<<
>>

Нефть и газ как инструменты влияния в международных отношениях

Современный период международных отношений, помимо мирного взаимодействия стран и народов, одновременно характеризуется обострением противоборства ряда государств за сферы и ресурсы влияния.
Одной из причин этих обостряющихся противоречий, которые могут перерасти в опасные межгосударственные конфликты, является усиливающийся дефицит энергоресурсов. По мнению аналитиков, в мире все более ощутимо проявляется неравномерное распределение энергетического сырья, что ведет к острой глобальной конкуренции на мировом рынке энергоресурсов60. Возросли и возможности исследования энергоресурсов для достижения внешних и внутренних политических целей отдельных государств. Возрастает также влияние технических и технологических сбоев в поставках энергоресурсов. Резко возросли вызовы и угрозы взрывов и захватов неф- те- и газопроводов, добывающих скважин и других энергообъектов террористами. Помимо этого, многие мировые и региональные державы в своей энергетической политике пытаются опираться на свой мощный военный потенциал. Обладание энергоносителями сегодня является не только инструментом внешнего взаимодействия, оно также стимулирует развитие в странах ключевых сфер, в том числе военной, политической, экономической, технической и даже культурной сферы61. В последние годы в международных отношениях возрастает влияние и так называемого «мягкого воздействия» («мягкой силы»), сущность которого заключается в использовании ведущими факторами мировой политики экономического, в том числе энергетического потенциала для достижения своих внешнеполитических целей. Примером реализации данной технологии неоднократно выступали США, богатые нефтью государства Ближнего Востока и другие страны. Они стремятся создать конкуренцию другим странам посредством реализации внешнеэкономической функции, в основе которой находится огромный потенциал топливно-энергетического комплекса.
Экспорт энергоресурсов формирует основания и для реализации внешнеполитического влияния Российской Федерации. Особенно это чувствительно на европейском и азиатском направлении энергетической политики России. Развитие взаимодействия со странами АТР снижает риск монозависимости энергетического сектора России от экспорта углеводородов в Европу и обеспечивает гарантированный спрос и новые рынки сбыта в условиях энтропии на мировых рынках энергоносителей. Если в Европе российский экспорт углеводородного сырья все чаще сталкивается с различными политическими проблемами и другими тормозящими факторами, то азиатское, в том числе китайское, направление энергетической политики Москвы с каждым годом углубляется и расширяется, находя поддержку у восточных партнеров. Не случайно регулирование политики России и на Востоке является одним из важных направлений ее общей внешней политики. Важность и эффективность азиатского направления диктуется сложившейся в начале XXI века благоприятной коньюктурой для организации взаимовыгодного сотрудничества РФ со странами Северо-Восточной Азии. Регион СВА в XXI веке превращается в главный центр мирового экономического и политического развития. Он все больше оказывает влияние на международные отношения. Сотрудничество, в том числе энергетическое, со странами СВА (особенно с Японией, Южной Кореей, КНР) позволяет РФ более активно развивать восточную часть страны, являющуюся стратегически важной для российской геополитики. Энергетические рынки АТР и Южной Азии в «Энергетической стратегии России на период до 2030 года» названы в качестве основных направлений. Доля стран АТР в экспорте российской нефти возрастет с 3 % до 30 % в 2020 г., а также газа - до 15 %!. Для этого азиатского региона наиболее характерны политические подходы к решению проблем обеспечения энергетической безопасности, ибо традиционно вопросы безопасности в любой области стран Азии являются сферой ответственности государства как политического института. Обеспечение национальной энергетической безопасности является одной из основных задач внешней и внутренней политики КНР.
Это обстоятельство подчеркнул XIX съезд КПК62 63. Энергетическая дипломатия является ключевой составляющей внешнеполитической стратегии Китая и его взаимодействия с другими государствами. Повышение спроса на энергоресурсы увеличивает влияние КНР на мировые рынки энергоресурсов и стимулирует расширение ее присутствия в других регионах. Активный выход китайских компаний на мировые рынки энергоресурсов вызван такими серьезными внутренними проблемами, как низкая энергоэффективность, ухудшение экологической ситуации, заниженный уровень внутренних цен на энергоресурсы, недостаточное развитие инфраструктуры и др. Взаимовыгодное сотрудничество в энергетической сфере особенно успешно раз вивается между РФ и КНР. Из обычной торговли в 90-е годы XX века оно переросло в стратегическое взаимодействие, когда в высшей степени совпадают стратегические интересы обоих государств. Для КНР, одного из ведущих субъектов современной геополитики, сотрудничество с РФ в энергетической сфере позволяет решить одну из наиболее важных проблем социально-экономического развития, обусловленную необходимостью обеспечения устойчивого экономического роста. В свою очередь, поворот на Восток позволяет России не столько диверсифицировать направления поставки своих энергоресурсов, сколько обеспечить собственную энергетическую безопасность, а в дальнейшем на такой основе укрепить двустороннее сотрудничество с КНР и в других сферах. Российско-китайский альянс в этой связи становится мощным противовесом евроатлантическому гегемонизму в мировой политике и экономике. В 2015 г. степень зависимости Китая от импорта нефти достигла 60 %, а к 2020 г. она приблизится к 65%. С целью снижения риска зависимости от энергетического импорта из стран Ближнего Востока Китай вынужден ускорить изменение структуры поставок энергоресурсов, провести в жизнь стратегию «диверсификации энергоисточников»64. При этом Пекин учитывает обострившиеся конфликты между КНР и другими азиатскими странами в отношении морских спорных территорий, на которых имеются потенциально значимые объемы энергетического сырья.
В этой связи внешнеполитическая стратегия КНР на современном этапе основывается на потребности в поставках недостающих природных ресурсов, в том числе энергоносителей, необходимых для поддержания постоянно растущего жизненного уровня огромного населения. Для решения этой задачи, пишет российский исследователь О.А. Хлопов, китайское руководство выстраивает выгодные экономические и политические отношения со странами, которые обладают этими ресурсами65. Китайские аналитики подчеркивают объективную взаимную заинтересованность Китая и России в развитии двух- и многостороннего межгосударственного сотрудничества в сферах энергетики и комплексного освоения природных ресурсов. Они считают, что это позволит КНР, во-первых, восполнить дефицит внутренних ресурсных факторов устойчивого роста, во-вторых, соответствует официальной политической линии КНР на развитие дружественных отношений со странами-соседями, включая отношения «стратегического партнерства» с РФ, наконец, в-третьих, повышает общий уровень интеграционного и в целом внешнеэкономического взаимодействия Китая в евразийском формате66. Сотрудничество между КНР и РФ является стратегически выгодным для обоих государств и обладает большим нереализованным потенциалом. Благоприятную основу для развития двусторонних отношений в энергетике составляет фактор взаимодополняемости экономик: КНР стала крупнейшим потребителем энергоресурсов в мире, тогда как Россия - одним из крупнейших производителей. Основополагающим стимулом развития сотрудничества является географическая близость и отсутствие стран-транзитеров, а также общий дружественный характер взаимоотношений. Однако энергетическое сотрудничество между государствами должно развиваться не только в нефтегазовой сфере, но и по другим направлениям. Российской стороне стоит более настойчиво продвигать совместные проекты в области поставок товаров с высокой добавленной стоимостью, как, например, энергетическое оборудование, строительство АЭС, совместная разработка проектов в области возобновляемых источников энергии.
Китай, являясь стратегическим партнером РФ, должен рассматриваться не только как потребитель, нуждающийся в российских товарах и услугах (в том числе продукции топливно-энергетического комплекса и ВПК, являющихся зоной конкурентных преимуществ России), но и как важный источник коренной модернизации российской экономики. Для России данное сотрудничество, во-первых, предоставит возможность более полной реа- лизации своих ресурсно-конкурентных преимуществ в международном разделении труда, во-вторых, инициирует преодоление резкого межрегионального дисбаланса в развитии экономических отношений на европейском и азиатском направлении, в-третьих, дает реальные шансы на активизацию дополнительных финансовых источников совершенствования структуры российского экспорта с приоритетной ориентацией на перспективу повышения в нем доли товаров с высокой добавленной стоимостью67. Отношения КНР и РФ, в т.ч. в сфере энергетики, затрагивают практически весь спектр межгосударственных и региональных отношений: финансово - экономических, инвестиционных проектов приграничного сотрудничества, программ в области культуры, науки, образования и т.д. Сотрудничество с РФ рассматривается Пекином в качестве одного из основных направлений осуществления внешнеполитической стратегии. РФ, в свою очередь, пытается использовать энергетический фактор как инструмент своего влияния. Взаимовыгодное энергетическое сотрудничество РФ с КНР позволяет положительно решать комплекс стратегически важных проблем. Кроме возможности укреплять свое внешнеполитическое влияние в азиатском регионе, преодолевать негативные последствия, связанные с воздействием экономических санкций, введенных европейскими государствами и США в 2014 г., РФ получает финансовые инструменты для осуществления диверсификации собственной экономики в направлении снижения нагрузки сырьевого экспорта и модернизации производственной базы в стратегически важных отраслях, что позволит в краткосрочной перспективе получить конкурентные преимущества в рамках системы глобальной экономики.
Энергетическое сотрудничество с Китаем, считают китайские исследователи, позволяет РФ обеспечивать условия для преодоления диспропорций в социально - экономическом развитии ее отдельных регионов за счет улучшения показателей развития субъектов федерации Западной Сибири и Дальнего Востока68. В политике России энергетический фактор проходит «красной нитью» через отношения с КНР и другими странами. Он неразрывно связан с обеспечением энергетической безопасности и энергетическими интересами государства. Вышеуказанные обстоятельства позволяют рассматривать российско-китайское энергетическое сотрудничество в качестве важного фактора современной геополитики. Объективный характер укрепления сотрудничества двух стран в энергетической сфере определила постепенно складывающаяся благоприятная политическая конъюнктура взаимоотношений двух стран. В этой связи необходимо отметить существующие с 90-х годов XX в. традиции доброжелательных взаимоотношений двух стран, вылившихся в особую форму международных отношений - в стратегическое партнерство. Успешно развивающиеся политические взаимоотношения двух стран способствовали укреплению между ними комплексного сотрудничества в энергетической сфере. Уже к началу XXI в. энергетика стала ключевой сферой, главной несущей конструкцией в российско-китайском стратегическом взаимодействии69. По подсчетам китайских аналитиков, примерно 1/3 подписанных в начале 2000-х годов документов между КНР и РФ касались энергетического сотрудничества. В эти годы Москвой и Пекином были созданы эффективные механизмы регулярного энергетического взаимодействия. «Китайско-российское сотрудничество по энергетике является всесторонним, полномасштабным и полноценным»70, - неоднократно подчеркивал лидер Китая Си Цзиньпин. «Сейчас мы переживаем качественно новый уровень энергодиалога», - отмечает председатель Государственного Совета КНР Ли Кэцян. Из года в год наращиваются объемы поставок в КНР российской нефти и газа. Так, объем поставок российской нефти в КНР в 2014 г. составил 30 млн тонн, а в 2020 г. он увеличится до 50 млн тонн и более71. В мае 2016 г. во время визита Президента Российской Федерации В.В. Путина в КНР был подписан «Контракт века» по поставкам российского газа в Китай по «восточному» маршруту. Во время визита Ли Кэцяна в Санкт-Петербург в ноябре 2016 г. также было подписано несколько китайско-российских документов 0 поставках газа в КНР72. Для углубления энергетического диалога две крупнейшие компании «Газпром» и КННК создали Совместный координационный комитет и Совместную рабочую группу, которые изучают возможности газопереработки, создания газохимических производств на территории РФ, строительства подземных хранилищ газа, разработки и обустройства ряда китайских высокосернистых газовых месторождений, а также исследуют другие направления взаимодействия, связанные с поставками российского газа по «восточному маршруту». Совместной программой предполагается создание 4 центров газодобычи на территории Востока России: Красноярского центра добычи (на базе Собинско- Пайгинского и Юрубчено-Тохомского месторождений), Иркутского (на базе Ковыктинского месторождения и месторождений севера Иркутской области), Якутского (на основе Чаядинского месторождения и соседних нефтегазоконденсатных месторождений) и Сахалинского (на базе месторождений шельфовой зоны острова (проекты «Сахалин-1,2») с дальнейшим развитием центра за счет реализации проектов «Сахалин-3-6»). Опережающие темпы потребления, а значит и производства природного газа в мире, в том числе в Китае, по сравнению с другими видами энергетического сырья способствуют росту политического и экономического влияния России. Покупателей российского газа привлекают его положительные свойства - экологичность, экономичность, технологичность. В среднесрочной и долгосрочной перспективе эти факторы приведут к стратегическим изменениям в международных экспортных потоках. Природный газ наряду с нефтью становится одним из инструментов геополитики, важность использования которого убедительно демонстрирует ситуация на главных для России экспортных направлениях - европейском и азиатском73. Опыт энергетического взаимовыгодного сотрудничества с Китаем помогает России определить приоритетные направления своей энергетической дипломатии: надежные поставки энергоресурсов потребителям, открытый доступ отечественных экспортеров на внешние рынки, укрепление позиций РФ на крупнейших в мире энергетических рынках74. Энергетическая дипломатия, отмечает И.С. Гумарова, является одним из основных инструментов внешней политики России, и период активного развития дипломатических отношений нашей страны в энергетической сфере совпадает с периодом повышения роли Российской Федерации не только в мировой энергетической политике, но и в глобальной политике в целом75. На глобальном уровне в качестве приоритетного направления энергетической дипломатии выступает членство России в «Двадцатке» и в организации БРИКС, в сотрудничестве с ОПЕК, что позволяет поднимать вопросы по содействию глобальному энергетическому взаимодействию и отстаивать свои позиции в диалоге с крупными потребителями сырья. На региональном уровне основное внимание РФ сосредоточено на развитии энергодиалога с Европейским Союзом, ШОС в формировании единого энергетического пространства со странами Центральной Азии. Сегодня Россия активно использует также трубопроводную дипломатию в качестве инструмента сохранения и расширения влияния на политическом поле Евразии и другие формы и направления энергетической политики. Принимая непосредственное участие в функционировании всех командных центров мировой энергетической безопасности, Россия оставляет за собой право ограничивать чье-либо политическое и экономическое влияние в сферах и регионах, которые считает зоной собственных интересов76. Естественно, это вызывает негативную реакцию ряда стран, особенно США, Европейского Союза, организовавших экономические и политические санкции против Москвы. Тем важен и своевременен для РФ тесный энергетический диалог с Китаем. Успешное энергосотрудничество Пекина и Москвы закладывает прочную основу для укрепления энергетической безопасности обоих государств. Обеспечение энергетической безопасности РФ определяется не только ресурсной достаточностью, экономической доступностью, экологической и технологической допустимостью и правовой уре- гулированностью77, но и надежными, доходными рынками сбыта энергоресурсов. Таким надежным рынком для РФ все больше становится быстроразвивающийся Китай. Однако просто увеличивать объемы поставок углеводородов в Китай - для России это уже вчерашний день, нужна новая энергетическая политика, основанная на научных расчетах, экономической и политической целесообразности. России смело и настойчиво надо переходить к глубокой диверсификации своего экспорта энергоносителей. Необходимо больше проявлять усилий по развитию транспортной инфраструктуры Дальнего Востока и ее встраиванию в международные торговые коридоры, что создаст условия для многовекторности экспортных направлений реализации энергоресурсов, дающей независимость в сложных геополитических ситуациях. Повышенное внимание укреплению своей энергетической безопасности уделяет Китай. Причем акцент делается не только на внутренней энергетической безопасности как основы общей национальной безопасности. Для обеспечения этой безопасности Пекин разработал базовые принципы теории поддержания этой безопасности78, долгосрочную стратегию, которая включает следующие основные направления: 1) поощрение инвестиций китайских нефтегазовых компаний в крупные международные проекты по добыче нефти и газа79; 2) страхование ценовых рисков путем создания рынков нефтяных фьючерсов, позволяющих покупать необходимое сырье в будущем по актуальной сегодня цене; 3) создание стратегических запасов нефти и, как следствие, употребление национальной потребности в ней, создание подземных хранилищ нефти и газа в качестве стратегических резервов; 4) неотложные меры по обеспечению энергосбережения путем сдерживания спроса на энергоресурсы; 5) укрепление безопасности международных поставок углеводородов. Важнейшим фактором для обеспечения китайской энергетической безопасности является устойчивость и стабильность мировых цен на энергоносители. Китаем пропагандируется необходимость возврата к ценообразованию на нефть на основе баланса физического спроса и предложения, а не на основе финансовых спекуляций на рынках так называемой «бумажной нефти»80. Укрепляя внутреннюю энергетическую безопасность, Китай предлагает мировому сообществу совместными усилиями защищать международную энергетическую безопасность по следующим трем направлениям. Первое - укреплять диалог и обмен между странами-поставщиками энергоносителей, странами-потребителями энергоносителей и странами, через которые идет транзит энергоносителей; тем самым будет заложена надежная база для развития международного сотрудничества в энергетической сфере. Второе - развивать прагматическое сотрудничество. Все страны должны на основе принципов взаимной выгоды, общего выигрыша и совместного развития развивать взаимовыгодное сотрудничество в области разведки и освоения международных энергетических ресурсов, обогащать и оптимизировать механизмы и приемы сотрудничества, увеличивать энергетические поставки и содействовать диверсификации каналов снабжения. Третье - совместными усилиями защищать энергетическую безопасность. Справедливый и рациональный механизм упорядочивания в энергетической сфере выступает важным условием для защиты стабильности на международном рынке энергоносителей81. Призыв китайского руководства совместными усилиями защищать энергетическую безопасность нашел логическое продолжение в решениях XIX съезда КПК, где в качестве центральной внешнеполитической задачи Китая на XXI век было определено создание сообщества единой судьбы человечества. Эта инициатива политического руководства КНР по укреплению и совершенствованию системы глобального управления нашла отклик и горячую поддержку у многих миллионов жителей Земли. Она продемонстрировала наращивание международного влияния Китая, его притягательной и формирующейся силы, его новый, весомый вклад в дело мира и развитие планеты82. Энергетический фактор становится все более эффективным инструментом влияния в отношениях Пекина и Москвы. Наряду с экономическими аспектами такого сотрудничества все больший вес приобретают политические аспекты и мотивы энергетического диалога. Экспертное сообщество обеих стран единодушно в том, что энергетический диалог выгоден для обеих стран по ряду причин. 1. Российская Федерация - самая большая энергодобывающая страна, ей необходим стабильный и надежный рынок. Тем более из-за санкций Европа снизит закупки российского газа и нефти. 2. Китай - крупный потребитель энергоресурсов83, и у него накопилось много средств. Он нуждается в надежном и стабильном поставщике углеводородов, тем более из ближнего Зарубежья. Россия - надежный стратегический партнер. Тесное энергетическое сотрудничество двух стран связано не только с объемом торговых соглашений, но и с энергетической безопасностью обеих стран84. Такие важные факторы взаимодействия, как ресурсы, рынок, капитал и технологии, нашли наилучшие сочетания в российско-китайском энергетическом сотрудничестве. 3. Состояние мирового рынка энергоресурсов и изменения в структуре сотрудничества в сфере энергетики подталкивают РФ и КНР друг к другу; «Энергетическая взаимозависимость и растущие масштабы торговли энергоносителями требуют постоянного сотрудничества производителей и потребителей для обеспечения безопасности всей цепи энергоснабжения»85. И как результат, более широкое использование новых, в т.ч. чистых источников энергии, все большая степень диверсификации каналов импорта и экспорта энергоресурсов; появление все более совершенных совместных технологий по добыче нефти и газа; постоянное увеличение коэффициента само обеспечения энергоресурсами. В последние годы заложена и солидная договорно-правовая база энергетического сотрудничества между Китаем и Россией86. Все это представляет хорошие возможности для развития масштабного энергетического сотрудничества. Более того, Москва положительно рассматривает заявки КНР на получение доли в стратегических нефтегазовых месторождениях России. Активное энергетическое сотрудничество позволяет успешно развивать промышленный потенциал обоих государств, приграничных районов Северо- Востока Китая, Сибири и Дальнего Востока России. И для Китая, и для России это очень важные и перспективные регионы. Сегодня для углубленного энергетического диалога РФ и КНР есть благоприятные возможности, объективные и субъективные условия, экономическая заинтересованность друг в друге, политическая воля руководства обеих стран. Следовательно, для Москвы и Пекина энергосотрудничество имеет решающее значение с точки зрения возрастания влияния в международных отношениях, а также для приобретения Китаем статуса великой мировой державы, а для РФ - экономического и политического подтверждения в новых условиях этого статуса, приобретенного СССР. Многие аналитики единогласны в том, что в настоящее время для современной России обладание и грамотное распоряжение крупнейшими мировыми запасами углеводородов (включая энергетический потенциал российской Арктики), выполняет такую же функцию, как и термоядерное оружие сдерживания для СССР в годы «холодной войны». Для РФ энергопартнерство с такими странами СВА, как Китай, является условием успешного и стабильного социально-экономического и культурного развития страны, защиты территориальной целостности, инструментом отстаивания своих политических и экономических интересов на внешней арене, для Китая и других стран СВА - это важный фактор обеспечения их энергетической и общественной безопасности. Нельзя не согласиться с мнением китайского исследователя Фан Тинтина о том, что соображения энергетической безопасности в возрастающей степени диктуют поведение национальных государств в мировой политике, их симпатии и антипатии в отношении тех или иных субъектов международной политической жизни, их готовность вступать в те или иные союзы. Стремление участников сотрудничества максимизировать экономическую выгоду и тесную взаимозависимость может вызвать политическую стабилизацию в конфликтогенных регионах87. Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что в современных условиях, когда многие даже крупные страны все больше зависят от импорта энергоресурсов, с одной стороны, и все больше влияют на мировые рынки энергоресурсов, энергетическую политику других государств, с другой стороны, резко возрастает роль энергетического фактора в региональной и мировой политике. Это влияние сказывается не только на глобальных международных отношениях, но и в двусторонних связях. Следовательно, энергетический фактор становится инструментом влияния на международные отношения. Международное энергетическое сотрудничество является ключевым аспектом общей внешней политики государств. 1.3
<< | >>
Источник: Янь Цзин. НЕФТЕГАЗОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО КИТАЯ И РОССИИ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВЕКОВ: ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. 2018

Еще по теме Нефть и газ как инструменты влияния в международных отношениях:

  1. § 3. ПРАВОВАЯ СТРУКТУРА ТАМОЖЕННОГО ТАРИФА. ТАМОЖЕННО-ТАРИФНЫЕ СИСТЕМЫ В СФЕРЕ СОВРЕМЕННЫХ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
  2. § 10. Региональные международные организации
  3. VIII ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
  4. § 1. Взаимное положение США и развивающихся стран в системе международных отношений 80-х годов: общая характеристика
  5. § 1. Организации, обеспечивающие публичный порядок в сфере международной торговли товарами
  6. Геополитический анализ современных процессов и их влияние на развитие военной воздушнокосмической составляющей национальнойбезопасности России.
  7. 1.3 Вопросы энергетического сотрудничества и безопасности в свете концепций международной политической экономии
  8. § 1. Влияние регионального подхода на внешнеполитические документы России и США в 2000-2008 гг.
  9. Российско-таджикские отношения в конце 2005 г. — начале 2012 г.: углубление противоречий и попытки их преодоления
  10. 3.1. Динамика развития грузино-российских и грузино-американских отношений: эволюция стратегий и приоритетов (1991-2014 гг.)
  11. 4.1.Особенности вхождения постсоветских государств в систему международных отношений на примере республики Грузия: роль малых государств в мировой политике в условиях глобализации
  12. §3. Международные структуры в формировании правительственных стратегий современной России
  13. Плюрализм подходов МИД государств-членов ЕС к отношениям с Россией в условиях о б щего санкционного режима (2014-2016 гг.)
  14. Влияние внерегиональных игроков
  15. Тренд монетарной унификации международной системы
  16. Нефть и газ как инструменты влияния в международных отношениях
  17. Влияние политических и геополитических факторов на укрепление энергетической безопасности и стратегического партнерства Пекина и Москвы
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -