<<
>>

Эволюция торгово-экономических отношений между Россией и Габсбургской монархией в условиях мировых кризисов начала ХХ в.

Как известно, взаимоотношения Габсбургской монархии и России изучались преимущественно в русле дипломатической истории. Они рассматривались как яркий пример соперничества империй, в то время как проблемы сотрудничества и взаимодействия двух стран по различным вопросам оставались в тени.
В частности, торгово-экономические отношения нашей страны с Австро-Венгрией до сих пор остаются неисследованными.

В целом экономическое сотрудничество России и Габсбургской монархии развивалось весьма успешно и имело важное значение для обеих стран. Развитию экономических связей способствовал ряд факторов: географическое положение двух соседних стран, наличие развитой системы транспортных и иных коммуникаций, интенсивно протекавшие процессы трансграничной миграции, развитие общественных связей и межкультурного диалога между народами и, наконец, интенсивное социально-экономическое развитие двух стран, создававшее предпосылки для их активного участия в международной торговле.

Правовую базу сотрудничества России и Австро-Венгрии в экономической области составляли торговые договоры и соглашения. Еще 2 (14) сентября 1860 г. между двумя странами был подписан трактат о торговле и мореплавании, провозгласивший «взаимную свободу торговли», однако с множеством оговорок1. Этот договор был дополнен подписанием 6 (18) мая 1894 г. специальной конвенции, вводивший в двухсторонней торговле «принцип наибольшего благоприятствования», означавший, что на нее автоматически распространялись все льготы и привилегии, предоставляемые другим странам. Также в текст конвенции были включены положения об одновременном снижении таможенных пошлин на русское зерно и австро-венгерские промышленные товары (основные статьи экспорта)2. 2 (15) февраля 1906 г. между Австро-Венгрией и Россией был подписан новый фундаментальный договор о торговле и мореплавании, действовавший до начала Первой мировой войны.

Он в полной мере сохранил «режим наибольшего благоприятствования» в двухсторонней торговле. Разрешался свободный ввоз, вывоз и транзит любых товаров, кроме табака, соли и взрывчатых веществ. К договору прилагались специальные списки экспортных товаров с указанием предельно допустимых пошлин на каждый из них3.

Важнейшее значение для развития экономического сотрудничества имело наличие в нашей стране многочисленной австро-венгерской диаспоры (по своей численности она уступала только германской диаспоре). По данным всеобщей переписи 1897 г., в нашей стране проживало 121 599 подданных Франца-Иосифа, причем они находились почти во всех российских регионах4. В начале ХХ в. их количество возросло. Среди переселенцев было немало торговцев и предпринимателей, которые играли посредническую роль в налаживании экономических связей. 1

Сборник действующих трактатов, конвенций и соглашений, заключенных Россией с другими государствами. ТЛ. СПб., 1902. С. 84-87. 2

Сборник действующих трактатов, конвенций и соглашений... Т. I. С. 95. 3

Сборник торговых договоров и других, вытекающих из них соглашений, заключенных между Россией и иностранными государствами. Пг., 1915. С. 1-4. 4

Общий свод по империи результатов разработки данных Первой всеобщей переписи населения, произведенной 29 января 1897 г. Т. I. СПб., 1905. С.122-123.

В то же время на развитие двухсторонней торговли некоторые другие факторы влияли негативно. Так, в структуре их экспорта был ряд сходных товаров, которые находили сбыт на рынках третьих стран, но потребителей из сопредельной страны интересовали слабо. Россия и Австро-Венгрия соперничали на мировом рынке, в частности, при экспорте зерна, продукции животноводства, нефти, леса, сахара и некоторых других товаров. Особенно острое соперничество между ними наблюдалось при вывозе своей продукции в Германию, поскольку на долю этой страны приходилась до половины их экспорта. Кроме того, активно конкурировали они на рынках Турции, Персии и других восточных стран1.

Однако в целом экспортный потенциал двух стран существенно различался.

Россия на мировом рынке выступала в качестве ведущего экспортера сельскохозяйственной продукции и сырья и как один из основных импортеров промышленной продукции. Структура внешнеэкономических связей Австро-Венгрии была более сложной, но по отношению к России она выступала преимущественно как экспортер промышленной продукции и различного сырья и импортер продуктов питания. Таким образом, внешнеэкономические приоритеты двух стран удачно соответствовали друг другу.

Тормозящее влияние на развитие двухсторонней торговли оказывали международные экономические кризисы. Так, пагубное воздействие оказал кризис 1900-1903 гг., приведший к сокращению основных экономических показателей как в Австро-Венгрии, так и в России. Поскольку Габсбургская монархия экспортировала в нашу страну преимущественно промышленную продукцию, то влияние кризиса привело к сокращению вывоза австро-венгерских товаров в нашу страну. Этот показатель упал с 27 млн. руб. в 1900 г. до 19,7 млн. руб. в 1905 г.2 В то же время, поскольку Россия вывозила в Австро-Венгрию преимущественно продукты сельского хозяйства, ее экспортные показатели в период кризиса начала 1900-х гг., наоборот, росли.

Определенные препоны для развития торговли создавали непростые политические отношения между странами. На рубеже ХГХ-ХХ вв. наблюдалось «потепление» российско-австро-венгерских отношений, связанное с сотрудничеством двух стран в разрешении балканских проблем. Однако после Боснийского кризиса (1908-1909 гг.) происходит новое ухудшение отношений, нараставшее вплоть до начала Первой мировой войны. 1

Торнау Н. И. Итоги внешней торговли России за 1901-1908 гг. СПб., 1910. С. 15-16. 2

Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам за 1910 г. Ч. 1. СПб., 1912. С. 2.

Среди международных политических кризисов, оказавших серьезное воздействие на российско-австро-венгерские экономические отношения, можно выделить в первую очередь именно Боснийский кризис. Он привел к тому, что внешнеторговые контакты стали объектом политических манипуляций. В январе 1909 г. австро-венгерское правительство, чтобы оказать дополнительное давление на российские власти, ввело запрет на ввоз из нашей страны живого скота и мяса1, хотя это решение одновременно имело и внутренние причины, так как являлось ответом на давние требования местных аграриев, недовольных российской конкуренцией. Российское правительство после безуспешных протестов и попыток добиться отмены данного запрета решило прибегнуть к ответным «репрессивным» мерам по отношению к австро-венгерскому экспорту. Они заключались в существенном повышении пошлин на ввоз леса и лесоматериалов из Австро-Венгрии, который играл заметную роль в ее экспорте2. Также в 1908 г. под влиянием Боснийского кризиса российское правительство ввело запрет на вывоз лошадей в Австро-Венгрию из пограничных с этой страной губерний, что объяснялось военно-мобилизационными соображениями3.

Впрочем, ограничению по политическим причинам подвергались лишь отдельные, и не самые главные, статьи двухсторонней торговли. В том же 1909 г. Дунайская монархия столкнулась с серьезным неурожаем, и поэтому была вынуждена провести масштабные закупки российского зерна. В этом году из нашей страны было ввезено в Австро-Венгрию рекордное для ХХ в. количество хлеба - 21,6 млн. пудов4. Вслед за политическим урегулированием Боснийского кризиса нормализовались в целом и торгово-экономические отношения между двумя странами. 1

РГИА. Ф. 23. Оп. 18. Д. 356. Л. 2. 2

РГИА. Ф. 23. Оп. 18. Д. 356. Л. 61, 105. 3

РГИА. Ф. 565. Оп. 15. Д. 41. Л. 7. 4

Обзор внешней торговли России... за 1910 г. Ч. 1. С. 11. 5

Смирнов Н. А. Краткие сведения об экономическом положении в 1912 г. Донесение императорского российского консула в Триесте // Донесения императорских российских консульских представителей за границей по торгово-промышленным вопросам. Вып. 26. СПб., 1912. С. 39.

Сложности в двухсторонней торговле возникли и в 1912-1913 гг., когда отношения между империями Николая II и Франца-Иосифа вновь резко обострились в связи с Балканскими войнами. Кроме того, негативные последствия имело закрытие в этот период черноморских проливов, через которые шла значительная часть двухсторонней торговли5. 10 января 1913 г. российский Совет министров принял решение о «временном воспрещении вывоза лошадей из России... вследствие увеличения закупок лошадей для надобностей австрийской и румынской армий»1. Ответом на эту меру стал запрет, наложенный с апреля 1913 г. австро-венгерскими властями на ввоз живой птицы из России2.

Примечательно, что все ограничительные меры, вводимые правительствами обеих стран как в 1909 г., так и в 1913 г., являлись явными нарушениями положений действующего двухстороннего торгового договора 1906 г. Однако в данном случае политические соображения явно доминировали над юридическими установлениями.

В то же время следует отметить, что в те времена степень политического влияния на экономику была невелика. В начале 1910-х гг., несмотря на ухудшение российско-австро-венгерских политических отношений, двухсторонняя торговля переживала период расцвета, увеличившись за три предвоенных года на 20 %.

Габсбургская монархия в рассматриваемый период, как известно, делилась на две обособленные части - промышленно развитую Австрию (Цислейтанию) и преимущественно аграрную Венгрию (Транслейта-нию). В торговле с Россией была в большей степени заинтересована Австрия, которая поставляла на российский рынок свои промышленные изделия и ввозила дешёвые российские сельскохозяйственные продукты. Что же касается Венгрии, то она сама была крупнейшим экспортёром сельхозпродукции и конкурировала с Россией на рынках Австрии и третьих стран. Поэтому российско-венгерская торговля развивалась не столь интенсивно, как российско-австрийская, и её объектами были отдельные товары, вызывающие специальный интерес у другой стороны (например, венгерские вина).

Значение России и Австро-Венгрии как торговых партнеров друг для друга было сопоставимым. В начале ХХ в. Австро-Венгрия занимала 5-е место среди внешнеэкономических партнеров нашей страны после Германии, Великобритании, Голландии и Франции. В структуре российского экспорта доля Австро-Венгрии постепенно возрастала: с 3,7 % в 1900 г. до 4,3 % в 1913 г. Доля же австро-венгерских товаров в структуре российского импорта, наоборот, постепенно снижалась, несмотря на рост физических объемов поставок: с 4,3% в 1900 г. до 2,6% в 1913 г.3. 1

РГИА. Ф.1276. Оп. 20. Д. 63. Л. 23. 2

РГИА. Ф. 23. Оп. 8. Д. 64. Л. 6. 3

Изместьева Т. Ф. Россия в системе европейского рынка. Конец XIX - начало ХХ в. (Опыт количественного анализа). М., 1991. С. 165.

В свою очередь, Россия в тот же период занимала 4-е место среди внешнеторговых партнеров Австро-Венгрии, уступая Германии, Великобритании и Италии. В австро-венгерском экспорте на долю нашей страны в 1900-е гг. приходилось 3-3,4%, в австро-венгерском импорте - 5-5,2 %1.

В развитии российско-австро-венгерской торговли с начала ХХ в. наблюдался новый этап. В последнее двадцатилетие XIX в. она находилась на стабильном уровне, отмечался даже некоторый застой: двухсторонний товарооборот составлял в 1880 г. - 55,5 млн. руб. (в том числе российский экспорт - 32,5 млн. руб. и российский импорт - 23 млн. руб.), в 1890 г. -48 млн. руб. (30,2 и 17,8 млн. руб. соответственно), в 1900 г. - 53,3 млн. руб. (26,3 и 27 млн. руб.) С началом нового века объем двухсторонней торговли стал быстро расти и почти удвоился к началу Первой мировой войны. В 1905 г. он составил 65,4 млн. руб. (соотношение российского экспорта и импорта - 45,7 и 19,7 млн. руб.), в 1910 г. - 84,7 млн. руб. (49,7 и 35 млн. руб.), в 1913 г. - 101 млн. руб. (65,3 и 35,7 млн. руб.)2. Причинами роста товарооборота стали экономический подъем в обеих странах и улучшение внешнеторговой конъюнктуры.

Стоимость российского вывоза в Габсбургскую монархию в рассматриваемый период превышала, и порой весьма существенно (в 2 и более раза), стоимость австро-венгерского экспорта в Россию. Это объясняется в первую очередь экономической структурой двух государств. Промыш-ленно развитая Австрия испытывала постоянную потребность в поставках продовольствия и сырья, которые обеспечивали российские производители. Россия же нуждалась в основном в импорте промышленных изделий и сырья для развития собственной индустрии. Здесь, однако, австро-венгерским производителям приходилось выдерживать жесткую конкурентную борьбу с промышленниками других западных стран, которая далеко не всегда завершалась в их пользу. Таким образом, для нашей страны торговля с Австро-Венгрией была очень выгодной. В Дунайской же монархии постоянный отрицательный баланс в торговле с Россией вызывал озабоченность политических и деловых кругов, однако изменить это положение, не меняя структуры двухсторонней торговли в целом, они не могли3. 1

РГИА. Ф. 32. Оп. 1. Д. 1030. Л. 10-12. 2

Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам за 1880 г СПб., 1881. С. 126, 414; Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам за 1900 г. СПб., 1902. С. 55; Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам за 1910 г. Ч. 1. СПб., 1912. С. 2; Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам за 1913 г. Ч. 1. СПб., 1914. С. III-IV. 3

Die Habsburgermonarchie 1848-1918. Bd. VI/1. Wien., 1989. S. 620.

Российский экспорт в Австро-Венгрию базировался на двух основных группах товаров - продовольствии и сырье. Эта структура была характерна для товарооборота России и с другими европейскими странами. Главное место в российском экспорте в Дунайскую монархию занимали «жизненные припасы» - т. е. продовольственные товары. Их доля в 1900 г. составляла 57 % от общего экспорта, к 1913 г. она снизилась до 49 %. Доля сырья и полуфабрикатов в общем объеме экспорта за тот же период, наоборот, возросла с 37 % до 47 %. Вывоз животных сократился с 3,7 % в 1900 г. до 2 % в 1913 г. И, наконец, доля готовых изделий за этот период также сократилась с 2,1 % до 1,3 %1.

Главным экспортным товаром России являлся хлеб. В 1900 г. стоимость его вывоза достигала 43 % от общей стоимости российского экспорта в Австро-Венгрию. На первом месте стояли поставки пшеницы, второе место занимала кукуруза, вывозились также рожь, ячмень, овес, просо, гречиха и отруби. Среднегодовой вывоз зерновых из России в Австро-Венгрию составлял (по пятилетиям): в 1901-1905 гг. - 12 млн. пудов, в 1906-1910 гг. - 12,6 млн. пудов, в 1911-1913 гг. - 16 млн. пудов. Рекордные цифры зернового экспорта были зафиксированы в 1909 гг. -21,6 млн. пудов (в том числе пшеницы - 12,1 млн. пудов, кукурузы - 2,9 млн. пудов, отрубей - 2,7 млн. пудов)2.

Помимо хлеба, Россия активно вывозила в Дунайскую монархию различные бобовые культуры (горох, фасоль, бобы и чечевицу). Их экспорт разворачивался поступательно: в 1901 г. - 1,1 млн. пудов, в 1911 г. - 2,1 млн. пудов. Среди стран-импортеров этих культур Австро-Венгрия занимала 3-е место после Германии и Голландии. Активно вывозились также семена технических и кормовых культур (льна, конопли, рапса, клевера). Если в 1903 г. их было вывезено 0,6 млн. пудов, то в 1913 г. - уже 2,6 млн. пудов3.

В значительных объёмах Россия поставляла Австро-Венгрии картофель. В 1900 г. его было вывезено 0,3 млн. пудов, в 1910 г. - уже 1,5 млн. пудов, т.о. вывоз картофеля вырос в 5 раз. Среди импортёров российского картофеля Австро-Венгрия занимала 2-е место, уступая только Германии. Российские поставки составляли треть австро-венгерского ввоза картофеля4. 1

Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. III. 2

Обзор внешней торговли России... за 1910 г. Ч. 1. С. 10-11. 3

Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. 19. 4

Австро-Венгрия. Вывоз и привоз главнейших сельскохозяйственных продуктов за 1884-1910 гг. СПб., 1912. С. 14.

Поставки таких российских товаров, как сахар и табак, в значительной степени зависели от внешнеторговой конъюнктуры и были подвержены значительным колебаниям. Рекордное количество сахара-песка в

Австро-Венгрию - 2 млн. пудов - было вывезено в 1903 г., в отдельные же годы объем вывоза не достигал и 100 тыс. пудов. Экспорт табака, составивший в 1905 г. 162 тыс. пудов, к 1910 г. упал до 22 тыс. пудов1.

Австро-Венгрия также охотно импортировала из России сырьё для текстильной и кожевенной промышленности. Большим спросом пользовались лён, пенька и пакля. Льна было вывезено в 1900 г. - 0,6 млн. пудов, в 1905 г. - 1,2 млн. пудов, в 1913 г. - 1,1 млн. пудов (стоимостью 4,5 млн. руб.)2. Российские поставки играли главную роль в обеспечении австро-венгерской промышленности данным видом сырья.

Одной из статей российского экспорта в Австро-Венгрию являлся вывоз животных. Устойчивый спрос существовал там на российских лошадей: в 1900 г. их было ввезено 1558 голов, в 1905 г. - 1722 голов. В 1906 г. было продано рекордное количество лошадей - 12587 голов. Как уже говорилось, с 1908 г. вывоз лошадей в Австро-Венгрию стал ограничиваться по военно-политическим соображениям - в частности, был запрещен вывоз лошадей из пограничных губерний. Если в 1908 г. в Габсбургскую империю было вывезено 3228 лошадей, то в 1910 г. -только 24413. В начале 1913 г. вывоз лошадей из России за границу был запрещен уже полностью4.

В свою очередь, австро-венгерское правительство еще с начала 1880-х гг. стало запрещать ввоз рогатого скота и свиней из России, ссылаясь при этом на угрозу эпизоотии, а на самом деле отстаивая интересы собственных аграриев5. Серьезное давление со стороны российских властей привело к возобновлению экспорта в 1906 г., но он имел незначительный объем и в 1909 г. был вновь запрещен6. 1

Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. 15. 2

Обзор внешней торговли России... за 1900. Табл. V; Обзор внешней торговли... за 1910 г. Ч. 1. С. 14; Обзор внешней торговли... за 1913 г. Ч. 1. С. 24. 3

Австро-Венгрия. Вывоз и привоз... С. 24. 4

РГИА. Ф.1276. Оп. 20. Д. 63. Л. 23. 5

АВПРИ. Ф. 155. Второй департамент. Оп. 408. Д. 656. Л. 10. 6

РГИА. Ф. 23. Оп. 18. Д. 356. Л. 2.

Большим спросом в Австро-Венгрии пользовалась продукция российского птицеводства. Эта страна занимала второе место, после Германии, по вывозу из России живой птицы, главным образом, гусей, а также птичьего пуха и пера. Живых гусей было вывезено: в 1900 г. - 569 тыс. штук, в 1905 г. - 216 тыс. штук, в 1910 г. - 289 тыс. штук. Наряду с Германией и Великобританией, Австро-Венгрия являлась главным потребителем российских куриных яиц, причем австрийский рынок был полностью монополизирован российскими поставщиками. В 1901-1905 гг. Австро-Венгрия ввозила ежегодно в среднем 584 млн. штук яиц (23 % российского экспорта), в 1906-1910 гг. - 677 млн. штук (24

Наша страна поставляла в Австро-Венгрию различные полезные ископаемые - железную и марганцевую руду, нефтепродукты, фосфориты и др. Поставки железной руды с 1902 по 1912 г. выросли с 0,3 млн. до 2 млн. пудов (почти в 7 раз), вывоз марганцевой руды за тот же период увеличился с 0,6 млн. до 7 млн. пудов (в 11 раз). Среди стран-импортеров российской железной руды Австро-Венгрия занимала 4-е место, туда шло около 10 % от общего объема вывоза2. Также в Австро-Венгрию поставлялся российский лес, главным образом, необработанный - в 1900 г. его было вывезено 3,4 млн. пудов, в 1910 г. - уже 13,2 млн. пудов3.

В разряд готовых изделий, вывозимых из России в Австро-Венгрию в весьма небольшом количестве, входили различные металлические и деревянные изделия, одежда (в т. ч. шубы), книги и т. д. По свидетельству российского консула в Триесте, в 1907 г. в магазинах этого города можно было найти только три категории российских товаров - самовары, резиновые галоши и чай4.

Структура австро-венгерского экспорта в Россию была иной. Ведущие позиции в ней занимали готовые изделия, промышленное сырье и полуфабрикаты. Тенденции в развитии экспорта были таковы: доля готовых изделий оставалась в 1900-1913 гг. стабильной, составляя 44 %, доля же сырья и полуфабрикатов постепенно уменьшалась, сократившись за тот же период с 46 % до 43 %. На вывоз «жизненных припасов» приходилось 11-13 %, вывоза животных почти не было5. 1

Тыминский А. И. Продукты птицеводства во внешней торговле России. СПб., 1912. С. 6. 2

Обзор внешней торговли... за 1910 г. Ч. 1. С. 15; Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. 19, 22. 3

Австро-Венгрия. Вывоз и привоз... С. 52. 4

Щекин М. Русская торговля в Триесте. Донесение консула в Триесте // Сборник консульских донесений за 1908 г. Вып. II. СПб., 1909. С. 268. 5

Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. III.

Продукция австрийской промышленности, с переменным успехом конкурировавшая в Европе с продукцией ведущих западных стран, была сильно заинтересована в российском рынке сбыта. Не случайно наиболее активными сторонниками развития экономических связей с Россией, оказывавшими давление на собственное правительство в этом направлении, являлись австрийские и чешские промышленники. В 1900 г.

в Вене представителями ряда австрийских промышленных фирм было учреждено «Австро-русское торговое общество» для организации экспорта в нашу страну1. В то же время австрийские, и особенно венгерские, аграрии, наоборот, видели в российских экспортерах своих конкурентов и стояли за ограничение торговых связей с «восточным соседом»2.

В начале 1900-х гг. доля австро-венгерской продукции в общем объеме российского импорта металлов и металлических изделий достигала 24 %. Австро-Венгрия занимала 3-е место среди стран-экспортеров различных машин в Россию. Экспортировались главным образом сельскохозяйственные машины, на которые был колоссальный спрос (сеялки, молотилки, косилки, жатки и пр.). 25 % всех молотилок, ввезенных в нашу страну в начале 1900-х гг., были выпущены на австрийских и чешских заводах. В 1900 г. ввоз сельхозмашин из Австро-Венгрии составлял 138 тыс. пудов, в 1913 г. -532 тыс. пудов (рост - почти в 4 раза). Импорт прочих машин австро-венгерского производства за первое десятилетие ХХ в. вырос со 127 до 209 тыс. пудов, особенно увеличился ввоз паровых машин, электродвигателей и машин для обработки волокнистых веществ3. В Россию из Австро-Венгрии ввозились также различные транспортные средства: суда, вагоны, экипажи, автомобили, велосипеды.

По объёмам поставок электрических машин, двигателей и оборудования в Россию Австро-Венгрия в начале ХХ в. занимала 3-е место после Германии и Великобритании. Их ввоз из этой страны с 1903 г. по 1913 г. вырос в 4 раза - с 3,2 до 13 тыс. пудов4. Электродвигатели будапештского завода А. Ганца были установлены на ряде российских предприятий, а также на городской электростанции Петербурга. Оборудованием этой фирмы была оснащена одна из первых российских гидроэлектростанций - Гиндукушская, построенная в 1908 г.5 1

АВПРИ. Ф. 155. Второй департамент. Оп. 407. Д. 31. Л. 20-21. 2

Die Habsburgermonarchie 1848-1918. Bd. VI/1. Wien., 1989. S. 588. 3

Обзор внешней торговли России... за 1900 г. С. 27, 44; Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. 49--51. 4

Обзор внешней торговли России. за 1913 г. Ч. 1. С. 48. 5

АВПРИ. Ф. 217. Генеральное консульство в Будапеште. Оп. 1015. Д. 49. Л. 122.

Огромным спросом у российских крестьян пользовались различные сельскохозяйственные орудия (косы, серпы, ножницы для стрижки овец и пр.), произведенные на австрийских заводах, поскольку собственных сельхозорудий выпускалось мало и они были худшего качества. В начале ХХ в. 90 % ввозимых в Россию кос и серпов доставлялось из Австро-Венгрии. Их ввоз составлял: в 1900 г. - 181 тыс. пудов, в 1913 г. - 242 тыс.

пудов1. Примечательно, что австрийские косы и серпы российские крестьяне могли заказывать по почте, причем доставка их осуществлялась за счет производителей2. В то же время для австрийской металлообрабатывающей промышленности российский рынок имел исключительное значение - туда поставлялось до 75 % произведенных ею кос и серпов. Интересно, что вопрос о таможенных пошлинах на эти изделия специально обсуждался в феврале 1906 г. на заседании австрийского рейхсрата, посвященном ратификации торгового договора с Россией3.

В значительных масштабах из Дунайской монархии ввозились и другие металлические изделия (различные инструменты, изделия из жести и меди, проволока и т. д.). Здесь Австро-Венгрия занимала в начале ХХ в. 2-е место, уступая лишь Германии4. 1

Обзор внешней торговли России... за 1900 г. С. 43; Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. 47. 2

АВПРИ. Ф. 223. Генеральное консульство в Вене. Оп. 615. Д. 207. Л. 22. 3

АВПРИ. Ф. 155. Второй департамент. Оп. 408. Д. 1. Л. 490 об. 4

Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. 47. 5

РГИА. Ф. 23. Оп. 28. Д. 1979. Л. 22-23. 6

АВПРИ. Ф. 155. Второй департамент. Оп. 407. Д. 978. Л. 1. 7

РГИА. Ф. 40. Оп. 2. Д. 122. Л. 49-50. 8

Сальвиати А. Г. Внешняя торговля и судовое движение порта Фиуме в 1911 г. Донесение императорского российского консула в Фиуме // Донесения императорских российских консульских представителей за границей по торгово-промышленным вопросам. Вып. 26. СПб., 1912. С. 50.

Несмотря на натянутые политические отношения между двумя странами, Австро-Венгрия активно поставляла России различное вооружение и военные материалы: оружейную сталь, орудийные стволы и снаряды, морские мины, огнестрельное оружие и пр. Австрийское акционерное общество «Фабрика патронов и пистонов бывшие Селлие и Белло» еще в 1888 г. построило в Риге патронный и пистонный завод, остававшийся в его руках вплоть до Первой мировой войны5. Знаменитый концерн «Шкода» в начале 1900-х гг. поставлял броневые листы для постройки российских броненосцев6. В 1906 г. в Австрии были закуплена партия станков для производства артиллерийских снарядов7. Поставки военных материалов в Россию продолжались даже в предвоенные годы. Так, в 1911 г. из арсенала венгерского порта Фиуме в нашу страну была отправлена большая партия морских мин8. В 1910-1912 гг. австрийская фирма «Братья Белер» поставила российским военному и морским ведомствам большую партию оружейной стали, а также 500 тыс. снарядов для трехдюймовых пушек. Правда, качество этой продукции вызвало нарекания, что стало поводом для сенаторской ревизии1.

Россия активно вывозила из Австро-Венгрии продукцию металлургической промышленности. До конца XIX в. ввозились в основном чугун и железо, а затем - сталь. Импорт австрийской стали с 1900 по 1908 г. увеличился в 10 раз - с 84 до 879 тыс. пудов. В то время австрийские металлы и металлические изделия составляли в общем объёме российского импорта этих товаров около 25 %2. В 1898 г. крупнейшая австрийская металлургическая компания «Сталелитейный завод Польдигютте» открыла в России свои торговые представительства, накануне войны они действовали в Петербурге, Москве, Варшаве, Риге и Баку3.

В начале ХХ в. Австро-Венгрия занимала 4-е место в списке стран, экспортирующих в нашу страну продукцию химической промышленности. В 1913 г. в нашу страну было ввезено 207 тыс. пудов суперфосфатов, 164 тыс. пудов дубильных веществ, 106 тыс. пудов красящих веществ и 330 тыс. пудов прочих химических материалов4.

В значительных масштабах Габсбургская монархия поставляла России каменный уголь и кокс. Ввоз австрийского каменного угля с 1900 по 1913 г. вырос с 2,3 до 5,6 млн. пудов, ввоз австрийского кокса - с 13,3 млн. пудов до 20,7 млн. пудов. В начале ХХ в. Австро-Венгрия занимала 3-е место среди экспортеров угля в Россию (после Великобритании и Германии) и боролась с Германией за 1-е место в поставках кокса5. Австро-венгерские компании также ввозили в нашу страну различные стройматериалы (цемент, гипс, известь и пр.). Перед Первой мировой войной их поставлялось ежегодно 1,4-1,6 млн. пудов6. 1

РГИА. Ф. 935. Оп. 1. Д. 209. Л. 3--5. 2

Обзор внешней торговли России... за 1908 г. СПб., 1910. С. 53. 3

РГИА. Ф. 23. Оп. 24. Д. 485. Л. 292. 4

Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. 39, 43-44. 5

Обзор внешней торговли России... за 1910 г. Ч. 1. С. 29; Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. 42. 6

Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. 41. 7

Обзор внешней торговли России... за 1910 г. Ч. 1. С. 28.

Заметное место в австро-венгерском экспорте в Россию занимали также лесоматериалы и изделия из дерева. Поставки из Буковины и Галиции направлялись в юго-западные степные районы России или же вывозились через Одессу в третьи страны. В 1900 г. данного товара было ввезено 9,1 млн. пудов (на 2,5 млн. руб.), в 1905 г. - 12 млн. пудов, в 1910 г. -5,7 млн. пудов.7 Сокращение импорта в конце 1900-х гг. объясняется резким повышением в период Боснийского кризиса ввозных пошлин на лес, о чем уже говорилось выше.

Российский рынок имел серьезное значение для сбыта изделий австрийской текстильной промышленности. Наибольшим спросом при этом пользовались модные хлопчатобумажные, шерстяные и шелковые ткани и изделия из них. В 1900 г. австрийских шерстяных изделий было ввезено на 0,2 млн. руб., в 1913 г. - на 0,5 млн. руб. В начале ХХ в. доля Австро-Венгрии в российском импорте «волокнистых веществ и изделий» достигала 21 %. В больших масштабах ввозилось сырье для текстильной промышленности - хлопчатобумажная и шерстяная пряжа, шёлк и т. п.1.

Большим спросом пользовалось и «готовое платье», особенно дамские наряды из Вены - одного из центров мировой моды. Австро-Венгрия занимала 2-е место, после Германии, среди стран, ввозивших в Россию товары культурного назначения - книги, картины, ноты, музыкальные инструменты и т. д.2.

Австро-Венгрия на рубеже веков занимала 2-е место по ввозу в Россию глиняных, гончарных, фаянсовых и фарфоровых изделий, соперничая с Великобританией. Кроме того, австрийские и венгерские фирмы активно торговали предметами роскоши. Высоко ценились, например, изделия австрийских мебельщиков и богемских стекольщиков, австрийская парфюмерия и косметика, ювелирные изделия и пр. На рубеже XIX-ХХ вв. крупнейшие венские фирмы по производству мебели («Братья Тонет» и «Акционерное общество фабрики венской мебели Якова и Иосифа Кон») открыли в крупных российских городах свои мебельные магазины, а также построили мебельные фабрики в Новорадоме (Королевство Польское)3. 1

Обзор внешней торговли России... за 1913 г. Ч. 1. С. 53-54. 2

Обзор внешней торговли России... за 1900 г. С. 52-53. 3

Указатель действующих в империи акционерных предприятий и торговых домов. СПб. 1905. Т. I. С. 146; Т. II. С. 563. 4

Обзор внешней торговли... за 1913 г. Ч. 1. С. 35-37.

В поставках продовольственных товаров из Австро-Венгрии были представлены знаменитые венгерские вина, минеральная вода, фрукты и т. н. колониальные товары, при ввозе которых австро-венгерские торговые фирмы играли посредническую роль и хорошо наживались при этом. В 1913 г. ими было ввезено 285 тыс. пудов апельсинов, 156 тыс. пудов лимонов, 80 тыс. пудов риса, 36 тыс. пудов кофе в зернах, 5,6 тыс. пудов пряностей4. По ввозу вина в Россию Австро-Венгрия занимала третье место, уступая Франции и Германии, однако размеры ее экспорта сокращались из-за иностранной конкуренции. В 1900 г. венгерских вин было ввезено 36 тыс. пудов (на 0,59 млн. руб.), в 1910 г. - 21 тыс. пудов (на 0,46 млн. руб.)1.

В организации двусторонней торговли ведущая роль принадлежала австро-венгерским фирмам. Они контролировали не только австро-венгерский экспорт в нашу страну, но и российский импорт. Российские дипломаты в этой связи констатировали, что «во внешней торговле России с Австро-Венгрией главную роль играют иностранцы... деятельность же русских торговцев почти исключительно пассивна»2. Впрочем, такая же ситуация была характерна для торговли России с другими европейскими странами.

Торговые фирмы Дунайской монархии имели в России целую сеть своих агентов, которые скупали российскую продукцию «по ценам производителей» и занимались оптовой и розничной продажей австрийских и венгерских товаров. Накануне Первой мировой войны в Москве находились конторы 38 австро-венгерских торговых домов, посреднических и агентских фирм, а также 18 магазинов, принадлежавших подданным Франца-Иосифа3. Среди членов австро-венгерского вспомогательного общества в Ростове-на-Дону в 1911 г. насчитывалось 7 владельцев торговых фирм, 11 представителей иностранных торговых фирм, 6 коммерсантов и 27 коммерческих служащих. Они проживали в Ростове-на-Дону, Таганроге, Новороссийске, Екатеринодаре, Мариуполе, Бердянске, Ейске, Армавире, Георгиевске и других городах региона4. Австро-венгерские подданные вели в это время торговлю даже в российской глубинке, например, в некоторых селах и станицах Ставропольской губернии и Кубанской области5. 1

Обзор внешней торговли России... за 1900 г. Табл. VIII; Обзор внешней торговли России... за 1913 г. С. 39. 2

АВПРИ. Ф. 155. Второй департамент. Оп. 408. Д. 1352. Л. 17 об. 3

См.: Германские и австрийские фирмы в Москве на 1914 г. М., 1914. 4

Отчет австро-венгерского вспомогательного общества в Ростове-на-Дону за 1911 г. Александровск, 1911. С. 18-26. 5

Государственный архив Ставропольского края. Ф. 101. Оп. 3. Д. 185. Л. 116-117. 6

К вопросу о внешней торговле России во время войны. Пг., 1916. С. 61.

Только начало Первой мировой войны привело к разрыву взаимовыгодных экономических связей между двумя государствами, которые до этого никогда не воевали друг с другом. Однако даже в 1915 г. Россия ввезла через нейтральные страны австро-венгерских товаров на 1,4 млн. руб.6. Это еще раз свидетельствует о прочности долговременных экономических связей нашей страны с Габсбургской монархией.

Таким образом, торгово-экономическое сотрудничество России и Австро-Венгрии играло важную роль для обеих стран. Оно, безусловно, являлось взаимовыгодным. Габсбургская монархия была одним из главных рынков сбыта для продукции отечественного сельского хозяйства. Австро-Венгрия получала из России необходимые ей продовольствие и сырье и сбывала туда продукцию своей промышленности. Развитие двухсторонней торговли способствовало экономическому прогрессу и росту национального богатства обеих стран. Политические разногласия двух держав оказывали негативное воздействие на ход экономического сотрудничества. Но в целом они не играли определяющей роли, главным оставался экономический интерес. Торгово-экономические отношения России и Австро-Венгрии дают нам позитивный пример сотрудничества государств, разделенных политическими разногласиями.

Матвеев О. В.

Кубанский государственный университет

Политические настроения чехов Черноморской губернии в годы Первой мировой войны 1

Тверетинов И. А. Социально-экономическое развитие Сочинского округа во второй половине XIX - начале XX вв. Сочи, 2000. С. 34. 2

Домашек Е. В. История чешских поселений Черноморского побережья Северного Кавказа (вторая половина XIX в. - 1914 г.): автореф. дисс.... канд. ист. наук. Краснодар, 2007. С. 28.

В начале ХХ столетия в Черноморской губернии сложилось уникальное этнокультурное пространство. Русские и греки, армяне и украинцы, грузины и шапсуги, эстонцы и чехи осваивали и благоустраивали «Русскую Ривьеру», взаимодополняли друг друга в соцветии культур Черноморского побережья. Лишь нерешённость земельного вопроса1, а также влияние внешнеполитических обстоятельств накладывали порою тень на климат межнационального согласия. Среди последних огромное значение имела начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война. Поскольку среди населения губернии имелись подданные государств, с которыми Россия вела войну (Германия, Австро-Венгрия, Турция, Болгария), это не могло не сказаться на судьбах многих семей самым драматичным образом. Не миновала участь сия и чешское население края, которое во второй половине XIX - начале XX в. внесло существенный вклад в развитие Черноморского побережья2.

Согласно обзору Черноморского губернатора за 1914 г. в губернии проживало 2259 чехов (1157 мужчин и 1102 женщины)1. Если чешские крестьяне в своём большинстве к началу Первой мировой войны уже давно перешли в российское подданство, то чехи «новой волны» оставались преимущественно австрийскими гражданами, хотя и жили в России годами2. В обзоре Черноморского губернатора за 1914 г. среди «постоянно проживающих» зафиксировано чехов: в Новороссийске - 131 (по вероисповеданию католики), в Туапсе - 4 (католики), в деревнях: Адербиевке - 40 (католики), Борисовке -21 (католики), Глебовке - 206 (195 католиков и 11 православных), Владими-ровке - 163 (католики), Васильевке - 18 (католики), Кирилловке - 314 (католики), Мефодиевке - 284 (16 православных и 168 католиков), Павловке -144 (католики), Тешебс - 122 (10 православных, 112 католиков), Текос - 62 (католики), Анастасиевке - 218 (198 католиков и 20 православных), Чилипсы -10 (православные)3. В числе «временно проживающих» в губернии чехов зафиксировано: в Новороссийске - 49, Туапсе - 79. Сочи - 14, Глебовке - 27, на культурных участках в долине р. Цемес - 29, общества Черноморского цементного производства в Новороссийске - 16, цементного завода Франко-русской компании в селении Геленджик - 2, цементного завода «Цепь» - 2, в Текосе - 14, Вельяминовке - 22, Анастасиевке - 12, в Гагринском районе - 9, все католики4. В 1914 г. в Черноморской губернии проживало 210 австрийс-ко-подданных5, в том числе славяне: чехи, хорваты, сербы, поляки. 1

Архив города Новороссийска (АГН). Ф. 74. Оп. 1. Д. 15. Л. 3 об. 2

Пукиш В. С. Штрихи к портрету чешской колонии Екатеринодара и Новороссийска в начале I мировой войны (глазами полковника Йозефа Швеца) // Вопросы южнороссийской истории. Вып. 14 / под ред. С. Н. Ктиторова. М.; Армавир, 2008. С. 87. 3

Архив г.Новороссийска. Ф. 74. Оп. 1. Д. 15. Л. 36-38. 4

Там же. Л. 40-48. 5

Там же. Л. 4. 6

Бридня О. П. Вклад Я. Ф. Гейдука в развитие сельского хозяйства на Черноморском побережье // Фёдор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа в исторической ретроспективе: сборник материалов VII научно-практической конференции (г. Краснодар, 21 декабря 2007 г.). Краснодар, 2007. С. 122-124.

К началу войны чешское крестьянство губернии, давно имевшее российское подданство, мало интересовалось политической ситуацией в империи Габсбургов. Многие мужчины из сёл Владимировка, Глебовка, Ки-рилловка, Мефодиевка, Варваровка, Павловка и др. подлежали мобилизации в русскую армию. Политическую активность проявляла лишь небольшая группа чешской интеллигенции Новороссийска, которую возглавлял известный агроном Ярослав Фёдорович Гейдук (1862-1918), внёсший значительный вклад в развитие виноградарства на Черноморском побережье6. Эти чехи воспринимали тогда войну как бой славянства с немецкой угрозой. «Чехи! События, которые катятся неудержимо на Европу, доказывают, что всё сводится к огромному бою двух рас: славянской и германской, -говорилось в одном из воззваний. - Чехи в XV и XVII столетиях сознательно пожертвовали всё за свободу, мы, в свою очередь, их потомки, своё имущество и последнюю каплю крови дадим за победу славян. Чехи, будьте послушны голосу своей крови»1.

После принятия Николаем II делегации чехов императором была одобрена идея о создании чешских добровольческих подразделений в русской армии. 7 августа 1914 г. военный министр издал приказ о формировании Чешской дружины в Киеве, куда устремились добровольцы. Чехи, имевшие австрийское подданство, отказывались от него и готовы были «стать в ряды русского народа и с честью умереть в борьбе за правое дело». Запись в число дружинников в Новороссийске вёл Я. Ф. Гейдук, веривший, что «священный огонь этих новых гарибальдийцев» поймёт и благословит русское общество. «Кавказские чехи! - говорилось в его обращении. -Сплотимся, составим кавказскую сотню... Нас призывает терзаемая врагами наша Родина. Уполномоченный по созыву чехов-дружинников Ярослав Гейдук»2. Й. Швец описывал в своём «Дневнике» Гейдука как «по-стариковски ребяческого», не совсем серьёзного человека, хотя и преисполненного энтузиазма3. Тогда же было опубликовано положение о Чешской дружине, куда принимались чехи без различия подданства. 1

Цит. по: Тарасов Б. «Мы чехи! Убейте нас, если можете». Чехословаки в русской армии в годы Первой мировой // Родина. 2008. № 8. С. 67. 2

Цит. по: Бардадым В.П. Ратная доблесть кубанцев. Краснодар, 1993. С. 119. 3

Пукиш В. С. Указ. соч. С. 89. 4

Губернии Российской империи. История и руководители. 1708-1917. М., 2003. С. 468.

Однако эти настроения были омрачены арестами, которые были произведены на волне ура-патриотического подъёма в губернии. Среди арестованных германско- и австрийско-подданных оказались и чехи. В то время Черноморским вице-губернатором служил действительный статский советник А. И. Ридель4. Аресты, а также высокомерное отношение А. И. Риделя к чешским добровольцам связывались чехами с немецким происхождением вице-губернатора. Помощник начальника Кубанского областного жандармского управления по Черноморской губернии докладывал Черноморскому губернатору: «Местным чехам известно, что аресты некоторых чехов в начале войны были произведены по распоряжению Черноморского вице-губернатора Риделя, которого они до сих пор считают по национальности немцем. Озлобление чехов против Риделя особенно проявилось после известного приёма последним Ярослава Гейдука, при котором Ридель будто бы очень пренебрежительно высказался о чехах и отказал в разрешении им организоваться для пополнения Чешской дружины. Чешский народ, говорил тогда Ярослав Гейдук, так много перенёсший горя от немцев у себя в Чехии, от них спасения не находит и в России»1.

Несмотря на поддержку чешских добровольцев генерал-губернатором Кубанской области и Черноморской губернии М. П. Бабычем, настороженное отношение черноморских властей к чехам сказалось на том, что с Гейдуком уехали на войну только 6 добровольцев Чешской дружины. «Остальные же местные чехи, - сообщалось в докладе губернатору, - остались в уверенности, что Россией правят немцы, что воевать за Россию нет никакого расчёта, т.к. немцы всё равно погубят Россию»2. Ярослав Гейдук, как самый пожилой воин, стал знаменосцем Чешской дружины. В «Дневнике» чешского добровольца Йозефа Швеца упоминается, что до Киева добрался Еник Манек из Новороссийска3. Новороссийский «Черноморский альманах» в декабре 1914 г. сообщал: на театре военных действий находятся в составе Чешской дружины агроном Я. Ф. Гейдук и преподаватель Новороссийской гимназии Я. Янок, «члены Новороссийского общества «Сокол» Л. Резник и Гр. Головань убиты, Иосиф Шкляр тяжело ранен»4. 1

Государственный архив Краснодарского края (далее ГАКК). Ф. 584. Оп. 1. Д. 403. Л. 77. 2

Там же. Л. 77-77 об. 3

Пукиш В.С. Указ. соч. С. 89. 4

Там же. С. 90. 5

ГАКК. Ф. 584. Оп. 1. Д. 403. Л. 77.

Говоря об антинемецких настроениях среди чешского населения губернии, жандармский офицер в своём донесении отмечал, что «чехи поселяне (крестьяне. - О. М.) поговорили на эту тему, да и перестали»5. Среди чехов-рабочих ситуация складывалась несколько иначе. Помощник начальника Кубанского областного жандармского управления по Черноморской губернии писал 13 марта 1915 г. начальнику Новороссийского отдела Ростовского жандармского управления железных дорог: «Из препровождённого ко мне г. Черноморским губернатором анонимного заявления усматривается, что на территории станции Новороссийск в железнодорожных мастерских Депо работают чехи из окрестных поселений. Среди них ещё в начале военных действий происходили разговоры, порицающие военные действия русских войск и восхваляющие успехи враждебных армий, причём высказывалось, что в случае появления турок на побережье все чехи будут помогать им с целью уничтожения русских, неспособных к какой-либо культурной самостоятельной жизни, почему во всех слоях общества, среди администрации и при Высочайшем дворе управляют русскими немцы и подданные других иностранных держав. Особенно чутко и враждебно отзываются чехи при всяких военных неудачах русских и по домам их в то время устраиваются молебствия. Приверженностью к враждебным нам державам отличаются железнодорожные чехи братья Калоур, Сулих, Гусар, Гедлиг и другие»1.

Но глава местной железнодорожной жандармерии скептически отнесся к анонимному заявлению. 18 марта 1915 г. он сообщил:: «На отношение Ваше от 13-го сего марта за № 1011 уведомляю, что Вадрих Петров Гусар уволен от службы мастерских 2-го апреля 1913 года, Сулих и Гей-длих на службе в мастерских, депо и станции Новороссийск не имеется. При проверке мною негласным путём служащие, мастеровые и рабочие мастерских и депо чехи Пётр Степанов Каллаур, чернорабочий, Вяцлав Викентьев Марек, подручный слесарь, Вячеслав Иосифов Новотный, слесарь, Франц Вацлавов Кубеги, слесарь, Ян Францев Краль, подручный слесарь, Франц Францев Лузум, сверлильщик, Вячеслав Вацлавов Краль, болторезчик, Франц Францев Шмелинский, кузнец. Иван Францев Кабер-да. подручный слесарь, Иосиф Иванов Матек, кузнец, Рудольф Францев Лузум, молотобоец и другие относятся к войне сочувственно, а равно не было замечено среди них каких-либо разговоров, порицающих действия русских и восхваляющих успех враждебных нам армий»2. 1

Там же. Л. 76-76 об. 2

Там же. Л. 75. 3

Там же. Л. 77 об.

Однако в докладе Черноморскому губернатору помощник начальника Кубанского областного жандармского управления по Черноморской губернии отметил: «Чехи-рабочие, распропагандированные социал-демократами, стали внушать другим рабочим, что русский царь - немец, что фамилия его не Романов, а Гатторн, что Государыня - немка и вся придворная знать, начиная с министра двора барона Фредерикса - немцы, что они Россию до добра не доведут. При этом внушалась мысль о необходимости свержения царствующей немецкой династии и о замене монархии республикой. Агитация эта, возникшая среди поденных рабочих вагонных мастерских и на цементных заводах со стороны русских рабочих не встретила сочувствия»3.

По сведениям, полученным от машиниста Ивана Узумова, «левые чехи» смеялись над русскими рабочими, говорили, что «русские - дураки, рабская нация, сами не знают, кому покоряться и под чьей властью живут». Один из чехов якобы заявил: «Лучше быть под властью Турции, чем онемеченной России»1. В докладе губернатору указывалось, что в подобных разговорах первую скрипку играл участник Новороссийского социал-демократического кружка некто Годлач.

В местной газете «Новороссийский телеграф» в начале 1915 г. появилась статья о подобного рода настроениях среди части чешских рабочих. Но появление этого материала вызвало протест со стороны большинства чешской диаспоры губернии. «На другой день после напечатания этой статьи, - докладывал жандармский подполковник губернатору, - в редакцию «Новороссийского телеграфа» стали являться чехи-поселяне, интеллигенты и рабочие. Все они подтверждали о существовании в Новороссийске группы «негодных чехов», идущих против России. Чех Фердинанд Цырц со слезами на глазах просил назвать ему этих чехов; он и другие подойдут и разорвут их на части. Среди чехов поднялось негодование против отщепенцев и появилось предположение, что отщепенцы были виновниками неблагополучного отношения местной администрации к чехам и причиною их арестов. Среди чехов вспыхнул патриотизм славян: чтобы доказать свою преданность России. Они стали вносить пожертвования на нужды войны»2.

Жандармский офицер с оптимизмом заключал: «Противоправительственное чешское движение в Новороссийске почти улеглось; во всяком случае не представляет из себя ничего опасного. Чехи-бунтари теперь не осмелятся подать голос: иначе им угрожает самосуд со стороны огромного большинства состоятельных чехов»3. 1

Там же. 2

Там же. Л. 78-78 об. 3

Там же. Л. 78 об. 4

ГАКК. Ф. Р-1547. Оп. 1. Д. 31. Л. 62.

По закону 2 февраля 1915 г. ликвидировалось землевладение подданных Австро-Венгрии и Германии по побережью Черного моря в 100-вёрстной полосе. Правда, в законе была оговорка, что ограничениям не подлежат некоторые категории выходцев из Австро-Венгрии и Германии: православные, славяне, родственники, вдовы боевых офицеров, добровольцев, иных воинских чинов, получивших знаки отличия или погибших в боях»4. Однако в условиях войны принадлежность к австрийскому подданству автоматически делала его обладателя объектом наблюдения со стороны жандармских чинов. В документах помощника Кубанского областного жандармского управления по Черноморской губернии среди попавших под надзор полиции в мае 1915 г. упоминается служащий Франко-русской компании портлендского цемента в Геленджике «Иван Стейскал, бухгалтер, австрийскоподданный чех»1.

Жандармские чины и их секретные сотрудники большое внимание уделяли тому, о чём говорят чехи, как ведут себя. Так, в декабре 1915 г. в Департамент полиции было направлено донесение о том, что «в марте сего года в Сочинском округе Черноморской губернии проживающий там австрийскоподданный чех Иосиф Иосифов Климпель позволил себе произнести по отношению особы Государя императора оскорбительные выражения»2. Доброшенный после предъявления показаний свидетелей Климпель вынужден был подтвердить: «В с. Адлер в начале марта месяца сего года поздно вечером, когда ко мне пришли служащие просить брезента, то я выругал русских, а затем и Государя императора сукиными сынами и сказал, что всех вас нужно бить палкой»3. Казалось бы, обычная бытовая сцена, но в условиях существующего законодательства об оскорблении «Священной особы Государя» она помимо этого усугублялась обстоятельствами военного времени, была чревата тяжёлыми последствиями для Иосифа Климпеля. За ним был установлен «особый надзор полиции по месту жительства пос. Сочи, дача Харитоненко»4. Из этого дела до нас дошли скупые подробности биографии поднадзорного. Иосиф Иосифович Климпель родился 12 декабря 1874 г. в Австрии, гор. Пардубица, королевство Чехия, римско-католического вероисповедания, австрийскоподданный, чех. В 1890 г. окончил курс в училище садоводства. Служил садоводом на даче Харитоненко вблизи посада Сочи5. 1

ГАКК. Ф. Р-1547. Оп. 1. Д. 31. Л. 62. 2

ГАКК. Ф. 583. Оп. 1. Д. 1043. Л. 3. 3

Там же. Л. 5. 4

Там же. Л. 15 об. 5

Там же. Л. 15 об.

Появлялись на территории Черноморской губернии в годы войны чехи-военнослужащие Австрийской армии, попавшие в плен или добровольно перешедшие линию фронта. Некоторые из них стремились попасть на Черноморское побережье, прослышав о том, что там имеются чешские поселения. Так, 4 октября 1916 г. на посту Бугаз у станицы Таманской были задержаны два австрийских солдата без документов. Задержанные были допрошены. Один назвался «солдатом Австрийской армии в 1-м Драгунском конном полку капралом Иосифом Бечиславовым Бенеш, 36 лет, по-происхождению из чехов». Он бежал сначала в Румынию, но поскольку Румыния вскоре объявила войну Австро-Венгрии, то все австрийскоподданные должны были стать военнопленными. Узнав, что в России формируется Чешская дружина, Бенеш перешёл русскую границу, «желая поступить добровольцем». Но «так как несколько лет назад я проживал в России возле города Новороссийска в деревне Мефодиевка, - показывал Бенеш, - то первоначально предполагал пробраться туда к знакомым повидаться»1. Второй солдат, унтер-офицер Франц Францевич Новотный, показал, что «шёл вместе с товарищем Бене-шем в гор. Новороссийск, где имеются чешские селения и думали там немного переждать, а затем записаться в Чешскую вольную дружину, имеющуюся в гор. Киеве, которой у нас имеется и адрес»2.

Хотя сведения о жительстве Бенеша до войны в Черноморской губернии жандармские власти подтвердить не смогли3, военнопленные чехи Иосиф Бенеш и Франц Новотный были отправлены в распоряжение командира 2-го Чешско-словацкого стрелкового полка, с удовлетворением их «провиантским и другими довольствиями по положению»4.

Февральская революция способствовала более глубокому осознанию чехами Кубанской области и Черноморской губернии своей национальной идентичности, что вылилось в создание различных национальных организаций5. В воззвании к чехам и словакам, подписанном В. К. Гусни-ком и опубликованном в газете «Листок войны», говорилось, что «недавно образованное чешско-словацкое общество призывает всех чехов и словаков, живущих в Кубанской области и Черноморской губернии, вступать в члены чешско-словацкого общества». Отмечалась «важность настоящего момента»: «Или сегодня - или никогда. Или настоящая война наконец освободит нас от рабства, или погибнет наш народ, оставив кровавые следы последней борьбы за Правду и Свободу. Да здравствует свободный русский народ! Да здравствует свободная и независимая Чехия!»6. 1

ГАКК. Ф. 454. Оп. 1. Д. 5854. Л. 132. 2

Там же. Л. 132 об. 3

Там же. Л. 142-143. 4

Там же. Л. 145. 5

Леусян О. А. Февральская революция и активизация национального движения на Северо-Западном Кавказе // Фёдор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа: история и современность: материалы XVIII научно-практической конференции (г. Краснодар, 28 февраля 2008 г.) / под ред. С. Н. Якаева. Краснодар, 2008. С. 152. 6

Листок войны. 1917. № 942. 15 апреля.

21-22 мая 1917 г. в Екатеринодаре состоялся съезд делегатов чешско-словацких обществ Северного Кавказа. В числе вопросов, которые реша-

лись на съезде, была «скорейшая организация моральной и национальной поддержки в виде открытия чешских школ и широкого распространения чешской литературы между поселенцами Черноморского побережья»1.

Первая мировая война, таким образом, вызвала подъём национального самосознания чехов Черноморской губернии. Постепенно патриотический подъём сменялся нарастающим недовольством ошибками политики правительства, которое теряло тогда доверие всех слоёв населения. Война нанесла серьёзный ущерб не только экономическому положению населения, но и, обнажив социальные противоречия в губернии, нарушила сложившиеся межэтнические связи. И хотя жандармские власти старались учитывать сложившуюся за десятилетия на побережье этнокультурную ситуацию, принцип «благонадёжности» плохо работал на взаимное доверие. В то же время в источниках обычно фиксировались настроения ничтожно малой части чешского населения, увлечённой национальной идеей. За пределами их внимания зачастую лежал мир чешских сёл губернии, разделяющих вместе с русским и другими народами края тяготы и лишения войны. Изучение этого мира «безмолвствующего большинства», его представлений и повседневных практики - дело будущих исследований.

Гущин А. В.

Российский государственный гуманитарный университет

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Международные отношения: история и современные аспектыВып. II. - М.; Ставрополь: Изд-во СГУ. - 354 с.. 2011

Еще по теме Эволюция торгово-экономических отношений между Россией и Габсбургской монархией в условиях мировых кризисов начала ХХ в.:

  1. Структурный экономический кризис 1970-х - начала 1980-х гг.
  2. Влияние мирового экономического кризиса
  3. Мировой экономический кризис и его влияние на политическую карту мира
  4. 5.1. Мировой экономический кризис и проблема репараций и межсоюзнических долгов.
  5. Внешняя политика России в условиях мирового кризиса 2008-2009 гг.
  6. РАЗДЕЛ 1. МИРОВЫЕ КРИЗИСЫ И КОНФЛИКТЫ В ИСТОРИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ
  7. Шкрум Дмитрий Васильевич. Технологии политического управления в условиях системных экономических кризисов. Диссертация, СПбГУ., 2014
  8. 1. Торгово-экономические отношения Советского Союза с капиталистическими странами
  9. 4. Планетарная дуэль между атлантистскими США и Россией-Евразией
  10. Характер экономических отношений между странами социалистического лагеря.
  11. И. Сне г ар о в К ИСТОРИИ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ МЕЖДУ БОЛГАРИЕЙ И РОССИЕЙ в конце XIV — начале XV в.
  12. Первая мировая война и кризис мировой социал-демократии
  13. Военно-политическое сотрудничество между Румынией и Россией в войне 1877—1878 гг. (По материалам русских и румынских газет) М. М. ЗАЛЫШКИН
  14. СТАТЬИ БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО Первьій договор между Украиной и Россией 21 марта 1654 г.
  15. 3. ОТНОШЕНИЯ С РОССИЕЙ
  16. ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС НАЧАЛА XX В.
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -