<<
>>

2.1 Экономические и геополитические факторы в энергетической безопасности Польши

Для оценки состояния энергетической безопасности государства, прежде всего, следует проанализировать ее экономическую составляющую, выражаемую в категории энергетического баланса страны, понимаемого как соотношение добываемых, ввозимых и вывозимых топливно-энергетических ресурсов, необходимых для стабильного функционирования экономической системы.

Польская экономика является одной из наиболее энергоемких в ЕС, а значит, отрасль обладает исключительно важным значением для национальной безопасности страны. Согласно последним данным Евростата на 2012 г.[96], на производство каждой тысячи евро ВВП в стране приходится 298,7 кг энергоносителей в нефтяном эквиваленте при среднем показателе по всем 28 странам союза в 143,2 кг. Впрочем, показатели Польши являются одними из передовых по сравнению с другими государствами бывшего социалистического блока: энергоемкость экономик соседних Чехии и Словакии составляет 355,4 кг и

329,3 кг соответственно, а у европейского рекордсмена Болгарии - 669,9 кг.

А. Завиша закономерно отмечает, что энергетическая политика государства основывается не столько на объективной ситуации в отрасли, сколько на ее оценке, а также на официальных прогнозах правительства, которые, впрочем, чаще всего ошибочны.[97]Иллюстративным в данном отношении является документ «Прогноз потребностей в топливе и энергии до 2030 года»[98], являющийся приложением к стратегической энергетической концепции Польши, «Энергетическая политика Польши до 2030 года», и выполненный консалтинговой компанией Agencja Rynku Energii S.A. по заказу Министерства экономики Польши в конце 2009 г. (см.

Приложение 1). Как указывается в документе, «прогноз опирается на наиболее актуальных макроэкономических, стратегических и ценовых предположениях, известных на начало 2008 г.» , а данные исследования не воспринимаются

правительством в качестве целевых показателей и выступают лишь в аналитических целях при принятии решений.

До утверждения новой стратегии, намеченного на 2014 г., именно данным документом руководствуются в принятии решений в области энергетической политики Польши. Оценки польских экспертов, указанные в «Прогнозе потребностей в топливе и энергии до 2030 года», приближенно соответствуют действительному порядку вещей, однако в целом характеризуются умеренным завышением ожидаемых результатов.

Топливно-энергетический баланс Польши весьма консервативен и по последней актуальной информации на 2012 г.[99] [100] на 51,5% состоит из каменного и бурого угля, 25,3% - нефти и нефтепродуктов, 13,8% - природного газа, 8,8% - возобновляемых источников, 0,6% страна получает в результате переработки отходов. Если в плане угля государство полностью самодостаточно, то в области нефти и природного газа Польша является нетто-импортером. Степень зависимости страны от импортных поставок нефти и нефтепродуктов составляет 94,7%, а природного газа - 73,8% при общем уровне зависимости от импорта топлива в 33,7%, нивелированном внешнеторговым профицитом угля.[101]

По предварительным данным Министерства экономики Польши на 2012 г.[102], импорт нефтепродуктов составил 24,6 млн. т., а природного газа - 11,6 млрд. куб. м. (см. Рисунок 1 и Рисунок 2). На долю России приходится 95,5% импорта нефти и 79,8% импорта природного газа в Польшу. Впрочем, учитывая тот факт, что поставки природного газа из Германии и Чехии являются фактическим реэкспортом российского газа, зависимость Польши от России в области импорта «голубого топлива» фактически превышает указанную цифру.

Рисунок 1.

Структура импорта нефти в Польшу в 2012 г.

Источник: Ocena sytuacji w handle zagranicznym w 2012 roku. S. 22.

Рисунок 2. Структура импорта природного газа в Польшу в 2012 г.

Источник: Ocena sytuacji w handle zagranicznym w 2012 roku. S. 22.

Ценообразование на нефть и природный газ строится по различным моделям. Так, если нефть в 2012 г. закупалась Польшей по рыночным ценам, составлявшим в среднем около 110 долл. за баррель марки Urals, то в том же году за тысячу куб. м природного газа страна платила порядка 550 долл. при средней экспортной цене в Европе в 431 долл.[103] Впрочем, подобная диспропорция ввиду внешнеэкономического монополизма ОАО «Г азпром» наблюдается в энергетическом диалоге России и с другими европейскими странами,

обладающими высокой зависимостью от российского экспортера. В сфере поставок нефти Россия проводит либеральную внешнеторговую политику на конкурентной основе допускает всех нефтепроизводителей к экспортной инфраструктуре ОАО «АК «Транснефть».

Основной объем поставляемого в Польшу природного газа реализуется по долгосрочным экспортным контрактам, основанным на гронингенской, или голландской, модели, суть которой с предельным упрощением сводится к принципам привязки цен к замещающим энергоносителям у конечного потребителя (в первую очередь, газойль и мазут, а опосредованно нефть), регулярного пересмотра цены в рамках контрактной формулы и взаимных обязательств покупателя и продавца (бери и/или плати и поставляй и/или плати).[104] Таким образом, стоимость газа на европейских рынках с известным временным лагом коррелирует с усредненной ценой на нефть, которая в свою очередь обуславливается как сугубо экономическим законом спроса и предложения, так и политическими факторами.

Л f и 1 U U U U U

Мировой финансовый кризис и последующий за ним европейский долговой кризис привели к замедлению темпов роста глобальной экономики, что спровоцировало падение спроса на сырье, в том числе и топливно-энергетическое. В соответствии с экономическими законами спроса и предложения этот фактор должен был привести к падению цены на «голубое топливо» в Европе. Действительно, стоимость природного газа на спотовых рынках ЕС снизилась, однако цены поставок по долгосрочным экспортным газовым контрактам не только не сократились, но и возросли, что объясняется привязкой к нефтяной корзине в рамках голландской модели ценообразования. Нефтяные рынки в свою очередь в последние годы испытывали давление со стороны международной политической конъюнктуры: ухудшения ожиданий в условиях нестабильности региона Ближнего Востока и нагнетания беспокойства вокруг ядерной программы Тегерана, вылившейся во введении эмбарго на закупки иранской нефти США и европейскими странами. Таким образом, на европейском рынке природного газа ввиду разнонаправленных макроэкономических и геополитических тенденций проявились признаки неэффективности, и европейские импортеры стали уделять повышенное внимание краткосрочным контрактам и биржевому сегменту торговли «голубым топливом».

В соответствии с данными прессы, цена импорта одной тысячи куб. м. природного газа из России для Польши составляла в 2010 г. 336, в 2011 г. - 420, а в 2012 - 550 долларов (см. Таблица 2). Впрочем, цена поставок природного газа в Польшу на 2013 г. составила приблизительно 460 долларов, что на сей раз явилось результатом политического торга Москвы с Варшавой, использовавшей мощный рычаг Европейской комиссии. [105] Более того, политическое руководство республики в дальнейшем неоднократно заявляло о стремлении использования всех доступных политических средств для дальнейшего снижения цен закупки природного газа у России.

Таблица 2. Объем и цена импорта нефти и природного газа в Польшу
Года Нефть Природный газ
тыс.
т.
ср. цена, долл. за баррель млн. куб. м. ср. цена, долл. за тыс. куб. м.
2009 20 098 61 9 435 388
2010 22 688 78 10 325 369
2011 23 792 101 11 174 419
2012 24 633 110 11 605 487
2013 н.д. 109 н.д. 460*

* ориентировочная цена покупки природного газа у России

Источник: Ocena sytuacji w handle zagranicznym w 2012 roku. S. 22.;

данные прессы; вычисления автора

С геополитической точки зрения изначальная модель поведения государства на международном рынке энергоресурсов обусловлена сугубо географическими и логистическими предпосылками: наличием сырья в недрах страны, прохождением путей транспортировки по ее территории или стабильным доступом к ним. В плане нефти и природного газа Польша является нетто-импортером, и, таким образом,

обладая существенной зависимостью от зарубежных поставок энергетического сырья, в концептуальном плане страна, безусловно, должна быть заинтересована в широкой диверсификации географии поставщиков, что обеспечивает надежность импорта и конкурентное ценообразование. Более того, обход территории Польши по дну Балтийского моря экспортным магистральным газопроводом «Северный поток», а также повторяющиеся случаи российско-украинских «газовых войн» в сознании польского истеблишмента подтверждают уязвимость страны и выступают дополнительным аргументов в пользу дальнейшей диверсификации импорта природного газа.

С другой же стороны, прохождение российского газопровода «Ямал-Европа» и северного ответвления нефтепровода «Дружба» по территории Польши позволяет отнести страну и к государствам-транзитерам, а значит, наделяет страну определенным влиянием на экспортеров и импортеров энергетического сырья. В связи с этим, вторым логичным аспектом внешней политики страны должно быть привлечение инвестиций в расширение магистральной трубопроводной инфраструктуры с целью увеличения транзитных сборов и усиления взаимозависимости сторон.

Впрочем, несмотря на наличие магистральных трубопроводов на территории страны, в плане природного газа Польша является в большей мере зависимой от поставок сырья с восточного направления, нежели в плане нефти. В действительности, распространенный тезис о том, что нефтяной рынок является глобальным, находит свое отражение и в случае Польши. Энергетический ресурс может закупаться на товарно-сырьевой бирже в Роттердаме и в дальнейшем поставляться польским потребителям посредством двух нефтяных терминалов гданьского порта общей пропускной способностью в 35 млн. т. в год при импортной потребности страны в 25 млн. т. в год (например, в 1992 г. импорт нефти в Польшу осуществлялся через Гданьск).[106] В то же самое время рынок природного газа на данном этапе развития является региональным, и пока Польша не обладает достаточной трансграничной и портовой инфраструктурой для замещения российского газа сырьем с альтернативных направлений.

На уровне хозяйствующих субъектов наиболее продуктивный и последовательный диалог также складывается именно в нефтяной отрасли, поскольку в технологическом плане нефтеперерабатывающие заводы, конечные потребители сырой нефти, обладают определенной зависимостью от марки сырья и не заинтересованы в смене направлений поставок. Так, польские потребители, основные перерабатывающие мощности которых были построены еще при Совете экономической взаимопомощи, закупают нефть именно марки Urals [107] , технологически легко заменяемой иранскими сортами нефти[108] [109], торговля которыми существенно ограничена в условиях экономических санкций. В случае же газовой отрасли подобная технологическая обусловленность отсутствует, а значит, в сфере нефтяного сотрудничества польская внешнеэкономическая политика является более консервативной и последовательной, нежели в сфере торговли природным газом.

Таким образом, к ключевым аспектам, влияющим на формулирование и проведение энергетической политики Польши, относятся высокая импортная зависимость от России в области поставок нефти и природного газа, а также несправедливое, по мнению государств-импортеров, ценообразование в долгосрочных газовых контрактах с Россией. В связи с этим польские эксперты на уровне внутренней политики обосновывают необходимость повышения энергоэффективности национальной экономики, дальнейшего развития угольной и возобновляемой энергетики, разработки мирной ядерной программы Польши, добычи природного газа, в том числе неконвенционального, на территории страны, сокращения эмиссий вредных веществ в атмосферу. В сфере внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Польши для содействия укреплению энергетической безопасности государства основными задачами являются получение зарубежных технологий и инвестиций для развития национальной энергетической системы, обеспечение возможности доступа к добыче сырья за границей, диверсификация импортных поставок энергоносителей, расширение трансграничной трубопроводной инфраструктуры, пересмотр условий ценообразования в контракте на импорт природного газа из России.

<< | >>
Источник: Емелин Константин Николаевич. ОСОБЕННОСТИ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ ПОЛЬШИ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. 2014

Еще по теме 2.1 Экономические и геополитические факторы в энергетической безопасности Польши:

  1. ЕВРАЗИЙСКАЯ ИДЕЯ (БАЗОВЫЕ ТЕЗИСЫ)
  2. Зыбучие пески гегемонии
  3. Глава 7 Долгосрочное прогнозирование новых вызовов и угроз - основа военной, экономической и информационно-психологической безопасности России и мирового сообщества
  4. Хронологическая таблица
  5. § 3. Международные конфликты и международная безопасность
  6. ЦВЕ между Россией, США и Евросоюзом
  7. Современные проблемы и возможности экономического сотрудничества
  8. 10.3. Геополитическая ориентация Беларуси
  9. Введение
  10. Понятие экономической и энергетической безопасности в научном и политическом дискурсе
  11. 2.1 Экономические и геополитические факторы в энергетической безопасности Польши
  12. Выводы по второй главе
  13. Литература
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -