Позиции Великобритании и США в вопросе французских владений в странах Леванта и Северной Африке в период Второй мировой войны 1

DSHI. M?ller August. 100. 4. Bericht ?ber die bischer geleistete Forschungsarbeit an der „Dokumentation September 1939". 12.01.1973. S.3. 2

Германский историк Томас Урбан особо подчеркивает при оценке событий в Бромберге, что «современная генерация польских историков упускает из виду тот факт, что жертв было несколько тысяч, а это и называется словом 'резня'»: Urban T.

Op.cit. S. 43. 3

Rhode G. Op.cit. S.161.

В реализации военно-политического курса Великобритании и США на Ближнем Востоке и Восточном Средиземноморье особое место уделялось обеим составным частям французского вопроса: колониальным владениям режима Виши в Леванте и Северной Африке, а также организации «Свободная Франция». Важность региональных рамок этого вопроса определена тем, что именно на Ближнем Востоке и в Северной Африке развертывались сложные перипетии межимпериалистического противоборства.

С началом Второй мировой войны Англия и Франция были поддержаны частью арабских политиков; остальные, учитывая игнорирование ими интересов арабского народа, использовали сложившуюся ситуацию (при этом сохраняя нейтралитет), чтобы определить, кто действительно готов способствовать получению независимости арабскими странами. Падение Франции под ударами Германии обнадежило Сирию и Ливан; так, 1 июля 1940 г. эмир Абдаллах обратился к британскому Верховному комиссару в Иерусалиме с призывом сделать заявление в поддержку сирийско-ливанского единства. Ответом служил призыв к терпению, пока не определится состояние дел на театре военных действий. При этом в политике Великобритании и США отчетливо сквозило стремление воспользоваться трудностями, переживаемыми Францией, утвердив свое влияние на ее заморских территориях1. В связи с этим правительство Великобритании, как писал Черчилль, «придавало большое значение оказанию помощи де Голлю и свободным французам в деле сплочения африканских владений и колоний Франции, особенно на побережье Ат-лантики»2. Советник американского посольства Р. Мэрфи в послании Ф. Рузвельту отмечал, что в случае вступления Соединенных Штатов в войну французские военные базы в Африке и стратегическое значение этого района могут иметь огромную ценность3. В свою очередь, де Голль постоянно вел борьбу против посягательств Великобритании на «исторические интересы» Франции на Ближнем Востоке, в Северной Африке и в других районах. 1

Видясова Л. М. Операция «Торч» и противоречия между западными союзниками в связи с образованием ФКНО //Французский ежегодник 1966. М., 1967. С.151. 2

Churchill W.S. The Second World War. Vol. II. L., 1951. P. 473. 3

Murphy B. Diplomat among Warriors. N.Y., 1964 .P.81. 4

Секретная переписка Ф. Рузвельта и У Черчилля в период войны. М., 1991. Рузвельт - Черчиллю. 24 октября. 1940. Док.29. С.140.

Хотя Англия и движение «Свободная Франция» пытались привлечь к сотрудничеству вишистские власти Сирии и Ливана еще в конце 1940 г., это не дало результатов. В Вашингтоне осудили политические маневры Виши: «Тот факт, что Франция подвергается давлению и может действовать свободно в ограниченных пределах, не служит оправданием оказания помощи Германии и ее союзникам в их войне против Британской империи»4. У. Черчилль же констатировал, что условия, на которые пошло правительство Виши, может вызвать восстание во Французской империи, «которому мы станем оказывать поддержку. На средиземноморском театре от нас потребуются громадные усилия. Мы перебрасываем туда войска из всех частей империи»1.

Результатом политики правительства Виши в Леванте и принятых Англией мер явилось резкое ухудшение с начала 1941 г. экономического положения в Сирии и Ливане, где возник острый продовольственный кризис, недостаток сырья и топлива2. Укреплялись позиции буржуазно-националистических партий, заявлявших, что с поражением Франции и прекращением деятельности Лиги наций нет законного основания для сохранения французского колониального мандата. Французская администрация, возглавляемая генералом Денцем, вынуждена была пойти на уступки, в апреле 1941 г. дав согласие на создание местных правительств и законодательных органов - Консультативного и Генерального советов3. 1

Секретная переписка Ф. Рузвельта и У Черчилля в период войны. М., 1991. Черчилль - Рузвельту. 27 октября. 1940. Док. 30. С.141. 2

См.: Черкасов П. П. Распад колониальной империи Франции. М., 1985. С. 36. 3

См.: Оганесян Н. О. Образование независимой Сирийской республики (19391946). М., 1968. С.33. 4

Грак В.Н. Подготовка Англии и «Свободной Франции» к оккупации стран Леванта / Политика великих держав на Балканах и Ближнем Востоке. Свердловск, 1976. С.137

Однако правительство Великобритании и руководство движения «Свободная Франция» опасались, что успешное наступление немецких войск на Балканах и в Северной Африке может быть дополнено захватом стран Леванта. Арабские владения Франции являлись наиболее уязвимым местом на всем Ближнем Востоке. Проникнув через них, немецкие войска могли изолировать Турцию, спровоцировать выступление националистов арабских стран, создать угрозу с востока Суэцкому каналу и Египту. В мае 1941 г. вишистская администрация в Леванте позволила создать место высадки десанта немецкой военной авиации по маршруту на Ирак с целью помочь поднять восстание против Британии. Последовавшее за восстанием в Ираке германо-вишистское сотрудничество на Ближнем Востоке опровергло расчеты Лондона на дружественную позицию правительства Петэна. Опасность нависла над нефтяными месторождениями Ирака, нефтепроводами, линиями коммуникаций между Турцией и английской базой в Басре. Под угрозой оказалась вся система англо-француз-кого господства на Арабском Востоке, сложившаяся после Первой мировой войны4. Это заставило руководство Великобритании и «Свободной Франции» ускорить обсуждение планов оккупации стран Леванта.

Глава британского внешнеполитического ведомства А. Иден, выступая в Палате Общин заявлял, что нахождение авиации Германии в Сирии несовместимо с позицией французского правительства, и поэтому Великобритания берет на себя ответственность за действия, которые могут быть предприняты против немецких самолетов1. Подобным образом Германии давали понять, что любое продвижение Германии на Ближний Восток встретит вооруженный отпор Великобритании. 15 мая английские ВВС на Ближнем Востоке нанесли удар по сирийским аэродромам в Дамаске, Пальмире и Райяке2. Американский генеральный консул в Бейруте сообщал в госдепартамент, что в случае вступления англичан в Сирию и Ливан, их ожидает незначительное сопротивление французских войск. Дата вторжения была намечена на 8 июня 1941 г., т. е. после завершения иракского «дела», с тем чтобы занятые в Ираке войска можно было использовать на новом фронте3. Англичанам сравнительно легко удалось ликвидировать инспирированные немцами антианглийский заговор в Ираке, поскольку на Арабском Востоке были довольно слабы экономические позиции и политическое влияние германского фашизма, и он не имел здесь реальных вооруженных сил для подрывной деятельности4.

Подготовка Великобритании и движения «Свободная Франция» к оккупации стран Леванта вызвала резонанс в дипломатическом и военном ведомстве Германии. Через дипломатические каналы Лондон пытались убедить, что поддержка, оказанная Ираку, была лишь жестом симпатии; при этом подчеркивалось, что вторжение Англии в Сирию явится внутренним англо-французским делом. В Берлине опасались англо-вишист-ского столкновения, так как им еще предстояла кампания против СССР. Кроме того, не было уверенности в позиции колониальных резидентов Французской империи, которые могли перейти на сторону англичан и деголевцев в случае успеха последних на Ближнем Востоке. 1

Eden A. The Reckoning. L., 1965. P. 245. 2

Голль Ш. Военные мемуары. Призыв. Т. I. М., 2003. С. 471. 3

Longrigg S. H. Syria and Lebanon under French Mandate. N.Y., 1972. Р.308. 4

Ибрагимбейли Х. М. Крах «Эдельвейса» и Ближний Восток. М., 1977. С. 63-64. 5

Голль Ш. Военные мемуары. Призыв. Т. I. М., 2003. С.198.

Накануне вторжения союзников в страны Леванта выявились новые противоречия между ними. Вот как характеризует дипломатические комбинации Лондона де Голль: «Англия намеревалась с помощью то завуалированных, то грубых методов занять место Франции в Дамаске и Бейруте»5. Аргументируя действия Великобритании, У Черчилль писал: «Мы вводим в Сирию некоторые силы, чтобы предотвратить дальнейшее продвижение немцев. Кроме победы в войне, у нас нет никаких политических интересов»1. Лидеры «Свободной Франции» понимали важность получения сочувствия и поддержки населения Сирии и Ливана. К тому же их побуждали демагогические заявления держав «оси». Освободительное движение арабов, развернувшееся накануне и не раз принимавшее серьёзный характер в ходе войны, мог заинтересовать вопрос о предоставлении независимости. «Только независимость реально и по праву могла прийти на смену мандата. При этом интересы Франции и ее исторические прерогативы должны были сохраниться»2. Генерал Катру в Каире представил декларацию, согласно которой отменялся мандат и провозглашалась независимость арабов Сирии и Ливана. Правительство Великобритании также намеревалось выступить в роли освободителя Сирии и Ливана, понимая, как это поднимет их авторитет на Арабском Востоке. Ш. де Голль оценивал попытки Великобритании закрепиться в регионе следующим образом: «Англичане намеревались внушить, что любая уступка с нашей стороны Сирии и Ливану является результатом их посредничества»3. Не придавая значения отказам руководства «Свободной Франции», Лондон взял на себя роль гаранта независимости Сирии и Ливана, опубликовав заявление английского посла Лэмпсона 8 июня 1941 г. одновременно с декларацией Катру. Населению Сирии и Ливана правительство Великобритании обещало снять блокаду и допустить в стерлинговый блок при условии оказания содействия. Так англичане приобрели возможность расширить свое влияние в арабских странах, получив официальное право вмешиваться во внутренние дела стран Леванта и в их отношения со «Свободной Францией». 1

Секретная переписка Ф.Рузвельта и У. Черчилля в период войны. М., 1991. Черчилль - Рузвельту. 7 июня. 1941. Док. 60. С.171-172. 2

Голль Ш. Военные мемуары. Призыв. Т. I. М., 2003. С.197. 3

Голль Ш. Военные мемуары. Призыв. Т. I. М., 2003. С.198. 4

Голль Ш. Указ Соч. С. 187.

Де Голль настоял на том, чтобы в операции по захвату Сирии и Ливана активное участие приняли вооруженные силы «Свободной Франции» (6 тыс. солдат, 20 самолетов, 10 танков и 8 орудий). Позднее генерал де Голль писал, что в случае победы держав «оси» будет установлено их господство, «в противном случае наше место займут англичане, поэтому было необходимо распространить влияние «Свободной Франции» на Дамаск и Бейрут»4. Войска Великобритании и «Свободной Франции» под общим командованием английского генерала Уилсона 8 июня 1941 г. вступили на территорию стран Леванта. Наземным войскам оказали поддержку английский флот и авиация. Объединенные силы союзников насчитывали около 50 тыс. человек. Хотя в Берлине скептически расценивали способность французов удержать Сирию в сфере своего влияния, а находившиеся там минимальные по составу военные силы Германии грозили осложнить политическую ситуацию, был дан приказ о выводе миссии связи, при этом немецкая агентура должна была оставаться в Леванте. Вывод своих миссий с Ближнего Востока немецкое командование рассматривало как временное явление. В стратегические планы вермахта входило, сломив сопротивление советских войск, приступить к вооруженному вытеснению Великобритании из ближневосточного региона, используя для этой цели арабское освободительное движение.

Командование же Франции с помощью авиации Германии и Италии намеревалось создать трудности в английских тылах, облегчив тем самым положение войск Денца. Но сознание того, к каким негативным последствиям могут привести действия авиации держав «оси», вынудило это предложение отклонить. Впрочем, в Виши и Бейруте готовы были отбросить «моральный фактор» и предоставить базы в Сирии немецкой авиации в случае получения от Германии действенной помощи. В Берлине, дав санкцию на усиление французских колоний, не обещали ни массированной помощи, ни конкретных политических и экономических уступок. Генерал Бержере, инспектировавший армию Леванта, сообщил 18 июня Денцу, что германо-французские переговоры зашли в тупик. Вскоре Верховный комиссар через американского консула интересовался условиями перемирия с Великобританией.

И все же германо-вишистское сотрудничество в период сирийской кампании осуществлялось. Минировались прибрежные воды Ливана, колонны союзных войск подвергались бомбардировкам, формировались отряды арабов для борьбы с войсками англичан и голлистов и проведения диверсий в их тылу. В целом арабское население Леванта соблюдало нейтралитет: администрация Денца у них ассоциировалась с французским колониальным режимом, а в отношении англичан и де Голля, выступивших с декларацией независимости, позиция была выжидательной, так как арабы были наслышаны о многообещающих заверениях в предшествующие годы.

1 Голль Ш. Указ. соч. С. 206.

Позиция Великобритании в зонах оккупации в Сирии и Ливане, а также намерение договориться с Денцем без участия «свободных французов» вызвали контрмеры де Голля. «Необходимо было показать, что разгром Виши не может служить предлогом для оттеснения на задний план Франции»1. 24 июня он назначил Катру своим генеральным и полномочным представителем в Леванте, в задачи которого входило решение военно-политических и экономических вопросов в подмандатных территориях. Так де Голль с полного одобрения Совета обороны хотел продемонстрировать, что не допустит ослабления позиций Франции на Ближнем Востоке.

Затягивая переговоры, правительство Петэна надеялось получить подкрепление от Германии. Турецкая территория предполагалась для транзита, но, подписав соглашение с Германией «о дружбе и ненападении», Турция не намеревалась открыто вступать в конфликт с Великобританией, выступавшей против требований Германии о пропуске войск в Левант.

1 Черкасов П. П. Распад колониальной империи Франции... С.39.

В Берлине были в курсе англо-вишистских переговоров и негласно намеревались замедлить процесс мирного урегулирования. Важная роль при этом отводилась представителю Германии на Ближнем Востоке - Рану, в задачи которого входило: убедить Денца продолжить сопротивление, вооружить арабские племена для борьбы с «английскими оккупантами», помешать переговорам, проводимым с участием де Голля. Поэтому в качестве предварительного условия накануне подписания перемирия Англия потребовала высылки немецких дипломатов и разведчиков. 14 июля в Сен-Жан-д'Акре Уилсоном и французским генералом Вердилаком было подписано перемирие. Энергичные действия де Голля заставили правительство Черчилля признать доминирующий статус Франции в Леванте. Взаимоотношения между британскими войсками и французскими властями в Леванте регулировались условиями соглашения, достигнутого в конце июля 1941 г. между де Голлем и О. Литлтоном - министром-резидентом, ответственным за политику Великобритании на Ближнем Востоке. Согласно этому соглашению «Свободная Франция» допускала присутствие английских войск на территории Леванта до окончания войны и признавала английское стратегическое руководство военными операциями в этом районе. В ходе англо-голлистского сотрудничества отношения между союзниками неоднократно обострялись из-за стремления Лондона навязать свое руководство «свободным французам» и желания стать арбитром в их взаимоотношениях с арабами. Английское военное командование, не без ведома своего правительства, сознательно нарушало условия соглашения, всячески поощряя антифранцузские настроения среди местных националистов1. В свою очередь, Германия продолжала политические комбинации - борьбу за «свободу» арабов Сирии и Ливана. В Берлине полагали, что крушение вишистского представительства в Сирии дает возможность Германии вести пропагандистскую деятельность. К тому же немецкое командование рассчитывало после осуществления плана «Барбаросса» окончательно вытеснить Великобританию и Францию с Арабского Востока, но выполнить свои замыслы Германии не удалось, так как она безнадежно увязла на советско-германском фронте1.

Утвердившись в Леванте, Великобритания и руководство «Свободной Франции» понимали, насколько важно привлечь симпатии местного населения. Весной 1942 г. Британией и «Свободной Францией» была предпринята попытка решить вопрос о выборах в Сирии и Ливане. Было упомянуто о декларации генерала Катру, выпущенной в период вторжения союзников в Левант, с обещанием независимости. Британия как «гарант этой декларации» проявляла заинтересованность в обеспечении ее реализации. Де Голль и Катру понимали, что переговоры по таким вопросам возможны только после окончания войны и ухода Британии. Между тем долг «Свободной Франции» заключался в том, чтобы сохранить в целости позиции Франции в Леванте, а также в других частях империи, которые поступили под их опеку в течение войны2.

В апреле 1942 г. на заседании британских военных консулов с участием дипломатического истеблишмента была предложена программа по изменению роли Франции в Леванте - административная роль, выполняемая «Свободной Францией», трансформировалась бы в функции советников, законодательная власть передавалась бы парламентам Сирии и Ливана, а пост генерала Катру упразднялся. «Содействие» Англии достижению национальной независимости Сирии и Ливана не имело ничего общего с интересами национально-освободительной борьбы народов двух арабских стран. Для Лондона речь исключительно шла об устранении Франции, и чтобы, заняв ее место в Леванте, стать полновластным хозяином в регионе. Попытки «Свободной Франции» отсрочить объявление выборов не имели успеха, но достаточно успешное наступление генерала Роммелля в Египте отвлекло внимание от Леванта. 1

Грак В. Н. Военные действия в странах Леванта и позиция Германии // Политика великих держав на Балканах и Ближнем Востоке. Свердловск, 1977. С. 155. 2

Roshwald A. The Spears mission in the Levant: 1941-1944. L., 1986. P. 902.

В июле 1942 г. правительство США опубликовало коммюнике о сотрудничестве с Французским национальным комитетом, обещая поддерживать отношения с местными властями «Свободной Франции», где они «осуществляли эффективный контроль». В сентябре 1942 г. де Голль убеждал консула США в Бейруте Гвинна в том, что британская политика направлена на установление кондоминиума (совладение) в Леванте, который позже даст дорогу исключительно контролю Великобритании. Де Голль попытался выиграть, заручившись поддержкой США, вопреки предостережениям ФНК, заявлявших, что госдепартамент может быть менее дружелюбен к его позиции. Позицию де Голля поддерживал Советский Союз, информированный о его разногласиях с Великобританией.

Морису Диджину - главе иностранных дел Французского национального комитета английские представители дали понять, что роль «Свободной Франции» в администрации освобожденного Мадагаскара зависела от решения вопроса в Леванте. Сам де Голль считал, что англичане тянули с урегулированием вопроса о Мадагаскаре с целью использовать его в качестве компенсации в связи с высадкой в Северной Африке1. У Черчилль в своих мемуарах признавал в этой связи, что, желая облегчить де Голлю и его движению удар, он подготовил передачу опеки над Мадагаскаром в его руки2. В конце года события во французской Северной Африке затмили конфликт по вопросу Леванта, в результате чего «Свободная Франция» заявила, что она поддержит выборы в апреле 1943 г. 1

Голль Ш. Военные мемуары. Т. II... С. 47. 2

Черчилль У Вторая мировая война... С. 542-43. 3

Чевтаев А. Г. Политика Великобритании и США во французском вопросе в Северной Африке и на Ближнем Востоке в 1942-1943 гг. // Международные отношения на Балканах и Ближнем Востоке. Свердловск, 1988. С.126. 4

Френкель М. Ю. Вторая мировая война: глобальная стратегия и Африка. М., 1995. С.54.

В реализации периферийной стратегии Великобритании и США в Средиземноморье важная роль отводилась высадке союзных войск в Северной Африке. Рузвельт полагал, что совместный англо-американский десант вызовет всеобщее сопротивление всех французов в Африке, тогда как высадка без участия англичан имеет реальный шанс на то, что оно будет чисто символическим3.

Возросший интерес США ко всему району Ближнего и Среднего Востока предопределил стратегическое решение о вторжении в Северную Африку и об отказе от открытия второго фронта в Европе. Если ранее американское командование высказываясь за отправку американских войск на Ближний Восток, усматривало в этом разовое, вспомогательное мероприятие, одобрив операцию «Торч», администрация США отказалась от операции «Болеро»4. Подчеркивая политический аспект североафриканской кампании и тот факт, что весь Ближний Восток пропитан национализмом, «Нью-Йорк таймс» в ноябре 1942 г. писала: «Арабы Африки и Ближнего Востока составляют фон нынешней кампании. Если удастся перетянуть их на нашу сторону, вся обстановка в Средиземноморье изменится кардинальным образом, и наше правительство обеспечит себе успех, столь же внушительный, как военная победа»1. Вопрос состоял не только в получении действенной поддержки арабских стран в войне с Германией и Италией - Соединенные Штаты хотели видеть определенный политический эффект национально-освободительного движения на Ближнем Востоке, направленного против старых колониальных держав - Англии и Франции.

Используя благоприятную обстановку, когда немецко-фашистские войска были заняты в тяжелых боях под Сталинградом, англичане в конце октября 1942 г. начали наступление в Египте в районе Эль-Аламейна. 8 ноября 1942 г. была произведена высадка американских и английских войск. Союзнический десант состоял из 6 американских и 1 английской дивизии, которые были переброшены на 650 военно-морских и транспортных судах. В течение ноября союзники заняли Марокко, Алжир и вступили на территорию Туниса. Французские войска правительства Виши, находившиеся в Северной Африке, фактически не оказали сопротивления англо-американским войскам.

В Лондоне, зная о желании США стать монополистом в отношениях с вишистами в Северной Африке, пытались установить связи с главнокомандующим вооруженными силами Виши адмиралом Ф. Дарланом, однако он уклонялся от них. Форин офис беспокоило упрочение позиций Дарлана и его сторонников как марионеток Вашингтона, и поэтому Черчилль стал конфиденциально добиваться привлечения организации де Голля к событиям в Северной Африке.

Не случайно в телеграмме Черчиллю Рузвельт писал: «Испытываю тайное удовлетворение, оставляя де Голля на вашем попечении. Я приобрел аналогичную проблему в лице Жиро. Между Жиро и Дарланом идет соперничество за военное командование французскими войсками в Северной и Западной Африке. Нужно довести до сознания всех трех примадонн, что решение одного из них или всех подлежит одобрению со стороны Эйзенхауэра»2. После гибели Дарлана Лондон согласился с решением Вашингтона о назначении генерала Жиро верховным комиссаром Северной Африки, предложив при этом «примирить» его с де Голлем. 1

Позднеева Л. В. Англо-американские отношения в годы Второй мировой войны. М., 1969. С.405. 2

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. М., 1958. С. 293.

Во время Касабланкской конференции США высказались за перевооружение французских войск лучшим оружием. В Великобритании не были удовлетворены подписанными соглашениями. Черчилль при встрече с американским представителем Р. Мэрфи постарался откорректировать формулировки в пользу Англии. Во втором меморандуме говорилось, что генералу Жиро и Национальному комитету, возглавляемому де Голлем, будут предоставлены все возможности для того, чтобы осуществить единство всех французов, сражающихся против Германии1. План состоял в том, чтобы путем объединения «Свободной Франции» с неовишистской администрацией Жиро создать новую власть, которая не стала бы следовать имперским амбициям де Голля, была бы лояльна к политике Англии и имело бы целью нейтрализовать сильные позиции США. Желая укрепить свое положение во взаимоотношениях с союзниками, де Голль стал форсировать мероприятия по сплочению организаций и группировок движения Сопротивления под своим руководством. Таким путем он «в нужный момент получил ценное орудие в борьбе против врага, а перед лицом союзников - дружественную опору своей политики независимости и единства»2. В Вашингтоне видели в британских предложениях угрозу своей безраздельной гегемонии во французских делах и поэтому сознательно преувеличивали «проголлистский акцент» замыслов Лондона. Рузвельт упрекал Черчилля в том, что деятельность де Голля полностью или частично финансируется из фондов британского правительства. 1

Видясова Л. М. Операция «Торч» и противоречия между западными союзниками в связи с образованием ФКНО // Французский ежегодник. 1966. М., 1967. С.161. 2

Голль Ш. Военные мемуары. Т. II... С.51 3

Woodward E. L. British Foreign Policy in the Second War. L., 1970. Vol. 2. P.446-448. 4

Чевтаев А. Г. Политика Великобритании и США во французском вопросе в Северной Африке и на Ближнем Востоке в 1942-1943 гг. // Международные отношения на Балканах и Ближнем Востоке. Свердловск, 1988. С.133.

Однако де Голль, получив поддержку партий и организаций Сопротивления, в феврале 1943 г. предложил слияние «Свободной Франции» и администрации Жиро на платформе ФНК. В свою очередь внешнеполитические ведомства Англии и США предложили Жиро сделать некоторые шаги навстречу, рассчитывая таким образом ослабить влияние ФНК. Действия де Голля вызывали все большее раздражение Вашингтона, где все больше склонялись к реорганизации Французского национального комитета. Черчилль, как и Рузвельт, выступал за удаление де Голля из комитета. А. Иден же считал это неразумным, поскольку, по его мнению, подобным образом Лондон препятствовал становлению Франции «как сильной имперской державы», которая в послевоенной Европе являлась бы неким балансом3. В мае 1943 г. в Лондоне стало утверждаться понимание того, что прежние замыслы устранить де Голля от руководства ФНК рухнули и что новые попытки затормозить процесс объединения сил французской нации обернутся против Англии на руку США4.

В своих посланиях Рузвельту Черчилль настаивал, чтобы английское и американское правительства нашли средство примирить позиции Жиро и де Голля и тем самым подорвать обвинения в том, что каждый союзник имеет своего французского «любимчика»1.

3 июня 1943 г. Жиро и де Голль опубликовали декларацию об учреждении Французского комитета национального освобождения. И несмотря на различия тактических линий во внешнеполитическом курсе, Англия и США старались замедлить рост авторитета и влияние ФКНО, предоставляя ему роль неравноправного партнера в западной коалиции.

2 июля А. Иден направил членам английского правительства памятную записку, аргументация которой раскрывала смысл политических и дипломатических маневров Великобритании в послевоенный период. США предпочли бы иметь дело с каждой частью Французской империи в отдельности, считая, что всякая французская власть, с которой они имеют дело, должна безоговорочно подчиняться их требованиям. «При решении европейских проблем нам, возможно, придется сотрудничать с Францией теснее, нежели с США. Хотя мы должны по мере возможности согласовывать нашу политику в отношении Франции с Вашингтоном, существует предел, дальше которого мы не можем допускать, чтобы наша политика определялась их политикой»2.

Традиционные противоречия двух колониальных держав на Ближнем Востоке и Северной Африке, расчеты на сохранение британского вассалитета над отдельными частями французской колониальной империи, напряженные личные отношения между Черчиллем и де Голлем являлись объяснением того, почему британское правительство поддерживало концепцию США «растворения» «Свободной Франции» в проамериканской администрации Жиро. Объединение «Свободной Франции» и движения Сопротивления стало решающим фактором провала политических расчетов Великобритании и США относительно заморских территорий Франции. 1

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. М., 1958. С. 301. 2

Eden A. The Reckoning. L., 1965. Р.396-398. 3

Голль Ш. Военные мемуары. Т. II... С.28.

К началу 1943 г. недовольство в Леванте достигло критического уровня. Де Голль отмечал, что верхи общества в Сирии и Ливане, несмотря на разногласия, едины в своей воле добиться независимости... было бы нелепо сопротивляться3. В свою очередь «Нью-Йорк таймс» подчеркивала 30 мая 1943 г. «.. .арабы обвиняют Англию в том, что они разрешили французам занять Сирию после того, как потерпели поражение войска правительства Виши»1. Избегнув вмешательства в сирийские выборы, Франция надеялась получить симпатии националистов, которые могли затем организовать ряд договоров, укрепляющих привилегированную позицию Франции в Сирии, параллельно той, которую имела Британия в Египте и Ираке. Христианская община маронитов традиционно представляла в регионе форпост Франции, которой хотелось усилить их влияние в Ливане. В мае-июне 1943 г. президент Ливана А. Табет предложил увеличить в пропорции парламентские места для христианских депутатов. В ответ мусульманская община пригрозила бойкотировать выборы, если декреты не будут отменены. Спирс - представитель Великобритании в Леванте, встретившись по отдельности с Ж. Эллё (генерал-делегат Франции в Леванте) и лидерами мусульман и маронитов, гарантировал компромисс, согласно которому христиане могли получить на 5 мест больше, чем мусульмане. Таким образом, он становился арбитром во франко-ливанских отношениях. Под давлением массового движения, охватившего Ливан, французские власти вынуждены были согласиться на проведение в августе 1943 г. выборов в парламент страны. Хотя президентство Ливана обычно было в руках христиан, и они были гарантированным большинством в палате депутатов, тем не менее Франция не была уверена, что будет поддержана в этой стране.

Главными конкурентами в борьбе за президентство в Ливане были Бишар аль-Хаури (лидер конституционального блока, который объединил силы с маронитским патриархом) и Эмиль Эдд (лидер национального блока) - сторонник Франции. Впоследствии их разногласия усиливались из-за сотрудничества аль-Хаури со Спирсом. 1

АВП РФ. Ф.56 Б. Оп. 7. П. 27. Д. 9. Л. 29. 2

Roshwald, A. The Spears mission in the Levant: 1941-1944. L., 1986. P. 911.

Американский дипломат Вадсворт, находящийся в Бейруте в сентябре 1943 г., говорил следующее: «Все объективные наблюдатели согласны с тем, что кампания приняла характер франко-британского соперничества с явным победителем Спирсом»2. Победу на выборах одержал буржуазно-националистический Конституционный блок, лидер которого Бишар аль-Хури был избран президентом Ливана. Правительство возглавил мусульманский панарабский националист Риад Сольх (суннит). Новое правительство, поощряемое Спирсом, стало быстро сбрасывать все формы легальной зависимости от Франции. В октябре Риад аль Сольх представил политическую программу, которая включала отмену французского языка как официального языка Ливана и исключение пункта конституции с ссылкой на мандатную ответственность Франции.

Такой шаг представлял собой не что иное, как прямой вызов продлению французского мандата в стране, и поэтому есть основание считать, что правительство Ливана вряд ли издало эту программу без поддержки и поощрения со стороны Великобритании. Создавалось впечатление, что, если Ливан согласен будет пойти на компромисс, он не позволит сделать им такую привилегию. Накапливание недовольства в Леванте, усугубляемого жесткой политикой французских властей в Дамаске и Бейруте, вылился в открытый кризис в ноябре 1943 г.1 9 ноября ливанский парламент отменил статьи конституции, регламентирующие мандат и права Франции, что лишало юридической основы дальнейшее сохранение ее господства в Ливане. В ответ генеральный делегат Франции в Сирии и Ливане Ж. Эллё отдал приказ об аресте президента Ливана, премьер-министра, ряда министров и политических деятелей, приостановил работу палаты депутатов и действие ливанской конституции. В результате вспыхнул бунт, и Франции пришлось вызывать войска, чтобы постараться восстановить порядок. Восставшие нашли поддержку у генерала Э. Спирса, который пригрозил вмешательством британской армии, если не будут отменены решения генерального делегата2. Внешне англичане выглядели выигрышно, требуя освобождения арестованных ливанских лидеров и созыва англо-франко-ливанской конференции для разрешения конфликта, однако в действительности это была явная борьба колониальных держав за влияние в Сирии и Ливане.

«Вашингтон пост» в ноябре 1943 г. писала: «Политическая победа антифранцузских сил в Ливане может заставить французов в целях удержания своего влияния в Ливане присоединиться к англичанам, поддерживающим идею создания арабской федерации»3. 1

Spears E. Fulfillment of a mission. The Spears mission to Syria and Lebanon 19411944. L., 1977. P. 99. 2

Черкасов П.П. Указ. соч. С.41. 3

АВП РФ. Ф.56 Б. Оп. 7. П. 27. Д. 9. Л. 14.

24 ноября 1943 г. Французский комитет национального освобождения признал все изменения, внесенные ливанским парламентом в конституцию Ливана. Соглашение о передаче большинства исключительных полномочий генерального делегата правительствам Бейрута и Дамаска было достигнуто в конце декабря. Успех Ливана обеспечил пример и для Сирии. В январе 1944 г. сирийский парламент окончательно отменил статью конституции, где говорилось о французском мандате. Это означало, что Сирия, также как и Ливан, становилась юридически независимым государством. Однако в отсутствие постоянной поддержки

Спирса (Великобритании) представляется маловероятным, чтобы Сирия и Ливан могли бросить вызов французской власти, так демонстративно в середине войны.

Из секретного сообщения ТАСС от 7.01.1945 г. следовало, что «английское правительство намеревается спровоцировать восстание арабов против французов, а затем английские воинские части должны поддержать арабов в удовлетворении их требования относительно полного освобождения от французского влияния»1. В феврале 1945 г. Дамаск и Бейрут потребовали от правительства Франции установления равноправных дипломатических отношений. Однако французские власти под разными предлогами откладывали полное признание суверенитета двух стран. В результате в Сирии прокатилась целая волна антифранцузских выступлений. В свою очередь Франция накануне окончания войны, 30 апреля 1945 г. дала приказ о высадке с крейсеров «Монкальм» и «Жанна д'Арк» в бейрутском порту трех батальонов французских войск, что и привело к возникновению открытого конфликта в Сирии. Начались вооруженные столкновения, а к концу мая французский командующий Олива-Роже дал приказ об артиллерийском и воздушном обстреле Дамаска и других мятежных сирийских городов, что позволило французам овладеть положением и восстановить контроль над Дамаском. 1

АВП РФ. Ф. 56 Б. Оп. 5. П.21. Д.6. Л.99. 2

Roshwald A. The Spears mission in the Levant: 1941-1944. L., 1986. P. 917.

Эти действия вызвали протесты арабских стран, в Лондоне же решили вмешаться в события, развернувшиеся в Сирии. Правительство Великобритании предъявило ультимативное требование французскому послу в Лондоне. Черчилль дал понять, что вооруженные силы Англии не смогут оставаться пассивными наблюдателями в создавшейся ситуации. Одновременно из Палестины в Сирию без согласования с правительством де Голля дополнительно была введена «для военных учений» английская пехотная дивизия. Генерал Пагет был уполномочен британским правительством вернуть французские войска в казармы и использовать британских военных, чтобы восстановить порядок2. Это была серьёзная заявка на реализацию старого плана Лондона - включения всех стран Арабского Востока в зону британского владычества. В свою очередь, части 9-й британской армии практически блокировали французские войска в различных районах Сирии и Ливана, что заставило де Голля признаться, английскому представителю Д. Куперу, что он не в состоянии вести войну. А в июне 1945 г. генерал де Голль заявлял следующее: «Подавляющее несоответствие сил, монополия внешней торговли, использование огромного аппарата информации и пропаганды, множество экономических, политических и культурных агентов, одетых в военную форму, - средства, позволявшие англичанам оказывать на нас, а также на сирийских и ливанских руководителей огромное давление. Никто не может считать простым предлогом постоянно выражаемое британскими лидерами беспокойство в отношении влияния событий в Сирии и Ливане на положение Англии в других арабских странах Востока»1.

Смена английского правительства в результате парламентских выборов в июле 1945 г. породила в Париже надежды на восстановление прежней ситуации в Леванте. В августе де Голль писал генералу Бейне: «Уход Черчилля и победа лейбористов будут иметь следствием гибкость английской политики. Лейбористы не смогут занять в отношении нас грубой позиции. Необходимо держаться... и мы не примем на себя обязательства о выводе наших войск из Сирии. Только в случае (невероятном), если бы они покинули все арабские страны, мы могли бы согласиться оставить Левант2.

Таким образом, Великобритания натолкнулась на сопротивление Франции, цеплявшейся за свои позиции в Леванте, а также Соединенных Штатов, желавших вытеснения с ближневосточной арены Англии и Франции. В «Нью стейтсмен энд нейшн» в феврале 1946 г. отмечалось: «Ответственность за нынешнее положение лежит на неловкой британской политике, имевшей целью создать единство арабских стран, защитницей которой в некотором роде должна была стать Англия. Ошибкой являлась попытка постоянно и последовательно удалять французское влияние в Сирии и Ливане, стало быть, американская позиция будет совпадать с английской кратковременно3. 1

СССР и арабские страны.1917-1960. М., 1961. С. 90, 91. 2

Цит. по: Черкасов П. П. Указ. Соч. С.44. 3

АВП РФ. Ф. 56 Б. Оп. 9. П.89. Д.48. Л.172. 4

Известия. 17 февраля 1946 г. 5

АВП РФ. Ф. 56 Б. Оп. 9. П. 89. Д. 49. Л. 194.

4 февраля 1946 г. правительства Сирии и Ливана обратились в Совет Безопасности ООН с просьбой принять меры к выводу из Сирии и Ливана французских и английских войск. Их требования на международной арене были поддержаны Советским Союзом4. Еженедельник «Трибюн» отмечал: «В течение последних 30 лет Французская и Британская империи следили за арабами и крепко держали их в своих руках. Борьба, насколько это касалось арабов, вытекала из стремления освободиться из этих тисков5. В конечном счете, несмотря на маневры Великобритании и Франции в ООН, к концу

1946 г. последние иностранные, в том числе английские, солдаты покинули Сирию и Ливан. Провал попыток сохранить за собой сирийско-ливанский плацдарм был первым крупным поражением Великобритании на Ближнем Востоке после окончания войны.

Таким образом, анализ британского внешнеполитического курса периода Второй мировой войны дает основание полагать, что Великобритания прилагала максимум усилий для сохранения и расширения своего приоритетного положения на Ближнем Востоке. Первоначально могло показаться, что эти усилия увенчались успехом, так как главная военная задача Великобритании в этом регионе - предотвратить его захват фашистскими державами - была выполнена. Англия, изгнав Германию и Италию, сумела потеснить своего союзника Францию в Сирии и Ливане. К концу 1945 г. британский военный контроль распространялся на район, включая зону Суэцкого канала, весь бассейн Красного моря и Персидского залива. Тем не менее «мощь Британской империи была видимой, а не реальной»1. В итоге Второй мировой войны наметился кризис колониальной системы Великобритании, нараставшее национально-освободительное движение стало причиной подрыва господства Англии. Безусловно, имели значение и возросшие во много раз интересы США. Великобритания не могла игнорировать военную и финансово-экономическую мощь Соединенных Штатов. Получая финансовую помощь от США, она вынуждена была и в значительной степени подчинить свою внешнюю политику американскому диктату, часто в ущерб собственным интересам. Это привело к упадку английского колониализма и, как следствие, к резкому политическому ослаблению Британской империи.

Дудайти А. К.

Северо-Осетинский государственный университет

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Международные отношения: история и современные аспектыВып. II. - М.; Ставрополь: Изд-во СГУ. - 354 с.. 2011

Еще по теме Позиции Великобритании и США в вопросе французских владений в странах Леванта и Северной Африке в период Второй мировой войны 1:

  1. 11.1. Завершающий период второй мировой войны.
  2. 2. Период после Второй мировой войны
  3. 1. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В США ОТ ПЕРВОЙ ДО ОКОНЧАНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  4. 4. АКТИВИЗАЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ США В ЕВРОПЕ, НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ И В СЕВЕРНОЙ АФРИКЕ
  5. Завершение Второй мировой войны и решение «немецкого вопроса».
  6. Глава 3 ВЕЛИКОБРИТАНИЯ Британия, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии
  7. Завершение Второй мировой войны и ее последствия
  8. 76 . РАЗВИТИЕ ЯПОНИИ ДО И ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  9. 9.2. Начало второй мировой войны на Тихом океане.
  10. 11.2. Капитуляция Японии. Окончание второй мировой войны
  11. § 1. Политика позитивного нейтралитета после второй мировой войны и ее особенности
  12. § 3. Итальянское государство после второй мировой войны
  13. Международные отношения накануне Второй мировой войны.
  14. Коренной перелом в ходе Второй мировой войны.
- Внешняя политика - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -