<<
>>

4.3. Глобальное информационное противоборство на мировой арене

В первые десятилетия XXI века мировое развитие характеризуется высоким динамизмом, фундаментальными структурными сдвигами и противоречивостью. «Продолжают сокращаться возможности исторического Запада доминировать в мировой экономике и политике.

Происходит рассредоточение мирового потенциала силы и развития, его смещение на Восток, в первую очередь в Азиатско-Тихоокеанский регион. Выход на авансцену мировой политики и экономики новых игроков на фоне стремления западных государств сохранить свои привычные позиции сопряжен с усилением глобальной конкуренции, что проявляется в нарастании нестабильности в международных отношениях» .

Важным направлением глобальной конкуренции в наши дни представляет собой противоборство в информационной сфере. Такого рода изменения в мировом развитии объясняются следующими причинами.

Во-первых, одной из наиболее важных сущностных характеристик современного этапа мирового развития является становление глобального информационного общества. Основой для создания такого общества стали информационно-коммуникационные технологии. Эти технологии оказали фундаментальное влияние на образ жизни людей, сферы образования, труда, государственного управления, гражданское общество и международные отношения.

Г осударства, занимающие господствующие позиции в таком

принципиально важном для ХХ1 века секторе мирового развития, как становление глобального информационного общества, занимают лидирующее положение в современном миропорядке.

Во-вторых, государство, обладающее более мощным информационным потенциалом, чем его конкуренты, может эффективно отстаивать и продвигать свои национальные интересы, играть ведущую роль в мировых и региональных политических процессах. В наши дни для решения многих принципиальных проблем внешней политики, вместо широко применявшихся ранее военно­силовых средств, более эффективными оказываются информационно­пропагандистские и информационно-психологические методы.

В данной связи эксперты приходят к следующему выводу: «Доминирование в информационной сфере дает возможность успешно достигать внешне- и внутриполитические цели. Обретение информационного превосходства чаще рассматривается ведущими державами как эффективное и перспективное средство, позволяющее добиваться политических целей в ситуациях, когда применение силы невозможно или нецелесообразно. При этом информационное противоборство постепенно перемещается из военно-технологической сферы в

область формирования мировоззрения при помощи методик политического

318

манипулирования» .

Как показывает опыт войн и вооруженных конфликтов начала ХХ1 века, активно применяется и сочетание, взаимное дополнение военных и информационных методов ведения войны. Так было при вторжении США в Ирак (2003 г.), при нападении Грузии на Южную Осетию (2008 г.) и тому подобное.

В-третьих, «цифровое неравенство» все в большой степени начинает оказывать влияние на иерархию государств в мировом сообществе. Страны конкурируют за доступ к высоким информационно-коммуникационным технологиям, информационным магистралям и ресурсам. Наличие такого доступа в полном объеме создает для страны широкие возможности для продвижения своих национальных интересов в различных частях света и оказания реального влияния в нужном для себя направлении на политические и экономические процессы как регионального, так и глобального масштабов.

Ограничения на пути вхождения в глобальное информационное общество негативно влияет на возможности участия страны в современных международных отношениях или вообще отодвигает ее на периферию мирового развития.

Так, К. А. Панцерев отмечает, «что в 1990-х гг. «всеобщая информатизация» приводит к известной маргинализации, дальнейшему увеличению разрыва между имеющим доступ к современным информационным технологиям Севером и информационно бедным Югом. Мир теперь стал делиться не только на экономически развитые и экономически отсталые регионы, но еще и на информационно богатые страны, имеющие доступ к современным компьютерным технологиям, и информационно бедные государства, развитие компьютерных

- 319

систем и сетей в которых находится в зачаточном состоянии» .

Таким образом, следует признать, что доступ к информационно­коммуникационной инфраструктуре является важной стороной конкуренции в [303] [304]

глобальной информационной сфере. Однако, для противоборства в указанной области имеет большое значение также способность государства не только использовать информационно-коммуникационные технологии, но быть в состоянии воспроизводить их.

Страны, в которых существует телекоммуникационная отрасль экономики как материальная основа национальной информационно-коммуникационной сферы, имеют очевидные преимущества в глобальном информационном противоборстве. В наши дни научно-техническое развитие в современной телекоммуникационной сфере обуславливается технологическими достижениями, которые связаны с широкомасштабным внедрением микропроцессорной техники и внедрением цифровых методов передачи и коммутации.

В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации отмечено «вынужденное, в силу объективного отставания отечественной промышленности, использование при создании и развитии информационных и

320

телекоммуникационных систем импортных программно-аппаратных средств» .

Эксперты отмечают, что приведенная в Доктрине ситуация обусловлена целым рядом факторов и причин, возникших в последние два десятилетия при проведении реформ по переходу нашей страны к рыночным отношениям. Хотя следует отметить, что определенное отставание в информационно­коммуникационных технологиях от наиболее развитых государств начало проявляться еще в советский период.

К указанным факторам относят: самоустранение государства от управления информационно-коммуникационной отраслью экономики; низкие темпы развития этой отрасли; серьезная зависимость от внешних инвесторов; несогласованность в развитии магистральных сетей; высокий уровень зарубежного присутствия в акционерном капитале крупнейших компаний информационно­коммуникационной отрасли, причем во многих компаниях зарубежные партнеры обладают контрольными пакетами.

[305]

Специалисты особо подчеркивают, что существует сильнейшая зависимость развития и функционирования российских сетей связи от иностранных поставщиков. По некоторым оценкам, более 90% телекоммуникационного оборудования поступает из-за рубежа.

Следует признать несостоятельными иллюзии развития отечественного производства телекоммуникационного оборудования за счет развертывания производственных мощностей крупных зарубежных компаний («Alcatel», «Siemens», «Lucent Technologies», «Iskratel», «Nec», «Huawei») в России и предоставление им статуса российского производителя, который обеспечивает им льготные условия для захвата рынка. Как правило, все производства рассчитаны на выполнение самых элементарных завершающих производственных операций

T91

(сборка, упаковка) .

Отмеченные проблемы в развитии информационной сферы российского общества и телекоммуникационной отрасли отечественной экономики представляются особенно серьезными и имеющими принципиальный стратегический характер для дальнейшего развития нашей страны, если рассматривать их в аспекте глобального информационного противоборства. Для подобного обсуждения необходимо уточнить само понятие «глобальное информационное противоборство» (Рисунок 9).

См.: О глобализации, информатизации и национальной безопасности России. Аналитический обзор / Под ред. С. А. Таразевича. СПб: Телерос, 2010. С. 40-43.

Рисунок 9 - Г лобальный процесс информационного противоборства

Рассмотрим основные подходы к определению данной дефиниции, которые встречаются в отечественной литературе, посвященной изучаемой проблематике.

Исследователи, прежде всего, обращают внимание на субъекты, участвующие в противоборстве, и объекты, на которое осуществляется воздействие. При определении этих субъектов и объектов можно выделить два основных подхода: политический и социальный.

Так, А. И. Смирнов и его сотрудники анализируют изучаемый феномен под политическим углом зрения, рассматривая его как столкновение между различными государствами. Российские теоретики отмечают, информационное противоборство - это «форма межгосударственного противоборства, предусматривающая целенаправленное использование специально разработанных средств по воздействию на информационный ресурс противостоящей стороны и

защиты собственных ресурсов в интересах достижения поставленных

~ 322

политических и военных целей» .

Более широкую версию политического подхода при определении субъектов обсуждаемого противоборства предлагают Л. В. Воронцова и Д. Б. Фролов, которые пишут: «Информационное противоборство представляет собой

совокупность взаимоотношений между субъектами мирового сообщества в рамках, которых данные субъекты, путем активного воздействия на информационную сферу друг друга, стремятся решать свои задачи в экономической, политической, военной или в иной областях, препятствуя при

323

этом аналогичной деятельности противостоящей стороны» .

Таким образом, следует констатировать, что авторы первого подхода стремятся рассматривать информационное противоборство в рамках Вестфальской системы международных отношений, которая допускала участие в международном взаимодействии исключительно государств или их союзов и коалиций.

В данной связи изучаемый феномен понимается только как межгосударственное противоборство. Действительно: в современном мире наиболее мощными информационными потенциалами, способными вносить существенный (или решающий) вклад в глобальное противоборство, обладают наиболее индустриально развитые государства.

Однако, в последние десятилетия на мировой арене появились и другие достаточно активные участники международных политических процессов. На этой арене, наряду с государствами, выступают межправительственные и международные неправительственные организации, а также транс- и многонациональные корпорации, внутригосударственные регионы.

Пытаются вмешаться в мировые политические процессы, в том числе и информационное противоборство нелегальные структуры: международные [306] [307] террористические и криминальные сети. Многие исследователи отмечают возрастание влияния на мировое сообщество глобальных медийных корпораций и транснациональных интернет-компаний.

Например, В. В. Фокина пишет: «В настоящее время присутствие СМИ в мировой политике дополняется интернет-сообществами и социальными сетями, что позволяет массированно воздействовать на мировое сообщество, используя не только линейные каналы подачи информации, но и вовлекая широкую общественность разных стран в процесс обсуждения актуальных мировых проблем.

Данного рода комплексное воздействие, несомненно, способно оказывать существенное влияние на процесс принятия политических решений в рамках

~ 324

мировой политики» .

Увеличение числа активных участников мировой политики получило отражение в указанном выше расширенном политическом подходе.

Объекты, которые подвергаются внешнему воздействию при информационном противоборстве, сторонники политического подхода располагают в информационной среде. К ним относятся как информационная сфера в целом, так и отдельные информационные ресурсы. Разрушение информационной инфраструктуры конкурирующего государства позволяет сначала достигнуть информационного превосходства, а затем - и доминирования в противоборстве на информационном геополитическом поле.

Второй из рассматриваемых нами подходов к трактовке понятия «информационное противоборство» акцентирует внимание на социальной стороне этого процесса.

В частности, А. В. Манойло, А. И. Петренко и Д. Б. Фролов отмечают: «Информационное противоборство - соперничество социальных систем в информационно-психологической сфере по поводу влияния на те или иные сферы социальных отношений и установления контроля над источниками стратегических ресурсов, в результате которого одни участники соперничества [308]

получают преимущества, необходимые им для дальнейшего развития, а другие их

325

утрачивают» .

Социальное измерение информационного противоборства также имеет большое значение для осмысления этого процесса. Оно позволяет показать, что данный процесс затрагивает фундаментальные основы общественного устройства и, при определенных обстоятельствах, может способствовать их разрушению. Объектами информационного воздействия, как показывают сторонники рассматриваемого подхода, могут стать жизненно важные сферы социальной жизни и стратегические ресурсы, обеспечивающие жизнедеятельность общества.

Каждое информационное противоборство на мировой арене преследует вполне определенные цели. В то же время, их анализ позволяет выявить цели более общего характера, присущие для глобального информационного противоборства в существующих условиях.

К этим целям следует отнести следующие:

- обеспечение национальной безопасности государства в глобальном информационном пространстве;

- защита и продвижение национальных интересов в информационной сфере;

- обеспечение информационной безопасности как важного элемента в системе национальной безопасности;

- укрепление международной информационной безопасности путем уменьшения возможностей для враждебного использования информационно - коммуникационных технологий в глобальном информационном пространстве.

Для достижения данных целей в процессе глобального информационного противоборства используются соответствующие способы и методы борьбы:

- информационное доминирование или достижение превосходства в информационном пространстве; [309]

- информационная асимметрия в качестве базового принципа информационного воздействия, применяемая как ответ на внешнее влияние, так и при оказании воздействия на другую сторону информационного противоборства;

- информационное сдерживание как способ управления кризисными ситуациями в зонах конфликтов;

- внешний контроль информационного пространства государства и управление информационными процессами, осуществляемое из иностранных центров;

- информационная агрессия, в основе которой лежит незаконное осуществление одним государством информационного воздействия на информационное пространство другого государства, наносящего ущерб его суверенитету, политической независимости и жизнедеятельности в различных сферах;

- информационная война, которая «является наиболее острой формой информационного противоборства между государствами, осуществляемого насильственными средствами и способами воздействия на информационную сферу противника с целью решения стратегических задач. Сущность информационной войны в современный период состоит в скрытном управлении политическими, экономическими, военными и иными процессами государства- противника»[310].

Рассмотрим более подробно указанные выше способы и методы, применяемые в существующих условиях глобального информационного противоборства с учетом потребностей обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в информационном измерении.

1) Информационное доминирование (или достижение превосходства в информационном пространстве) позволяет ведущим державам достигать политических целей на мировой арене, соответствующих защите и продвижению их национальных интересов, без применения вооруженной силы. Военные действия, как правило, связаны с достаточно большими политическими и материальными издержками. Они могут наносить ущерб имиджу государства, которое прибегает к применению силы, особенно когда ее использование идет вразрез с нормами международного права и вызывает неоднозначные оценки в мировом сообществе.

Однако, информационное доминирование в глобальном информационном пространстве оказывает разнонаправленное и противоречивое влияние на внешнюю политику великих держав и мировые политические процессы. В ряде случаев такое доминирование не заменяет применение вооруженных сил, а, наоборот, создает условия для применения военной силы. Примером может служить вторжение США в Ирак в марте 2003 года.

Как известно, американская администрация не смогла получить поддержку Совета Безопасности ООН на применение силы в отношении указанной страны Среднего Востока. И все же США и Великобритания совершили вторжение в Ирак.

Принятие этого решения, нарушавшего нормы международного права, обострившего ситуацию в международном сообществе и оказавшего, в итоге, негативное влияние на внутри- и внешнеполитические процессы в Соединенных Штатах, а также способствовавшего, по мнению многих ведущих экспертов, поражению Республиканской партии на президентских выборах в 2008 году, было обусловлено рядом причин.

Первая группа таких причин имеет политическую природу. На рубеже 1990-х - начала 2000-х гг. американская политическая элита испытывала необычайный подъем, связанный с победой в «холодной войне», распадом СССР и фактической ликвидацией мировой социалистической системы. В этой элите господствовало убеждение, что наступил «Век Америки», что США теперь могут единолично править миром и создать под своим руководством глобальную либеральную империю.

Вторая группа причин имела информационно-пропагандистский характер. К этому времени США уже обладали мощнейшим идеологически- пропагандистским комплексом и достигли превосходства в мировом информационном пространстве.

Это превосходство было связано с тем, что большинство крупнейших информационных агентств, медийных компаний и глобальных телевизионных сетей были американскими (в значительной степени находились под контролем США или под их влиянием). Под контролем США находился и набиравший силу Интернет. «На начало 2003 года подавляющее большинство системообразующих серверов (по некоторым данным, 9 из 13 самых крупных) находились на территории США» .

Массированная информационная кампания, опиравшаяся на недостоверные сведения о том, что Ирак якобы обладает оружием массового уничтожения (ОМУ) в итоге на какое-то время оказала благоприятное для американской администрации воздействие на общественное мнение в самой Америке и за ее рубежами.

В мае 2003 года Совет Безопасности ООН, не давший ранее согласие на вторжение в Ирак, фактически постфактум одобрил его. Одной из важных причин такого развития событий было мощное информационное наступление в поддержку действий американского правительства на Среднем Востоке.

По мнению руководителя Центра исследований внешнеполитического механизма США Института США и Канады РАН С. М. Самуйлова, развитие ситуации, связанной с вторжением в Ирак, наглядно показало «склонность значительной части политической элиты США, в первую очередь, принадлежащей к Республиканской партии (включая и руководителей разведывательных органов), к упрощенному черно-белому восприятию внешнего мира.

В рамках такого восприятия США всегда выступают воплощением «вселенского добра», а противоположная сторона - «всеобщего зла». Другими словами, сама специфика внешнеполитического сознания американцев [311] подталкивала и подталкивает руководителей внешнеполитических и разведывательных ведомств к преднамеренной демонизации противоположной

328

стороны» .

Подобное упрощенное восприятие внешнего мира и преднамеренная демонизация своих оппонентов, в сочетании со стремлением американских руководящих кругов к информационному доминированию, создает определенные потенциальные угрозы для международной безопасности и национальной безопасности России, в первую очередь, в информационном измерении.

В наши дни американская сторона рассматривает информационно - пропагандистское обеспечение военных действий как важный элемент применения силы против других государств. Получают также широкое распространение кампании по оказанию давления на государства, не согласные с политикой Соединенных Штатов в том или в ином регионе (или по какой-либо проблеме мировой политики).

«Основными задачами при достижении информационного превосходства является «обрушивание на противника «целенаправленно препарированной» информации или просто дезинформации, а также ограничение его возможностей получать достоверные сведения о планах и намерениях США и их союзников.

Важной частью информационной войны является создание в собственной стране благоприятного общественного мнения вокруг осуществляемой операции. Спектр используемых средств варьируется от традиционной пропаганды и

~ 329

агитации до применения новейших технических средств» .

Информационное доминирование представляет собой сложный, многоаспектный процесс, затрагивающий основные сферы жизнедеятельности общества. Воздействие на жизненно важные стороны развития государства и общества связывает данный процесс непосредственно с проблемами обеспечения национальной безопасности. [312] [313]

Сущностью процесса информационного доминирования (или превосходства) является сбор и распространение информации, что непосредственно обуславливает его связь с разведывательной и военной деятельностью. Информационное превосходство проявляется в мощном воздействии на общественное сознание, а через него, как и по другим каналам, осуществляется влияние на политические и на экономические процессы, деятельность средств массовой информации, поведение политических и бизнес­элит в государствах, на которые направлено информационное давление доминирующей державы.

В данной связи руководитель Центра проблем промышленной политики США ИСКРАН Е. А. Роговский пишет: «Информационное доминирование - вопрос комплексный (многоаспектный). С функционально-прикладной точки зрения в нем можно выделить составляющие, тесно связанные с национальной безопасностью, - военную и разведывательную (к которой примыкает экологический и метеорологический мониторинг), а также конкурентные преимущества бизнеса и информационное обеспечение средств массовой информации (СМИ)»[314].

В то же время, необходимо отметить, что полное информационное доминирование может быть достигнуто только с помощью физического разрушения или ликвидации информационных средств противоположной стороны, что может быть реально достигнуто только в ходе боевых действий. В современных условиях международных отношений следует говорить, за исключением зон вооруженных конфликтов (Ирак, Ливия, Сирия и так далее) о процессах достижения и поддержания информационного превосходства.

Как комплексный и многоаспектный процесс информационное превосходство связано с другими важными процессами и действиями в глобальном и региональном информационных пространствах. Рассмотрим их также более подробно.

2) Информационная асимметрия представляет собой фундаментальный принцип информационного воздействия. Этот принцип может быть использован как стороной, осуществляющей информационное превосходство и стремящейся к информационном доминированию, так и стороной, стремящейся защититься от внешнего влияния в ходе информационного противоборства. Применение информационной асимметрии оказывает существенное влияние на формирование конфигурации информационного пространства современного государства.

Асимметрия (в греческом языке - asymmetria) означает неравномерность, несоразмерность. В применении к информационной асимметрии в современных исследованиях данного вопроса, это понятие применяют в нескольких смыслах.

Во-первых, асимметрия рассматривается как ситуация, в которой не существует общей базы для сравнения. В сфере информационной безопасности асимметрия может проявляться в качестве применения асимметричных информационных стратегий и появлении асимметричных угроз.

Информационное воздействие может сочетаться с применением действий из других сфер: например, в сочетании с политическими и военными кампаниями. В данном случае информационное пространство сопрягается с пространствами других видов деятельности: политическим, экономическим, военным и так далее.

Во-вторых, асимметрия используется для характеристики деятельности, которая осуществляется скрытно. Поскольку такого рода воздействия не замечаются и не фиксируются противоположной стороной, на них либо отсутствует какая-либо реакция, либо предпринимаются защитные действия общего порядка в пределах всего информационного поля государства.

Поскольку такие действия не носят целенаправленный характер и не фокусируются на асимметричной угрозе, они не могут обеспечить должную защиту (или такая защита отсутствует вообще).

В-третьих, асимметрия понимается как выборочный, ограниченный ответ на агрессивные информационные воздействия противника. Сегодня достаточно очевидно, что для сдерживания нет необходимости в поддержании паритета с возможным агрессором ни в количестве вооружений, ни в наносимом ущербе.

Достаточно сохранять возможность нанесения ему неприемлемого ущерба как ударными силами - в ответных действиях, так и оборонительными: в ходе отражения вооруженного нападения.

Выборочное сдерживание тем более оправдано в условиях, когда противники несопоставимы по военной и по экономической мощи. Для тотального сдерживания стороне, имеющей меньший военный потенциал, придется мобилизовать слишком большие ресурсы, тем самым подрывая другие составляющие национальной безопасности. Вот почему менее мощные в военном и в экономическом отношении страны вынуждены отказываться от попыток достижения и поддержания паритета с более сильными потенциальными противниками.

Данная стратегия применяется для обеспечения национальной безопасности. В современных условиях подобный подход целесообразен и для обеспечения информационной безопасности Российской Федерации.

3) Информационное сдерживание применяется как способ управления кризисными ситуациями в зонах конфликтов, а также используется и в других областях глобального информационного противоборства. В современных условиях глобального информационного общества структура военного сдерживания современного государства должна, наряду с системой вооружения для решения задачи сдерживания армии вероятного противника, включать систему средств и сил для информационного противоборства с экспансией возможного агрессора в информационной сфере.

Основными направлениями действий информационной системы, входящей в структуру военного сдерживания, являются решение следующих задач.

Во-первых, активное противодействие внешнему информационному давлению и атакам со стороны неприятеля с целью ослабить оборонный потенциал и нанести ущерб национальной безопасности государства. В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации отмечено: «Внешними угрозами, представляющими наибольшую опасность для объектов обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в сфере обороны, являются:

- все виды разведывательной деятельности зарубежных государств;

- информационно-технические воздействия (в том числе радиоэлектронная борьба, проникновение в компьютерные сети) со стороны вероятных противников;

- диверсионно-подрывная деятельность специальных служб иностранных государств, осуществляемая методами информационно-психологического воздействия;

- деятельность иностранных политических, экономических и военных

структур, направленная против интересов Российской Федерации в сфере

1

обороны» .

Во-вторых, информационная компонента структуры военного сдерживания должна быть нацелена на достижение следующих целей:

- доведение до международного сообщества информации о наличии у нашей страны военного потенциала для сдерживания любого агрессора;

- информационное воздействие, направленное на создание ясного представления у военно-политического руководства и широких слоев общества государств потенциальных противников о неотвратимости нанесения по ним ответного удара с неприемлемым для них ущербом.

Существенное значение для рассмотрения вопроса об информационном сдерживании в условиях глобального противоборства имеет обращение к позиции американского военного руководства по этой проблеме. В Вооруженных Силах США информационным сдерживанием занимается так называемое Киберкомандование, которое входит в состав Стратегического командования (СТРАТКОМа).

В данной связи показательными могут быть выступления на слушаниях по вопросам финансирования американского Киберкомандования в Конгрессе США [315]

(2012 г.) командующего стратегическим командованием ВС США генерала Р. Келера и начальника Киберкомандования К. Александера.

Американские военные заявили «о необходимости разработки как наступательных, так и оборонительных средств информационного сдерживания. Г енерал К. Александер отметил, что угрозы в киберпространстве исходят как от государств, так и от негосударственных акторов международных отношений, а также подтвердил положения принятой недавно киберстратегии о возможности «ответных действий на кибератаки любыми доступными средствами -

332

экономическими, политическими, дипломатическими и даже военными» .

В то же время, некоторые эксперты полагают, что, принимая во внимание большое количество негосударственных акторов, обладающих серьезными информационными ресурсами, а также наличие значительного числа средств и способов информационной экспансии, применение политики сдерживания в глобальном информационном пространстве может оказаться достаточно неэффективным.

В контексте приведенных выше заявлений об ответных действиях по отражению кибератак любыми средствами угрожающе звучит заявление директора национальной разведки США Дж. Клэппера, сделанное также в Конгрессе Соединенных Штатов, на слушаниях по вопросам угроз национальной безопасности, о том, что «особую озабоченность в киберпространстве вызывают Россия и Китай» .

Необходимо подчеркнуть, что в американской стратегии развития киберпространства и военной стратегии кибербезопасности, в качестве одного из важнейших направлений информационной политики Соединенных Штатов рассматривается информационное сотрудничество. Определенное взаимодействие в этом направлении американская сторона предполагает осуществлять с нашей страной. Имеется уже первый опыт такого сотрудничества. [316] [317]

Внешний контроль информационного пространства государства и управление информационными процессами, осуществляемое из иностранных центров, имеют существенное значение в современном глобальном информационном противоборстве.

Эти способы противоборства осуществляются в завуалированной форме и представляют скрытое вмешательство в дела суверенного государства. Данный контроль и управление, как показывает практика, не ограничиваются информационным пространством, а стремятся проникнуть во все жизненно важные сферы жизнедеятельности государства.

«В недалеком прошлом основной вид конкуренции между общественно­политическими системами лежал в плоскости военных столкновений. Иные виды конкуренции между системами просматривались как вспомогательные и подготовительные. Информационная революция обеспечила свободный доступ как к географическому, так и социокультурному пространству государства из единого пространства информационных коммуникаций и предоставила широкий

- 334

спектр методов воздействия на противника» .

В наши дни появляются технические возможности, которые могут быть подкреплены соответствующими финансовыми и материальными ресурсами для целенаправленного влияния на процесс принятия вероятным неприятелем принципиальных, в том числе и стратегических решений в политической, военной, экономической и других областях жизни государства и общества.

Такое воздействие осуществляется, в первую очередь, посредством манипулирования информационными потоками и ресурсами как на глобальном, так и на национальном уровнях. Например, «...меньший объем информации в глобальном пространстве об операции стран НАТО в Афганистане по сравнению с новостями, скажем, из Ирака, - отмечает А. Гумерский, - вовсе не говорит о том, что в Афганистане ничего не происходит или не происходит ничего, [318]

заслуживающего внимания. Просто дела натовской коалиции идут в этом регионе

335

не так успешно, как планировалось» .

Причем, в зависимости от конкретной ситуации, потенциального противника могут, в независимости от его целей и желаний, искусственно погружать в информационный потоки, наносящие ему конкретный ущерб. Возможна и обратная ситуация: когда государство-конкурент может быть отстранено (или ограничено) в доступе к информационным ресурсам, необходимым для обеспечения его национальной безопасности, конкуренто- или жизнеспособности.

В данной связи А. В. Шевченко пишет: «В целях обеспечения

информационной безопасности к критически важным относят объекты, системы и институты государства, целенаправленное воздействие на информационные ресурсы которых может иметь последствия, прямо затрагивающие национальную безопасность. Это, в частности, органы государственного управления, а также собственно управленческая информация, лица, принимающие властные решения, общественное мнение как специфическое состояние сознания и массовой психики»[319] [320].

Особо критический характер имеет воздействие на массовое общественное сознание внешнего контроля и управления информационными потоками. В условиях демократических обществ мнение народных масс непосредственно учитывается при принятии ответственных внешне- и внутриполитических решений, поддержка конкретных политических действий правительства обществом способствует их успешной реализации; отрицательное отношение общественности к таким действиям может привести к их провалу и к осложнению ситуации в стране.

Таким образом, общественное мнение следует рассматривать как главный объект информационно-психологического воздействия, которое может реально содержать определенные угрозы национальной безопасности государства.

Информационная агрессия представляет собой одну из форм активного информационного противоборства, нацеленную на нанесение конкретного ощутимого ущерба другому государству в важных для него сферах жизнедеятельности.

Как правило, информационная агрессия ограничена по масштабам применения информационного воздействия и локализована в геополитическом пространстве. Этот вид информационного противоборства ориентирован на достижение конкретных целей и обычно завершается после их достижения.

Информационная агрессия может выступать как самостоятельный вид глобального информационного противоборства, так и дополнять агрессивные действия, проводимые с помощью обычных вооруженных сил. Так, стремление Соединенных Штатов к глобальному доминированию и связанные с этим акции по применению силы к суверенным государствам широко поддерживаются американскими и лояльными США средствами массовой информации, имеющими, в ряде случаев, глобальные масштабы деятельности.

Последние десятилетия мирового развития дают много примеров подобного рода информационных агрессий. Воздушной войне НАТО против Югославии предшествовала информационно-пропагандистская кампания по обвинению сербской стороны в реальных и вымышленных военных преступлениях, а также сокрытию (или оправданию) аналогичных действий албанских сепаратистов.

Ввод войск НАТО в Афганистан предварялся широким распространением информации о причастности талибов к трагедии 11 сентября 2001 года и другим злодеяниям. Нападение США и Великобритании на Ирак весной 2003 года обосновывалось длительным и детальным освещением поисков в этой стране оружия массового уничтожения (ОМУ) (эти сведения, как выяснилось впоследствии, оказались дезинформацией).

Продвижение планов развертывания элементов третьего позиционного района глобальной американской системы ПРО в Восточной Европе, выдвинутых в середине 2000-х годов и не отмененные до сих пор, происходит на фоне регулярных обсуждений экспертами предположительных угроз ракетного

нападения на страны Запада со стороны Ирана и других «враждебных государств».

Давление на Иран, предпринимавшееся в этот же период, сопровождалось глобальной информационно-психологической кампанией по обвинению этой страны в стремлении овладеть технологиями производства ядерного оружия, агрессивными намерениями в отношении Израиля и некоторых других соседних стран.

Сегодня мы видим развертывание мощной дезинформационной кампании против Сирии, обвиняемой в намерениях использовать химическое оружие, нарушениях прав человека и тому подобное.

Информационная война представляет собой наиболее интенсивную форму глобального информационного противоборства. «Официально термин «информационная война» впервые был введен в оборот директивой Министерства обороны США DOOD 3600 от 21.12.1992 г. Современный тип войны широко обсуждается в печати; более того: поток оценок и характеристик вышел за узкие рамки военной печати»[321].

Под этим термином американские стратеги подразумевают «комплексное информационное воздействие на систему государственного и военного управления противника». Такое воздействие призвано обеспечивать развитие ситуации в важной для США стране (или регионе) в благоприятном для них направлении уже в мирное время.

Если дальнейшее политическое давление со стороны Америки на такую страну приводит к возникновению вооруженного конфликта, то развернутая информационная война должна привести к полному параличу всей структуры управления противника. Как отмечают специалисты, одновременно с наступательным воздействием, информационная война предполагает обеспечение надежной защиты национальной информационной инфраструктуры.

Г. Б. Корсаков справедливо отмечает: «Реализация положений концепции «информационной войны» означает перенос акцента противоборства с

традиционных форм воздействия (огонь, удар, маневр) в информационно­интеллектуальную область - в процесс принятия решений. Основная цель такой войны - дезинтеграция и расчленение целостности управления группировкой противника на изолированные друг от друга, дезориентированные и неуправляемые элементы, и их последующий вывод из строя» .

Таким образом, информационная война имеет своей целью получение военно-стратегического преимущества над неприятелем благодаря более мощному информационному потенциалу. Осуществление информационной войны на практике реализуется посредством проведения информационных операций. Эти операции нацелены на манипулирование информацией для достижения и поддержания информационного превосходства над противником за счет решающего влияния на его информационную инфраструктуру при одновременной защите собственной.

Информационные операции осуществляются комплексно. Среди них выделяют как наступательные, так и оборонительные. Проведение информационных операций в рамках информационной войны ведет к обострению глобального информационного противоборства на мировой арене.

* * *

В заключение настоящей главы можно сделать некоторые общие выводы.

Во-первых, в наши дни достаточно наглядно в мировом развитии проявляется тренд хаотизации международных политических процессов, что ведет к формированию предпосылок для существенной трансформации всей мировой социально-политической структуры и, соответственно, принципов обеспечения международной безопасности.

Политические изменения в мировом сообществе сочетаются с революционными и не менее значимыми сдвигами в науке и технике, которые [322] связаны, прежде всего, с колоссальным скачком в совершенствовании информационно-коммуникационных технологий.

Важнейшим результатом таких изменений является становление глобального информационного общества, которое представляет собой новый этап развития цивилизации.

Возникла тесная взаимосвязь между субъектами глобального информационного общества и акторами международных отношений. Эти акторы и субъекты взаимно дополняют друг друга, а часто в их качестве выступают одни и те же участники международных процессов. К ним следует отнести в первую очередь: государства, крупный бизнес, транснациональные медиакорпорации, гражданские институты, некоммерческие и неправительственные организации, транснациональные социальные сети, индивидуумов.

В связи с тем, что Россия непосредственно и широко представлена во всех основных группах участников глобального информационного общества, обеспечение национальной безопасности нашей страны напрямую связано с феноменом глобальной информационной безопасности.

В то же время, поддержание глобальной информационной безопасности в определенной мере зависит от действий Российской Федерации как общепризнанной мировой державы. Данная взаимосвязь повышает и конкретизирует роль международного фактора в обеспечении национальной безопасности нашей страны применительно к современным условиям.

Во-вторых, международный фактор играет значительную роль в создании угроз национальной безопасности нашей страны, исходящих из глобального информационного пространства. Эти угрозы связаны с: деятельностью

глобальных и региональных СМИ; возникновением и активизацией частных PR- агентств, выполняющих задания по ведению подрывных операций против других стран в информационном пространстве; с сетевыми коммуникациями, которые составляют новую дополнительную структуру современного общества.

Непосредственно связаны с внешнеполитическими и международными аспектами деятельности нашего государства угрозы информационному обеспечению государственной политики Российской Федерации. Международный фактор играет существенную роль в создании угрозы развитию отечественной индустрии информации, включая индустрию средств информатизации, телекоммуникации и связи.

В-третьих, вопросы обеспечения информационной безопасности в современном глобальном мире находятся в центре внимания внешней политики Российской Федерации. При этом наша страна выступает с важными инициативами по международно-правовому обеспечению глобальной информационной безопасности.

В данной связи российская сторона рассматривает возможное противоправное использование информационных технологий во всех сферах, где они применяются. Таким образом, под запрет (или под ограничение) подпадают как информационно-психологические операции, так и другие подобные виды враждебного воздействия. США стремятся свести проблемы глобальной информационной безопасности к вопросам предотвращения киберугроз.

В-четвертых, в условиях современного глобального мира традиционные геополитические факторы как военная мощь государства, его демографический потенциал, экологическое измерение дополняются информационным фактором как важным инструментом оказания влияния на международную политику и национальную безопасность.

Так, в результате внедрения в международные процессы информационных технологий возникли новые угрозы национальной безопасности России, имеющие геополитический характер. Эти угрозы требуют, для их изучения и осмысления, проведения соответствующего анализа с позиций современной геополитической теории.

При этом географическая среда и другие пространственные характеристики государств рассматриваются в тесной взаимосвязи с состоянием глобального, регионального и национального информационных пространств.

Статус государства в международном сообществе все больше начинает зависеть от его места и роли в мировом информационном пространстве, а также от его внешнеполитического информационного потенциала.

В глобальном информационном пространстве, которое тесно связано с мировым геополитическим пространством, разворачиваются следующие

международные процессы: борьба за достижение информационного

превосходства в процессе геополитической конкуренции между ведущими державами; проведение информационной политики по защите геополитических интересов конкретных государств; обеспечение информационной безопасности в рамках геополитических процессов.

В-пятых, информатизация современного международного сообщества протекает сегодня в тесной взаимосвязи с изменением и с усложнением геополитической структуры мира. Данный процесс способствует дальнейшей дифференциации внутри этой структуры, в том числе за счет формирования и развития глобального, регионального и национальных информационных пространств.

Геополитическая конкуренция между различными державами и другими субъектами международных отношений в этих пространствах обуславливает увеличение роли информационных ресурсов в современных геополитических процессах. Информационная мощь ведущих держав современного мира в некоторых случаях позволяет им реализовывать свои важные геополитические цели без применения силовых инструментов.

Одновременно развитие глобального информационного пространства, несомненно, способствует более широкому распространению принципа баланса интересов в обеспечение информационной безопасности в рамках геополитических процессов.

В-шестых, одним из основных направлений глобальной конкуренции в современном мире является противоборство в информационной сфере, важными сторонами которого следует рассматривать доступ к информационно­коммуникационной инфраструктуре, а также способность государства не только использовать информационно-коммуникационные технологии, но быть в состоянии воспроизводить их.

Для глобального информационного противоборства присущи следующие цели: обеспечение национальной безопасности государства в глобальном

информационном пространстве; защита и продвижение национальных интересов в информационной сфере; обеспечение информационной безопасности как важного элемента в системе национальной безопасности; укрепление международной информационной безопасности путем уменьшения возможностей для враждебного использования информационно-коммуникационных технологий в глобальном информационном пространстве.

В процессе глобального информационного противоборства используются такие способы и методы воздействия на противника, как информационное доминирование или достижение превосходства в информационном пространстве; информационная асимметрия как базовый принцип информационного

воздействия; информационное сдерживание как способ управления кризисными ситуациями в зонах конфликтов; внешний контроль информационного

пространства государства и управление информационными процессами, осуществляемое из иностранных центров; информационная агрессия;

информационная война, которая «является наиболее острой формой

информационного противоборства между государствами, осуществляемого насильственными средствами и способами воздействия на информационную сферу противника с целью решения стратегических задач».

<< | >>
Источник: КУЧЕРЯВЫЙ Михаил Михайлович. ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ПОЛИТИКИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО ГЛОБАЛЬНОГО МИРА. 2014

Еще по теме 4.3. Глобальное информационное противоборство на мировой арене:

  1. Глава 18. ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В ГЛОБАЛЬНОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  2. 1. Понятие глобального информационного пространства
  3. 2. Структура глобального информационного пространства
  4. 3. Обеспечение безопасности в глобальном информационном пространстве
  5. I. ПОЛОЖЕНИЕ ГДР В СВЕТЕ ИЗМЕНЕНИЯ СООТНОШЕНИЯ СИЛ НА МИРОВОЙ АРЕНЕ В ПОЛЬЗУ СОЦИАЛИЗМА
  6. Глава 7 НА ПОРОГЕ ГЛОБАЛЬНОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА
  7. ОСЛАБЛЕНИЕ ПОЗИЦИЙ ИМПЕРИАЛИЗМА НА МИРОВОЙ АРЕНЕ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ГЛАВНЫХ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ
  8. ОСНОВЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОТИВОБОРСТВА
  9. Глава 1 Понятийный аппарат сил и средств информационного противоборства
  10. Информационное противоборство
  11. Система информационного противоборства
  12. Глобальная информационная структура
  13. Глава 2 Арсенал современного информационного противоборства
  14. Глава 4 Организация информационного противоборства на рынке вооружений в XXI веке
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -