<<
>>

Заключение

Подводя итоги диссертационного исследования, мы пришли к следующим выводам.

Политика НАТО, призванная обеспечить реализацию геополитических и экономических интересов ведущих государств-членов союза, определяет стратегические ориентиры Альянса.

Эта стратегия отводит для НАТО роль глобального военно-политического регулятора международной политики, выступающего в интересах стран Запада.

Основными факторами трансформации политической и военной стратегии Альянса, определившими изменение подходов НАТО к установлению своих стратегических приоритетов, выступили: окончание «холодной войны», конфликты в ряде регионов мира, усиливающаяся угроза терроризма, глобальный характер рисков безопасности. В связи с этими обстоятельствами НАТО выработала новую стратегию, направленную на противодействие глобальным рискам и тесному взаимодействию с государствами, не являющимися членами блока, но находящимися в сфере геополитических интересов союза.

Исследование основных документов, определяющих цели и задачи блока, позволило проследить эволюцию его стратегических установок. Важной отличительной особенностью Стратегической концепции НАТО 1999 г. стало сосредоточение внимания на системном воздействии, включающем не только военные, но и политические, экономические, социальные и культурные факторы. Принципы поддержания безопасности государств-членов и «гибкого реагирования» были дополнены принципами сотрудничества со странами Восточной Европы, СНГ и Средиземноморского региона.

Решения Пражского саммита 2002 г. обеспечили дальнейшую трансформацию стратегии НАТО по расширению глобальной компетенции в сфере коллективной обороны и безопасности, направленной в том числе и на противодействие террористическим угрозам. В ходе Стамбульской встречи 2004 г. данная тенденция нашла новое подтверждение, выразившееся в согласовании интересов США и ведущих европейских стран, входящих в НАТО.

В 2010 г. была принята новая Стратегическая концепция Североатлантического альянса «Активное участие, современная оборона», сохранившая в основе главные принципы военно-политического союза, и вместе с тем корректировавшая позиции Альянса по сравнению с концепцией 1999 г. Документ 2010 г. ставил три важнейшие задачи: коллективная оборона, кризисное регулирование и обеспечение безопасности на основе сотрудничества.

Исследование трансформации политической и военной стратегии НАТО позволяет обоснованно говорить о том, что стратегическая цель Альянса на современном этапе его развития заключается не только в решении вопросов военной безопасности государств-членов, но и в вовлечении в сферу влияния Запада все новых государств, обеспечении их военно-политического взаимодействия в разрешении военно-политических кризисов.

Еще одним новым элементом, определяющим военную и политическую стратегию Альянса, стала концепция гуманитарного вмешательства, которая исходит из необходимости защиты прав человека, невзирая на суверенные прерогативы государства, в том числе путем вооруженного вмешательства. Идея гуманитарного вмешательства оказалась востребована для оправдания действий НАТО в период «арабской весны».

Политические конфликты «арабской весны» обладают рядом особенностей, которые охарактеризованы нами в результате проведенного исследования. «Арабская весна» может рассматриваться как особое проявление социально-политических транзитивных процессов, связанных с трансформацией авторитарных и полуавторитарных политических режимов

Ближнего Востока и Северной Африки. В целом, эти события характеризуются разрушением старых властных структур и выдвижением на политическую арену общественно-политической жизни движений политического ислама. Специфика «арабской весны» во многом определена особенностями политического развития и государственного строительства в регионе, традиционностью арабо-мусульманского общества. Практически все государства, затронутые «арабской весной», прошли через политическую трансформацию.

В некоторых странах региона активизировались экстремистские и террористические группировки, стали нарастать фундаменталисткие настроения, обострились конфликты на этнической почве.

Следует указать на то, что регион Ближнего Востока и Северной Африки находится в сфере внимания Альянса. Ряд программ сотрудничества, реализуемых блоком (Средиземноморский диалог и Стамбульская инициатива), были направлены на вовлечение государств региона в сферу геополитического влияния НАТО, его ведущих государств-членов.

Проведенный в исследовании анализ интересов ведущих государств- членов НАТО (США, Франции, Великобритании, Италии) показывает, что данные государства преследуют широкий спектр экономических и геополитических интересов в регионе. Эти интересы в значительной степени связаны с установлением контроля над государствами региона и обеспечением энергетической безопасности европейских государств- участников блока. «Арабская весна» создала новые, более широкие возможности для реализации интересов стран западного сообщества в регионе.

Стратегия НАТО и его ведущих государств-членов в ходе вмешательства в кризисы «арабской весны» была направлена на реализацию указанных интересов ведущих государств Запада. Проведенный анализ показывает, что в отношении Ливии данные интересы имеют преимущественно экономических характер и связаны с обеспечением энергетической безопасности европейских членов Альянса. Вмешательство НАТО в сирийский конфликт связано, прежде всего, с продолжением стратегической линии союза и его ведущих государств-членов в отношении «Большого Ближнего Востока», его политического переустройства, установления своего контроля в отношении политики государств региона.

В ливийском и сирийском кризисах «арабской весны» проявилась обновленная стратегия НАТО в военной и политической сферах, получившая выражение в вооруженном вмешательстве в гражданскую войну в Ливии, и в непрямых формах влияния на конфликт в Сирии. При этом следует указать на то, что реализацией этой стратегии обеспечивается такая трансформация международных отношений, которая придает прерогативы ведущим государствам Запада и НАТО по вмешательству во внутриполитические процессы других стран в обход Устава ООН.

Мы можем с большой долей определенности указать на то, что действия НАТО в ливийском и сирийском кризисах преследовали цель установления в этих государствах зависимых от западных стран политических режимов. Тем не менее, формы, в которых реализовывалась эта цель, оказались различны.

Несмотря на запрет на прямое вооруженное вторжение иностранных государств на ливийскую территорию, зафиксированный в резолюции 1973 ООН, НАТО осуществила в Ливии военную операцию «Союзный защитник».

Стратегия НАТО по регулированию вооруженного конфликта в Ливии имела как политическую, так и военную составляющую. Политические действия были направлены на смещение режима Каддафи и проведение системы политических выборов, которые должны были привести к демократизации ливийского режима. Военная составляющая способствовала достижению политической цели путем непосредственной вооруженной поддержки мятежников и на данном этапе сыграла значительную роль в свержении режима Каддафи.

Таким образом, мы можем заключить, что при вмешательстве в ливийский кризис НАТО удалось реализовать свои политические и военные стратегические цели по свержению правящего режима в Ливии. Тем не менее, после свержения режима М. Кадафи Альянс столкнулся с нарастанием политической нестабильности в стране, что стало новым препятствием для реализации интересов НАТО и его ведущих государств-членов.

В сирийском конфликте НАТО было ограничено рядом обстоятельств, таких как: высокий потенциал режима Б. Асада по противодействию активности сил оппозиции; ее политическая разнородность, включающая радикальные террористические группы; наличие достаточно современных систем вооружения у сирийской армии; чрезмерно высокие потенциальные расходы финансовых, военных и иных ресурсов.

Стратегия НАТО по урегулированию сирийского кризиса вырабатывалась в условиях данных ограничений. В этих условиях основным способом достижения поставленной блоком цели была избрана поддержка сирийской оппозиции, обеспечение ее консолидации.

Значение имеет тот факт, что игнорирование НАТО различий сил сирийской оппозиции по признакам экстремистских целей и террористической деятельности фактически приводит к усилению позиций наиболее радикальных сил, эскалации конфликта.

Другой составляющей действий Альянса стала подготовка и развертывание военной инфраструктуры союза в непосредственной близости от границ Сирии.

Существенным обстоятельством, ограничившим эффективность политики НАТО, его государств-членов в отношении Сирии, стала последовательная позиция России по мирному урегулированию конфликта на основе внутрисирийского диалога. В 2011 и 2012 гг. Россия, воспользовавшись правом вето в Совете Безопасности ООН, не позволила, в отличие от ливийского кризиса, использовать резолюцию ООН как международно-правовую основу для действий против существующего в данной стране режима.

Оценивая последствия «арабской весны» для государств Ближнего Востока и Северной Африки, следует отметить, что несмотря на предпринимаемые НАТО действия по поддержке протестных выступлений против авторитарных режимов под эгидой содействия в демократизации гражданского общества, в ряде стран арабского мира конфликты не только не были урегулированы, а в целом ряде случаев интенсифицировались. Вмешательство НАТО, его попытки разрешить кризисы при помощи военной силы в значительной степени способствовало эскалации рассмотренных конфликтов и росту исламисткого экстремизма в регионе. Г осударственность стран региона оказалась дестабилизированной. Повысилась степень зависимости правящих режимов от внешних сил, прежде всего от позиции стран Запада. В Ливии сохраняется напряженность, связанная с религиозной и племенной враждой. В Сирии продолжается гражданская война, усугубляемая расширением масштабов деятельности «Исламского государства», а также поддержкой оппозиции со стороны НАТО, его государств-членов, подтвержденной на встрече глав МИД стран Альянса в Брюсселе в конце 2015 г.

Если рассматривать последствия участия НАТО в ливийском и сирийском кризисах для самого Альянса, то оно способствовало совершенствованию процедур согласования целей и интересов государств участников, координации их политических и военных усилий.

Альянс, в соответствии со своими стратегическими установками действовал на основе консенсуса между своими ведущими членами. При этом принципы политической и военной стратегии блока, выработанные в постбиполярный период, связанные с расширением сферы ответственности НАТО и новой трактовкой безопасности были вновь реализованы в ходе вмешательства в кризисы «арабской весны». Как показали события, связанные с действиями Альянса, широкое понимание безопасности, выраженное в документах блока, закрепляет за ним право на военно-политическое воздействие на внутриполитические процессы в суверенных государствах, оказавшихся в сфере интересов ведущих государств-членов НАТО.

Следует отметить, что проводимая НАТО в ходе «арабской весны» политика способствовала появлению новых проблем, требующих от Альянса поиска путей их решения. Речь идет об активизации и расширении географии террористической активности радикальных исламистских группировок и неконтролируемой миграции в страны-члены блока огромного потока беженцев из региона Ближнего Востока из-за гуманитарной катастрофы, вызванной событиями «арабской весны».

Говоря о последствиях кризисов и конфликтов «арабской весны» для российской внешней политики, следует отметить, что они привели к активизации вовлеченности России в политические процессы, происходящие в регионе, повышению ее роли в урегулировании сирийского кризиса. Кроме того, эти кризисы обусловили необходимость совершенствования внешнеполитических механизмов по предотвращению угроз безопасности России, с целью противостояния действиям НАТО, направленных на расширение сферы своего влияния.

Следует отметить тот факт, что в ходе вмешательства Североатлантического альянса в конфликты «арабской весны», особенно в Ливии и Сирии, в полной мере проявился новый подход НАТО к разрешению кризисов, основанный на сочетании политических и военных средств по расширению сферы своего влияния и ускоренной «демократизации» стран в соответствии с западной моделью.

<< | >>
Источник: АНТЮХОВА ЕКАТЕРИНА АНДРЕЕВНА. Подход НАТО к урегулированию конфликтов «арабской весны» .Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. 2015

Еще по теме Заключение:

  1. § 3. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением
  2. § 5. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением (обвинительным актом)
  3. § 5. Заключение экспертов
  4. Консультативное заключение Международного Суда от 1951 г.
  5. г) Иные случаи допустимости доказательств - допустимость экспертного заключения
  6. § 2. АКТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ, НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОРОЖДАЮЩИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО, ИСПОЛНЕНИЕ КОТОРОГО СВЯЗАНО С ЗАКЛЮЧЕНИЕМ ДОГОВОРА
  7. 8.1. Заключение эксперта-почерковеда как объект оценки субъектом доказывания
  8. Процессуальные и тактические средства исследования и проверки заключения эксперта-почерковеда
  9. 23.1. Направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору
  10. § 4. Заключение эксперта как средство доказывания. Требования, предъявляемые к заключению эксперта
  11. 5. Стандартные минимальные правила Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила)
  12. § 6. Решение прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением
  13. 10.5. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением или обвинительным актом
  14. Глава 9. СТАДИИ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА
  15. ПЕРЕВОД РАБОТНИКА НА ДРУГУЮ РАБОТУ В СООТВЕТСТВИИ С МЕДИЦИНСКИМ ЗАКЛЮЧЕНИЕМ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -