<<
>>

Политические проблемы применимости международного права к информационной сфере

«Можно выделить несколько ключевых особенностей информационной сферы в целом и конфликтов в частности, оказывающих существенное влияние на применимость международно-правовых норм к данной области:

- защищенные и незащищенные объекты критической инфраструктуры в информационном пространстве тесно переплетены между собой;

- гуманитарные объекты критической информационной инфраструктуры не обладают отличительными знаками, отмечающими их особый правовой статус;

- в информационной войне сложно провести разделение между гражданскими и военными целями;

- влияние негосударственных участников и неправительственных акторов в информационной сфере сопоставимо с государственной мощью;

- информационное оружие обладает характеристиками, отличающими его от традиционных вооружений, вследствие чего его действие частично выпадает из сферы действия международного гуманитарного права;

- информационная война может вестись без предупреждения, сложно определить инициаторов информационной атаки, однозначно оценить масштаб ущерба, а также меру ответного удара; применять традиционные механизмы сдерживания.

- международно-правовое регулирование информационной войны

необходимо для сохранения сложившейся системы международной

-5 ГЛ

безопасности» .

Вследствие вышеперечисленных особенностей ИКТ возникает целый ряд проблем, связанных с применимостью международного права к информационной

351 Коротков А.В. Безопасность критических информационных инфраструктур в международном гуманитарном праве / А.В. Коротков, Е.С. Зиновьева // Вестник МГИМО-Университета. - 2011. - № 4. - С. 154-162

сфере в контексте ее безопасного развития. Ниже перечислены основные сложности (сгруппированные в пять проблемных областей), связанные с международно-правовым регулированием информационного пространства, которые, в свою очередь, являются препятствием для развития международного сотрудничества по обеспечению информационной безопасности и обуславливают специфику информационной безопасности как объекта регулирования на международном уровне.

Специфика угроз международной информационной безопасности

1. Связь между злонамеренным использованием ИКТ и нарушением территориальной целостности и политической независимости, также как нарушением суверенитета далеко не всегда является очевидной.

2. Трактовка понятия «территориального суверенитета» применительно к злонамеренному использованию ИКТ не является очевидной. Даже если компьютерные и телекоммуникационные устройства, другие средства вычислительной техники расположены на территории того или иного государства, объем его компетенции в рамках суверенитета не является абсолютным.

3. Агрессивные действия государств в информационном пространстве могут маскироваться под хакерские и террористические атаки. При этом хакерские, террористические или криминальные атаки с использованием информационного оружия не подпадают в сферу действия международного публичного права.

4. Анонимность и доступность ИКТ затрудняют однозначное определение источника информационной атаке и могут привести к приписыванию факта применения силы государству или негосударственному актору, чьи информационные системы ресурсы были использованы без его ведома.

Проблемы адаптации норм международного права, регламентирующих применение силы, к информационному пространству

1. В международном праве не выработаны общепризнанные понятия войны или вооруженного конфликта, тем более не существует нормативно признанных определений войны в информационной сфере.

Рассмотрение информационной войны и выработка особого определения необходимы в силу того, что она обладает рядом особенностей по сравнению с военными действиями в «реальном» мире:

• отсутствие предвоенного периода, следовательно, невозможность определения начала войны,

• трансграничность, то есть возможность проведения агрессивных действий в отношении противника без физического пересечения границ его территории

• ИКТ по умолчанию не являются оружием и могут быть отнесены к объектам двойного назначения, что создает сложности с точки зрения классификации использования ИКТ в военно-политических, террористических или

353

преступных целях в качестве акта агрессии .

2. Возникают проблемы с классификацией злонамеренного использования ИКТ как агрессии в соответствии с резолюцией ГА ООН 3314 «Определение агрессии» от 1974 г. В соответствии со статьей 2 данного документа квалификация действий государств как агрессии проводится на основании принципа первенства, критериев опасности и враждебности, независимо от того, была ли объявлена война[247] [248]. Данные положения применимы к информационной сфере, однако отдельные нормы документа нуждаются в адаптации к новым реалиям информационного века. В отличие от традиционного понимания агрессии, информационное воздействие не предполагает введение информационных сил на территорию жертвы агрессии и физического нарушения государственного суверенитета.

4. Реализация права на самооборону в информационном пространстве затруднена в условиях отсутствия критериев обоснования оправданности и пропорциональности ответных действий, принципов идентификации агрессора. Остается открытым вопрос о предотвращении злоупотреблений правом на самооборону и коллективную оборону в ответ на информационные атаки.

5. В случае информационной атаки сложно оценить физический ущерб, так как зачастую издержки носят нематериальный, однако не менее чувствительный характер (например, утечки секретной информации на сайте WikiLeaks или в результате актов кибершпионаза). В этих условиях с целью обеспечить информационную безопасность и предотвратить дальнейшую милитаризацию информационного пространства необходимо на международном уровне согласовать пороговый уровень ущерба, после которого можно квалифицировать использование информационного оружия как вооруженную агрессию.

5. Отсутствие прецедентов и международно-правовой базы затрудняет международное правосудие в сфере ИКТ. В настоящее время государство, ставшее объектом информационной атаки не может подать жалобу в Международный суд, так как в условиях отсутствия международно-правовых актов, регламентирующих данную сферу и судебных прецедентов, не определены необходимые фактические доказательства атаки и критерии их объективности и достоверности.

6. Согласно обычному международному праву государство несет ответственность за деятельность органов государственной власти, а также лиц, действующих под их контролем. Определить, действует ли определенное лицо в киберпространстве под контролем государства, может быть непросто. По мнению части экспертов, применение силы против субъекта на территории иностранного государства возможно, только если данный субъект действует под контролем государства либо с его попустительства (т.е. государство, с территории которого действует субъект, «не способно или не желает» принять меры против него).

7. «Актуальной правовой проблемой также является реализация права государств на нейтралитет, в случае если их информационные системы используются третьими странами для осуществления информационных атак или иных противоправных

355

действий» . [249]

Адаптация международного гуманитарного права к информационному пространству.

В связи с развитием ИКТ в серьезной адаптации нуждаются нормы международного гуманитарного права. Международное гуманитарное право предполагает обеспечение безопасности гражданского населения и защиту объектов, ключевых для безопасности гражданских. К сфере гуманитарного права в связи с использованием в вооруженных конфликтах ИКТ относится целый ряд вопросов, представленных ниже.

1. Встает вопрос о критериях отнесения информационных инфраструктур к гражданским / военным объектам, что осложняется тем фактом, что большинство критических информационных инфраструктур являются объектами двойного назначения, и могут быть использованы как в гражданских, так и в военных целях.

2. Согласно нормам международного гуманитарного права необходимо обеспечить соблюдение принципов пропорциональности и избирательности при проведении атак, однако в информационном пространстве применение данного принципа представляется затруднительным.

3. Принимая во внимание анонимность и доступность ИКТ в условиях информационного конфликта сложно разграничить комбатантов и нонкомбатантов.

Обозначенные проблемные вопросы осложняют применимость норм международного гуманитарного права к информационному пространству и обуславливают потребность в выработке новых правовых норм.

Частные вопросы применения международного права к информационному пространству

1. Является ли концепция «территориального суверенитета» основанием для отказа от поиска путей решения проблемы интернационализации управления Интернет и, в частности, ограничения суверенитета США в области

регулирования и применения права в отношении провайдеров сети Интернет, оказывающих услуги с использованием рутовых сайтов сети.

2. Проникновение ИКТ во все сферы жизни общества и государства ставит задачу поиска оптимального баланса между безопасностью и свободой, правом на доступ к информации и ответственностью государств за действия в глобальном информационном пространстве. Согласно Докладу Группы правительственных экспертов ООН по МИБ 2010 гг. государственные усилия по обеспечению информационной безопасности должны идти рука об руку с защитой прав человека и фундаментальных свобод[250] [251]. Кибер-шпионаж, покушение государства на частную жизнь пользователей Интернета, о чем стало известно в результате разоблачений Э. Сноудена, представляет собой реальную угрозу информационной безопасности и актуализирует выработку норм защиты прав человека и защиты данных в информационном пространстве.

Международно-правовые меры предупреждения конфликтов с использованием ИКТ

Среди средств предупреждения злонамеренного использования ИКТ в военно-политических целях обычно выделяют создание обстановки стратегической стабильности, в том числе, посредством транспарентности, взаимодействия, включая меры доверия, и меры по стабилизации.

Для обеспечения международной безопасности и стабильности «необходимо закрепить обязанность государств воздерживаться от атак на критические информационные инфраструктуры. Но реализация подобного обязательства требует идентификации подобных инфраструктур, определения критериев отнесения тех или иных объектов к критическим национальным или международным инфраструктурам» . Идентификация критических информационных инфраструктур не может не поставить под угрозу безопасности

государства, так как это по сути означает раскрытие наиболее уязвимых для атаки сегментов национального сегмента информационного пространства .

Подводя итог, можно отметить, что ИКТ настолько динамичны, что правовые нормы не всегда «успевают» адекватно отразить информационную реальность. Тем не менее, это не отменяет регламентацию межгосударственных отношений нормами международного публичного права. Однако многие из его положений были разработаны применительно к традиционным войнам и требуют доработки, если не по духу, то по форме. Недостаточность международно­правовой базы затрудняет развитие и углубление международного сотрудничества. Однако политика в информационном обществе играет не меньшее значение, чем в реальном мире, следовательно, политизируется и вопрос о применимости международного права к информационному противоборству.

В существенной доработке нуждаются «нормы международного гуманитарного права. В отдельных случаях необходима выработка новых правовых норм, регламентирующих отношения, возникающие в информационном пространстве. Необходимо также выработать систему мер по адаптации общепризнанных принципов и норм международного права к специфике безопасности в сфере использования ИКТ» .

Международное гуманитарное право разрабатывается государствами, которые являются не только субъектами права, но и могут быть легитимными участниками военных действий. ИКТ создают новую «территорию», в которой на равных действуют государства и негосударственные акторы, а провести разделительную черту между комбатантами и нонкомбатантами крайне сложно.

В информационной сфере сложно разграничить гражданские и военные элементы критических информационных инфраструктур. К военным относятся объекты, «которые в силу своего характера, размещения, назначения или использования вносят эффективный вклад в военные действия и полное или

358 Коротков А.В. Безопасность критических информационных инфраструктур в международном гуманитарном праве / А.В. Коротков, Е.С. Зиновьева // Вестник МГИМО-Университета. - 2011. - № 4. - С. 154-162

359 Крутских А.В., Стрельцов А.А. Международное право и проблема обеспечения международной информационной безопасности // Международная жизнь. - 2015. - № 4. - URL: https ://interaffairs. ru/i author/material/1167 частичное разрушение, захват или нейтрализация которых при существующих в данный момент обстоятельствах дает явное военное преимущество»[252]. Это утверждение верно и в отношении критических информационных инфраструктур, широко используемых в мирное время.

Анонимность ИКТ и, как следствие, сложность идентификации агрессора могут привести к приписыванию факта применения силы государству, чьи информационные системы были использованы для осуществления атаки без уведомления. Как представляется, использование территории третьего государства без его ведома с целью осуществления информационной атаки влечет за собой его вовлечение в конфликт, но не перенесение на него ответственности за агрессию. Необходима выработка соответствующих международно-правовых норм и мер доверия, что предполагает интенсификацию международного взаимодействия государств и перевод его на новый, более высокий уровень сотрудничества в области информационной безопасности.

Особые характеристики ИКТ не означают, что их военно-политическое использование находится в соответствии с международным правом, прежде всего, с Уставом ООН. При этом вытекающие из Устава ООН общепризнанные принципы международного права, а именно невмешательство во внутренние дела государств и неприменение силы и угрозы силой, равно применимы как к традиционной международной политике, так и межгосударственным отношениям в цифровом пространстве[253].

Вышеуказанные проблемы лежат в основе межгосударственных дискуссии по вопросам информационной безопасности, и их разрешение на экспертном уровне могло бы создать основу для развития сотрудничества. В этих условиях актуализируется роль таких негосударственных акторов, как исследовательские сообщества, которые выполняют функции определения областей совпадающих интересов, что затем может лечь в основу международной повестки дня.

Вывод по главе:

Анализ существующих угроз международной информационной безопасности показывает, что в цифровую эпоху сущность безопасности не поменялась - определение А. Уолферса, согласно которому национальная безопасность определяется как отсутствие угроз ключевым ценностям общества[254],остается верным. Однако изменились условия и средства обеспечения безопасности, характер вызовов и угроз; трансформации претерпевает также состав и характер взаимоотношений между субъектами обеспечения безопасности. Важно учитывать природу этих изменений, для того чтобы адекватно выстраивать механизмы обеспечения информационной безопасности на международном уровне.

Можно выделить несколько ключевых особенностей информационной сферы в целом, которые, в свою очередь, оказывают воздействие на природу международного сотрудничества в данной области:

- транснграничный характер информационного пространства и взаимозависимость государств в данной сфере усиливают уязвимость государств и негосударственных акторов;

- влияние негосударственных участников и неправительственных акторов в информационной сфере выше, чем в большинстве других областей мировой политики;

- защищенные и незащищенные объекты критической инфраструктуры в

информационном пространстве тесно переплетены между собой, в

информационной войне сложно провести разделение между гражданскими и военными целями, что осложняет регламентацию данной области и ведет к тому, что информационные атаки могут осуществляться в мирное время, как часть межгосударственной конкуренции;

- информационная война может вестись без предупреждения, сложно определить инициаторов информационной атаки, однозначно оценить масштаб ущерба, а также меру ответного удара; применять традиционные механизмы сдерживания.

Выше обозначенные особенности затрудняют международное сотрудничество по обеспечению информационной безопасности, так как они создают сложности в отношении мониторинга достигнутых договоренностей и оценки намерений участников международного взаимодействия (в силу сложности атрибуции информационной атаки и оценки масштаба ущерба). Выше обозначенные факторы, как отмечал авторитетный исследователь реалистского толка Д. Грико, являются существенными препятствиями для международного сотрудничества[255]. Однако, как убедительно доказывает Д. Фирон, несмотря на значимость специфики объекта регулирования, наибольшее влияние на природу и перспективы международного сотрудничества оказывает стратегическая структура международного взаимодействия в исследуемой области и восприятие значимости проблематики субъектами взаимодействия.

Отметим, что сегодня выделяют три основные группы угроз международной информационной и кибербезопасности, определяемые по характеру целеполагания их субъектов - информационная преступность, информационный терроризм и межгосударственные информационные войны и конфликты. При этом большинство исследователей согласны с тем, что, несмотря на значимость первых двух, именно военно-политическое измерение информационной безопасности представляет наибольшую угрозу международному миру и стабильности. Ключевая роль военно-политического измерения информационной безопасности подтверждает, что данная сфера является секьюритизированной, то есть приоритетной для субъектов международного сотрудничества, что, следовательно, предопределяет сложный и длительный переговорный процесс. На сегодняшний день одним из ключевых противоречий, препятствующих формированию режима информационной безопасности на глобальном уровне, являются противоречия в терминологии.

В настоящее время можно выделить два конкурирующих

секьюритизирующих дискурса в области информационной безопасности, по- разному определяющих природу и характер угроз национальной и международной безопасности в условиях глобального информационного общества. Эти два дискурса связаны с расхождениями в подходах государств к определению угроз в сфере ИКТ, подлежащих урегулированию на международном уровне, но они широко представлены также и в исследовательской литературе. Дискурс «кибербезопасности», в рамках которого в роли секьюритизирующих акторов выступают в основном государства Запада, а в роли функциональных акторов - бизнес-структуры, ориентированные на выход на глобальные рынки, ориентирован на обеспечение информационно-технической безопасности, что включает в себя защиту, контроль и соблюдение законности и правопорядка в телекоммуникационной сфере. Дискурс «информационной безопасности», в рамках которого в качестве секьюритизирующих акторов выступают страны БРИКС, ряд арабских государств и в качестве функциональных акторов - бизнес-структуры, ориентированные на внутренние рынки этих стран и предполагает обеспечение не только информационно­технической, но и информационно-психологической безопасности, что подразумевает защиту психологического состояния общества и государства от негативного информационного воздействия.

В рамках информационно-технического измерения международной информационной безопасности особую опасность представляют угрозы критической информационной инфраструктуре государства, что может создать реальную угрозу национальной и международной безопасности не только в виртуальном, но и в реальном мире.

В рамках социо-гуманитарного измерения международной информационной безопасности актуализируется дискурс о возможном использовании социальных медиа как каналов информационного воздействия.

Таким образом, возрастающая зависимость всех сфер общества от электронных коммуникаций и Интернета ведет к тому, что манипуляция социальными сетями позволяет использовать уязвимости национальной и международной

безопасности, усиливающиеся вследствие процессов глобальной информатизации.

С развитием информационного общества устаревают традиционные механизмы обеспечения международной безопасности и стабилизации

международных отношений, а новые, такие как многоуровневая дипломатия и многосторонние партнерства, пока находятся на начальной или ранней стадиях развития. Основные направления международного сотрудничества по обеспечению международной информационной безопасности рассмотрены в следующей главе настоящего исследования.


<< | >>
Источник: Зиновьева Елена Сергеевна. МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: ПРОБЛЕМЫ, СУБЪЕКТЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ. Диссертация на соискание ученой степени доктора наук.. 2017

Еще по теме Политические проблемы применимости международного права к информационной сфере:

  1. 1. Международная продажа недвижимости, находящейся в России А) Определение применимого права
  2. 22.4. Кодификация и прогрессивное развитие применимого международного права
  3. 6.2. Человек и гражданин как субъект права в информационной сфере
  4. Глава 6 СУБЪЕКТЫ ПРАВА В ИНФОРМАЦИОННОЙ СФЕРЕ
  5. Глава 11. ПРАВА ГРАЖДАН В ИНФОРМАЦИОННОЙ СФЕРЕ
  6. 6.3. Органы государственной власти как субъекты права в информационной сфере
  7. § 5. Современные проблемы международно-правового регулирования отношений в сфере труда
  8. 12.5. Право и законодательство в сфере обеспечения информационной безопасности и их место в системе российского права и законодательства России
  9. Зиновьева Елена Сергеевна. МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: ПРОБЛЕМЫ, СУБЪЕКТЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ. Диссертация на соискание ученой степени доктора наук., 2017
  10. ШУСТ ПАВЕЛ МИХАИЛОВИЧ. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ отмыванию доходов и финансированию ТЕРРОРИЗМА. Диссертация, СПбГУ., 2014
  11. 5. Международный характер информационного права
  12. § 1 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки -