<<
>>

2.2. Политика модернизации национальной безопасности Российской Федерации в условиях глобального информационного общества

Во второй половине XX века сформировались предпосылки и начался переход к глобальному информационному обществу. Американский теоретик Д. Белл выпустил (1973 г.) книгу «Грядущее постиндустриальное общество.

Опыт социального прогнозирования»[165]. Согласно выводам и прогнозам создателя концепции постиндустриального общества, такая социальная формация обладала следующими отличительными чертами:

- превращение сферы услуг в ведущий сектор экономики;

- становление знаний в качестве основной силы общественного развития;

- преобладание в структуре занятости населения представителей новой интеллектуальной технологии - носителей знаний (ученых, профессиональных администраторов, инженеров, научных сотрудников и тому подобное);

- ведущая роль технологий и технологических оценок в развитии общества, применение «интеллектуальных технологий» в принятии решений.

Идеи Д. Белла получили развитие в работах многих теоретиков. Одну из наиболее заметных концепций, оказавших существенное влияние на общественное сознание, выдвинул О. Тоффлер в своей работе «Третья волна»167. «Третьей волной» он назвал наступление нового основного этапа в развитии цивилизации.

«Первая волна» возникла 10 000 лет назад и была связана с внедрением сельского хозяйства в жизнь людей, что привело к созданию аграрного (доиндустриального) общества. «Вторая волна» перемен, связанная с промышленной революцией, началась в ХУШ веке и привела к переходу человечества к индустриальному обществу. В середине ХХ века зародилась «третья волна» в развитии цивилизации, которая привела к новому этапу социального развития. Этот этап в работах исследователей второй половины прошлого столетия назывался по-разному: постиндустриальное общество,

супериндустриальное общество, технотронное общество и тому подобное.

Изучению данного феномена глобального развития посвятили свои работы многие ведущие западные исследователи: Г.

М. Маклюэн, М. Кастельс, П. Друкер, Е. Масуда и др[166]. Советские ученые Э. А. Араб-Оглы, И. В. Бестужев- Лада, В. В. Загладин, И. Т. Фролов и др.[167] в это же время обсуждали наступление научно-технической революции (НТР) и высказывали схожие идеи о возрастании роли технологического фактора в общественном развитии.

Впервые, в достаточно отчетливом виде идея информационного общества была сформулирована в конце 60-х - начале 70-х годов XX столетия. Изобретение самого термина «информационное общество» приписывается профессору Токийского технологического института Ю. Хаяши.

Контуры информационного общества были обрисованы в отчетах, представленных японскому правительству рядом организаций: Агентством экономического планирования (EPA: Economic Planning Agency) - «Японское информационное общество: темы и подходы»; Институтом разработки

использования компьютеров (JACUDI: Japan Computer Usage Development Institute) - «План информационного общества»; Совета по структуре промышленности (ISC: Industrial Structure Council) - «Контуры политики содействия информатизации японского общества» .

Японские исследователи понимали информационное общество как такую социальную систему, где широкое распространение компьютерных технологий качественно изменит характер работы с источниками информации и информационными потоками. Прежде всего, они вели речь об изменении характера производства, которое, по их мнению, должно было стать высоко автоматизированным, а продукты такого производства - гораздо более информационно-емкими.

Наступление информационного общества, по мнению создателей этой концепции, могло иметь не только экономические, но социальные, а также политические последствия. Люди освобождались от монотонного, однообразного труда, получали более широкие возможности для творчества. Кроме того, предполагалась, что в информационном обществе исчезнут социальные классы и конфликты. В нем будет достигнуто общественное согласие и социальный мир. [168]

Значительно уменьшится государственный аппарат по сравнению с предыдущими этапами исторического развития, правительства будут компактными и эффективными.

В отличие от индустриального общества, ориентированного на потребление как на главную жизненную ценность, в информационном обществе главной ценностью станет время, произойдет увеличение значения бюджета свободного времени, которое можно будет посвящать культурному досугу и саморазвитию.

Таким образом, современные представления об информационном обществе нашего времени сформировались благодаря конвергенции трех концепций общественного развития, сформировавшихся во второй половине ХХ века. К ним следует отнести получившие широкое распространение в академическом сообществе, элитарном и массовом сознаниях следующие теоретические построения:

- теорию постиндустриального общества (postindustrial society);

- собственно концепцию информационного общества (information society);

- концепцию сетевого общества или социальных сетей (network society).

Теория постиндустриального общества возникла в условиях глобальной

политической конфронтации, вызванной «холодной войной», финансово­экономических и энергетических кризисов 1960-1970-х годов. Авторы данной теории рассматривали ее как футурологический проект, описывающий идеал будущего общественного развития. Постиндустриализм рассматривался как новая стадия общественного развития, которая приходит на смену индустриальному обществу.

В постиндустриальном обществе, по замыслу авторов концепции, должны были исчезнуть основные социально-экономические противоречия и проблемы, возникшие на предыдущих стадиях общественного развития. Таким образом, постиндустриальное общество представлялось гораздо более безопасным и комфортным для людей, которые могли бы жить в нем, чем все предыдущие социальные системы. В данной связи изучению вопросов обеспечения безопасности в постиндустриальном обществе не уделялось значительное

внимание. Эти вопросы если и рассматривались, то только в связи с гораздо более общими проблемами социального развития.

Авторы концепции постиндустриального общества, создавая новый общественный идеал, делали акцент, прежде всего, на преимуществах и достоинствах этой социальной системы.

В качестве основных отличительных черт такого общества выделялись следующие:

- ведущая роль инновационного сектора в экономике;

- преобладание высокопроизводительной промышленности;

- превращение знаний в главную производительную силу, создание индустрии знаний;

- превращение сферы услуг в ведущую область общественного производства, выход процесса оказания услуг на качественно новый уровень, когда они становятся многообразными, высококачественными и охватывают все стороны человеческой жизнедеятельности.

Однако, наступавшее постиндустриальное общество, по мнению создателей этой концепции, не является свободным от опасностей и рисков. В этом обществе также существует потребность обеспечения безопасности, и возможно, даже в большей степени, чем в предшествующем ему индустриальном обществе.

Вот, что пишет по этому поводу немецкий политический философ и социолог Ульрих Бек в статье «От индустриального общества к обществу риска»: «В абсолютной безопасности нам, людям, явно отказано. Но, скорее всего, неизбежный «остаточный риск» - это оборотная сторона беспрецедентных благоприятных возможностей (процветания, относительно высокого уровня социального обеспечения и общего комфорта), предлагаемых развитым индустриальным обществом большинству своих членов» .

Новые угрозы для постиндустриального общества имеют природу, связанную с научно-техническим прогрессом и с политико-правовой сферой. Кризис политических и административных институтов в конце ХХ в., контексте нового технологического прорыва, ведущего к созданию инновационных

Beck U. From Industrial Society to the Risk Society // Theory, Culture and Society, February 1992. V. 9. No. 1. P. 98.

отраслей промышленности и новых видов вооружений. Особое вынимание теоретики постиндустриализма обращали на ядерные и химические, экологические и генетические технологии, развитие которых проходили в условиях ослабления систем, обеспечивающих политическую безопасность.

Это ослабление имело причины, связанные как с дисфункциями административной системы, так и со сменой мировоззренческих установок.

У. Бек отмечает: «Главный социально-исторический и политический потенциал экологических, ядерных, химических и генетических опасностей кроется в крушении административной системы, в крахе научно-технической и правовой рациональности, а также институциональных гарантий политической безопасности, потребность в которых становится настоятельной необходимостью

172

для каждого» .

Однако, дальнейшее общественное развитие показало, что ядром, системообразующим элементом постиндустриального общества стала его информационная сфера. Информационно-коммуникационные технологии вошли практически во все основные отрасли народного хозяйства и сферы общественной жизни. Кроме того, на их основе было создано, параллельное социальному пространству, виртуальное пространство, которое в итоге расширилось до глобального пространства, на базе которого возникло глобальное информационное общество. По этой причине постиндустриальное общество все чаще стали отождествлять с информационным обществом.

Возникшую несколько десятилетий назад теорию информационного общества следует, в определенной мере, рассматривать как конкретизацию и привязку к реалиям глобального развития концептуальных положений доктрины постиндустриального общества.

Одними из первых обратили на это внимание авторы десятого доклада Рисскому клубу «Микроэлектроника и общество. На радость или на горе», который был достаточно популярен в первой половине 1980-х гг. и оказал определенное влияние на формирование концепции информационного общества. [169]

В данном исследовании сделан следующий вывод: «Микроэлектроника посредством миниатюризации, автоматизации, компьютеризации и роботизации, фундаментальным образом трансформирует нашу жизнь и преобразует большинство ее сторон, связанных с работой, бытом, политикой, наукой, военной

173

деятельностью и поддержанием мира» .

В информационном обществе центральное место в системе безопасности, на современном этапе социального развития, стала занимать информационная безопасность.

Некоторые аналитики пытались осмыслить данный феномен и уже на стадии разработки концепции информационного общества предупреждали, что не следует испытывать эйфорию от быстро развивающихся информационно­коммуникационных технологий.

Наряду с колоссальным вкладом в процесс развития общества и цивилизации, они создавали и новые проблемы, и прежде всего в сфере безопасности. Так, А. Кинг, один из соавторов работы ««Микроэлектроника и общество. На радость или на горе» в начале 80-х годов прошлого столетия выделял следующие основные тенденции влияния прогресса информационно­коммуникационных технологий на эволюцию общества:

- возрастание огромной взаимозависимости индивидов и наций благодаря мгновенному доступу к информации;

- создание возможностей для достижения высокого уровня децентрализации власти и процесса принятия решений, что было бы весьма желательно, но равным образом эти возможности могут быть использованы недобросовестными руководителями для усиления и консолидации централизации власти;

- возникновение контроля всех видов деятельности со стороны диктаторов и тоталитарных обществ по типу оруэлловского «Большого брата»;

- усиление уязвимости и хрупкости общества благодаря созданию огромных электронных баз данных, содержащих громадные массивы данных, [170] имеющих важное значение для общественной и личной жизнедеятельности, и к которым можно получить доступ, находясь даже на огромном расстоянии от этих баз;

- возрастающая зависимость жизнеобеспечивающих систем больших городов и государств в целом от применяемых для их обеспечения и функционирования информационно-коммуникационных систем;

- генерирование информационным обществом культуры поведения людей, основанной на самоизоляции и отчуждении от реального мира путем ухода в

174

виртуальное пространство .

Особо следует рассмотреть концепцию «сетевого общества» и ее роль в формирование представлений о безопасности в условиях информационного общества. Данная концепция в целом сформировалась к концу прошлого ХХ столетия. Наиболее важный вклад в ее формирование внесли М. Кастельс, Я ван Дейк, Б. Веллмен и др. Важнейшими характеристиками сетевого общества необходимо рассматривать следующие его черты:

- возрастание роли в жизнедеятельности людей сетевых структур, которые постепенно заменяют формы личных и вещественных отношений, сложившиеся на предыдущих этапах социальной эволюции;

- сетевое общество представляет собой социальную структуру информационной эры, в которой экономические, политические и другие жизненно важные сети образуют виртуальное пространство, представляющее собой новую форму общественного взаимодействия;

- динамичный характер развития сетевого общества, представляющего собой открытую систему, восприимчивую к инновациям, которые осуществляются органично без размывания основ этой социальной структуры.

Российские исследователи полагают, что концепция социальных сетей дает возможность ученым применить новые подходы к исследованию общественного развития. В фокусе таких подходов оказываются социальные коммуникации и социальные контакты. [171]

А. В. Назарчук отмечает: «Теория сетей определяет понимание

социальности, трактуя социальный контакт как бинарную коммуникацию, коммуникацию между передающей и принимающей сторонами. Тем самым базовые понятия социальной теории коммуникативно операционализируются, то есть интерпретируются в ключе коммуникативных событий. Каждое социальное явление трактуется как совокупность «сообщений», способных транслироваться, накапливаться, виртуализироваться и так далее.

Этот атом, к которому может быть сведено все многообразие социальной реальности, можно назвать термином «сообщение» - massage. В сетевом обществе все становится «сообщением» или потоком «сообщений»: наполнение личной жизни, политические события, явления культуры и так далее» .

Таким образом, обеспечение безопасности потока сообщений в сетевом обществе превращается в базовую задачу обеспечения безопасности всей социальной системы, существующей в информационную эпоху.

В условиях современной России, перешедшей на информационную стадию развития, обеспечение информационной безопасности имеет принципиальное значение для успешного функционирования всей системы национальной безопасности. Для этого требуется реализация последовательной политики модернизации системы национальной безопасности нашей страны. Такой подход определяется группой принципиально важных факторов.

Информационно-коммуникационные технологии развиваются очень динамично, что приводит не только к потребности постоянного внедрения новых технических решений, но и ведет к серьезным изменениям в различных жизненно важных сферах общества: социальной, политической, духовной, экономической и других областях.

Наглядным примером может служить Интернет - всемирная система компьютерных сетей, целью которой является хранение и передача информации. За несколько десятилетий Интернет прошел четыре важных этапа в своем [172] развитии. При этом каждый новый принципиально отличался от предыдущего этапа. Рассмотрим эти этапы более подробно:

1) первый этап, «исследовательский», продолжался с момента возникновения вплоть до 1980-х годов - когда Интернет использовался, главным образом, университетами (в научных целях);

2) «информационный» - второй этап: когда каждая компания стремилась вывести информацию о себе в Интернет, создать корпоративный сайт;

3) третий этап представлял собой переход от статичных данных к возможности совершать транзакции; не только читать о продуктах и услугах, но и покупать или продавать их;

4) «социальный», или Web 2.0, - четвертый этап: когда в Интернете популярность обрели социальные сети, которые позволяют пользователям связываться друг с другом, подключаться к указанным сетям и обмениваться персональной информацией. Причем пользователи становятся активными создателями контента и могут составить конкуренцию крупным медийным корпорациям[173].

Анализ основных этапов развития Интернета показывает, что за достаточно короткий, по историческим меркам, срок исследовательский проект, имевший научные цели превратился в базовую инфраструктуру, на основе которой создается глобальное информационное общество. Интернет и другие информационно-коммуникационные системы реально воздействуют на все основные сферы жизнедеятельности общества: политическую, экономическую, социальную, духовную, военную и др.

В данной связи следует обратить особое внимание на то, что информационно-коммуникационные технологии непосредственно влияют и на обеспечение национальной безопасности во всех вышеуказанных сферах общественной жизни.

Таким образом, при проведении политики дальнейшей модернизации системы национальной безопасности должен быть заложен принцип информационной достаточности для обеспечения национальной безопасности Российской Федерации как в целом - на уровне обеспечения национальной безопасности всей страны, так и на уровне отдельных жизненно важных сфер общественной жизни и конкретных регионов.

Информационная достаточность обеспечения национальной безопасности означает следующее:

- превращение информационной безопасности в системообразующий элемент всей системы обеспечения национальной безопасности России;

- обеспечение на мировом уровне современными инновационными информационно-коммуникационными технологиями всех важнейших социальных институтов и систем жизнеобеспечения российского общества;

- достижение эффективной защищенности всех информационных ресурсов и коммуникаций, используемых российским государством и обществом, а также гражданами нашей страны.

При реализации принципа информационной достаточности в политике модернизации национальной безопасности Российской Федерации следует учитывать сложный и комплексный характер этого понятия. Оно непосредственно связано с современной информационной средой, которая представляет собой сложное образование, состоящее из многих элементов - различных информационных пространств.

Данное обстоятельство следует самым непосредственным образом учитывать при реализации принципа информационной достаточности в процессе модернизации системы информационной и национальной безопасности.

А.А. Марков, обсуждая данную проблему, пишет: «На сегодняшний день, выработаны основные черты понятия информационной безопасности, предусматривающие, что в современном социуме информационная сфера имеет две составляющие: информационно-техническую (искусственно созданный человеком мир техники, технологий и тому подобное) и информационно­

психологическую (естественный мир живой природы, включающий и самого человека).

Соответственно, в общем случае информационную безопасность общества (государства) можно представить двумя составными частями: информационно - технической безопасностью и информационно-психологической

1 77

безопасностью» .

В отечественной научной литературе встречаются и другие подходы к определению основных элементов информационной безопасности. Они не содержат принципиальных отличий, но дают несколько иные дефиниции элементов данного вида безопасности или угроз, которые эти элементы формируют. Политолог В. П. Хрыков подчеркивает: «Условно опасности информационного общества можно разделить на информационно­

технологические и коммуникационно-медийные» .

Деление информационной безопасности или угроз, определяющих ее содержание, на две составные части, приведенные выше, следует дополнить третьим элементом - информационно-политической безопасностью.

В современных условиях наблюдается интеграция политической и информационной сфер общественной жизни. Во-первых, в современных условиях постоянно возрастает роль информационного фактора в политике. Традиционные печатные и электронные средства массовой информации (СМИ) оказывают значительное влияние на массовое политическое сознание и даже на взгляды политических элит. Таким образом, СМИ оказывают непосредственное влияние на принятие важных политических решений, воздействуют на ход политических процессов как на национальном, так и глобальном уровнях, влияют на функционирование базовых политических институтов.

Во-вторых, в последние годы стремительно возрастает воздействие Интернета посредством социальных сетей и других информационно- [174] [175]

коммуникативных структур Всемирной паутины на политическое развитие общества.

Функционирование указанных инновационных информационных систем носит интерактивный характер. Оно происходит в аудиториях пользователей, которые составляют сотни миллионов человек, что позволяет решать не только задачи политического информирования и влияния на формирование политического сознания, но и выполнять политико-организационные и политико­мобилизационные функции.

«Современные процессы информатизации общества приводят к изменению структуры и технологии власти, - отмечает И. В. Сурма, - перераспределения влияния в пользу тех, кто управляет информационными потоками и ресурсами. «Информационный пресс» приобретает в современных международных отношениях приоритетное значение, что дает все основания отнести информацию к разряду факторов, определяющих коренные социальные перемены в

179

современном мире» .

В-третьих, в современном глобальном информационном обществе стремятся доминировать США и поддерживающие их развитые западные страны. Такая ситуация ведет к утрате сбалансированности и устойчивости развития информационного общества.

В современных условиях политика модернизации системы национальной безопасности Российской Федерации в контексте глобального информационного общества должна строиться на использовании средств и сил обеспечения информационной безопасности в качестве системоообразующего фактора данного процесса и всей указанной системы в целом. Политику модернизации следует осуществлять по трем основным направлениям:

1) информационно-технологическое;

2) информационно-психологическое (коммуникационно-медийное);

3) информационно-политическое. [176]

Рассмотрим более подробно данные направления. Первое - информационно-технологическое - связано с защитой технических и технологических составляющих российского информационного общества в аспекте обеспечения национальной безопасности нашей страны. Основные задачи, связанные с данным направлением деятельности, изложены в «Положении о Федеральной службе по техническому и экспортному контролю». К этим задачам, в том числе, относятся:

- реализация, в пределах своей компетенции, государственной политики в области обеспечения безопасности информации в ключевых системах информационной инфраструктуры, противодействия техническим разведкам и технической защиты информации;

- осуществление государственной научно-технической политики в области защиты информации при разработке, производстве, эксплуатации и утилизации неинформационных излучающих комплексов, систем и устройств;

- организация деятельности государственной системы противодействия техническим разведкам и технической защиты информации на федеральном, межрегиональном, региональном, отраслевом и объектовом уровнях, а также руководство указанной государственной системой .

Процесс реализации данных задач требует их постоянной адаптации к меняющимся условиям современного глобального общества. Для этого необходим непрерывный учет инноваций в сфере развития информационно - коммуникационных технологий, совершенствования методов работы разведывательных служб зарубежных государств, активности негосударственных информационных структур и отдельных хакеров, стремящихся нанести ущерб национальной безопасности нашей страны.

Второе направление политика модернизации национальной безопасности Российской Федерации - информационно-психологическое или коммуникационно-медийное - имеет своей целью защиту общества, государства и [177] личности от неблагоприятного информационного воздействия на массовое или индивидуальное сознание. Причем следует отметить, что некоторые методы и приемы информационно-психологической борьбы ориентированы на воздействие не только на сознание, но и на подсознание людей.

Такое воздействие осуществляется в скрытой форме. Нужные противнику установки, стереотипы поведения и жизненные ориентиры внедряются в сознание и подсознание людей, «упакованными» в информационный контент, который, на первый взгляд, кажется достаточно безобидным.

В конечном счете, целями негативных информационно-психологических воздействий являются манипуляции общественным и индивидуальным сознанием. Данные манипуляции нацелены на изменение сознания в направлении, нужном для достижения политических (военных, экономических и других) целей, которые преследует сторона, организовавшая такое влияние. В ряде случаев такую деятельность представляет собой заранее спланированные и организованно проведенные интеллектуальные диверсии.

Данные манипуляции и диверсии осуществляются с помощью средств массовой информации, и в последние годы в эти процессы все активнее вовлекаются информационные ресурсы Интернета.

Третье направление политики модернизации национальной безопасности нашей страны - информационно-политическое. Разоблачения Э. Сноудена и других бывших сотрудников американских спецслужб показали, что Всемирная сеть используется и для сбора, зачастую путем кражи и несанкционированного доступа к информационным ресурсам, данных, имеющих откровенно разведывательный характер.

Причем такая деятельность осуществлялась американской стороной в огромных размерах, которые потрясли весь мир, включая и их западных союзников. В связи с этим федеральный канцлер Германии А. Меркель выдвинула идею о создании Европейской коммуникационной сети: для того чтобы избежать автоматического прохождения информационных потоков через американские информационные магистрали и серверы.

Российские эксперты по информационной безопасности подчеркивают: «Один из путей сохранить данные в тайне - это выпускать за пределы ЕС только нужную информацию. И персональные данные, и почта, и весь трафик не пересекут границ Евросоюза. Но и такая система, когда информация не идет через сети провайдеров США, не может исключить утечки данных, но уже по каналам разведки. Сейчас тренд на то, что Интернет не будет таким глобальным, каким он

1 о 1

был до разоблачений Эдварда Сноудена» .

Акцент на деглобализацию Интернета означает, что другие крупные международные регионы (подобно Европейскому Союзу) и ведущие индустриально развитые государства (подобно Германии) начнут создавать собственные национальные и региональные информационно-коммуникационные сети. Такой подход позволит вывести Интернет из-под контроля правительства и разведывательных служб США. Однако, в данном случае Всемирная паутина распадется на ряд локальных сетей меньшего масштаба.

При модернизации системы обеспечения национальной безопасности России в условиях глобального информационного общества необходимо принимать во внимание три возможных сценария развития Интернета в среднесрочной перспективе (Рисунок 4).

Шадрина Т. Невыносимая локальность сети // Российская газета. 2014. 18 февраля. № 37(6309). С. 1.

Первый сценарий представляет собой такой путь дальнейшего развития Интернета, при котором в этой глобальной системе сохраняется сложившееся, на сегодняшний день, статус-кво с небольшими «косметическими» изменениями, направленными на то, чтобы пользователи во всем мире поскорее забыли громкий скандал, связанный с разоблачениями противоправной деятельности американских спецслужб.

Вероятность реализации такого сценария достаточно мала, так как меры по защите национальных сетей и более эффективному обеспечению национальной безопасности в информационном аспекте уже начали проводиться в ряде ведущих стран мира. Российская Федерация приступила к осуществлению таких мероприятий еще до вышеназванных разоблачений и скандалов.

Второй сценарий предполагает распад глобальной сети Интернет на региональные и национальные системы гораздо меньших масштабов, обособленные друг от друга различными защитными и контрольными

структурами. Таким образом, глобальная сеть превращается в совокупность локальных сетей.

Вероятность реализации такого прогноза в современных условиях также невелика. Она может существенно возрасти, если последуют новые разоблачения и вскроются новые кампании по глобальной слежке и проведению информационно-разведывательных мероприятий во всемирном масштабе.

Особо резкую негативную реакцию многих правительств суверенных государств может вызвать применение самых инновационных информационно­коммуникационных технологий нового поколения, открывающих принципиально иные возможности для осуществления глобального шпионажа.

Сценарий, который рассматриваемся в качестве третьего варианта возможного развития глобальной информационно-коммуникационной сети, является синтетическим и представляет собой сочетание первых двух рассмотренных выше прогнозов.

Данный сценарий включает в себя создание индустриально развитыми государствами современного мира защищенных национальных информационно­коммуникационных сетей. При этом допускается выход информационного контента, не представляющего угрозу национальной безопасности, в глобальную сеть.

«До недавнего времени подобной закрытостью сети отличался только Китай с его знаменитым «великим фаерволом». Но сегодня ряд стран, включая, кстати, и Россию, уже приняли или готовятся принять законы, запрещающие использование иностранных сервисов в ряде случаев. С учетом постоянного роста и усложнения угроз эти стремления будут нарастать, как снежный ком. И законодательное ограничение неизбежно приведет к тем или иным

технологическим запретам, прогнозируют многие ведущие эксперты цифровой

182

отрасли» . [178]

При реализации российской политики модернизации системы национальной безопасности Российской Федерации необходимо обратить внимание на следующие моменты.

Во-первых, внутренне информационные магистрали и коммуникационные линии российских органов государственной власти и других государственных учреждений располагаются исключительно в пределах нашей страны, все соответствующие серверы и информационно-коммуникационные узлы находятся также внутри нашей страны, и их информационная безопасность обеспечивается на должном уровне.

Однако, для передачи и накопления информации в российских информационно-коммуникационных сетях используются электронное

оборудование иностранного производства. Для обеспечения информационного (цифрового) суверенитета необходимо не только совершенствовать системы защиты магистралей и серверов, использовать отечественное программное обеспечение к ним, но и производить, а также использовать собственное электронное оборудование: компьютеры, телефоны, элементную базу к ним и так далее.[179] [180]

Во-вторых, Российской Федерации, совместно с другими

заинтересованными сторонами, необходимо добиваться вывода регулирования Интернета из-под контроля Правительства США. «Как известно, сейчас Еврокомиссия призвала к ограничению влияния Штатов на механику работы Всемирной паутины, и, в частности, на корпорацию «ICANN», которая занимается регулированием доменных имен и адресов в Интернете в глобальном масштабе» . Необходимо активизировать деятельность в этом направлении с привлечением ООН и других заинтересованных международных организаций и государств.

В-третьих, следует не только препятствовать проникновению иностранных государств в российские информационно-коммуникационные сети с целью шпионажа, но и активно противодействовать информационным диверсиям, Международный опыт показывает, что такая диверсионная деятельность активно ведется американскими спецслужбами против не угодных им правительств и государств. Например, «журналисты агентства «Associated Press» выяснили, что США работали над созданием на Кубе социальной сети, которую можно было бы использовать для подрыва авторитета местных властей. Она стала популярной среди кубинской молодежи. С 2009 года власти США тайно финансировали создание на Кубе местного аналога популярного сервиса микроблогов в Twitter. Ее задачей было ведение антиправительственной пропаганды .

В данной связи создание эффективных структур противодействующих диверсиям и психологической агрессии через информационное пространство является одним из важнейших направлений политики модернизации национальной безопасности нашей страны.

<< | >>
Источник: КУЧЕРЯВЫЙ Михаил Михайлович. ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ПОЛИТИКИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО ГЛОБАЛЬНОГО МИРА. 2014

Еще по теме 2.2. Политика модернизации национальной безопасности Российской Федерации в условиях глобального информационного общества:

  1. § 6. Международная безопасность и национальная безопасность Российской Федерации
  2. 113 . Каковы состав, задачи и функции Совета Безопасности Российской Федерации
  3. Какова общая характеристика экономической безопасности Российской Федерации
  4. СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  5. СТРАТЕГИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДО 2020 ГОДА
  6. III. Национальные интересы Российской Федерации и стратегические национальные приоритеты
  7. ДОКТРИНА ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (извлечения)
  8. Национальные интересы Российской Федерации в информационной сфере и их обеспечение
  9. 1. Виды угроз информационной безопасности Российской Федерации
  10. 1. Особенности обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в различных сферах общественной жизни
  11. II. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПЕРВООЧЕРЕДНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ ПО ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -