<<
>>

Польско-украинский конфликт в Восточной Галиции и Парижская мирная конференция 1918-1919 гг.

Первая мировая война, ставшая настоящей трагедией европейских народов, послужила своеобразным катализатором активизации борьбы многих из них за обретение собственной государственности.
По итогам войны на карте Европы образовался целый ряд новых государств, народы которых либо никогда не имели своей государственности, либо утратили ее в течение предыдущих столетий. Прежде всего это касается региона Центральной Европы. По итогам войны обрели независимость, в частности, Польша, Чехословакия, Венгрия, Австрия, было образовано Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев.

1 Листок войны. 1917. № 942. 15 апреля.

80

Создание Украинской Народной республики и Западно-Украинской народной республики было очевидной попыткой в условиях изменившейся политической ситуации, вызванной, революцией в России и распадом Австро-Венгрии, образовать украинскую государственность, и стать полноценными субъектами международного права.

С конца XVIII века украинцы проживали на территории трех соседних империй, а граница между Россией и Австро-Венгрией, проходившая по реке Збруч, разделяла украинский народ. Украинцы проживали на территории государств, которые являлись монархиями, но коренным образом отличались друг от друга по организации внутриполитической жизни, методам региональной политики и т. д. Крушение империй привело к тому, что этот народ в случае начала борьбы за свою государственность мог претендовать на создание державы с очень большой территорией: от Кубани до Закарпатья и от Черного моря до Юго-западных районов современной Польши. Однако на территории бывшей Австро-Венгрии украинское население проживало совместно с польским. Такая этническая чересполосица являла собой базу для возможного конфликта, ведь поляки также после Первой мировой войны стремились создать собственное государство, объединив земли с польским населением.

Особенно острой была ситуация в Восточной Галиции, где украинцы после окончания войны по-прежнему представляли собой этническое большинство, несмотря на проводимую десятилетиями политику полонизации, в том числе и в культурно-религиозной плоскости.

Наибольшее число украинцев проживало в сельской местности, в городах же, особенно во Львове, большим был процент поляков. Свыше половины жителей региона считали родным языком украинский, около трети -польский. Административные границы повятов не соответствовали этническим, которые вообще невозможно было четко определить.

Таким образом, если исторически возрождаемое Польское государство могло претендовать на всю территорию Галиции, прибегая к аргументам исторического права, что оно делало и в отношении спорных районов Силезии, то этническая аргументация, акутализированная ростом национального самосознания народов и концепцией президента США В. Вильсона, могла быть использована и использовалась украинцами Восточной Галиции с целью создания своего государства и разделения региона на польскую и украинскую части.

1 Михутина И. Украинский Брестский мир. М., 2007. С.3.

Уже в ходе переговоров в Брест-Литовске на международной арене в во весь голос заявила о себе Украинская Народная республика, дипломатам которой, несмотря на критическое положение, в котором находился этот государственный организм, удалось заключить с Германией и ее союзниками отдельный мирный договор1, что резко изменило не только сам характер брестских переговоров, нанеся серьезный урон по позициям российских переговорщиков, но и вынудило европейские державы принимать очевидное.

В ходе переговоров украинская делегация неоднократно поднимала вопрос о плебисците в Восточной Галиции, что вызывало протесты со стороны австро-венгерской делегации, настаивающей на признании в качестве границы Украины и Австро-Венгрии старой российско-австро-венгерской границы.

Австро-Венгрия также высказалась против включения в состав УНР Холмщины. В противовес украинская делегация предложила свой проект, предусматривающий определение северо-западной границы Холмщины в составе УНР по этнографическому принципу. В вопросе же украинских земель в составе Австро-Венгрии последняя должна была подписать тайное соглашение, согласно которому оно обязывалось разделить по этнографическому принципу Галицию и, объединив ее украинскую часть с Буковиной, создать отдельный Коронный край.

Текст этого соглашения, которое должно было оставаться тайным, попал в печать, приведя к бурному противодействию польской общественности Австро-Венгрии.

УНР в это время находилась на краю гибели перед лицом Красной армии и пошла на изменение договора - предусматривалась возможность проведения границы восточнее. Эти условия также не устраивали польские круги Австро-Венгрии, ведь брестский договор признавал большую часть Холмщины и Подляшья в составе украинского государства, оставляя окончательное проведение польско-украинской границы смешанной комиссии польских, украинских представителей и представителей стран Четверного союза. Австро-Венгрия не ратифицировала Брестский договор с Украиной, большая же часть Холмщины, входившая в австро-венгерскую зону оккупации Польши, оказалась под управлением польской администрации.

В еще большей степени новая реальность стала очевидной с момента провозглашения Западно-Украинской народной республики, которая практически сразу же оказалась втянутой не только в вооруженную борьбу с поляками, но и в целую систему сложных дипломатических игр в ходе Парижской мирной конференции.

С точки зрения эффективности дипломатической работы изначально несомненный перевес был на стороне поляков, и дело тут не только в кадровом превосходстве, которое очевидно имело место, но и в том, что в годы войны на территории Франции активно действовал Польский национальный комитет во главе с лидером национал-демократов Р. Дмовским. Последнему удалось установить тесные контакты с правящими кругами держав-победительниц, прежде всего с французскими. В целом украинский вопрос после победы держав Антанты воспринимался многими на Западе как агитационный, инспирированный Центральными державами с целью обеспечить себе мир и благоприятную ситуацию на Востоке Европы, а не как вопрос этнического самоопределения украинского народа.

Напротив, в отношении поляков изначально речь шла о национальном самоопределении и воссоединении разорванного разделами Речи Поспо-литой единого национального государства.

Позиции украинской стороны (ЗУНР) ослаблялись и ее связями с Австро-Венгрией, в частности поляки вполне справедливо указывали, что значительная часть офицерского корпуса Украинской Галицкой армии состояла из австрийцев.

Основными смысловыми элементами аргументации украинской стороны были апелляция к программе 14 пунктов В. Вильсона, предусматривающая, как ее трактовали украинцы и не только они, право наций на самоопределение, утверждения о том, что ЗУНР может быть барьером против Советской России и что в случае ее ликвидации значительная часть населения может перейти на сторону большевиков, а также указания на антиукраинские действия поляков в Восточной Галиции в период существования Австро-Венгерской монархии1.

Франция выступала в ходе Парижской мирной конференции с прополь-ских позиций, стремясь усилить последнюю до такой степени, чтобы сделать ее серьезной антигерманской силой в Центральной Европе и одновременно страной, которая могла бы противостоять большевистской России. С другой стороны, уверенные в том, что большевистская власть в России удержится недолго, французские стратеги выступали против ослабления России посредством выделения из состава ее крупных территорий, в частности, таких как Украина, потому что Россия в будущем, после поражения большевиков могла вновь стать союзником Франции в Европе. 1

2игачмз1а Р. Р. уе1 Ога]е\?$к1. 8рга\уа икгаш8ка па копГегепе]1 роко]о\?е] \? Рагуги \ч гоки 1919. 1995. 2

Исследования по истории Украины и Белоруссии. М., 1995. С.152.

Украинские дипломаты старались ориентироваться на Великобританию и США. Первая, будут соперником Франции, не стремилась к серьезному ослаблению Германии и к усилению Польши, что, по мнению украинских стратегов, делало ее объективным союзником решения украинского вопроса в пользу украинцев, а вторые должны были воспринять этническую аргументацию украинской стороны о праве украинского народна на самоопределение, в то время как поляки в отношении Восточной Галиции не могли использовать национальные аргументы, а только доводы исторического, экономического и военного характера2.

Сразу после прибытия в Париж украинской объединенной делегации во главе с представителем УНР Г.

Сидоренко (делегация двух украинских республик была единой, что основывалось на акте о воссоединения УНР и ЗУНР от 22.1.1919 г.), украинская дипломатия потерпела первое поражение - разведка союзников перехватила информацию о том, что украинские силы, сражающиеся против поляков, и командование германского 21 корпуса, войска которого отступали с Востока, координируют свои действия против польских сил1. Все это серьезно укрепило позиции польской делегации.

Одним из ключевых вопросов, от которого зависело экономическое выживание ЗУНР, представлял вопрос об экспорте нефти2. Руководство ЗУНР в критической военной ситуации перед лицом превосходящих польских сил установило связи с венгерским коммунистами с просьбой о продаже оружия в обмен на поставки нефти3. Это также нанесло по позициям украинцев серьезный имиджевый удар. Вместе с тем до начала конференции полякам не удалось, во многом благодаря позиции Великобритании и Д. Ллойд-Джорджа, добиться условий, в которых они могли бы военным путем, без вмешательства держав решить вопрос по Восточной Галиции.

29 января 1919 г. Р. Дмовский представил польский проект территориального разграничения Восточной Галиции, согласно которому вся эта территория должна была войти в состав воссозданного польского государства. Он также обвинил украинцев в насилии в отношении поляков в Восточной Галиции4.

Начало 1919 г. было периодом наивысших военных успехов украинцев, когда они контролировали практически всю территорию, на которую претендовали, кроме Львова, и требовали проведения границы с Польшей по линии реки Сан. Поляки находились в тяжелом военном положении, исправлению которого должна была способствовать переброска в Польшу армии генерала Ю. Галлера, которая, помимо борьбы с большевиками и защиты нового государства от немцев, могла быть использована против Украинской Галицкой армии. 1

Papers relating to the foreign relations of the United States // The Paris Peace Conference 1919. T.III. S.980^982. 2

Deruga A.

Polityka wschodnia polska wobec ziem Litwy, Bialorusi I Ukrainy (19181919). W., 1969. S.247. 3

Sprawy polskie na Konferencji Pokojowej w Paryzu, 1919 r.t.1. S.73. 4

PPC. t.III. S. 776.

1 марта комиссия по польским делам во главе с Ж. Камбоном создала специальную подкомиссию во главе с генералом Ле Роном, которая должна была заняться разработкой проекта границ Польши. Это было очень непростой задачей в условиях, когда будущее России представлялось неопределенным, а эмигрантские «белые» круги вступили в контакты с представителями украинской делегации с целью выработать единую антипольскую позицию, в рамках которой польская граница на востоке должна была проходить линии старой «конгрессовой» границы. Эта позиция с небольшими изменениями вполне соответствовала линии, проводимой английской дипломатией.

В это же время, в конце февраля, комиссия по делам прекращения огня на польско-украинском фронте во главе с генералом Бертелеми предложила свою линию разграничения и соглашение о прекращении огня, которое в условиях решительного наступления украинских войск, которым удалось практически окружить Львов, отрезав его от Перемышля и от остальных районов Польши, было сорвано украинской стороной.

Срыв перемирия и прекращения огня с сохранением войсками ранее занятых позиций был на тот момент серьезной ошибкой украинской стороны: шанс выступить в качестве равного партнера, пусть даже в соглашении о прекращении огня, был упущен. В результате этого сама субъектность Украины серьезно пострадала. Впоследствии и С. Петлюра, и М. Омельянович-Павленко также рассматривали срыв реализации проекта соглашения подкомиссии Бертелеми как серьезную ошибку1.

Безусловно, при этом само принятие соглашения далеко не означало для украинцев реального прекращения войны. Это не гарантировало молодую Украинскую республику от нового давления поляков, в том числе и военного, но последующие события показали, что отказ от перемирия в еще большей степени развязал руки Варшаве и стоящей за ее спиной Франции.

Несмотря на возражения Д. Ллойд-Джорджа против посылки в Галицию дивизии генерала Желиговского, находящейся в Одессе, и армии Галлера, а также его возражения по поводу использования (как того не исключал маршал Ф.Фош и союзное командование) против украинцев румынских войск, 2 этот вопрос было поручено в марте 1919 г. рассмотреть союзному совету морского транспорта, относительно участия флота каждой союзной страны в переправе в Гданьск армии генерала Галлера. 1

Исследования по истории Украины и Белоруссии. М., 1995. С.157. 2

PPC., t IV. S.379-385.

В военном отношении с марта ситуация изменилась в пользу поляков. После заключения перемирия между поляками и немцами первые смогли перебросить в Галицию часть сил из Великой Польши, что позволило им уравнять шансы и даже перейти в ограниченное контрнаступление, что привело к разблокированию железной дороги, связывающей Польшу со Львовом.

19 марта 1919 г. вопрос о ситуации в Восточной Галиции рассмотрел Высший совет Антанты. Командующему польскими войсками в Восточной Галиции генерал Т. Розвадовскому и командующему УГА генералу М. Омельяновичу-Павленко была направлена телеграмма с требованием немедленно прекратить огонь и обеспечить сохранение армиями занятых позиций, а также обеспечить снятие блокады с города Львова и возможность его полного снабжения.

Также указывалось, что союзники готовы выслушать аргументацию сторон в Париже. Украинская сторона приняла условия, однако польская не отреагировала, и вооруженная борьба продолжалась. Это привело к тому, что даже лояльно настроенный к полякам В. Вильсон вынужден был 15 апреля 1919 г. на заседании Высшего Совета констатировать, что польские представители стараются затянуть переговоры с целью достичь для себя наибольших военных выгод к моменту заключения перемирия1.

2 апреля была созвана специальная межсоюзническая комиссия под руководством генерала Л. Бота, которая заслушала представителей обеих сторон. Р. Дмовский заявил, что польская сторона согласна заключить перемирие только на условии оккупации Восточной Галиции польскими войсками, реформирования украинской армии с целью исключения из ее рядов австро-немецких элементов и перехода под контроль поляков месторождений нефти. Таким образом, поляки фактически отвергли проект перемирия и линию разграничения комиссии Боты (линия разграничения была в целом выгоднее для украинцев, так как оставляла в их руках Бориспольский бассейн), и вопрос был передан на рассмотрение Высшего совета, который постановил выслушать представителей обеих делегаций.

Украинские представители подчеркнули: армия УГА сражается не только против поляков, но и против большевиков; украинцы готовы к перемирию, а за его срыв ответственны поляки. Утверждалось, что украинцы с радостью восприняли падение австро-венгерской империи и что именно австро-венгры виновны в том, что в Восточной Галиции сложилась ситуация, когда украинцы стали дискриминированным меньшинством по отношению к польскому большинству.

1 Zurawski P.P. vel Grajewski. Op.cit. S.28.

В результате Высший совет направил письмо начальнику Польского государства Ю. Пилсудскому, в котором указывалось, что союзники прекратят оказывать Польше помощь и будут рассматривать как саботаж отказ от заключения перемирия в Галиции. При этом англичане обвиняли французов в том, что те сознательно затягивали отправку телеграммы, а также в том, что французы тайно проинформировали Варшаву о том, что они поддерживают военные усилия последних в Восточной Галиции.

В ответ Ю.Пилсудский утверждал, что причиной польского наступления стали провокации украинцев и что для Польши, стоящей перед лицом угрозы комбинированного немецко-большевистского удара жизненно важным является достижение общей границы с Румынией. Он сообщал, что поляки готовы к заключению перемирия и о том, что польские войска по требованию союзников прекратили наступление.

Интересно, что истинные мотивы письма Пилсудского проясняются исходя из его письма премьер-министру Польши И. Падеревскому, в котором Пилсудский в частности писал о том, что пока западная граница Польского государства юридически не оформлена, то на 9/10 будущее Польши зависит от воли держав победительниц, что диктует необходимость тактически соглашательской политики в отношении восточных земель. Потом же, по мнению начальника государства, Польша будет представлять на Востоке мощную силу, с которой будут считаться все, включая великие державы1.

Реакция мирной конференции на польское наступление тем не менее была очень слабой и не привела к его прекращению. 23 мая польский сейм принял закон об автономном статусе Восточной Галиции в составе Польского государства, что было очевидным шагом, направленным на то, чтобы склонить великие державы к поддержке польской позиции.

После выхода Красной Армии на реку Збруч и контрнаступления УГА под Чортковым против польских сил, которое произвело явно негативный эффект в Париже, симпатии союзников все более перед лицом большевистской угрозы стали склоняться в сторону Польши. 17 июня комиссия по делам Польши представила два варианта границы между Польшей и Восточной Галицией, которая должна была стать федеративной единицей в составе Польского государства сроком на 25 лет.

Согласно первому варианту город Львов отдавался украинцам, согласно второму варианту Львов и нефтяной бассейн передавался Польше. В качестве вариантов статуса рассматривалась возможность автономии в рамках Польши, присоединение к Польше и плебисцит, а также независимость или автономия в составе России.

1 8РКР. Т.П. 8.333.

В условиях большевистской угрозы рассматривались варианты с созданием администрации Восточной Галиции под управлением Верховного комиссара Лиги наций с временной оккупацией Польшей, а также создание администрации под контролем польского правительства с местной автономией и военной оккупацией. 25 июня, несмотря на сопротивление Великобритании, было принято решение согласиться со вторым вариантом. При этом вариант с проведением плебисцита в ближайшем будущем был также отвергнут.

2 июля украинская делегация в выступила с нотой протеста, в которой все аргументы союзников достаточно убедительно опровергались. В частности утверждалось, что именно УГА была реальной силой, которая противостояла большевикам, что никогда власть большевиков не распространялась на территорию Восточной Галиции и что украинский народ будет продолжать борьбу за свою независимость и за создание государственности1.

Для окончательного решения вопроса о Восточной Галиции была создана подкомиссия, которая провела множество заседаний (украинцы проигнорировали приглашения на них, мотивируя это непризнанием решения союзников от 25 июня 1919 г.). В период работы комиссии польская дипломатия делала все, чтобы передвинуть линию возможной границы будущей автономии на запад, с целью включить в будущую автономную единицу как можно больший процент польского населения, а после сосредоточила усилия на плане узаконить включение Восточной Галиции в состав Польши.

Однако в итоге Высший совет принял решение, согласно которому Польша наделялась мандатом на управление Восточной Галицией на 25 лет. Польская делегация отказалась подписывать условия временного предоставления мандата на управление Восточной Галицией на 25 лет, настаивая на окончательном присоединении Восточной Галиции к Польше в качестве автономного образования. Мирная конференция приняла декларацию, согласно которой Польша получала право ввести свое управление западнее линии, разработанной комиссией Камбона в двух проектах восточной границы Польского государства, включая всю Восточную Галицию.

В 1923 г. решением Совета Послов Антанты территория Восточной Галиции была инкорпорирована в состав Польского государства.

1 Ibid. II. S.355-358.

Анализ обсуждения на Парижской мирной конференции 1919 г. ситуации вокруг Восточной Галиции и решений, принятых великими державами-победительницами относительно судьбы этого региона, позволяют заключить, что Восточная Галиция и ЗУНР стали во многом заложниками той ситуации, которая сложилась вокруг России - союзники были заинтересованы не только и не столько в исполнении вильсоновских принципов, сколько в обеспечении европейской безопасности от большевизма, рассматривая галицийский вопрос именно в этой плоскости.

При всех недостатках организации ЗУНР следует признать, что само движение, породившее это государственное образование, являлось не чем иным, как национально-демократической революцией, по своей сути с определенными особенностями, схожей с национальными движениями других народов, ранее входивших в состав Австро-Венгрии. При этом украинцы Галиции должны были бороться за свое государство с соседями, которые также рассматривали эти территории или их часть как свои интегральные, исконные земли.

Создание Польского и Чехословацкого государств стало возможным во многом благодаря процессам, происходящим внутри Чехии, Словакии и Польши, при активной роли заграничной диаспоры и ее представителей в дипломатической борьбе. Украинцы же не могли к началу Парижской мирной конференции в качестве аргументов в оправдание своей позиции представить значительное число faits accomplis (с теоретической точки зрения требования галичан были вполне оправданы), которые могли бы быть использованы их дипломатами. Территория УНР вообще была неопределенна и постоянно сокращалась под ударами Красной Армии и «белых», а территория ЗУНР представляла собой лишь часть Восточной Галиции без ее столицы Львова.

ЗУНР в условиях, когда великие державы не имели реальных военных рычагов в регионе Центральной Европы за исключением чешских, польских и румынских вооруженных сил, не рассматривалась ими как сила, способная стать реальным барьером продвижению Красной Армии на Запад, в то время как польская дипломатия и польская пропаганда сделали все, чтобы представить молодое Польское государство как единственного спасителя от большевистской угрозы.

Характерно, что союзники не создали никакого органа, который должен был бы рассматривать украинские дела, обсуждаемые только через призму Польши и России. Над союзниками постоянно довлела идея будущей небольшевистской России, в результате чего пойти на отрыв всей Украины от этого государства они не могли. Кроме того, негативное влияние на позиции союзников относительно украинской государственности оказывало сотрудничество украинцев с центральными державами на заключительном этапе Первой мировой войны.

Серьезным фактором, способствующим поражению ЗУНР, была ее военная и экономическая слабость, а также противоречия между элитами ЗУНР и УНР, если последние готовы были пойти на союз с Польшей против Советской России даже ценой уступки Восточной Галиции, то первые естественно выступали резко против такой политики. Несмотря на это, ЗУНР стала в период своего короткого существования серьезным фактором в европейской политике, с чем западные державы вынуждены были считаться1.

Ключевым решением Антанты в отношении Восточной Галиции является решение от 25 июня 1919 г. Его характер говорит о том, что союзникам удалось в целом занять определенную позицию относительно судьбы региона, и ссылки на неспособность конференции решить этот вопрос являются мало убедительными. Окончательное решение принято не было, но следует принимать во внимание общую обстановку того периода, а также отсутствие элементарных экспертных данных и информации из региона, что помимо геополитических концептов той или иной великой державы также затрудняло решение вопроса.

Решение от 25 июня фактически отдавало Восточную Галицию в руки Польши, что являлось очевидным неуважением к выбору сотен тысяч населяющих регион украинцев. Решение же Совета послов в 1923 г. по сути своей только закрепило официально то, к чему союзники упорно шли в течение нескольких месяцев своей работы в Париже.

В перспективе создание украинского государства в Галиции, пусть даже и небольшого по территории и населению, на окраинах Советской России (впоследствии СССР) могло бы представлять большую угрозу последнему (не говоря уже о пропагандисткой составляющей), чем Польша, которая не только не стала реальным противовесом Советскому Союзу и Германии, но и не смогла создать буферное государство после начала сотрудничества с Петлюрой.

1 Макарчук С. Украшська республика галичан. Л., 1997.

В результате включения в состав Польши значительных территорий с преобладанием украинского населения процесс строительства единого государственного организма натолкнулся на серьезные трудности, и одним из ключевых вопросов внутренней политики в течение всего межвоенного периода был вопрос о национальных меньшинствах, нелояльных по отношению к центральному правительству. При этом механизм защиты национальных меньшинств через Лигу наций так и не стал, по крайней мере, в украинском вопросе, действенным инструментом контроля за национальной политикой Варшавы и серьезным фактором внешнеполитического давления на нее. Создавшееся положение в известной мере способствовало развитию радикальных форм украинского национализма, который стал активно развиваться в 20-30-е годы, ложась на почву национального недовольства украинского меньшинства, проживающего на территории Польши.

Пеганов А. О.

Белорусский государственный университет

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Международные отношения: история и современные аспектыВып. II. - М.; Ставрополь: Изд-во СГУ. - 354 с.. 2011

Еще по теме Польско-украинский конфликт в Восточной Галиции и Парижская мирная конференция 1918-1919 гг.:

  1. Урегулирование территориально-политических вопросов на Парижской мирной конференции
  2. Польско-украинский конфликт в Восточной Галиции и Парижская мирная конференция 1918-1919 гг.
  3. Хронологическая таблица
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -