<<
>>

2. Английский империализм и национально-освободительное движение

В послевоенный период стал очевидным фактом крах английского колониального господства над обширными территориями в Азии, а затем и в Африке. И все же к середине 1963 г. только в Африке около 15 млн.

человек в 9 странах находились под английским суверенитетом, а несколько миллионов человек в Южной Аравии, в районе Персидского залива, в Сингапуре и в других местах подчинялись косвенному управлению Лондона. Английский монополистический капитал оставался одним из главных оплотов колониализма в Юго-Восточной Азии, Южно- Африканской Республике, Мозамбике, Анголе, Конго (Леопольдвиль) и, вплоть до 1958 г., в Ираке.

В тщетных попытках обуздать национально-освободительное движение английский империализм продолжает применять военную силу против народов распадающейся империи. В числе кровавых деяний Лондона — агрессия против Египта в 1956 г., продолжение колониальных войн в Кении и Малайе, оккупация Иордании в 1958 г., неоднократно возобновляющиеся военные операции в Омане и в районе Адена, колониальная война на Кипре в 1955— 1959

гг., многократное применение вооруженных сил в Ньясаленде, Северной и Южной Родезии и с 1962 г. военные репрессии в Брунее и Сараваке.

В 1962 г. приблизительно 20—25 тыс. английских солдат и офицеров постоянно находились на Среднем Востоке и в Африке и 15—20 тыс.—в Восточной Азии. Не довольствуясь этим, английское правительство объявило о своем намерении усилить две ключевые военные базы, нацеленные против национально-освободительного движения,—Аден и Сингапур.

Существенное влияние на английскую политику оказали некоторые английские монополии, выдвигающие ультраколониалистские требования, особенно в отношении Африки. К этим ультраколониалистским монополиям относятся «Бритиш саут Африка компани», «Танганьика консешнз» и «Англо- Америкэн корпорейшн оф Саут Африка» (группа Оппенгеймера), доходы которых в большей степени, чем доходы других английских монополий, зависят от сохранения «превосходства белых» в южной части Африки.

Однако ультраколониализм не главное течение в политике Лондона в данный период.

Национально-освободительное движение оказывало настолько сильный отпор, что правящие круги Англии вынуждены были все чаще и чаще прибегать к неоколониалистской тактике. Когда уже становилось невозможно отказывать в суверенитете, они стремились достичь «взаимопонимания» с представителями национально-освободительного движения. Многие из национальных руководителей, с которыми Лондону приходилось вступать в переговоры о предоставлении суверенитета, ранее находились в английских тюрьмах как «подрывные элементы». Достаточно назвать хотя бы такие имена, как д-р Нкрума (Гана), архиепископ Макариос (Кипр), д-р Банда (Малави), Джомо Кениата (Кения), д-р Кеннет Каунда (Замбия).

Все возрастающую роль в английской неоколониалистской тактике играло и играет «Содружество наций» К Почти все английские колонии, добившиеся независимости в этот период, стали членами Содружества: Малайя (1957 г.), Гана (1957 г.), Нигерия (1960 г.), Кипр (1961 г.), Сьерра Леоне (1961 г.), Танганьика (1961 г.), Уганда (1962 г.), Ямайка (1962 г.), Тринидад и Тобаго (1962 г.), Занзибар (1963 г.), Кения (1963 г.), Малави (1964 г.), Замбия (1964 г.), Мальта (1964 г.) и Гамбия (1965 г.) 273.

Система имперских преференций, стерлинговая зона, специальный режим для получения займов на лондонском рынке, экономический консультативный совет Содружества наций, министерство по делам Содружества наций на Уайтхолле и частые совещания премьер-министров стран Содружества — все это служит для английского монополистического капитала средством, призванным держать эти новые государства в состоянии зависимости от Лондона, невзирая на изменения их политического статуса.

Успех неоколониалистской тактики Лондона, выразившийся в готовности новых правительств бывших английских колоний стать членами Содружества наций, не помешал, однако, усиле- нию центробежных сил внутри Содружества. Как метко заметил один ведущий буржуазный специалист по английской внешней политике, «Содружество наций, подобно Вселенной, расширяется, но в то же самое время его члены, как небесные тела, удаляются все дальше друг от друга»

Развитию центробежных тенденций способствует постепенное ослабление контроля английского монополистического капитала над членами Содружества наций.

Правда, английские капиталовложения в этих странах увеличиваются и Англия все еще играет ведущую роль во внешней торговле стран Содружества, но национальный капитал, как частный, так и государственный, быстро растет в каждой из них. В то же время многие из этих стран развивают далеко идущее экономическое сотрудничество с социалистическими странами, особенно с Советским Союзом. С другой стороны, продолжается проникновение в страны Содружества наций других империалистических держав, особенно США и Западной Германии.

Для финансирования долгосрочных планов развития Индии, например, Соединенные Штаты обязались предоставить в течение 1961—1963 гг. кредиты и займы на 1045 млн. долл., Западная Германия — на 364 млн., тогда как Англия — всего лишь на 250 млн. долл. Для строительства электростанции на реке Вольте (Гана) США обещали в 1962 г. предоставить 47 млн. ф. ст., а Англия — только 5 млн. ф. ст. То же самое можно наблюдать в Танганьике, на Ямайке, в Пакистане и других странах Содружества, не говоря уже о Канаде, где американский капитал давно преобладает над английским.

Неустойчивость Содружества наций, в частности, проявилась в открытом конфликте, который разразился на конференции премьер-министров стран Содружества в сентябре 1962 г. между Лондоном, с одной стороны, и почти всеми другими членами — с другой, в связи с решением правительства Макмиллана обратиться с просьбой о приеме в члены ЕЭС. Этот шаг угрожал серьезным ограничением экспорта стран Содружества в Англию274 и мог привести к дальнейшему развитию коллективного колониализма со стороны западноевропейских держав, что создало бы дополнительные трудности для азиатских и африканских членов Содружества в достижении экономической независимости.

На конференции премьер-министров стран Содружества в марте 1961 г. разразился острый конфликт. На этот раз он был вызван обсуждением вопроса об участии Южно-Африканской Республики в Содружестве наций после установления там республиканского режима. Африканские и азиатские члены Содружества, резко осудив расовый террор в Южной Африке, несмотря на противодействие Лондона, изгнали ЮАР из Содружества наций.

Важное место во внешней политике Англии в рассматриваемый период занимала проблема борьбы с национально-освободительным движением на Среднем Востоке, в Африке и Юго-Во- сточной Азии.

К середине 50-х годов контроль английского империализма над Средним Востоком был уже серьезно ослаблен успехами национально-освободительного движения. Кроме того, все глубже в бывшую вотчину своего английского соперника проникал американский империализм. Тем не менее английские монополии имели в этом районе чрезвычайно большие интересы.

«Бритиш петролеум» (бывшая «Аигло-Иранская нефтяная компания») и «Шелл» все еще контролировали большую часть нефтяных ресурсов Среднего Востока, прежде всего в Иране, Ираке и Кувейте. Особое значение приобрела 50-процентная доля «Бритиш петролеум» в «Кувейт ойл компани» (остальные 50% принадлежат американской «Галф ойл компани») в связи с тем, что эта небольшая территория стала самым крупным нефтепроизводителем* на Среднем Востоке, давая к 1960 г. около 80 млн. т ежегодно. Английские судоходные и нефтяные монополии вместе с их французскими партнерами были фактически хозяевами Суэцкого канала, при этом в руках английского правительства находилось 44% акций компании Суэцкого канала.

Под мощными ударами национально-освободительного движения, поддержанного социалистическим лагерем, устои английской колониальной системы рухнули, несмотря на отчаянные попытки Лондона спасти ее. Национализация компании Суэцкого канала в 1956 г. и провал англо-франко-израильской агрессии против Египта привели к потере Лондоном и контроля над каналом, и прав в зоне канала, предусматривавшихся за Англией англо-египетским договором 1954 г.; свержение режима Нури Саида и хашимитской династии в Ираке в 1958 г. положило здесь конец военному господству Лондона; несмотря на временную оккупацию Иордании в 1958 г., английский контроль над этой страной постоянно ослабевал со времени изгнания в 1956 г. Глабб- паши — английского командующего вооруженными силами Иордании.

Оказавшись вынужденными в ряде случаев искать модус вивенди с новыми социальными силами, которые пришли к власти на Среднем Востоке, правящие круги Англии в то же время были далеки от того, чтобы отказаться от использования вооруженной силы как средства достижения своих целей в этом районе. У Лондона все еще сохранялась большая военная база в Адене, постоянный гарнизон на Бахрейнских островах и военно-воздушные базы на Кипре, назначение которых — стоять на страже интересов английских нефтяных монополий. В июле 1961 г. в Кувейт был направлен английский экспедиционный корпус, с тем чтобы утвердить господство там «Кувейт ойл компани», захватившей богатства этой страны. В Южной Аравии с 1962 г. Лондон ведет широкие военные операции, направленные против новой Йеменской Республики и местного населения района Адена. Здесь английское правительство придерживалось своей старой тактики союза с шейхами и эмирами против народа. В 1959 г. английское правительство объединило ряд эмиратов этого района в так называемую федерацию аравийских эмиратов и заключило с ней договор о дружбе и защите, гарантирующей продолжение английского господства. В, 1963 г. Лондон включил колонию Аден в эту федерацию, переименовав ее в Федерацию Южной Аравии.

Громадные успехи национально-освободительного движения поставили перед Лондоном новые проблемы и в Африке.

О значении для английского монополистического капитала районов Африки, расположенных к югу от Сахары, можно судить по размерам английских капиталовложений. К концу 1956 г. они превысили 1,7 млрд. ф. ст., тогда как английские капиталовложения в Индии, Пакистане, Цейлоне и Бирме, вместе взятые, достигали половины этой суммы.

Значительная часть этого капитала (360 млн. ф. ст.) была вложена в экономику Южно-Африканской Республики, остальная сконцентрирована главным образом в английских колониях в Западной, Центральной и Восточной Африке, в Бельгийском Конго и португальских колониях К В 1956 г. около 70 млн. африканцев находились под английским колониальным управлением.

Английское колониальное управление в зависимости от местных условий осуществлялось в двух вариантах. Страны, где не имелось совсем или же было мало европейских поселенцев — Нигерия, Гана, Сьерра-Леоне, Уганда, Танганьика и Занзибар — управлялись колониальными чиновниками из Лондона. Страны, где проживало много поселенцев, такие, как Южная Родезия, Кения и Северная Родезия, управлялись Лондоном совместно с поселенцами.

Цель политики английского империализма состояла в том, чтобы, несмотря на новые условия, сохранить систему колониального управления, особенно в районах европейских поселений.

В Кении целых 7 лет сохранялось «чрезвычайное положение», объявленное в 1952 г., в течение которых английские власти убивали и заключали в тюрьмы тысячи африканцев. Вождь кенийского народа Джомо Кениата томился за тюремной решеткой вплоть до 1961 г.

На протяжении 10 лет, с 1953 по 1963 г., английское правительство упорно пыталось сохранить Федерацию Родезии и Ньясаленда, навязанную африканским народам Лондоном с целью увековечения режима «белого господства». В 1959 г. колониальные власти использовали войска для расправы с национально-освободительным движением в Ньясаленде. К таким же мерам неоднократно прибегали и в Северной Родезии. В Южной Родезии, где имеется сравнительно большое число поселенцев, африканское население подвергалось и до сих пор подвергается расистской тирании, мало чем отличающейся от режима в Южно-Африканской Республике.

Что касается Южно-Африканской Республики, то, отмежевываясь время от времени на словах от политики апартеида, проводимой правительством Фервурда и правящей националистической партией, английское правительство на деле сотрудничало с южноафриканскими расистами, вплоть до снабжения их оружием для использования против африканского населения. Английское правительство противилось в 1961 г. исключению ЮАР из Содружества наций. Когда ему не удалось помешать этому, оно протащило через парламент специальный закон о Южной Африке, сохраняющий за ней экономические и другие привилегии, которые она должна была потерять в связи с выходом из Содружества наций.

Английское правительство взяло на себя также роль одной из главных опор режима Чомбе в Конго и португальских угнетателей в Мозамбике и Анголе, где английские ультраколониалистские монополии имеют значительные интересы. Не жалея усилий, оно пыталось спасти сепаратистское «правительство» Чомбе, всячески препятствовало осуществлению резолюций Совета Безопасности по Конго во второй половине 1961 г. и операций вооруженных сил ООН в Катанге, задерживая отправку военно-воздушных пополнений и отказываясь снабдить их обещанным ранее английским оружием275. В то же время невозможность сохранить колониальную систему с помощью силы вынудила английский империализм постепенно перейти к новой, более гибкой тактике в защите своих интересов сначала в Западной, а потом и в Восточной и Центральной Африке, «предоставляя» своим колониям политическую независимость. В 1957 г. Гана была единственной английской колонией в Черной Африке, добившейся политической независимости. К концу 1964 г. все крупные английские колонии в этом районе, кроме Южной Родезии, обрели суверенитет.

Вынужденное отступление Лондона было метко охарактеризовано английским ученым-марксистом Дж. Уоддисом как стремление «уйти, чтобы остаться» К Только так можно было сохранить экономические позиции английских монополий и все возможные рычаги для оказания влияния на бывшие колонии после завершения политического правления Англии.

Этот неоколониалистский маневр Лондона, несомненно, сыграл свою роль в сохранении английскими монополиями своих позиций в экономике этих стран и оказал влияние на их решение стать членами Содружества после достижения независимости.

В то же время приобретение политической независимости открыло перед этими странами путь к полному освобождению от господства Лондона, ибо каждая из них рассматривала его как первый шаг на пути национального становления. В сентябре 1961 г. правительство Ганы уволило английских офицеров, командовавших вооруженными силами, заменив их ганцами. В январе 1962 г. по инициативе Нигерии было денонсировано англо-нигерийское военное соглашение 1960 г., предоставлявшее военно-воздушным силам Англии далеко идущие права. Приняв республиканские конституции, Гана (в 1960 г.), Танганьика (в 1962 г.), Нигерия (в 1963 г.) порвали связи с английской короной, остававшиеся после предоставления им суверенитета и ревностно оберегаемые Лондоном. Более того, новые государства становились мощной силой в борьбе за ликвидацию сохранившихся очагов колониализма в Южной Родезии, Южно-Африканской Республике, в португальских колониях.

Английский империализм продолжает оставаться одним из столпов колониализма и в Юго-Восточной Азии. Проявляя здесь большую осторожность, чем Соединенные Штаты, особенно в вопросе о Лаосе в 1960—1961 гг., он является тем не менее одним из основных оплотов СЕАТО, партнером Вашингтона по важнейшим актам агрессии, угнетателем народов Малайи и Северного Калимантана (Борнео). Причем политика Лондона направлена главным образом на сохранение контроля над Малайей (включая Сингапур), как источника громадных прибылей для английских монополий и военно-политичевского плацдарма в борьбе против национально-освободительного движения во всей Юго-Восточной Азии.

В Сингапуре размещены многочисленные сухопутные, военно-морские и военно-воздушные соединения и штаб английских вооруженных сил в Восточной Азии. Английским (а также австралийским и новозеландским) вооружен ным силам по англо-малайскому договору об обороне и взаимной помощи от 12 октября 1957 г. предоставляются и другие постоянные базы, расположенные в континентальной части Малайи.

Упорная борьба сил национального освобождения потребовала от Англии в Малайе особой изворотливости, поэтому ее политические маневры носили там особенно сложный характер.

В 1959 г., надеясь расколоть силы национального освобождения в самом Сингапуре, английское правительство предоставило ему статус «самоуправляющегося государства», но сохранило контроль над его обороной, внешней политикой и «внутренней безопасностью».

К 1961 г. Лондон и правители Малайской Федерации, обнаружив, что этот неуклюжий маневр провалился, сменили тактику. Они стали сколачивать новую Федерацию Малайзии, включающую Малайскую Федерацию, Сингапур и три английские колонии — Бруней, Саравак и Северное Борнео, где бы при поддержке английских штыков господствовали правители Малайской Федерации. Стремясь включить эти три колонии на Калимантане в Малайзию, Лондон надеялся создать таким путем не только удобное неоколониалистское прикрытие их эксплуатации !, но и более выгодный для их малайских протеже этнический состав новой федерации.

Несмотря на широко распространенную оппозицию этому плану в Сингапуре и в Индонезии, английское правительство, применив вооруженные силы против национально-освободительного движения на Северном Калимантане, создало новую федерацию в конце 1963 г.276 Однако включить Бруней в нее Лондону не удалось. Не надеясь на прочность искусственно созданной им федерации, Лондон резко увеличил свои военные силы в Малайзии. К 1965 г. численность английских войск достигла здесь 50 тыс.

В 1964—1965 гг. правительство Англии демонстративно поддержало открытую агрессию США против вьетнамского народа. Лейбористское правительство не в меньшей степени, чем предшествовавшее ему правительство консерваторов, делало краеугольным камнем своей политики в Индокитае солидарность с Соединенными Штатами.

<< | >>
Источник: Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.). 1965

Еще по теме 2. Английский империализм и национально-освободительное движение:

  1. 1. Новый этап национально-освободительного движения
  2. Признание национально-освободительного движения.
  3. 1. Боевой союз социализма и национально-освободительного движения
  4. ГЛАВА VII ПОДЪЕМ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ
  5. Глава 26 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИДЕИ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ИНДИИ)
  6. 2. Политическая и дипломатическая поддержка национально-освободительного движения
  7. 3. Воздействие ленинской политики мира на рабочее и национально-освободительное движение
  8. Основные позиции ГДР по отношению к национально-освободительному движению и государствам Азии, Африки и Латинской Америки
  9. Часть II ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО, СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО И НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЙ
  10. НОВЫЙ ПОДЪЕМ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА МОЛОДЫХ СУВЕРЕННЫХ ГОСУДАРСТВ
  11. 2. Двусторонние военные пакты как средство наступления американских монополий. Нарастание национально-освободительного движения
  12. II коммунизмом, сводящим все к «козням Москвы», они признавали необратимый характер социальных перемен в мире, но только для того, чтобы, используя весь арсенал средств и методов воздействия, направить их в нужное для США русло и тем самым поставить освободившиеся страны в зависимость от американского империализма. Наряду с усилением экономического проникновения для борьбы с национально-освободительным движением предлагалось широко применять специально подготовленные военные формирования, дип
  13. 1. Новый этап освободительного движения в Латинской Америке
  14. Национально-освободительная борьба колониальных народов.
  15. ОТНОШЕНИЯ ГДР С ОСВОБОДИТЕЛЬНЫМИ ДВИЖЕНИЯМИ И ГОСУДАРСТВАМИ АФРИКИ
  16. 5. Английский империализм и Западная Европа
  17. 4. Английский империализм и социалистические государства
  18. ГЛАВА XXIV НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  19. Глава третья СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КОЛОНИЙ И ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ (1763—1775)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -