<<
>>

Внешняя политика Исламской Республики Иран: отношения с США и иранская ядерная проблема (1990-2009-е гг.)

Политическая ситуация на Ближнем и Среднем Востоке, характер режимов, сложившихся в государствах региона, внешнеполитическая ориентация, а также социально-экономические процессы в них вызывают повышенный интерес мирового сообщества.
Такое внимание объясняется рядом факторов: стратегической значимостью региона, ролью его как выгодного рынка капиталовложений, значением ряда государств региона в качестве долгосрочных стратегических инвесторов США и Западной Европы, нерешённостью арабо-израильского конфликта, ситуацией в Ираке, проблемой существования здесь опорных баз международного терроризма, угрозами появления в ряде стран региона ядерного оружия, усилением роли ислама, его политизацией.

К числу крупнейших стран мусульманского Востока относится Иран. Революция 1978-1979 гг. и последующее политическое развитие Исламской Республики Иран (ИРИ) вызывают неподдельный интерес исследователей во всём мире в силу того значительного влияния, которое стало оказывать это государство на весь мусульманский мир и на его взаимоотношения со странами Запада. Особый интерес вызвала реализация концепции «велаят-е факих»1 идеолога революции Р. М. Хомейни - варианта многообразного дискурса исламского возрождения2. Исламская Республика Иран - первый в Новейшей истории вариант реализации «нового исламского проекта» на практике3.

Приход к власти в Иране шиитского духовенства обернулся для США потерей сильнейшей страны региона, которая прежде наряду с Саудовской Аравией обеспечивала контроль США в зоне Персидского залива. Таким образом, исламская революция разрушила одну из опор американской стратегии в регионе Большого Ближнего Востока, поскольку провозглашённая руководством ИРИ доктрина «Ни Запад, ни Восток, а ислам» соответствовала её изоляционистскому внешнеполитическому курсу. 1

«Велаят-е факих» - «правление эрудированного богослова», т. е.

во главе государства должен стоять главный факих - шиитский духовный лидер (рахбар), обладающий высоким духовным званием. Это сакрально-политизированное выражение духовности, нацеленное на институализацию исламского канона путём проведения целого ряда коренных преобразований в обществе. 2

Аятолла-аль-узма имам Хомейни. Завещание. М., 1990; Хомейни Р. М. Путь к свободе. Речи и завещание. М., 1999; Алиев С. Рухолла ал-Мусави ал-Хомейни // Азия и Африка сегодня (далее ААС). 1988. № 10. С.20-24; Как назревала исламская революции // Персия. 2001 1(4). С. 21-24 (статья подготовлена Культурным центром при Посольстве ИРИ в РФ); Жуков Д. А. Имам Хомейни. Очерк политической биографии. М., 1999. 3

Конституция Исламской Республики Иран. М., 1994. 4

Фёдорова И. Тупики политики санкций // ААС. 1999. № 2. С. 40.

Дипломатические отношения между ИРИ и США после революции 1978-1979 гг., сопровождавшейся драматическим событием захвата посольства США в Тегеране, были прерваны. ИРИ стала рассматриваться в США не только как вызов американской модели демократии, но и как страна, унизившая национальное достоинство США. США пытались экономическими и политическими акциями привести к полной изоляции ИРИ в мире, поэтому были введены экономические санкции. В мае 1995 г. правительство США ввело полное эмбарго на торговлю с Ираном4. Нельзя забывать об экономическом факторе (иранская нефть) в ирано-американском противостоянии, однако в США вызвал серьёзную озабоченность сам характер исламской революции. Это была некая новая разновидность национально-освободительной революции с ярко выраженным антиамериканским акцентом, которая при этом победила под чисто исламскими лозунгами и без какой-либо видимой опоры на внешние силы. Иранская революция не укладывалась в американскую схему, согласно которой принято было считать, что все национально-освободительные движения инспирируются СССР. Более того, революция стала в определённой степени примером для мусульманских стран. Усилился процесс политизации ислама.

Достигнутые в ИРИ за последующие после революции десятилетия успехи во многом способствовали активизации исламских партий и движений в других мусульманских странах.

В результате революции 1978-1979 гг. США лишились своего военно-политического присутствия на Ближнем и Среднем Востоке. Новые иранские власти не только законодательно запретили размещение на территории страны каких-либо иностранных военных баз, но и стали активно выступать против любого иностранного присутствия в регионе. Конечно, имелось в виду, что из Персидского залива должен быть выведен американский военный флот. Поэтому с событий иранской революции в США началась корректировка стратегии национальной безопасности государства. Ряд регионов и районов мира был объявлен сферой «жизненных интересов США», где американское правительство взяло на себя задачу поддержания стабильности. Тем более что после вторжения США в Ирак и свержения режима Саддама Хусейна у Ирана появилась возможность расширить сферу активного влияния на решение региональных проблем. ИРИ становится опасным конкурентом для США на Ближнем Востоке.

1 Сажин В. И. Исламская Республика Иран: власть и армия // Армия и власть на Ближнем Востоке: от авторитаризма к демократии. М., 2002. С. 309; Файзуллаев Д. ВПК Ирана: состояние и перспективы развития // ААС. 2008. № 8. С. 30; Ромашкина Н. Иранский атомный узел // ААС. 2006. № 8. С. 46.

Иранское руководство, помня горькие уроки войны с Ираком (19801988 гг.), в 1990-е гг. предприняло масштабные меры по укреплению военного потенциала, что вызвало острую реакцию США, Израиля и других стран. Особую обеспокоенность западного мира вызвали усилия ИРИ по разработке и принятию на вооружение современной ракетной техники. Первоначальной целью этой программы, получившей толчок в 1984-1985 гг., после иракских ракетных ударов по целям в Иране, было создание достаточного потенциала для отражения ракетной угрозы со стороны Ирака. После разгрома Ирака в операции «Буря в пустыне» цели ракетной программы Тегерана изменились.

По заявлениям руководства страны, ИРИ стремится к тому, чтобы в зоне поражения её ракетными силами оказался регион Персидского залива. В деле самообеспечения ракетной техникой Иран добился определённых успехов. Программа модернизации военно-промышленного комплекса Ирана стала официально проводиться с 1997 г. в рамках общегосударственной программы «Иран - 1400», рассчитанной на 25 лет (1400 г., по мусульманскому летоисчислению, соответствует 2021 г.)1.

Президент ИРИ А. А. Хашеми-Рафсанджани (1989-1997 гг.) - сторонник прагматического внешнеполитического курса - стремился к более гибкой и умеренной внешней политике по сравнению со своими предшественниками, более широкому развитию связей с Западом, возражал против намерения исламских радикалов продолжать политику экспорта исламской революции1. Однако ему не удалось преодолеть влияние оппозиции на принятие такого важного для Ирана вопроса, как налаживание отношений с США.

Большие изменения произошли в отношениях Ирана с внешним миром при президенте М. Хатами (1997-2005 гг.), возглавившие группу иранских реформаторов. М. Хатами заявил себя сторонником сближения культур, диалога цивилизаций, открытости Ирана и готовности поддерживать добрые отношения с любой страной мира. Лозунг, с которым М. Хатами пришёл к власти, «Учиться лучшему, что есть у Запада» - тому подтверждение2.

Иран в конце 1990-х гг. стал проявлять активность на многих направлениях внешней политики, в том числе и в отношениях с США. Одним из первых заметных шагов президента М. Хатами с целью изменения внешнеполитического курса ИРИ явилось его интервью в 1998 г. корреспондентке телекомпании Кристьян Аманпур (иранке по происхождению), в котором президент заявил, что никто не мешает развитию связей и укреплению взаимопонимания между иранской и американской нациями, в особенности между учёными и мыслителями. Далее он подчеркнул: «Я уважаю американский народ за его великую цивилизацию... однако США продолжают жить с менталитетом холодной войны, пытаясь создать образ воображаемого врага ..

.»3. Вскоре после этого выступления М. Хатами президент США Билл Клинтон направил иранскому руководителю письмо, в котором обозначил перспективу улучшения двусторонних отношений4. 1

Миронов Л., Тураджев В. «Сильный человек» из Рафсанджана // ААС. 1994. № 8-9. С. 34-37; Уолдмен П. «Капитализм мулл?» // ААС. 1992. № 9. С. 25-26; Кулагина Л. Внешнеполитический курс остаётся неизменным // ААС. 1999. № 2. С. 26. 2

Хатами М. Иранистика - это окно, открытое для того, чтобы слышать, знать и говорить Это окно должно быть шире открыто перед миром // Иран сегодня. 2003. № 1 С. 2-7; Вартаньян Э. Г. Эволюция исламского правления в Иране (конец ХХ - начало XXI в.) // Грани. Краснодар, 2006. С.10-14. 3

Кулагина Л. Внешнеполитический курс останется неизменным //ААС. 1999. № 2. С.26 4

SNN -http: // www:cnn.com/ US/9801/09/us.iran

В сентябре того же, 1998 г. М. Хатами выступил на сессии Генеральной Ассамблеи ООН - что тоже безусловное свидетельство стремления Ирана к выходу из изоляционистского внешнеполитического курса. На этом заседании М. Хатами выступил с инициативой объявить 2001 год годом диалога цивилизаций1.

Начали налаживаться контакты между США и ИРИ на неофициальном уровне: в 1998 г. в Иране побывала команда американских борцов, эксперты из США приняли участие в ряде международных симпозиумов и семинаров в Иране2. Определённым ответным знаком на выступление президента М. Хатами в Нью-Йорке в 1998 г. стал тот факт, что в середине мая 1998 г. в США отказались от санкций в отношении компаний «Газпром», «Тоталь», «Петронас», заключивших двухмиллиардный контракт на разработку газа в Иране3. Были приостановлены санкции США в отношении ряда компаний стран ЕС, особенно по газовым проектам, не являющимся конкурентными для американских компаний. В 2000 г. США сняли запрет на импорт иранских ковров, чёрной икры, фруктов, а также обещали урегулировать ряд взаимных финансовых претензий, в частности, по поводу «замороженных» в 1979 г. иранских авуаров в банках США (после свержения шахского режима в банках США было заморожено 10 млрд.

долл., принадлежавших Ирану, около половины этой суммы было возвращено к концу 1990-х гг.)4. 1

Хатами С. М. Текст выступления на заседании ООН, посвященный диалогу цивилизаций. М., 2001; Хатами С. М. Текст выступления на «Саммите тысячелетий» в ООН (06.09.2000). М.. 2001; Мамедова Н. Опыт исламского правления // ААС. 1999. № 2. С.11. 2

Фёдорова И. Тупики политики санкций // ААС. 1999. № 2. С.42. 3

Мамедова Н. Опыт исламского правления // ААС. 1999. № 2. С.11; Кулагина Л. Внешнеполитический курс остаётся неизменным // ААС. 1999. № 2. С. 27. 4

Фофанова М. Ирано-американские отношения: тупик или бег по кругу? // ААС. 2007. № 9. С. 28; Фёдорова И. Тупики политики санкций // ААС. 1999. № 2. С.41. 5

Ушаков В. Амбициозные планы Тегерана // ААС. 1999. № 1. С. 19. Бади Ш. Трудный путь «сбалансирования» экономики // ААС. 1996. № 5. С. 14

Но даже робкие шаги М. Хатами по нормализации ирано-американских отношений на цивилизационном уровне представились правым радикалам в ИРИ нарушением заветов имама Р. Хомейни, который называл США «великим сатаной». Под давлением радикалов, имам Али Хаменеи, сменивший на посту рахбара аятоллу Р. Хомейни после его смерти в 1989 г., в конце 1990-х гг. в корне пресёк возможности быстрых и конструктивных мер по восстановлению связей ИРИ с США. Это поняли в США, застопорив осуществление целого ряда шагов по сближению с ИРИ. В частности, США отклонили предложения некоторых западных нефтяных монополий провести нефте- и газопроводы из Каспийского моря к международным рынкам через территорию Ирана, что было удобно и выгодно во всех отношениях5.

Однако, несмотря на то что консервативное правящее крыло в Иране не разделяло взглядов М. Хатами в отношении США, для иранской внешней политики приоритетным оставалось развитие связей со странами Запада, привлечение иностранных инвестиций. В марте 1998 г. на заседании министров иностранных дел стран ЕС было принято решение о дальнейшем расширении политических и экономических контактов с ИРИ, т. е. государства Евросоюза отказались от прежних решений Европы в отношении Ирана. Иран аккуратно расплачивался по внешним долгам. В 1994 г. Иран, имея 30-млрдный внешний долг, погасил его на сумму в 6,3 млрд.1, в 1996 г. - 5,6 млрд. долл., в 1997 г. - 3,4 млрд.2 Иран постоянно наращивает добычу нефти и газа и, несмотря на американские санкции, всё уверенней вторгается на рынки наиболее перспективных покупателей энергетического сырья. Так, известно, что в последние годы ИРИ заключила сделку с КНР на поставку своей нефти на 70 млрд. долл. Иранский газ пошёл в азербайджанскую Нахичевань и в Армению3.

Угрозы военных санкций в отношении Ирана зазвучали из Вашингтона с приходом к власти администрации Дж. Буша (это шло в русле новых подходов к обеспечению безопасности США после событий 11 сентября 2001 г., глобальной войны против терроризма4). В 2002 г. Дж. Буш причислил Иран к странам «оси зла», финансирующим террористов, а в 2004 г. в администрации США заговорили о возможном нанесении превентивных ударов по иранской территории в связи с секретными иранскими ядерными разработками5. Правительство США считает, что условия для нормализации отношений с Ираном наступят в первую очередь тогда, когда Иран откажется, по определению Вашингтона, от «воинственной исламской идеологии и ядерных амбиций»6. 1

Бади Ш. Трудный путь «сбалансирования» экономики // ААС. 1996. № 5. С. 14 2

Мамедова Н. Экономика диктует политический курс // ААС. 1997. № 4. С. 42; Её же. Опыт исламского правления // ААС. 1999. № 2. С. 27. 3

Дружиловский С.Б. США уже ведут войну против Ирана? // ААС. 2007. № 12. С. 10. 4

The National Security Strategy of the United States // The White House - htpp://www. whitehouse.gov/nsc/nss.html 5

Барзегар Кайхан. Тегеран - союзник, а не противник в борьбе против терроризма // ААС. 2005. № 3. С. 39; Арунова М. 25 лет Исламской революции и российско-иранские отношения // ААС. 2004. № 6. С. 6; Фофанова М. Ирано-американские отношения: тупик или бег по кругу? // ААС. 2007. № 9. С.28-29. 6

Бади Ш. Трудный путь «сбалансирования» экономики // ААС. 1996. №5. С.15.

29 июля 2005 г. палата представителей Конгресса США подавляющим большинством голосов приняла «Закон о распространении демократии и демократических ценностей в недемократических странах». Администрация Дж. Буша тут же запросила у Конгресса на поддержку демократии в Иране 75 млн. долл.1.

В числе причин затянувшегося конфликта между Ираном и США можно выделить следующие: идеологические - категорическое неприятие Ираном западных ценностей, распространение идей исламской революции во всём мире; политические - иранская «ядерная программа» и региональное соперничество государств; экономические - борьба за энергоресурсы в регионе (основой внешней политики США, с учётом громадных потребностей их экономики в энергоресурсах и непрерывно растущих мировых цен на нефть и газ, является стремление установить максимальный контроль над мировыми энергоресурсами, поэтому в доктрине национальной безопасности США провозглашён курс на их экономическое и военное доминирование в мире, и в русле этого в январе 2007 г. на рассмотрение в сенат Конгресса США внесён законопроект сенатора-республиканца Р. Лугара «Акт об энергетической дипломатии и безопасности»2).

Оккупация Ирака в 2003 г. американскими войсками привела к тому, что ирано-американские противоречия приобрели ещё большую остроту. Присутствие войск США в непосредственной близости от иранской границы является одним из факторов, провоцирующих риск возможного прямого столкновения США и ИРИ.

Один из острых вопросов мировой безопасности - угроза распространения ядерного оружия на Ближнем и Среднем Востоке. 1

Дружиловский С.Б. США уже ведут войну против Ирана? // ААС. 2007. № 12. С. 8-9. 2

Energy Diplomacy and Security Act of2007 (Reported in Senate) Library of Congress -htpp://thomas.loc.gov/cgi-bin/query/D?с110:2: /temp/-c1102aNWXQ

Несколько слов о предыстории ядерной проблемы Ирана. Начало иранской ядерной программы было положено тогда, когда между Ираном и США было подписано соглашение о мирном использовании ядерной энергии в рамках программы «Атом для мира», открытой после выступления президента США Д. Эйзенхауэра на генеральной Ассамблее ООН в декабре 1953 г. В обмен на право инспектирования и мониторинга ядерных объектов США предложили Ирану предоставить ядерные установки и оборудование, а также подготовить специалистов соответствующего профиля. В 1960 г. при физическом факультете Тегеранского университета с помощью США был построен ядерный исследовательский центр с реактором мощностью 5 мегаватт (мгвт.). Он был запущен в 1968 г. и позволял разрабатывать ежегодно до 600 г плутония.

Обогащённое сырьё для этого реактора поступало из Аргентины1. Тогда же между Ираном и Францией было подписано соглашение о сотрудничестве в деле очистки и обогащения урановых руд. Программа создания в Иране сети атомных электростанций появилась в начале 1970-х гг. (предполагалось построить более 20 АЭС). Её инициатором был шах Мухаммед Реза Пехлеви. Шах придавал большое значение развитию в стране ядерной энергетики. Сотни иранских специалистов прошли обучение в лучших западных вузах, в том числе американских, ведь Иран в то время был одним из главных союзников США в Персидском заливе. Иран присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия и изъявил готовность поставить все свои ядерные объекты под контроль Международной комиссии по атомной энергии (МАГАТЭ)2. 15 мая 1974 г. вступило в силу Соглашение о гарантиях МАГАТЭ применительно к Ирану. Таким образом, в 1960 - 1970-е гг. США не только не возражали против развития иранской атомной программы, но и не высказывали беспокойства по поводу создания там замкнутого ядерного топливного цикла.

В 1970-е гг. была создана Организация по атомной энергии Ирана, руководитель которой напрямую подчинялся шаху, а впоследствии -президенту Ирана. Планировалось организовать подготовку квалифицированных специалистов-ядерщиков в США, Бельгии, Великобритании, ФРГ, Италии, Швейцарии, Франции.

Главными партнёрами шахского Ирана по созданию основ атомной энергетики с начала 1970-х гг. стали ФРГ и Франция (германские фирмы сооружали АЭС в районе г. Бушер, французские - на реке Карун). Реализация программы шла быстрыми темпами. Предполагалось первые два энергоблока на АЭС в Бушере запустить в 1980-1981 гг., а два других энергоблока в Ахвазе - в 1983-1984 гг. Полная реализация ядерной программы должна была завершиться к 1994 г.3 Однако революция 19781979 гг. и многолетняя война с Ираком помешали завершению работ. 1

Задонский С.М. Ядерная программа Ирана и российско-американские отношения. М., 2002; Ромашкина Н. Иранский атомный узел // ААС. 2006. № 8. С.40; Щен-ников В. Политические игры вокруг атомной бомбы // ААС. 1996. № 1. С. 2. 2

Устав МАГАТЭ. Советский Союз в борьбе за разоружение: сб. документов. М., 1977. 3

Ромашкина Н. Иранский атомный узел // ААС. 2006. № 8. С. 41. 4

Шенников В. Политические игры вокруг атомной бомбы // ААС. 1996. № 1. С. 2.

Ухудшение отношений со странами Запада и их отказ от участия в программе привели к тому, что в реализации проекта приняли участие Россия и Китай. Открытое давление США на Китай с требованием расторгнуть соглашение с ИРИ о сооружении двух реакторов мощностью по 300 мгвт. увенчалось успехом в 1995 г.4 Россия оказалась в одиночестве на международной арене в поддержке ядерной программы ИРИ. Но отказ от своих обязательств привёл бы к подрыву доверия к российской внешней политике, также экономические и национальные интересы России делали возможным её участие в реализации проекта1.

США, оказывая давление на Иран в связи со строительством АЭС в Бушере не возражали, когда этот проект в годы правления Мохаммеда Реза Пехлеви реализовывался усилиями ФРГ. Кроме того, уже сегодня всё, что делается в Бушере, находится под контролем МАГАТЭ, которая никаких претензий по этому поводу к Ирану не имеет. Если основываться на информации МАГАТЭ, которая регулярно публикует свои доклады по итогам постоянного мониторинга иранской ядерной программы, становится очевидным, что о создании атомной бомбы в Иране на данном этапе речь не идёт. В настоящее время Иран выходит на уровень лишь низкого обогащения урана (менее 5%)2. И, наконец, отработанное ядерное топливо с АЭС в Бушере предполагается перерабатывать в России, а не в Иране. Российское руководство предлагало создать на своей территории международный консорциум по обогащению урана, который поставлял бы топливо на иранские ядерные объекты без передачи соответствующих технологий. Но Иран отказался, чем и вызвал подозрения Запада, поскольку закупать обогащённое топливо гораздо дешевле, чем самим налаживать процесс его обогащения. И это притом, что у Ирана нет достаточных запасов урановой руды (по подсчётам специалистов, всего имеющегося в стране урана хватит на 5-7 лет работы АЭС в Бушере)3. 1

Вартаньян Э. Г. Россия и Иран: основы стратегического взаимодействия // Мир Востока. Краснодар, 2002; Её же. Россия и Иран: состояние и перспективы сотрудничества (конец ХХ - начало ХХІ в.) // Синергетика образования. Ростов на Дону, 2004 2

Дружиловский С. Б. США уже ведут войну против Ирана? // ААС. 2007. № 12. С. 6. 3

Гушер А. Возможна ли ось Москва - Тегеран? // ААС. 2001. № 11. С. 32; Почему Иран то провоцирует Запад, то отступает? Беседа с профессором Ин-та востоковедения РАН В. Сажиным // Известия. 2009. 7 октября.

Подозревая Иран в разработке ядерного оружия, США пытались добиться его международной изоляции. Однако основной целью американской администрации было не столько не допустить получения Ираном военных ядерных технологий, сколько задействовать международный механизм широких санкций против ИРИ, способных повлиять в перспективе на смену режима в Иране. Кроме того, Иран и США претендуют на лидерство на Ближнем и Среднем Востоке, и этим обусловлено их противостояние в Центральной Азии и Ираке.

Новая для США ситуация сложилась тогда, когда иранцы выбрали в 2005 г. президентом популярного человека из самых «низов» - Махмуда Ахмадинежада, представителя радикальных консерваторов (в 2009 г. избран на второй срок), что позволило консерваторам сосредоточить в своих руках всю полноту власти. Избранный им внешнеполитический курс основывается на исламских ценностях и заветах лидера исламской революции аятоллы Р. Хомейни. Исламская революция как бы обрела «второе дыхание». Власть, принадлежавшая с 1979 г. исключительно представителям религиозной верхушки, переориентировалась на широкие слои населения и получила его поддержку. Победа М. Ахмадинежада на выборах была предопределена жёсткой позицией высшего шиитского руководства Ирана во главе с рахбаром аятоллой А. Хаме-неи. Курс на поиск компромиссов с Западом, который внутри Ирана и в определённых международных кругах связывался с возвращением на президентский пост А.А. Хашеми-Рафсанджани, не оправдался. Такой поворот был воспринят в США негативно.

Первые шаги нового президента ИРИ во внутренней и внешней политике дали понять, что никакие международные санкции не остановят Иран на пути превращения страны в ведущую региональную державу, символом чего стала сегодня национальная ядерная программа.

В 2005 г. в США была одобрена «Доктрина объединённых ядерных операций», подразумевающая использование своего военного превосходства для нанесения превентивных ударов по противнику и допускающая односторонние действия без прохождения их через процедуру одобрения международным сообществом1.

Итак, успешное противостояние ИРИ политике США на Среднем Востоке в 1979-2005 гг. показало способность иранского правительства проводить независимую внешнюю политику исходя из собственных национальных интересов. Несмотря на ощутимые экономические потери, которые несёт Иран, лишившись американских инвестиций и технологий, руководство Ирана продолжает занимать активную антиамериканскую позицию. Исламский Иран в настоящее время - это уверенная в себе региональная держава с достаточно устойчивыми экономическими показателями, обеспечиваемыми как высокими ценами на нефть, так и конкретными программами экономической реконструкции.

1 Doctrine for Joint Operations - http://.www.globalsecurity.org/ wmd / library / policy / dod / jp3_12fc2.pdf

В январе - феврале 2006 г. официальные заявления Ирана о возобновлении ядерных исследований и угрозы о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия, а также резкие антиамериканские высказывания президента ИРИ М. Ахмадинежада ещё больше обострили ситуацию. В феврале 2006 г. в некоторых СМИ появляются публикации, в которых говорится о начавшейся в США подготовке военной операции против Ирана с применением ракетно-бомбового удара по ядерным и военным объектам страны1.

В результате прошедших в декабре 2006 г. в Иране выборов в районные и муниципальные советы большинство мест в органах исполнительной власти заняли представители более умеренного крыла иранской политической элиты, которые подвергают критике чересчур радикальные действия руководства ИРИ на внешнеполитической арене2. Отчасти следствием этой критики могло быть письмо президента М. Ахмединежада президенту Дж. Бушу.

8 мая 2006 г. президент ИРИ М. Ахамдинежад направил открытое письмо президенту США Дж. Бушу. На первый взгляд текст этого письма представляется декларативным и малозначимым. Историк-востоковед А. Лукоянов, подробно анализируя содержание письма, подчёркивает, что его можно рассматривать и как изложение политического курса руководства ИРИ, и как пиар-акцию, рассчитанную на афро-азиатскую аудиторию, в которой имеет место и призыв к Дж. Бушу вернуться к религиозным ценностям, и крушение идеологии либеральных демократических ценностей, и отсутствие у народов, подвергающихся агрессии, веры в международные организации и т. д.3 Таким образом, письмо М. Ахмадинежада можно расценивать как желание обозначить позицию руководства Ирана и намёк на возможность диалога с США.

Однако после испытания Ираном в феврале 2007 г. баллистической ракеты Белый дом вновь заявил о возможности применения против ИРИ военной силы. 1

Фофанова М. Ирано-американские отношения: тупик или бег по кругу? // ААС. 2007. № 9. С. 29. 2

Сажин В. И. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад - полтора года у власти (Промежуточные итоги) - www.iimes.ru 3

Лукоянов А. Выстоит ли Иран в противоборстве с США? // ААС. 2007. №1. С.38-40.

К 2006-2007 гг. ирано-американское противостояние достигло пика своей напряжённости. ИРИ подвергалась беспрецедентному давлению со стороны США и других стран Запада. В свете всего этого Иран пребывал в состоянии, которое можно охарактеризовать как перманентная защита от внешнего фактора, т. е. США, угрожающего фактически самому существованию иранского государства.

Многие исследователи и международные эксперты считают, что стремление ИРИ к обладанию ядерным оружием - результат жёсткой конфронтации этой страны с соседним Израилем. Наличие у Израиля незаявленного атомного потенциала, являющегося, по мнению иранских лидеров, главным фактором нестабильности в районе Ближнего и Среднего Востока, - вот одна из основных причин, по которой, по их мнению, и Иран должен обладать атомным оружием.

К числу факторов, стимулирующих процессы распространения ядерного оружия в регионе Большого Ближнего Востока, можно отнести следующие: 1)

несоответствие между фактической ролью государства и ролью, на которое оно претендует в регионе. В этом случает стремление к обладанию ядерным оружием означает не только обретение необходимого престижа, но и стремление обеспечить условия для формирования собственной сферы влияния в пределах того или иного региона; 2)

ощущение стратегической уязвимости перед лицом более сильных соседей или более мощного высокоразвитого государства.

Иранские руководители изображаются многими западными СМИ негативно, поскольку их политика не отвечает интересам США. По сути идёт активная пропагандистская война против Ирана, формируется отрицательный образ политической системы ИРИ и её лидеров.

Первой официальной встречей между представителями США и Ирана после разрыва дипломатических отношений двух стран в 1979 г. стали переговоры в Багдаде в 2007 г. послов США и ИРИ1. Переговоры касались преимущественно проблемы обеспечения безопасности в Ираке и данные встречи нельзя рассматривать в качестве поворотных моментов в отношениях двух государств и заметного улучшения двусторонних отношений, т. к. ещё сильны разногласия сторон. Но знаменателен сам факт встречи.

1 Феофанова М. Ирано-американские отношения: тупик или бег по кругу? // ААС. 2007. № 9. С.31.

К настоящему времени ирано-американские противоречия носят уже системный характер. Они охватывают широкий спектр политических, экономических, геостратегических, культурных, идеологических, религиозных вопросов, которые вкупе с «ядерным досье» только усугубляют их проявление. Тот факт, что угрозы военного вмешательства со стороны США в 2006-2007 гг. с целью предотвращения дальнейших работ по ядерной программе ИРИ не реализовались, есть свидетельство как нерешимости администрации Дж. Буша в условиях огромных затрат и проблем в Ираке и Афганистане пойти на новый военный конфликт на Среднем Востоке, так и растущих роли и влияния Ирана в регионе Большого Ближнего Востока.

Осенью 2009 г. Иран объявил о строительстве второго завода по обогащению урана и провёл испытания ракет дальности полёта до двух тысяч километров1. «Шестёрка» потребовала инспекции завода в кратчайшие сроки, напомнив о санкциях. Иран давление отверг, инспекторов принять отказался и объявил, что в принципе готов покупать ядерное топливо у третьих стран2.

Решение иранской ядерной проблемы определяет не только устойчивость режима ядерного нераспространения, но также региональную и глобальную стабильность. Отсюда необходимость выработки более сложных политических и дипломатических технологий в отношении Ирана.

С учётом растущего влияния как умеренных политических сил в Иране, так и прихода к власти в США демократического правительства, можно предположить, что сегодня ни американцы, ни иранцы не заинтересованы в обострении конфликта и серьёзным осложнениям в мире.

Баранов А. В.

Саратовский государственный университет

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Международные отношения: история и современные аспектыВып. II. - М.; Ставрополь: Изд-во СГУ. - 354 с.. 2011

Еще по теме Внешняя политика Исламской Республики Иран: отношения с США и иранская ядерная проблема (1990-2009-е гг.):

  1. Внешняя политика Исламской Республики Иран: отношения с США и иранская ядерная проблема (1990-2009-е гг.)
  2. 2.2. Основные характеристики системы обеспечениявоенной безопасности в воздушно-космическом пространстве
  3. 1.2 Операция «Циклон»: роль Соединенных Штатов в борьбе афганцев против советских войск.
  4. Современный этап развития историографии внешней политики Российской Федерации в Центральной Азии (с 2002 г.)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -