дюверже М. Политические              равления. Структура партии зависела от особенности

партии. С. Ш—Ш.              партийно-избирательной системы и была тесно связана Там же. с. 142.              с механизмом возникновения.

Партии парламентского

происхождения (созданные сверху вниз) преимущественно были более централизованными. Местные отделения имели ровно столько прав, сколько им разрешало партийное руководство. Партии внепарламентского происхождения, возникшие «снизу вверх», являлись скорее свободными союзами, где уже представители местных структур решали, сколько и каких полномочий они оставляют центральному руководству партии. Как правило, парламентский тип возникновения партии был характерен для молодых демократических стран, в которых свободно избранные парламенты и конкурентные выборы только входили в политическую практику. Но поскольку интересы всех общественных групп отразить невозможно, а все места в парламенте уже были заняты, то новые партии неизбежно возникали вне стен парламентов.

Самым известным различием структуры партий, как отмечалось ранее, являлось их деление на кадровые и массовые. Исторически именно кадровые партии были первыми партиями, возникшими в условиях цензовой избирательной системы. Они характерны для стран англосаксонской политической культуры. В этих партиях не было постоянного членства, по сути, членами партии был ее постоянный, регулярно принимающий участие в организации избирательных кампаний актив, включая депутатов, представляющих партию. Возникновение и существование кадровых партий было связано с ценностями индивидуализма и личной свободы гражданина. Партии массовые с жестким фиксированным членством и членскими взносами явились детищем внедрения всеобщего избирательного права. Их появление связано с левой частью политического спектра и более характерно для стран континентальной Европы.

Наиболее верным критерием определения кадровой партии было отсутствие системы регистрации или регулярного взимания взносов, без которых подлинное членство бессмысленно. В кадровые партии вступали без официальных процедур, а систему членских взносов заменили эпизодические пожертвования. Акт вступления в кадровую партию был основан на жестком и закрытом внутреннем отборе.

О степени причастности к кадровой партии можно судить только по проявлению активности в самой партии — в ней практически не было «балласта», а только активные члены. То, чего массовые партии добивались числом, кадровые партии достигали отбором.

Сам термин «кадровые» и «массовые» говорит не о численности членов партии, а о различии структур. Технология массовых партий в момент их появления заменила капиталистический способ финансирования выборов демократическим. Вместо того, чтобы обращаться к нескольким частным спонсорам для покрытия расходов на избирательную кампанию, массовые партии распределяли груз издержек на максимально возможное число членов, так что на каждого из них приходилась скромная сумма26. Таким образом, численность членов для массовых партий не самоцель, а способ существования. Согласно М. Дюверже, для кадровых партий численность голосующих за нее избирателей является единственным возможным измерением партийной общности27, а эволюцию партии можно проследить через эволюцию ее электората. К. Лоусон считал количество получаемых партией голосов на выборах

более важным для любой партии вообще, а декларируемое число членов партии — вторичным28. Коллективное членство в партиях встречалось довольно редко.

В 1960 году менее 10% существовавших в мире партий допускали коллективное членство, в то время как около 20% вообще не практиковали формальной процедуры приема в партию29.

Иллюзорность формальных данных о численности партий видна при исследовани численности постоянных и временных членов партии. Многие из тех, кто однажды написал заявление в партию, затем не принимал в ее деятельности никакого участия, продолжая формально числиться в партийных списках. Так по данным Дюверже во Французской компартии в 1939 году всего 3—4% ее членов имели партийный стаж более шести лет. В социалистической партии (СФИО) в 1920—1930-е годы три из четверых вступивших в партию выбывали из нее в течение ближайших нескольких лет30.

В истории мировой политики структура каждой политической партии складывалась постепенно и, согласно доминирующей точке зрения в политологической литературе, она включала в себя: общенациональные, региональные и местные выборные органы, в том числе депутатов всех уровней от партии; партийный аппарат всех уровней, обеспечивающий деятельность выборных органов и депутатов; членов партии, в первую очередь партийный актив;

сторонников партии, которые голосуют за нее или ее представителей на выборах.

31 Джанда К. Сравнение поли- В партиях, где не было формализованного членства, тических партий: исследова- выделялись три уровня причастности. Первый и самый ния и теория. С. 9°.              многочисленный уровень — голосовавшие за партию

и ее кандидатов избиратели. Второй уровень — сторонники (симпатизанты), следвшие за деятельностью партии и поддерживавшие ее в период между выборами. Третий и самый узкий круг — собственно партийные активисты, которые непосредственно вели партработу и обеспечивали партийную деятельность. Организованное привлечение сторонников, как правило, происходило через молодежные и спортивные клубы, женские ассоциации, организации ветеранов, клубы интеллектуалов, литераторов и иные организации по интересам и т. д. и т. п.

Специфическая система партий сложилась в США. У гражданина страны, считавшего себя демократом или республиканцем, не было никаких иных обязательств, кроме как проголосовать за партийных кандидатов на выборах. Иногда Демократическую и Республиканскую партии США характеризовали как коалиционные и инструментальные массовые организации, соответствующие определению партии как рациональной команды, стремящейся к достижению правительственных постов31. По мнению ряда исследователей, непрямые (т. е. с коллективным членством) партии и партии типа американских следует считать партиями полумассовыми.

Структура партии зачастую воспроизводила структуру государства: объединение базовых элементов принимало вид многоступенчатой пирамиды, совпадавшей с территориальным делением. Наиболее независимы местные партийные структуры в федеративных государствах. Помимо названного примера в США, существенной автономией обладают кантональные организации партий в Швейцарии, земельные в Германии и Австрии. Как правило, в федеративных государствах существуют и сильные региональные партии. Они действуют в Индии, Бразилии, Канаде, Великобритании, Испании. 

<< | >>
Источник: Кабаченко А.П.. История мировой политики: Учебное пособие для вузов. 2008

Еще по теме Институционализация политической партии в истории мировой политики:

  1. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ГОСПОДСТВО И ЛЕГИТИМНОСТЬ ВЛАСТИ Социальная природа политического господства
  2. Проблемы исследования политического лидерства
  3. Раздел VII СУЩНОСТЬ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  4. § 1. Кадетизм как политический феномен
  5. | 8.5. Социологический оодход к политическим режимам            
  6. S. НАЦИОНАЛЬНАЯ ФОРМА: ИСТОРИЯ И ИДЕОЛОГИЯ Э. Балибар
  7. 7. HOMO SOCIOLOGICUS: ОПЫТ ОБ ИСТОРИИ. ЗНАЧЕНИИ И КРИТИКЕ КАТЕГОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РОЛИ
  8. Сэмюэл Хантингтони его концепция политическоймодернизации
  9. Институционализация политической партии в истории мировой политики
  10. Фашистские партии в истории мировой политики
  11. Реализация в Соединенных Штатах Америки идей и принципов сторонников демократизации политических отношений
  12. Выработка доктрин мирового лидерства США
  13. Глава 2 Государство и законодательство о политических партиях
  14. Характеристика форм и способов легитимации политического управления
  15. Заключение
  16. §2.2. Парадоксы демократии в современной политической теории
  17. Национальная и наднациональная идентичность в политических исследованиях
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -