<<
>>

Борьба за стратегическое сырье

Форсируя всестороннюю подготовку войны против социалистического лагеря, империалисты использовали Африку и как богатейший источник стратегического сырья. В середине 50-х годов минеральные ресурсы африканского континента целиком находились в руках монополий 3—4 колониальных держав.

Основной сферой деятельности английского частного и государственного капитала в Африке была и остается горнодобывающая промышленность, а главными центрами эксплуатации — Южная Африка (золото, алмазы, марганец, платина), Северная и Южная Родезия (медь, хром, ванадий).

Английские монополии контролировали 88% разведанных африканских запасов хрома, 93% ванадия, 43% меди, 40% свинца, 34% кобальта и олова, 35% цинка, 100% сурьмы, 52% бокситов, 44% марганца К

Весьма примечательно, что британские колонизаторы оказывали наиболее ожесточенное сопротивление национально-освободительным силам как раз в тех странах, где сосредоточены их важнейшие экономические интересы (обе Родезии) или военные базы (Кения). Не случайно и то, что ЮАС (ныне ЮАР), где английские капиталовложения в 1956 г. составляли 865,6 млн. ф. ст., или 62% всех иностранных инвестиций в этой стране2, постоянно пользуется поддержкой британского империализма на международной арене, даже после выхода этой страны из Содружества.

Богатейшая кладовая стратегического сырья в Конго — провинция Катанга (а также Касаи) — в основном эксплуатировалась бельгийским и английским капиталом, но уже в 50-х годах туда начали настойчиво пробиваться и монополии США. Медь, уран, кобальт, алмазы, алюминий Конго стали объектом межимпериалистического соперничества, которое достигло предельной остроты после провозглашения этой страны независимым государством. Урановые месторождения в районе Шинколобве (Южная Катанга) в те годы все еще имели первостепенное значение для атомной промышленности Соединенных Штатов, куда и направлялась подавляющая часть продукции урановых рудников Катанги.

Африканские минеральные ресурсы занимали большое место в обширной программе создания запасов стратегического сырья, осуществлявшейся в послевоенные годы Соединенными Штатами Америки.

В списках американской Администрации экономического сотрудничества (ЭКА) Африка значилась как поставщик 21 вида стратегического сырья3.

Во второй половине 50-х годов экономическая экспансия США в Африку резко усилилась. Главной формой ее стала так называемая политика «помощи». Ее милитаристские цели в то время не скрывались. Американский сенатор У. Праути впоследствии откровенно признавал, что «определенный период времени мы (т. е. США.— Авт.) действовали так, будто единственное назна-

Ф 1

См. А. А. Санталов. Империалистическая борьба за источники сырья. М., 1954, стр. 494, 508, 514, 519, 510, 529, 525, 532, 541, 490. 2

«South African Reserve Bank Quarterly Bulletin of Statistics», 1958, De- ’ cember. Supplement. 3

См. У. Э. Хантон. Судьбы Африки. М., 1959, стр. 102.

чение новых государств заключалось в их превращении в будущем в военных союзников» К Используя экономические трудности африканских стран, США пытались навязать им соглашения о «взаимном обеспечении безопасности». Эти попытки, однако, не имели успеха. Освобождавшиеся от колониального гнета страны не желали быть втянутыми в «холодную войну» и отказывались заключать подобные соглашения.

Только правительство ЮАС (еще в 1951 г.) охотно приняло предложение США о поставках вооружения по «программе взаимного обеспечения безопасности»: южноафриканские расисты лихорадочно вооружались для подавления освободительной борьбы африканцев. В сентябре 1959 г. государственный департамент США объявил о соглашении с Либерией, которое предусматривало проведение консультаций в случае «агрессии или угрозы агрессии» против Либерии451. Смысл соглашения состоял в том, чтобы посеять семена недоверия и подозрительности между африканскими странами, заставить их всех вооружаться и просить тех же американских монополистов о военной помощи, о поставках оружия.

Так называемая экономическая помощь США была непосредственно связана с военной. Общая сумма займов и кредитов, предоставленных правительством США африканским странам, по состоянию на 1960 г.

(не считая займов Международного банка реконструкции и развития) составила 316 млн. долл.452 Большая часть (60%) этих средств пошла на поддержание экономики тех стран, которые заключили соглашения с США о военной помощи 453 (т. е. ЮАС и Либерии).

Частные американские капиталовложения в Африке к концу 1960 г. достигли 925 млн. долл. (в 1950 г. они составляли 287 млн. долл.). Из них 407 млн. долл. было вложено в нефтяной сектор, главным образом в разведку нефти в Ливии и Алжирской Сахаре; 247 млн. долл.— в горнодобывающую промышленность454. В горнодобывающем секторе Африки орудуют такие мощные американские компании, как «Кеннекот коппер» (медь), «Ньюмонт майнинг корпорейшн» (цветные металлы), «Америкен метал корпорейшн» (медь), «Рипаблик стил корпорейшн» (железная руда), «Юнайтед Стейтс стил корпорейшн» (марганец) и др. Основные предприятия, принадлежащие целиком или частично этим компаниям, находятся в Южной Африке, Замбии, Конго (Леопольдвиль), Либерии, Габоне.

Значительные суммы займов, кредитов и субсидий поступали в Африку из США по каналам Экспортно-импортного банка, Международного банка реконструкции и развития (МБРР) и других организаций, подконтрольных американским монополиям и правительству. В частности, МБРР за время с 1

июля 1946 г. по 30 июня 1961 г. предоставил странам Африки займов на 800 млн. долл.455

Несмотря на огромные усилия США в политической, дипломатической и военной области, несмотря на обильные долларовые вливания, народы Африки не позволили втянуть себя в «холодную войну». Зато американские империалисты весьма преуспевали в политике оттеснения из африканских стран своих западноевропейских конкурентов. Политика империалистических государств в Африке отражает не только их стратегические планы, но и стремление каждого из них удержать в своих руках или перехватить у соперников наиболее богатые источники минеральных ресурсов и выгодные сферы приложения капитала. Борьба за эти богатства то объединяет, то разъединяет империалистов. Она толкает их в объятия друг к другу и затем нередко сталкивает лбами.

Семилетняя война французского империализма против алжирского народа 1 имела одной из своих основ сахарскую нефть.

Подписание Эвианских соглашений не означало, что французский империализм отказался от намерения сохранить свои стратегические позиции в Алжире и от попыток оказывать воздействие на его политическое и экономическое развитие. По этим соглашениям Франция получила разрешение использовать в течение 15 лет военно-морскую базу Мерс-эль-Кебир и временно некоторые аэродромы, посадочные площадки и военные сооружения.

Что касается сахарской нефти, то Франция вырвала согласие руководителей Алжира на то, чтобы были оставлены в силе прежние нефтяные концессии и чтобы при выдаче новых лицензий предпочтение, при прочих равных условиях, отдавалось французским компаниям.

Алжирская Республика пошла на некоторые уступки Франции ради прекращения кровопролития. Несмотря на компромиссный характер Эвианских соглашений, они справедливо были оценены мировой общественностью как историческая победа алжирского народа, проложившая путь к образованию независимого алжирского государства.

Самоотверженную борьбу алжирских патриотов против колонизаторов с начала и до конца поддерживали народы Советского Союза и других социалистических стран, народы Азии, Африки и прогрессивные силы всего мира.

Историческая победа алжирского народа знаменовала собой не только освобождение еще одного народа от колониального гнета. Значение ее гораздо шире. Своей самоотверженной борьбой алжирский народ внес выдающийся вклад в общее дело ликвидации колониализма.

На другой день после провозглашения независимости Республики Конго (30 июня 1960 г.) бельгийские колонизаторы организовали по всей стране провокации и под предлогом «защиты бельгийских граждан» начали вооруженную агрессию против только что родившегося государства.

Советское правительство заявило решительный протест против империалистической интервенции и потребовало ее немедленного прекращения.

Маленькой Бельгии, конечно, не под силу было бы справиться с разбушевавшимся потоком национальной революции в огромной стране. Пришедшие ей на помощь крупные империалистические державы раздвинули рамки интервенции. Они преследовали гораздо более широкие цели, чем только «спасение» богатейшего заповедника бельгийских монополий. Их вдохновляло стремление взять реванш за понесенные ими поражения. США, Англия и Франция искали в Конго решения своей общей стратегической задачи: сохранить Африку как бастион империализма, «уберечь ее от коммунизма» и обратить все ресурсы материка на защиту капиталистической системы.

Если начало агрессии в Конго было осуществлено с помощью бельгийских парашютистов и наемников из разных западноевропейских стран, то для продолжения ее империалисты использовали войска и аппарат ООН.

Когда правительство Патриса Лумумбы обратилось с жалобой на агрессию, Совет Безопасности принял 14 июля 1960 г. недвусмысленную резолюцию, требовавшую вывода бельгийских войск и оказания центральному правительству военной помощи для восстановления порядка в республике. Африканские и азиатские государства, пославшие свои войска под флагом ООН для ликвидации иностранного вмешательства в дела Конго, были обмануты: командование войск ООН на деле помогало не законному правительству, а империалистическим агрессорам и сепаратистам, раздиравшим на куски молодую республику. Штаб-квартира ООН в Леопольдвиле стала центром подрывной работы против Республики Конго.

Бывший представитель ООН в Катанге ирландский дипломат О’Брайен в своей книге «В Катангу и обратно» 1 свидетельствует, что с самого начала конголезского кризиса действиями ООН в Конго руководил так называемый «конголезский клуб», в котором главную роль играли Хаммаршельд, его американские советники Банч, Кордье, Вишоф и англичанин Макфаркар. Социалистические страны совершенно не были представлены в «клубе», а пять членов от африканских и азиатских государств не имели там никакого влияния. Хозяином «клуба» считался Кордье. Фактически основной задачей этой группы было, как пишет О’Брайен, «бороться с коммунистическим влиянием в Африке».

Активнейшую роль организаторов провокаций и смуты в Конго играли официальные представители и тайные агенты США, и прежде всего амери- канский посол в Леопольдвиле Тнмберлейк. В заявлении Лумумбы, опубликованном в середине ноября 1960 г., приводился такой факт: в Восточной провинции Конго властями была захвачена крупная сумма денег—примерно 600 тыс. долл., которые предназначались американцами на подкупы и подрывную деятельность с целью свержения законной власти. США нанесли удар в спину конголезского народа, спешно сколотив самозванную группу и протащив ее с помощью своего механического большинства на XV сессии Генеральной Ассамблеи в качестве представителей Конго в ООН.

Для свержения законного правительства, занявшего решительную антиимпериалистическую позицию, колониалисты прибегли к сложным интригам. Президент республики Касавубу, нарушив конституцию и игнорируя парламент, объявил о смещении Патриса Лумумбы с поста премьер-министра. Парламент отказался признать этот самовольный акт и подтвердил полномочия Лумумбы. Тогда на сцену был выпущен полковник Мобуту — начальник генерального штаба конголезской армии: он присвоил себе диктаторские полномочия, разогнал непокорный парламент и пытался заменить его так называемым «советом генеральных комиссаров».

Затем Мобуту, опираясь на реакционные силы, осуществил давно замышлявшуюся империалистами расправу с подлинными представителями народа в правительстве. Премьер-министр Лу- мумба, председатель сената Окито и министр обороны Мполо были брошены в тюрьму и подверглись зверским истязаниям, а затем выданы Чомбе и убиты его палачами.

Расправа с Лумумбой и его соратниками потрясла весь мир. Советское правительство выступило с заявлением, в котором убийство Лумумбы, Окито и Мполо рассматривается как «международное преступление, полную ответственность за которое несут колонизаторы, в первую очередь бельгийские». Правительство СССР потребовало от ООН осуждения действий бельгийского правительства, немедленного ареста Чомбе и Мобуту, вывода из Конго всех иностранных войск, смещения Хаммаршельда с поста генерального секретаря ООН как соучастника и организатора расправы с конголезскими руководителями. Правительства многих африканских и азиатских стран также резко осудили политику империалистических держав в Африке и действия сообщника колонизаторов Хаммаршельда.

Исполнявший обязанности премьер-министра законного правительства Конго Антуан Гизенга, объявив столицей республики город Стэнливиль (Восточная провинция), приступил к мобилизации национальных сил для освобождения страны от интервентов и предателей. Возглавлявшееся им правительство обратилось ко всем странам с просьбой о помощи для спасения республики. Правительство СССР ответило, что оно считает оказание такой помощи долгом всех свободолюбивых государств. Советский Союз и другие социалистические страны, многие независимые государства Африки, Азии и Латинской Америки признали правительство Гизенги как единственную власть, имеющую право и способную осуществлять правительственные функции на всей территории республики. Правительство Гизенги получило поддержку большинства конголезского народа. В труднейших условиях оно сумело восстановить нормальную экономическую и политическую жизнь более чем на половине территории страны. Восточная провинция стала оплотом независимости Конго.

Во второй половине мая 1961 г. законное правительство республики опубликовало декларацию, в которой указывало, что кризис, столь долгое время раздирающий страну, может быть преодолен мирным путем лишь в результате консультаций с народом, т. е. через его представителей в парламенте. В итоге настойчивых усилий Гизенги было достигнуто соглашение с лео* польдвильскими властями о созыве парламента. В начале августа было создано общенациональное правительство во главе с Сирилом Адулой. Парламент признал его преемником правительства Лумумбы. Гизенга согласился занять пост заместителя премьер-министра. Правительство, заявил Адула, намерено положить конец отделению Катанги, принесшему Конго огромнейшее зло.

Империалистические державы официально признали правительство Адулы, однако на деле не прекратили своих подрывных действий, направленных на расчленение Конго. Сепаратистской группе Чомбе по-прежнему поставлялось оружие, в том числе самолеты бельгийского, французского, английского и западногерманского производства. Многочисленные наемники непрерывно пополняли армию катангских предателей.

На заседании Совета Безопасности в ноябре 1961 г. представители африканских и азиатских стран приводили многочисленные факты прямого военного вмешательства колонизаторов в поддержку марионеточного режима Чомбе. Это вмешательство осуществлялось, в частности, через посредство английского консула в Катанге Даннета и премьер-министра Федерации Родезии и Ньясаленда Роя Беленского. Бывший главный представитель ООН в Катанге О’Брайен, вынужденный уйти со своего поста под давлением английских и французских колонизаторов, отмечал, что Англия и Франция саботируют решения Совета Безопасности, предусматривающие срочные меры для ликвидации иностранного вмешательства в Конго. Эти колониальные державы настаивали на переговорах с Чомбе и «примирении» с ним и в то же время поощряли Чомбе к выступлениям против ООН, когда войска международной организации делали робкие попытки выполнить требования Совета Безопасности.

Вскоре агенты империалистов совершили еще одно гнусное преступление с целью скомпрометировать и «убрать» Гизенгу. В г. Кинду (провинция Киву) они спровоцировали столкновение, в результате которого погибли 13

итальянских летчиков. Западная печать и ее леопольдвильские подголоски начали клеветническую кампанию против Гизенги, объявив его виновником этого происшествия. Колонизаторы добивались его отставки, и Гизенга был смещен с поста заместителя премьер-министра. Затем при прямом соучастии командования ООН он был арестован мобутовскими парашютистами. Его лишили парламентской неприкосновенности и сослали на остров Бола- бемба.

События в Конго в 1962 г. были связаны преимущественно с проблемой территориального единства республики, т. е. с искусственно созданной самими империалистами проблемой Катанги. Воля конголезского народа и резолюций

Совета Безопасности на этот счет ие оставляли места никакой альтернативе: Катанга — неотъемлемая часть национальной конголезской территории и должна быть безоговорочно воссоединена с Республикой Конго. Решения Совета Безопасности отражали требования подавляющего большинства государств— членов ООН, и с этим уже не могли не считаться империалистические державы. С другой стороны, империалисты, участвовавшие в коллективной агрессии против Конго, отнюдь не отличались единством интересов.

Империализм США проявил наибольшую активность в конголезской авантюре. Перехватив у своих партнеров инициативу в проведении военно- политических операций и заручившись поддержкой руководства ООН, империалистические круги США сделали ставку на центральное правительство Конго в противовес англо-бельгийскому сговору с катангскими сепаратистами. «Главная сила, стоящая за Адулой,— писал известный американский обозреватель Уолтер Липпман,— это правительство Соединенных Штатов. Главная сила, стоящая за Чомбе,— это частные круги Англии и Бельгии»

Политика Лондона в отношении Катанги определялась не только экономическими интересами английского капитала, участвующего в разработке рудных богатств этой конголезской провинции, но и стратегическими соображениями. Для правящих кругов Англии отколовшаяся Катанга служила как бы «санитарным кордоном» между независимыми государствами к северу от Конго и английскими колониями, расположенными к югу от нее,— Северной и Южной Родезией. Поэтому английское правительство ожесточенно противилось воссоединению Катанги с Республикой Конго. По аналогичной причине сепаратистскую клику Чомбе поддерживали Португалия и Южно-Африканская Республика.

Летом 1962 г. США оказали энергичное дипломатическое давление на Бельгию и Англию, принуждая их согласиться с разработанным в Вашингтоне планом примирения сепаратистов с центральным правительством Конго. Честер Боулс, главный советник президента Кеннеди по африканским делам, недвусмысленно дал понять, что если ООН не сможет в скором времени на этой основе «воссоединить Конго», то США, «возможно, решат сделать это сами». Через неделю эта угроза была подкреплена посылкой в Леопольдвиль американской военной миссии.

В августе 1962 г. исполнявший обязанности генерального секретаря ООН У Тан предложил центральному правительству и Чомбе принять план решения конголезской проблемы, предусматривающий федерализацию Конго. Правительство Адулы одобрило его. Чомбе также согласился с ним, но вслед за тем, подстрекаемый бельгийскими покровителями, отрекся от своего слова (в который раз!) и заявил, что не придает значения предложениям ООН.

На исходе 1962 года войска ООН начали операции против катангских сепаратистов. В течение нескольких дней сопротивление. иностранных наемников было сломлено, и Чомбе пришлось капитулировать. Быстрота, с которой была ликвидирована «проблема Катанги», свидетельствовала о том, что командование ООН могло бы с успехом провести эту операцию два года назад, и конголезскому народу не пришлось бы испытать столько страшных бедствий. Несомненно и то, что если бы командование войск ООН продолжало бездействовать, то воссоединение Катанги, в конце концов, осуществили бы прогрессивные силы Конго при поддержке других независимых африканских стран. Правительство США учитывало эту возможность и постаралось предотвратить ее.

В конце февраля 1963 г. в Элизабетвиле, административном и экономическом центре Катанги, состоялась церемония подъема флага Республики Конго. Но после восстановления территориальной целостности республики конголезский народ еще острее почувствовал опасные последствия вмешательства империалистов в его внутренние дела. Экономическая жизнь в стране пришла в упадок, катастрофически росла безработица. Со дня провозглашения независимости вследствие непрерывного роста цен реальная заработная плата рабочих сократилась в 3 раза.

Летом и осенью 1963 г. в ряде бывших французских колоний произошли серьезные волнения, вызванные снижением жизненного уровня трудящихся и антинациональной политикой правящих кругов. В Конго (Браззавиль) народные массы свергли французского ставленника — президента-диктатора Фюльбера Юлу. Население Дагомеи отстранило от власти правительство другого французского ставленника — Юбера Мага. Эти события крайне встревожили правителей некоторых соседних стран. 21 октября декретом президента Касавубу в Конго (Леопольдвиль) было введено чрезвычайное положение и власть передана триумвирату во главе с министром обороны. Был распущен парламент, который критиковал политику правительства Адулы. Одновременно власти запретили деятельность крупнейших прогрессивных партий. Реакционные газеты развернули клеветническую кампанию против посольства СССР, завершившуюся возмутительной провокацией — арестом и избиением двух его сотрудников. Цели этой провокации были разоблачены в ноте Советского правительства от 21 ноября. Определенные круги, отмечалось в ноте, стремятся расстроить отношения между Республикой Конго и СССР, оставить конголезский народ один на один с колониальными грабителями и установить над Конго колониальную опеку, фальшиво прикрываемую флагом ООН.

Установление военно-полицейского режима, однако, не могло помешать начавшемуся по всей стране народному движению за подлинное освобождение Конго от господства империалистов и их ставленников. Созданный патриотическими партиями в октябре 1963 г. Национальный комитет освобождения (НКО) призвал конголезцев к оружию с целью восстановить национальную независимость страны. Вскоре в ряде провинций многотысячные отряды повстанцев при активной поддержке населения развернули вооруженные действия против мобутовских войск.

Широкий размах восстания крайне встревожил империалистов. В поисках «сильного человека», пригодного для расправы с восставшим народом, правящие круги США и Бельгии остановили свой выбор на Чомбе. Адула «добровольно» уступил ему пост премьера, и вчерашний вожак катангских сепаратистов снова появился на политической арене, на этот раз во главе центрального правительства Конго. Выполняя задание своих покровителей, Чомбе запросил у США и Бельгии военную помощь, а также организовал широкую вербовку наемников в Южно-Африканской Республике, Родезии и ряде европейских стран.

Повстанцы тем временем уже освободили обширные районы в провинциях Квилу, Маньема, Киву, Северная Катанга и в Восточной провинции, включая г. Стэнливиль. В июне 1964 г. Чомбе был вынужден признать, что «мятежники» контролируют 2/з конголезской территории.

Заранее согласованная с Вашингтоном и Брюсселем провокационная просьба марионеточного диктатора о военной помощи послужила условным сигналом для открытой вооруженной интервенции империалистов в Конго. Это была коллективная интервенция. США поспешно направили в распоряжение Чомбе военных инструкторов, вооружение и бомбардировщики, пилотируемые кубинскими эмигрантами — контрреволюционерами. Бельгия прислала отряды парашютистов. Англия разрешила своим союзникам по НАТО использовать остров Вознесения в качестве базы для налетов на районы, освобожденные повстанцами.

Главным объектом нападения явился г. Стэнливиль — оплот национального движения. С помощью американских самолетов и бельгийских парашютистов наемники и войска Чомбе прорвались в город и учинили кровавую расправу с его жителями.

Империалистическая агрессия в Конго вызвала возмущение и протесты во всем мире. В заявлении от 25 ноября 1964 г., сделанном послам США, Бельгии и Англии в Москве, правительство СССР потребовало немедленного прекращения военной интервенции и вывода из Конго всех бельгийских войск и иностранных наемников. Прогрессивные силы африканских стран резко осудили вмешательство империалистов в дела Конго и предприняли практические шаги в поддержку конголезского народа. Могучая волна протестов заставила агрессоров вывести из Конго бельгийских парашютистов.

Американо-бельгийская агрессия была тяжелым ударом для национально-освободительных сил Конго, но она не смогла сломить патриотов, и уже с начала 1965 г. они возобновили боевые операции по освобождению своей истерзанной родины.

События в Конго остро поставили перед африканским национально-освободительным движением вопрос о внутренних реакционных, проимпериалистических силах. Подрывная работа колонизаторов среди африканцев не остается бесследной. Подкупы, угрозы, репрессии оказывают влияние на известные слои населения — на вождей племен, отдельных представителей буржуазии, часть интеллигенции, получившую образование за счет колонизаторов и оторвавшуюся от национальной почвы. Эти элементы являются серьезной помехой на пути к быстрейшему освобождению африканских стран от колониального ярма. Именно* в Конго они нанесли особенно большой вред своему народу. Народные массы и прогрессивные силы Конго продолжают упорную борьбу с империалистами и их африканскими пособниками за полную независимость своей страны.

<< | >>
Источник: Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.). 1965

Еще по теме Борьба за стратегическое сырье:

  1. 11.2. Акциз на минеральное сырье
  2. Высокие цены на сырье: достижения и просчеты 2008
  3. Понятие стратегической зоны хозяйствования, зон стратегических ресурсов и групп стратегического влияния Стратегическая зона хозяйствования
  4. 1. Соотношение в революционной практике борьбы за социализм и борьбы за мир
  5. История развития стратегической авиации Создание первых стратегических бомбардировщиков
  6. 2.3. Управление посредством выбора стратегических позиций и путем ранжирования стратегических задач
  7. 10. ОТ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ К БОРЬБЕ БЕСКЛАССОВОЙ?* Э. Балибар
  8. Изучение конкурентов и завоевание преимуществ в конкурентной борьбе 9.1. Привлекательность отрасли и конкурентная борьба внутри нее
  9. 1. Начало ленинского этапа в развитии марксизма. Борьба В. И. Ленина против народничества и «легального марксизма». Петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса»."! съезд РСДРП
  10. Глава 3. Модель стратегического состояния организации (стратегический куб)
  11. 5. Борьба за существование и борьба за право
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -