<<
>>

Современное понимание и основные характеристики феномена «энергетическая дипломатия»

В современной политической науке существует множество подходов к трактовке термина «дипломатия», начиная от строгого ограничения понятия деятельностью профессиональных дипломатов до фактического отождествления терминов «дипломатии» и «внешняя политика».
Один из подходов подразумевает под дипломатией переговорный процесс между суверенными участниками международных отношений, чаще - между двумя государствами. Другой, напротив, трактует область дипломатической деятельности как процесс взаимодействия не только суверенных государств, но и международных правительственных и неправительственных организаций, транснациональных корпораций, политических объединений и даже благотворительных организаций. Кроме того, термин понимают и как бюрократический механизм для обеспечения возможности международного сотрудничества посредством посольств, консульств и представительств министерств иностранных дел за рубежом95. Все перечисленные подходы, несмотря на кажущуюся противоположность, имеют и общие черты. Во-первых, отмечается несиловой характер инструментов воздействия, во- вторых, - первостепенность переговорного процесса как основополагающего в международных отношениях. Наименее спорной и наиболее емкой является теория, согласно которой суверенные государства остаются системообразующими акторами международных отношений, невзирая на рост влияния транснациональных корпораций и неправительственных организаций. Основными институтами, осуществляющими внешнюю политику, таким образом, следует считать уставные органы международных отношений. Однако признавая ключевую роль государств, необходимо относить к их внешней политике и международному влиянию такие компоненты, как: а) неспециализированные государственные органы (внешние подразделения ведомств, агентств и министерств); б) систему интересов бизнеса и международных связей (если она является частью системы государственных интересов и общего внешнеполитического курса); в) неправительственные организации (если их внешние связи контролируются или координируются государством).
Для целей нашего исследования наиболее соответствует следующее определение: «Дипломатия - это совокупность правительственных и неправительственных институтов, несиловых инструментов и средств, используемых нацией для защиты своих интересов в международных отношениях, участия в региональных и глобальных интеграционных процессах»96. Как отмечают представители петербургской школы международных отношений, ключевой особенностью дипломатической деятельности, в том числе в энергетической сфере, является несиловой метод решения вопросов, а также стремление акторов дипломатической деятельности, несмотря на важность защиты национальных интересов, формировать согласованную позицию посредством участия в региональных и глобальных интеграционных процессах. Энергетическая дипломатия, как одно из направлений современной дипломатии, несмотря на весьма недолгое время своего существования, уже вызывает много дискуссий среди политиков и исследователей, пытающихся разработать ее концептуальные основы и механизмы реализации. Можно предположить, что данные дебаты связаны с противоречивой и разнообразной природой энергетической политики в целом: она находится на пересечении многих областей, в том числе политической, экономической, технологической и экологической и, соответственно, проблемы и конфликты, которые призвана разрешить энергетическая дипломатия, сочетают в себе все эти факторы. М.Е.Богучарский характеризует энергетическую дипломатию как «инструмент проведения внешней политики и средство регулирования международных отношений в энергетической сфере, включающий в себя целый ряд вопросов, среди которых: надежное снабжение потребителей энергоносителями, доступ к их источникам, маршруты транспортировки углеводородного сырья и электроэнергии, международные аспекты энергетики» . Другой российский исследователь теоретических основ политики в сфере энергетики, Э.Б.Уртаева, на основе проведенного анализа элементов, составляющих энергетическую дипломатию, определяет данный феномен как «направление современной дипломатии, выражающее экономические и ресурсные интересы современных стран, госкомпаний и ТНК, осуществляющих свою деятельность в энергетической сфере», а также говорит о том, что «энергетическую дипломатию можно определить как сложную, системно организованную и институционально оформленную деятельность, в ходе которой цели и задачи международной энергетической политики государств реализуются путем переговоров и иных информационных взаимодействий» 97 98.
Таким образом, Э.Б.Уртаева делает акцент на том, что энергетическая дипломатия не является исключительно государственной прерогативой, и ее стоит рассматривать как относительно обособленную деятельность. В данном вопросе автор склонен согласиться с исследователем ввиду уже вышеупомянутой многогранности и сложности энергетического сектора, находящегося на пересечении экономических и политических интересов страны. Что касается зарубежной литературы, то здесь можно выделить следующие особенности определения энергетической дипломатии. Эксперт по энергетической политике и энергобезопасности А.Голдтау в своей работе отмечает, что использование понятия «энергетической дипломатии» стало в последнее время модным среди политиков, однако при этом не имеет общепризнанного значения, а характеризуется лишь расплывчатыми формулировками. По его мнению, энергетическая дипломатия - это метод использования внешней политики в целях обеспечения безопасного доступа к запасам сырья и продвижения межгосударственного сотрудничества в энергетическом секторе . При этом в отличие от Э.Б.Уртаевой, автор данной формулировки подчеркивает исключительно государственный характер энергетической дипломатии, утверждая, что заключение различного рода нефтегазовых соглашений, в первую очередь, диктуются вопросами национальных интересов, а не выгодой для бизнеса, и принятие решений определяется не экономической, а политической логикой. Норвежский исследователь К.Оффердал определяет энергетическую дипломатию как инструмент государства по продвижению собственных национальных интересов в энергетической сфере, а также для решения потенциально конфликтных вопросов энергетического взаимодействия в рамках двухсторонних и многосторонних переговоров . В свою очередь, турецкие исследователи энергетической дипломатии определяют ее как дипломатический инструмент, нацеленный на использование энергоресурсов для осуществления национальных интересов в двухсторонних, многосторонних, глобальных и региональных отношениях энергетического спроса и предложения. По их мнению, энергетическая дипломатия ответственна за такие сферы как стабильность мирового энергетического рынка, безопасные энергетические потоки и эффективное и экологически чистое использование энергии99 100 101. Отличительной чертой многих как зарубежных, так и отечественных исследователей является отожествление понятий энергетической дипломатии и нефтегазовой или ресурсной дипломатии102. По мнению автора, с одной стороны, это утверждение вполне обоснованно, так как под энергетическими ресурсами в большинстве случаев подразумеваются углеводородные ресурсы, и именно они имеют наибольшее влияние на характер проводимой энергетической политики. С другой же стороны, ограничение энергетической дипломатии лишь методом борьбы за контроль над запасами нефти и природного газа кажется автору не вполне правильным и соответствующим реальности, так как энергетические стратегии многих государств охватывают более широкий спектр задач, включая экологический аспект, а также развитие альтернативных источников энергии. Российское министерство иностранных дел дает следующее определение «Энергетическая дипломатия подразумевает практическую деятельность внешнеполитических, внешнеэкономических и энергетических ведомств совместно с национальными компаниями по осуществлению внешней энергетической политики направленной на защиту и отстаивание национальных интересов в области производства, транспортировки и потребления 103 энергоресурсов» . Во внешней политике США энергетическая дипломатия также занимает ключевое место, являясь одним из трех столпов энергетической стратегии Государственного департамента, и обозначает действия по установлению крепких дипломатических связей с главными поставщиками и потребителями энергоресурсов, обеспечению безопасности энергопоставок и диверсификации видов энергии в международном масштабе103 104. Как теоретические, так и политические трактовки понятий энергетической дипломатии крайне разнообразны по своему содержанию. Такая многозначность и неопределенность данного феномена объясняется, в первую очередь, разными позициями государств на мировом энергетическом рынке. Страны-экспортеры и страны-импортеры заинтересованы в абсолютно разных целях, что позволяет говорить, по крайней мере, о двух концепциях энергетической дипломатии. Понятие энергетической дипломатии как самостоятельного направления внешнеполитической деятельности суверенного государства на стыке политики и экономики вошло в научный и профессиональный дискурс в 1970-е годы ХХ столетия. Это было обусловлено повышенным вниманием мирового сообщества и политических элит к вопросу энергетической безопасности, которая в результате потрясений на рынке энергоресурсов в связи с непредвиденным ростом цен на нефть и сокращением поставок и объемов добычи ресурса, была возведена в ряд приоритетных вопросов государственной политики и глобальных проблем мирового сообщества. Стало очевидно, что бесперебойное снабжение источниками энергии является не только залогом экономического развития, но и гарантией социальной стабильности государства105. Согласно китайскому исследователю Ф.Юйцзюнь, энергетическая дипломатия - это механизм долгосрочного воздействия на международную структуру энергетической безопасности, инструмент участия в системе мирового хозяйства и средство поддержания 106 геостратегического влияния страны . В более широкой трактовке энергетическая дипломатия представляет собой специфическую область современной дипломатической деятельности, связанную с использованием энергетических проблем в качестве объекта и средства борьбы и 107 сотрудничества в международных отношениях . В качестве рабочего определения феномена энергетической дипломатии в данной работе мы будем понимать комплексную, институционально оформленную, практическую деятельность специализированных политических институтов государства, проводимую совместно с национальными компаниями и неправительственными структурами по осуществлению внешней энергетической политики, направленной на защиту национальных интересов в энергетической сфере, а также на рациональное и устойчивое использование энергетических ресурсов. Ключевым принципом энергетической дипломатии является сформулированный премьер-министром Великобритании У.Черчиллем практически столетие назад тезис о необходимости диверсификации импорта и экспорта энергоносителей106 107 108 109. Расширение каналов сбыта и поставки напрямую способствует снижению риска прекращения подачи углеводородного сырья за счет увеличения круга участников цепочки «производитель - транзитер - потребитель», тем самым отвечая интересам как импортеров, так и экспортеров ископаемого топлива, для которых стабильные рынки являются приоритетом. Целью энергетической дипломатии, таким образом, становится формирование глобальной системы энергетической безопасности на основе рационального использования традиционных энергетических ресурсов в условиях их ограниченности и постепенное увеличение доли альтернативных источников энергии в энергетическом балансе стран. Последнее, в свою очередь, позволит снизить энергозависимость государств от природного газа и нефти, а также сократить масштабы загрязнения окружающей среды, наносимого нефтяной, газовой и угольной промышленностью . Помимо этого, не менее значимым принципом является интенсификация межгосударственного сотрудничества на глобальном энергетическом рынке в таких аспектах, как обмен достоверной информацией о состоянии национальных отраслей и разведывательных данных и предполагаемых запасах ископаемого топлива, обмен технологиями и взаимодействие в сфере инвестирования110. Таким образом, цели и задачи энергетической дипломатии исходят из трактовки государствами концепции энергетической безопасности в соответствии с позицией и статусом страны на энергетическом рынке и в системе энергетических отношений, а также в соответствии с универсальными принципами обеспечения глобальной энергетической безопасности. Они находят свое отражение в энергетической политике и внешнеэкономической стратегии в области энергетики, составляющими основу правовой базы энергетической дипломатии.
<< | >>
Источник: Григорьева Оксана Владимировна. Энергетическая дипломатия стран Северной Европы: процесс становления и перспективы развития. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Современное понимание и основные характеристики феномена «энергетическая дипломатия»:

  1. Черницына София Юрьевна. РОЛЬ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ДИПЛОМАТИИ В ФОРМИРОВАНИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ (2000-2014). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, 2015
  2. Григорьева Оксана Владимировна. Энергетическая дипломатия стран Северной Европы: процесс становления и перспективы развития. Диссертация, СПбГУ., 2015
  3. 4.1. Общая характеристика виктимности 4.1.1. Понимание виктимности в современной теории виктимологии
  4. ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОНИМАНИЯ ФЕНОМЕНА «ИСТОЧНИК ПРАВА» В АМЕРИКАНСКОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ
  5. 6.5. Современные оценки феномена лидерства
  6. Бособрод Полина Александровна. ДЕМОКРАТИЯ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН: СОВРЕМЕННЫЕ МОДЕЛИ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, 2015
  7. Камбон Ж. Дипломат., Никольсон Г. Дипломатия, 2006
  8. РАБОТА С ПОНИМАНИЕМ ГРУППОВЫХ ПРОЦЕССОВ. НЕПОСРЕДСТВЕННЫЙ ОПЫТ ПОНИМАНИЯ. ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ
  9. сост. М.Н. Губогло, Н.А. Дубова. Феномен идентичности в современном гуманитарном знании : к 70-летию академика В.А. Тишкова ; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. - М. : Наука. - 670, 2011
  10. Политический текст как исторический феномен. Специфика современных политических текстов
  11. V. Характеристика современного гражданского права
  12. ХАРАКТЕРИСТИКА СОВРЕМЕННЫХ МЕТОДОВ УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЯМИ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -